Изъ Временъ Русско-Японской Войны

Станлей Вошбери пишетъ въ “Анализѣ Пропаганды”:

— 8-го февраля 1904 года я находился на одномъ суднѣ, на которомъ находились иностранные корреспонденты. Командующій японскимъ флотомъ адмиралъ Того послалъ два однотиппыхъ истребителя въ жестокій снѣжный буранъ на развѣдку къ Порту-Артуру. Одинъ истребитель возвратился черезъ 4 часа и командиръ его донесъ, что судну такого размѣра невозможно плавать при столь бурномъ морѣ. Другой истребитель вернулся на зарѣ съ инфомаціей. Въ 10 ч. утра адьютантъ адмирала. Того посѣтилъ командира истребителя, преждевременно вернувшагося изъ плаванія и, передавъ ему привѣтъ отъ адмирала, чрезвычайно любезно увѣдомилъ его, что ему до полдня разрѣшается совершить харакири. Все это было сказано чрезвычайно любезно. Командиръ истребителя въ полной парадной формѣ былъ отвезенъ на лодкѣ, на одинъ островъ, гдѣ онъ и покончилъ съ собою самоубійствомъ.

“Стерегущій”

10 марта 1904 г. миноносцы “Рѣшительный” и “Стерегущій” возвращались изъ дозора въ Портъ Артуръ. Подходя къ крѣпости, они были отъ нея отрѣзаны отрядомъ изъ 4 болѣе сильныхъ японскихъ миноносцевъ. “Решительному” отстрѣливавшемуся изъ всѣхъ своихъ орудій, удалось прорваться. “Стерегущій”, получившій поврежденія, принялъ неравный бой.

Изъ Портъ Артура на выручку полнымъ ходомъ неслись “Новикъ” и “Аскольдъ” (крейсера). “Новикъ”, пользуясь своей быстроходностью, вылетѣлъ далеко впередъ, неся развѣвающійся флагъ командующого флотомъ адм. Макарова, который за два дня передъ тѣмъ прибылъ въ Портъ Артуръ. Но Макаровъ не успѣлъ спасти “Стерегущаго”. Онъ представлялъ собою разбитую полузатопленную массу желѣза.

Съ моря подходилъ весь японскій флотъ. Командиръ “Стерегущаго” лейт. Сергѣевъ оторванныими обѣими ногами продолжалъ руководитъ боемъ, пока новый снарядъ не убилъ его. Замолчала послѣдняя мелкокалиберная пушка.

Вотъ что было сообщено въ японскихъ газетахъ о послѣднихъ минутахъ “Стерегущаго”: “тридцать пять убитыхъ и тяжело раненыхъ лежали на палубѣ бездѣйствующаго русскаго миноносца когда онъ оылъ взятъ нами на буксиръ. Но двое матросовъ заперлись въ тюрмѣ и не хотѣли сдаться, несмотря на всѣ наши уговоры. Они не только не сдались, но вырвали добычу, которую мы уже считали своей: открывъ кингстоны, они погребли себя въ пучинѣ вмѣстѣ со своимъ кораблемъ”.

Передъ своей гибелью “Стерегущій” успѣлъ нанести тяжелыя поврежденія японцамъ.

Въ С-Петербургѣ на Каменоостровскомъ проспектѣ поставленъ памятникъ “Стерегущему”, изобр. трагическій моментъ, когда матросы открываютъ кингстоны.



[BACK]