Страхъ передъ непрошеннымъ гостемъ — Даніилъ Сысакъ, Fear upon the Appearance of Uninvited Guests — Daniel Sisak
День кончился. Сумракъ ночи
Вкрылъ, обнялъ весь міръ кругомъ,
Тишина... Лишь вѣтерочекъ
Закружился подъ окномъ.

Тай и въ хатѣ нашей тихо,
Лишь вотъ мы съ женой сидимъ
И другъ другу притулившись
Въ телевизію глядимъ.

Щобъ вотъ мысли разогнати
И не думать намъ объ томъ,
Якъ дѣла стоять тамъ наши
Въ небесахъ съ святымъ Петромъ...

Онъ въ рекордъ свой ежедневно
Все листуетъ сюдъ-туда,
Не прокинетъ двѣ страницы,
Не ошибнесь никогда.

Только наша въ томъ надѣя,
Що часомъ такъ можетъ быть,
ктось позветъ до телефона
Иль воды захочесь пить.

И тогда ся призабудетъ,
Опрокинетъ карты двѣ,
И на часъ якійсь оставить
Насъ еще на свободѣ...

Ибо намъ нѣтъ що скрывати,
А по правдѣ ся признать,
Що въ души чегось намъ жутко,
А чего?.. легко сгадать!..

Вотъ вчера нашъ другъ, пріятель
Былъ веселъ, здоровъ, шутилъ,
А сегодня... вѣсть печальну...
Звонъ по немъ ужъ зазвонилъ...

Тамъ снова кума, сосѣда,
Ще не такъ себѣ стара,
Днесь землицей принакрыта...
Попращалась навсегда...

Тай и съ нами щось не тее,
Щось ту «пекъ та оссина»,
Страхъ якійсь за нами ходитъ,
Даже среди бѣла дня.

Вотъ глядимъ опухли ноги,
Силы тоже нѣтъ въ рукахъ,
Въ головѣ шумитъ, та стучитъ,
Свѣтъ мерещится въ очахъ!

Сердце тоже щось толчется,
Цвѣтъ исчезъ совсѣмъ съ лица,
Вотъ причина... Семьдесятка
Добѣгаетъ до конца...

И за тимъ такъ важно, жутко
Другъ на друга все глядѣть,
Що вотъ, вотъ, то намъ пріидется
Уходить за звѣздный свѣтъ...

Ночь становится все тише,
Лишь собака гдесь озвесь,
Мѣсяцъ глянулъ къ намъ въ оконце,
А насъ сонъ щось не бересь...

Дремота, гдесь отлетѣла,
Глазъ ніякъ намъ не клеитъ,
Ибо наши мысли, думы,
Всѣ ушли гень до тѣхъ лѣтъ.

Якъ мальчишками мы были,
Якъ буяли, якъ цвѣтки,
А теперь... Охъ, якъ скоренько,
Мы немощны старики...

Все думаемъ, якъ то было,
Якъ были мы молоды,
Якъ утомы мы не знали,
Якъ ходили мы вездѣ.

На весельяхъ, на забавахъ
Чтимы были мы кругомъ,
А теперь... О, Боже милый,
Мало кто зайдетъ въ нашъ домъ.

Кто тамъ дбаетъ, кто тамъ мыслитъ,
Якъ живутъ тамъ тѣ грибы,
Ще по нихъ не звонятъ звоны,
Такъ зачѣмъ же тамъ идти...

Даже дѣти... Охъ, якъ тяжко
Мнѣ тотъ стихъ о томъ писать.
Не отвѣдаютъ, згадаютъ,
Якъ тамъ нашъ отецъ и мать...

Всѣ лишь мнѣнія одного,
Щобъ ихъ чортъ вже разъ побралъ,
Долго ждать на ту «кобзунью»,
Що «олдъ мэнъ» вѣкомъ цюлалъ.

Вотъ и доля старикамъ намъ,
На исход нашихъ лѣтъ
Достается... чи не правда?
А ну, старики, скажѣтъ!

Вже пѣтухъ запѣлъ двѣнадцать,
Мы обнявшись ще сидимъ,
Тай думаемъ, чи вотъ рано
Другъ дружка еще узримъ.

Даже лампочки не свѣтимъ,
Щобъ тотъ гость не замѣтилъ
И безъ всякихъ церемоній
Въ хату влѣзъ, не позвонилъ.

То огида, що не мѣра,
Предъ которой все дрожитъ,
Все ся молитъ и благаетъ,
А глухманъ на все молчитъ...

Ей никто не проситъ въ гости,
Якъ свиня сама вдересь,
Чи то въ хату, чи въ палату,
Передъ ней не встережесь.

Всѣ дрожатъ, якъ листъ осики
На самое ей имя,
Простолюдинъ, чи вельможа,
Чи цари, чи то князя.

Даже римскій «паучина»,
Що рай всѣмъ продаетъ,
Самъ со страха, щобъ якъ то скрытись,
Четырехъ врачей Держитъ.

Хоть даетъ то всѣмъ отпусты,
Отпускаетъ и грѣхи,
Но онъ самъ то не цѣкавый
Въ рай обѣцянный идти.

Знаетъ добре що «зеленыхъ»,
«Янки» въ рай не поднесутъ,
Но а ту на перегоны
За «шапчину» всѣ несутъ.

Съ бѣдаковъ дерутъ послѣдне,
Щобъ ему лишь угодить,
Тожъ не диво що «святѣйшій»
Передъ смертью такъ дрожитъ.

Всѣхъ тудою посылаетъ
И съ окна благословитъ,
Самъ якъ тотъ рѣпякъ кожуха
За рай земскій ся держитъ.

Ну, а що-же мы плебеи,
И мы тоже въ тѣхъ рядахъ
Тай и насъ ѣсть и торомозитъ
Ликорадочный тотъ страхъ.

Ще вотъ намъ такъ хочесь жити,
Наслаждаться міромъ тѣмъ,
Но бѣда, що не подписанъ
Въ насъ контрактъ съ Петромъ святымъ.

Хоть насъ гонятъ недостатки,
Хоть дерутъ насъ всѣ чорты,
Все равно, мы не охочи
Въ невозвратну путь идти.

Вотъ о чемъ сидимъ думаемъ,
Я на омацки стишки
Укладаю, — вы читайте,
Та не бойтесь старики!

Тотъ лишень ногъ не сдираетъ,
Кто не родился на свѣтъ,
Но, а мы то, якъ тѣ воши,
Ту живе, а ту вже нѣтъ.

Мы довольно горя пили
Весь нашъ вѣкъ, якъ день такъ ночь,
А теперь на отопочинокъ,
Приказъ святой хочъ не хочъ.

То одна на свѣтѣ правда
Предъ которого ніякъ
Не откупишся не скроетъ,
Чи богатый, чи бѣдакъ.

Вотъ и такъ сидимъ обнявшись,
Тай въ окно то въ дверь глядим,
Чи не стучитъ гость непрошенъ
Предъ котрымъ такъ всѣ дрожимъ.

Даніилъ Сысакъ

UninvitedGuestsEnd


[BACK]