Общество Преступниковъ “Тхоговъ” въ Индіяхъ — Свящ. Р. Н. Самѣло

Нигде въ свѣтѣ нема столько разныхъ религіозно-поганскихъ сектъ якъ въ Индіи. Многіи изъ нихъ высоко морального характера, — но есть тоже много секретныхъ криминальныхъ бандъ, между прочимъ хорошо организованныхъ, что по наслѣдству изъ дѣда-прадѣда, подъ покрышкою своего рода “религійныхъ” ритуаловъ, зачисляются обманствомъ, магіею, крадежію, гипнотизмомъ, проституціею, факирствомъ, приговорствомъ, а самое главное убійствомъ своихъ жертвъ, но убійствомъ посредствомъ задушенья (задавленья) и порѣзаня на куски тѣла замордованой жертвы и закопанья въ землю, неоставляючи за собою ніякихъ слѣдовъ.

Тіи, своего рода “религійныи” мордерства и грабежи поповняются “тхогами”. Слово “тхогъ” запожичене у индійской литературы, взято изъ санкритского “стхагъ” (обманывать).

Въ Индіи есть много такихъ криминальныхъ бандъ, которыи отъ незапамятныхъ временъ усовершенствовали свою кары достойную профессію и являлись пострахомъ населенія.

Съ “тхогами” боролись и борятся мѣстныи и англійскіи власти, и сегодня они не такъ численный, но всетаки еще существуютъ. Мы познакомили читателей съ ремесломъ “тхоговъ” и якъ они его практикуютъ.

Между безчисленными кастами въ Индіи нараховуется четыре милліоны криминальныхъ племенъ, что занимаются злодѣйствомъ, жебрацтвомъ и простуціею. Деякіи изъ нихъ якъ “бхамптасъ”, которыхъ нараховуется 180,000, спеціализуются крадежью на желѣзныхъ дорогахъ. Они подорожуютъ переодѣты якъ фармеры, солдаты и купцы, и въ неприпильнованыхъ хвиляхъ розрѣзуютъ малымъ кривымъ ножемъ багажъ неподозрѣваючихъ пассажировъ. Ихъ жѣнки помогаютъ въ томъ ремеслѣ своею приманкою.

Даже больше численными есть такъ званный “религіозныи” мендиканты (жебрацкіи ордены, на подобіе монашихъ орденовъ), которыи всегда готовы красти, грабити и мордувати-убивати. Такихъ факифовъ нараховуютъ до двохъ милліоновъ. Они держатся тѣмъ, что углубляютъ среди несвѣдомыхъ туземцевъ забобоны и предразсудки, доводячи ихъ до плачевного состоянія, а затѣмъ въ самый благопріятный моментъ отправляютъ и обрабовуютъ ихъ. Отъ незапамятныхъ временъ они выробляютъ легкую отправу изъ дерева такъ называемого дхатура. Ся отрава ніякой другой шкоды не спричинюе, кроме дѣлаючи свою жертву непритомною.

Иное криминальное племя “Кайкадасъ”, которое волочится отъ села до села съ выучеными малпами, — однако ихъ правдивымъ средствомъ существованія есть вооруженная грабежъ — “дакоайти”. Слово взятое англичанами отъ индійцевъ и означаетъ вооруженный грабежъ, производимый организованною шайкою. Кайкадасъ посылаютъ напередъ своихъ жѣнокъ (проститутокъ) шпіонувати село, яке они думаютъ ограбити, а затѣмъ производятъ — выконуютъ набѣгъ-нападъ.

Чтобы вызвати страхъ, они сначала убиваютъ полицмана або жителя данного села, а затѣмъ насилуютъ пару молодыхъ дѣвчатъ. Схвачуютъ передовыхъ купцовъ и банкпровъ, т. е. вызначныхъ людей села чи мѣста, съ якими заблаговременно познакомились проститутки, и тортуруютъ, мучатъ ихъ, пока не укажутъ мѣстце схованыхъ грошей и дорогоцѣнныхъ камней. Иногда жѣнкамъ, заблаговременно ддя той цѣли посланныхъ, удается узнати мѣстце сховку скарбовъ, до прибытія шайки, и тѣмъ предотвращается мученія и тортуры.

Старинная каста “Налбандсъ” спеціализуется въ крадежи скота-худобы. — “Ромузисъ” въ западной Индіи, угрозой розоблаченый, — “блэкъ—мэйломъ” заставляютъ купцовъ нанимати ихъ за ночныхъ сторожей. Для каждого криминальника уважается нарушеніемъ злодѣйского кодекса, напасти на мѣстность чи ограду, якои сторожить Рамузи; послѣдній хрипло кашляе, якъ знакъ перестороги для несвѣдомого бродяги, который наближаесь до ограды, яку сторожитъ Рамузи.

Деякій банды, такіи якъ “Бесторсъ” и “Дончсъ” жіють изъ проституція своихъ дочерей. Тамъ тоже процвѣтаетъ грабежъ дѣтей, улюбленное ремесло въ сельской Индіи, такъ якъ за дѣтей платятъ великіи цѣны бездѣтный семьи и проституты.

Англичане, за послѣдное столѣтіе, успѣли придавити тайное общество Тхоговъ, за которыхъ мы кое что больше сейчасъ роскажемъ. — Поодинокіи шайки все таки еще преуспѣваютъ въ каждой секцій страны.

Много изъ сточной ямы преступленій является наслѣдственными обстоятельствами, якіи британская и мѣстная власти стараются выкорѣнити, начинаючи съ -800 годовъ. Хотя все еще встрѣчается много насильства и пролитія крови, положеніе сегодня не можно ровняти съ тѣмъ, что творилось нѣсколько генерацій тому назадъ, коли тайное общество преступниковъ убивали больше якъ 30,000 лицъ въ роцѣ.

Индійскіи преступники-тхоги упражнялись въ наслѣдственной профессіи и обожали богиню Кали. Ихъ шайка дуже часто доходила до числа нѣсколько сотенъ, — бродили дорогами, мѣшались съ неподозрѣваемыми ніякой небеспеки подорожными убивали ихъ, забираючи отъ нихъ гроши, дорагоцѣнныи камни и товаръ. Если у жертвы были дѣти, то ихъ або продавали або выховували на преступниковъ.

Индійское правительство выпускало періодично тонкую, блѣдную-синюю книгу, “Рапортъ Департамента о Тхаги и Дакойти”, въ якой переповѣдалось исторію преступниковъ — сдается найбольше изумительное повѣтствованіе о преступленіяхъ, о якомъ знае человѣчество. — Хотя они больше не существуютъ якъ общество, неорганизованное дакоайти все еще появляется дуже часто въ стране Кали, больше якъ деинде.

Коли англичане первый разъ заподозрили, что такое общество существуетъ, въ 1810 р., нараховувалось тогдѣ, что 10,000 такихъ преступниковъ практикуютъ свое мерзкое дѣло. Каждый преступникъ, якъ правило, убивалъ три персоны въ роцѣ, что разомъ становило цифру 30,000 въ роцѣ. Власти узнавали только про деякіи случаи убійствъ, а дѣйствительное ихъ число было много разъ больше.

Деякіи изъ больше знаныхъ преступниковъ убивали отъ двохъ до четырехъ лицъ мѣсячно. Одны, что назывався Футти Ханъ убилъ 508 лицъ въ двайцяти рокахъ; иншій сновъ, нѣкій Бухрамъ, 931 жертвъ въ сорока рокахъ.

Тѣ преступники — спеціалисты майже безъ исключенія отсылали свои жертвы въ другой свѣтъ, задушуючи ихъ, уживаючи чрезвычайно жестокого способу. Черезъ се ихъ называли “фансигарсъ” або душителями. Слово происходить отъ ”фанси” (петля), а слово “тхогъ” происходитъ отъ санкритского “стхагъ” обманывать притворствомъ).

Жертву удушувалось 30 инчовымъ шальомъ, и ся робота выконувалась спеціально тренированымъ для того преступникомъ. (Каждый членъ группы былъ спеціалистомъ въ одной особенной роли). Одинъ изъ убійцъ кидалъ шалъ вокругъ шеи жертвы и въ той самъ часъ рамя жертвы раптово схвачувалось друглмъ съ заду, а третій хватавъ за ноги.

Такимъ способомъ жертва падала лицемъ до земли. Его сейчасъ копалось въ найбольше чуткіи части тѣла, чтобы унеможливити сопротивленіе.

Послѣ совершенія убийства, тѣло передавалось секстонамъ (пономарямъ). Ихъ роботою было порѣзати жертву, чтобы уникнути формацій газовъ черезъ гніеніе такъ якъ газы спричиняютъ поднятіе земли трошки въ мѣстѣ погребенія.

Дуже часто тѣло было пакавалкуване такъ, чтобы забрало чѣмъ можно меньше мѣстця, бо мусѣлось хоронити досыть глубоко, чтобы уникнути выдобытія гіенами або шакалами.

Душительный инструментъ, шаль который звався “румалъ”, имѣлъ завязку-узелъ съ обохъ концовъ и одну въ серединѣ, такъ, чтобы добре державсь.

Часами, дуже рѣдко, робота не вдавалась, и жертва освобождалась. Длятого якъ обеспеченіе, шайка всегда ставила сторожей въ стратегичныхъ мѣстахъ, чтобы застрѣлити або зарѣзати утѣкаючу жертву. Съ того видно, что преступники не допускали неспособности въ своемъ занятіи и рѣдкіи неудачи исправляли другою дорогою.

Дѣйствительное мордерство, само собою понятно, было только часть роботы Передъ актомъ многое надлежало сдѣлати; насампередъ производилось разслѣдованіе жертвы, а затѣмъ подъ видомъ приговорова заманювалось въ удобное мѣстце, звычайно въ джунгли або незамешкалый переулокъ. Часто преступники удавали изъ себе богатыхъ подорожныхъ, который будтобы сами были въ великомъ страху передъ криминальниками-тхогами.

Часами треба было быти правдивымъ геніемъ чтобы поймати избранную жертву. Былъ случай съ офицеромъ Моголомъ, богатымъ и интелегентнымъ, которого провожали численныи вооруженныи слуги и который самъ носилъ збрую, мечъ, лукъ и стрѣлку.

Шайка, чтобы подойти до него, придумала свой планъ посылаючи двохъ тхоговъ перебраныхъ за бѣдныхъ Индусовъ, которыи просили, чтобы имъ позволити подорожувати съ такъ добре узброеннымъ офицеромъ. Онъ ихъ отогналъ отъ себе. Слѣдующого дня другіи члены шайки старались прилучитись до него якъ мусульмане. Ихъ онъ тоже не принялъ и отогналъ.

Третьяго дня члены шайки остановились въ томъ самомъ готелѣ что офицеръ и подружились съ его слугами. Послѣдніи благали свого мастера, чтобы позволилъ незнакомцамъ прилучитись до ихъ партіи, но онъ не согласился. Декто може подумати, что конспираторы-тхочи разочаровались въ своихъ неудачахъ и здегустувавшись стратили всяку надѣю на успѣхъ въ данномъ случаю. Нѣтъ, они еще больше усилили свою акцію. На самомъ дѣлѣ они теперъ рѣшили где якразъ маютъ совершити убійство и на основѣ такого рѣшенія заблаговременно выкопали въ избранномъ мѣстѣ могилу.

Его Высочество дався обманути.

Мологъ-офицеръ возобновилъ свою подорожь, и слѣдующого вечера на пустыномъ клочкѣ дороги онъ наткнулся на монгольскихъ сапоивъ (туземцевъ-солдатъ), которыи ляментували надъ однымъ изъ своихъ будто умершихъ товарищей. — Онъ, они говорили, “умеръ отъ переутомленія” идучи на отпускъ (урльопъ) до дому изъ Лукнова.

“Мы выкопали его могилу”, они сказали, “но мы не можемо его похоронити, такъ якъ не знаемо Корана и священного похоронного обряду”.

“Чи не согласится Его Высочество совершити похоронну церемонію?”

Офицеръ Моголъ не могъ отказатися отъ такого набожного обовязку. Еслибъ онъ отказался, то се согласно съ наукою Корана, пошкодило бы его власному спасенію на другомъ свѣтѣ. Длятого онъ слѣзъ съ коня, простеръ свой Килимъ (карпетъ), направилъ мнимую голову умершого въ сторону Мекки, умылъ свои руки, ноги и лице. И якъ чинъ мусульманской церемоніи вымагае, обезоружилъ себе и положилъ свое оружіе на земли.

Два тхоги-преступники заняли свои мѣста рядомъ возлѣ него, молячись крѣпко все время, а иншіи розставили сзады свиты.

Такимъ способомъ и то дуже скоро Могола и его слугъ задавили и мастера поклали въ ту саму могилу, передъ которою пару хвиль раньше онъ набожно клячѣлъ, думаючи, что совершаетъ похоронъ надь единовѣрцемъ.

Тѣ злодѣѣ, якъ правило, чигаютъ только на подорожныхъ. Звычайно, коли шайка дойде до 200-300 человѣкъ, — они роздѣлятся на малыи группы, но всегда порозумѣваются съ собою тайными знаками, оставленными на дорозѣ, на деревахъ або въ поросѣ.

Группа изъ 50, для примѣра, высылаютъ напередъ двохъ шпіоновъ, перебранныхъ якъ жебраки. Нѣсколько миль за ними слѣдуютъ 8 тхоговъ, перебранныхъ, якъ сепои; затѣмъ 10, удаючи изъ себе богатыхъ купцовъ. — Цѣлая шайка роскинена на 20 милевомъ пространствѣ. Тѣ въ каждой группѣ дѣйствуютъ такъ, якъ бы они были совершенно незнакомыми одни другимъ.

Если предполагаемая жертва подозрѣваетъ первую группу, о семъ сейчасъ сообщается второй группѣ посредствомъ знаковъ на дорозѣ и затѣмъ слѣдуютъ разный роды процедуры. Напримѣръ, группа удаюча изъ себе купцовъ, приближившись до предполагаемой жертвы, съ волненіемъ высказуютъ свое подозрѣние до первой группы и такимъ способомъ зыскаютъ довѣріе жертвы.

Дуже часто, шайка притворяесь цѣлыми днями предъ будущей жертвою, пока не только позыскаютъ его довѣріе, но пока не зааманятъ его до точно приготовленного мѣстця убійства. До того часу могила или могилы бываютъ уже приготовленными.

Грабежь всегда оплачувалась

Грабежь, взявши загально, оплачувалаcь добре, и всѣ тіи заходы и старанія шайка не были даремны, такъ якъ подорожующіи въ Индіяхъ часто везли съ собою и при себѣ много грошей. До того часу пока желѣзныи дороги и почтовая услуга были организованы, купцы посылали гроши посланцами (называемыми носильщиками скарбовъ), которыи звычайно притворялись за калѣкъ, жебраковъ або религійныхъ медикаментовъ. То и дало тхогамъ большой опытъ, тѣмъ болѣе, что индійцы переважно инвестували свое богатство въ жемчугахъ и драгоцѣнныхъ камняхъ, и такимъ способомъ награблена добыча оказывалась незвычайно вартосною.

Любимыми мѣстцями встрѣчати подорожныхъ были тѣнистыи рощи, характеристичны въ сельской Индіи, где подорожующіи мусѣли спочивати періодично, избавляясь отъ спеки, заосмотряючись водою. Преступники называли сіи мѣстця “белесъ” або опредѣленными мѣстцями убійствъ. Однимъ изъ самихъ пресловутыхъ мѣсть была Роща Мондестора, где задушено и з пано сотни жертвъ.

Самой удивительной чертой Тхоги было то, что найболѣе занимающіися симъ мерзкимъ ремесломъ, упражнялись въ семъ якъ бочномъ занятіи (сайдъ инкомъ). Звычайно они были фармерами, слугами, туземными урядниками, которыи приглашались ихъ шайкою разъ въ годъ на сборище въ певное мѣстце, певного дня. Они избирали своего вождя, совѣтовались предзнаменованій и приносили жертвы богинѣ Кали передъ тѣмъ, пока росходились по ихъ назначенію.

Кали, Чорна Мати, королева холеры л оспы была женою Сивы, Разрушителя. Она тоже была знаною якъ Бховани. Въ Калкутѣ, перекручене слово отъ Кали-гхатъ — пышается ей найбольше почитаемая святыня, гдѣ ея поклонники сейчасъ предлагаютъ перестрашеныхъ козловъ вмѣсто людскихъ жертвопринощеній, якъ се было въ минувшинѣ. Она изображается въ видѣ чорной постати съ червоными очима и руками, ногтями, острыми зубами, а лице и грудь запачканы кровію.

Хотя Кали была Индускимъ божествомъ, но она имѣетъ настолько преданныхъ мусульманскихъ насколько и индусскихъ тхоговъ. Сдается, что то есть едиственное поле, гдѣ двѣ вѣчно спорящіи партій работаютъ сообща и гармонійно.

Преданный няня былъ закаленнымъ убійцою.

Вѣрный тхогъ, каждого року уходитъ на нѣсколько дней або тыждней для польованя и убиванья своихъ жертвъ въ людяхъ и затѣмъ вертается обратно на свою регулярную роботу, до певной мѣры троха обогащенный и то съ спокойною совѣстію, такъ якъ бы онъ ніякой кривды никому не сдѣлалъ, никого не убилъ.

Одинъ не можетъ быти нѣжнымъ, совѣстнымъ и въ тоже время тхогомъ, хотя нѣкоторыи переживали угризенія совѣсти въ ихъ раннихъ карьерахъ.

Оказывается, что тхоги на регулярныхъ роботахъ могутъ быти нѣжными и деликатными, а когда занимаются преступленіемъ и убійствомъ то бываютъ самыми жестокими и безсовѣстными. Двойная жизнь, двойной характеръ, двойная совѣсть и безсовѣстность съ мерзкостію.

Индійскій урядникъ расказалъ исторію о одномъ изъ своихъ слугъ, которому поручено нянчити дѣтей. Сей слуга былъ знаный за свою преданность до дѣтей и за нѣсколько недѣль, съ цѣлью отсидѣти ста- Каждого року онъ просилъ о отпускъ на нѣсколько недѣль, съ цѣлью отмидѣти старенькую матерь и его просьбу всегда удовлетворялось.

Позднѣйше узнано, что вмѣсто отвѣдовати матерь, сей ласкавый, преданный и нѣжный парень уходилъ на экспедиціи тхого-преступниковъ.

Не отъ рѣчи замѣтити, что тіи криминальники никогда не убивали англичанъ, потому что знали, что сейчасъ буде извѣстно, что онъ пропалъ. Въ Индіи, коли пропаде англичанинъ, то сейчасъ начинается клопотъ. Пошукованя, слѣдства и прочее, а сего не желали тхоги, бо зачѣмъ кто нибудь мае за ними слѣдити и перешкаджати ихъ огидному занятію.

Преступники-тхоги, якъ правило, выучивали и знакомили своихъ сыновъ съ профессіею. Кажда шайка имѣла “згуру” профессора-душителя, который училъ молодежь. Первою жертвою новика былъ звычайно безсильный жебракъ або калѣка, который не былъ въ состояніи оказати серьезного сопротивленія, въ случаѣ новикъ промахнется або сдѣлаетъ ошибку.

Подорожь въ Индіи отбывается большой частью водою, то совсѣмъ природно было, что преступники шукали за своими жертвами на берегахъ такихъ могущихъ рѣкъ якъ Гангесъ и Юма, которыи плывутъ черезъ такіи святыи и историчныи мѣста якъ Бенаресъ, Аллахабадъ, Кавнпоръ, Агра и Делгай. Каждого року толпы индусовъ собираются въ тысячу пятьсотъ святыняхъ въ Бенаресѣ, — несутъ съ собою гроши для роздачи бѣднымъ и религійнымъ. Преступники-тхоги находили въ нихъ легкую добычу своихъ жертвъ.

Роскрытіе и подавленіе тхоговъ имѣло обохъ, и героя и негодяя-падлеца. Героемъ былъ маіорь генералъ Вилльямъ Хесери А. Слиманъ, бритійскій офицеръ, а негодяемъ-подлецомъ, пойманый преступникъ Ферингхея, который разоблачилъ и разсказалъ Слиманови всю страшну и карыдостойную исторію, въ 1830 году.

Пока организація убійцъ-тхоговъ была обнаружена, она до того уже процвѣтала столѣтіями. Въ 1290 р. въ Делгай, мусульманскій императоръ поймалъ 1,000 убійцъ-тхоговъ, но вмѣсто того, чтобы уничтожити ихъ, онъ выслалъ ихъ до Бенталю. Съ того часу залюдненый Бенгалъ сталъ мѣстцемъ, где выводилась преступничья дрань.

Что подорожный часто пропадали, о томъ конечно знали, но никому въ голову не приходило, что существуетъ тайная организація, занимающаяся мордерскимъ ремесломъ, и что профессія переходила изъ поколѣнія на поколѣніе, отъ отца на сына, чтось подобного якъ въ медицинѣ и законѣ.

Тхоги-разбойники оставались секретомъ потому что секретъ былъ ихъ кардинальнымъ правиломъ и закономъ. — Они знали, что въ секретѣ сила и успѣхъ ихъ ремесла. Никто, кто могъ бы росказати за преступниковъ не могъ остатися въ живыхъ, даже собакъ убивалось, чтобы не завели кого нибудь до могилъ своихъ мастеровъ.

Было тоже иное правило, что они не грабили безъ убійства, — они всегда имѣли на поготовѣ достаточно тхоговъ, отъ двухъ до четырехъ душителей на каждую одну жертву.

Неосторожность разбойниковъ привела ихъ до упадку.

При концѣ 1830 года они начали быги неосторожными. Они не соблюдали выпробованной практики погребенія своих жетрв въ глубокихъ могилахъ. Они ихъ кидали въ колодязи и ямы, и то зрадило и обнаружило ихъ.

Англійское правительство поручило Слиманови, о которомъ была уже бесѣда перше, розслѣдити справу съ тхогами. Слиманъ, который долгій часъ живъ въ Индіи, выучилъ индійскій розговоръ и обычаи и познакомился интимно съ индійскимъ народомъ. Онъ принялся за дѣло серіозно и энергично.

Онъ арестовал одного вождя Феригхея, ученого и образованого и хорошо выглядѣвшого. “Ферингхнея” означаетъ “Европеецъ”; мати его дала ему такое чудаковатое имя, потому, что онъ родился въ часѣ пожару спричиненого мѣшаными войсками туземцевъ и британцевъ. Спалене село належало до дяди Фарингхея, который сопротивлялся коллектору податковъ.

Ферингхея, недолго до его ареста произвелъ широкую кампанію убійствъ. Будучи на челѣ 25 разбойниковъ-тхоговъ, онъ убилъ на початокъ двохъ подорожниковъ. Слѣдующого дня онъ зарѣзалъ шесть людеи, — его шайка взросла до 51. Они задушили трехъ сепоивъ въ джунгляхъ, а затѣмъ пять жертвъ въ Нандаирѣ. Всѣхъ разомъ они задушили 100 мужчинъ и пять женщинъ. Они узнали, что за ними шукае Слнманъ и розойшлися. Коли полиція окружила Ферингхея, онъ вымкнулся задними дверми и пропавъ якъ песъ на ярмарку. Слиманъ заарештувалъ его семыо, знаючи, что вождь преступниковъ не оставитъ мѣстности доки его семья буде въ тюрьмѣ.

Пошукованный переховувався у пріятелей и кревныхъ тхоговъ. Каждой ночи онъ спалъ въ иномъ селѣ. Слиманъ рѣшилъ устроити налетъ на пять селъ одной и той самой ночи, арестовати каждого властителя дому, которого онъ зналъ, что былъ въ пріятельскихъ сношеніяхъ съ Фарингхеемъ. Сдѣлалъ се для того, чтобы не дати возможности пріятелямъ предупредити Фарингхея. Вождя разбойниковъ, на сей разъ найдено въ послѣдномъ селѣ, на которое сдѣлано налетъ.

Видячи, что его ожидае петля, онъ струсилъ и сдѣлался доносчикомъ на великій шайки, который должны были собратися въ Жипорѣ, слѣдующого февраля, 1831 г. — Слиманъ нарочно выразилъ сомнѣніе относительно правдивости заявленій Ферингхея, что возбудило въ немъ немедленную реакцію.

Плѣнникъ и плѣнители розложили шатро въ селѣ Селохда у тѣнистой менго рощи, гдѣ очень часто спочивали утомленный подорожники. Ферингхея, чтобы доказати свое истинное знаніе, заявилъ, что здѣсь на томъ самомъ мѣстѣ три группы жертвъ закопаны; что подъ Слимановымъ шатромъ находятся останки ученого учителя и его шести слугъ; что тамъ где спочиваютъ кони, нонкомъ и шесть сепоивъ погребены; и что мадамъ Слишанъ въ сію минуту спитъ на могилахъ четырехъ священниковъ и одной женщины.

Слиманъ приказалъ слѣдующего ранку роскопати землю, и показалося, что Ферингхея былъ правъ до подробностей.

Съ того часу бритійскіи урядники получили полную власть преслѣдувати организацію тхоговъ-разбойниковъ. Въ пяти рокахъ онъ заарестовалъ 2,000. Съ тѣхъ только 21 были оправданы, остальныхъ уничтожено или выселено. Многіи, чтобы спасти свою жизнь, подѣлались доносчиками.

Согласно ихъ религійнымъ правиламъ, тхоги не должны были убивати женщинъ, поэтовъ, танцоровъ, музыкантовъ, прокаженныхъ, священниковъ и никого изъ низшой касты. Но они не всегда придержувались сего правила, и многіи приписовали упадокъ разбойничей профессіи гнѣву богини Кали, потому, что ея послѣдователи убивали женщинъ и священниковъ.

Въ связи съ тѣмъ есть интересная исторія, гдѣ говорится о семьи; что подорожувала съ коровою. Корова, будучи святымъ и недотыкальнымъ скотомъ въ Индіи, — тхоги отказались задусити подорожниковъ, чтобы тѣмъ не вызвати ярости и гнѣву Кали.

Вождь тхоговъ, повидимому не былъ такимъ “набожнымъ” якъ его послѣдователи, впалъ на мысль купити корову. Онъ выступилъ съ сильнымъ аргументомъ, говорячи, что онъ желаетъ предложити корову якъ жертвоприношеніе богамъ въ Шапорской святынѣ, куда они должны пріѣхати слѣдующого дня.

Онъ, конечно, получилъ корову, которую принесено въ жертву богамъ, — но за то набожную семью задушено безъ всякихъ дальшихъ разговоровъ, скрупулевъ и сомнѣній.

Повысшій очеркъ составленый по записямъ Ирвина Эйсела и Питера Левина.

Свящ. Р. Н. Самѣло




[BACK]