Война и Славяне — Т. А. Березній
My country, may she be ever right,
But right or wrong, it is my country.

Не прошло какихъ-нибудь 20-25 лѣтъ, и мы снова являемся свидѣтелями міровой войны. Еще не совсѣмъ зажили раны у воиновъ, еще не всѣ убраны поля брани, еще не всѣ исправлены мосты и возстановлены зданія, еще свѣжи могилы павшихъ въ бою, и матери продолжаютъ оплакивать безвременно погибшихъ въ бою сыновей, — а въ мірѣ уже идетъ вторая война, готовая развернуться въ еще болѣе продолжительную, еще болѣе жестокую, чѣмъ первая. Если размѣры сегодняшней войны еще не достигли размѣровъ войны 1914-1918, то несомнѣнно, что разрушительная сила настоящей войны далеко превосходитъ разрушительную силу войны предыдущей. Въ какихъ-нибудь 20 дней Германія разметала двухмилліонную польскую армію и уничтожила государственный механизмъ 35-ти милліоннаго народа. То, что готовится на Западномъ фронтѣ, должно будетъ поразить “своей техникой” и возславить сокрушительную силу военнаго генія Германій. Вполнѣ естественно у всѣхъ возникаетъ вопросъ: во имя чего все это дѣлается, и чемъ все это окончится?

Что-бы тамъ ни говорили дипломаты, настоящая война возникла не изъ-за Данцига и не изъ-за “Польскаго Корридора”. Настоящая война есть результатъ тѣхъ же самыхъ вожделѣній тѣхъ же самыхъ стремленій, тѣхъ же самыхъ плановъ, которые привели міръ къ войне 1914-1918 г.г. Данцигъ и Польскій Корридоръ были только поводами къ войне.

Въ началѣ 20-го столѣтія Германія почувствовала силу: Германія почувствовала “техническое” и “организаторское” превосходство надъ своими сосѣдями и Вильгемъ ІІ потребовалъ для Германіи, какъ онъ выражался, “мѣсто подъ солнцемъ”. Въ переводѣ-же на простой языкъ это означало, что Германія требовала подчиненія себѣ Балканскихъ государствъ, свободнаго хозяйничанья въ Турціи, гаваней въ Средиземномъ морѣ и Персидскомъ заливѣ, колоній въ Африкѣ и превосходство въ Сѣверномъ Морѣ и Атлантическомъ Океанѣ. Однимъ словомъ, Германія требовала для себя не “мѣсто подъ солнцемъ”, а “первое мѣсто въ Европѣ”. Для Англіи это означало потерю владычества на морю; для славянъ, — по крайней мѣрѣ для западныхъ и южныхъ славянъ, — это означало, что они должны потерять свою самостоятельность, что они должны, въ концѣ концовъ, быть денаціонализированы и какъ культурныя единицы должны быть стерты съ лица земли. Въ переходной періодъ между завоеваніемъ и полной денаціонализаціей, они должны были быть рабами на фермахъ, фабрикахъ и заводахъ тевтонскихъ господъ и “культуръ-трегеровъ”. Конечно, ни Англія, ни Россія на такія притязанія Германій согласиться не могли. Послѣдствовала война, результаты которой мы знаемъ.

Въ 1918 году Германія признала себя побѣжденной и согласилась платить за разрушенія 1914-1918 г.г. Согласилась, но договоръ не выполнила. 15 лѣтъ положеніе оставалось неопредѣленнымъ. Англія не позволяла Франціи расчленить Германію, а послѣдняя, пользуясь заступничествомъ Англіи, не платила долговъ и репарацій (расходовъ по возстановленію разрушеннаго). Наконецъ, въ 1933 г. на мѣсто прежнихъ Гогенцоллерновъ въ Германіи явились новые вожды, возглавившіе движеніе національныхъ соціалистовъ, и снова началася прежняя работа: новые вожды потребовали уже не “мѣста подъ солнцемъ”, а “лебенсраумъ” (расширенія границъ) въ Европѣ. Снова началась борьба за первенство Германіи.

Сначала, съ благословенія Англіи, Германія не признала Версальскаго договора, потомъ присоединила Саарскую область и Австрію, затѣмъ включила въ составъ Германской Имперіи Чехо-Словакію и, наконецъ, уже противъ воли Англіи, направила свои притязанія на Польшу. И Чехословакія, и Польша являются только звеньями въ цѣпи намѣченныхъ Германіей завоеваній. Если война съ Франціей и Англіей закончится для Германіи благополучно, то несомнѣнно, что за Чехо-Словакіей и Польшей послѣдуютъ Румынія, Болгарія и Югославія, т. е. другіе государства Балканскаго полуострова, населенныя славянами. А потомъ?..

Побѣдоносная Германія пойдетъ по пути даль нѣйшаго роста и расширенія. Это и не можетъ быть иначе. Таковы ужъ законы жизни, что государственныя образованія не могутъ долго оставаться въ одномъ положеніи: они или ширятся, растутъ и развиваются, или сворачиваются, хирѣютъ и распадаются. Чтобы не распасться, Германская Имперія должна будетъ расти и расширяться. Но на пути роста Германій лежитъ Россія. Потому, столкновеніе между Германіей и Россіей неизбѣжно. Никакіе временные договоры Россіи съ Германіей не помогутъ. Но когда неизбѣжный моментъ столкновенія придетъ, силы противниковъ будутъ неравныя: помимо техники, организаторскихъ талантовъ и культурного уровня. Германская Имперія будетъ насчитывать минимумъ 200 милліоновъ человѣкъ, объединенныхъ въ одинъ стальной блокъ, расположенный между Берлиномъ и Афинами. Бороться съ такой стальной массой ни одному изъ европейскихъ государствъ будетъ не подъ силу. Не сможетъ съ ней справиться и Россія.

Нужно быть очень наивнымъ, чтобы думать, что въ этой борьбѣ кто-либо придетъ на помощь Россіи. Ни Англія, ни Франція, ни Италія, ни Америка проливать кровь за русскихъ не будутъ. Могли бы кое-что сдѣлать остальные славяне, но къ этому времени они будутъ обращены въ прахъ. Что же дѣлать?

Волею историческихъ судебъ славяне въ Старомъ Свѣтѣ не сумѣли осознать общности своихъ интересовъ и кооперировать по крайней мѣрѣ въ опредѣленіи и отраженіи общихъ славянству враговъ. Целыми столѣтіями Польша “равнялась на Францію”, Болгарія на Германію, а нѣкоторые изъ славянскихъ народовъ искренно вѣрили, что, на границѣ Германіи, они смогутъ “провадыть свою державну справу самостійно”.

Слабѣйшіе изъ славянъ уже несутъ кару за свои роковыя ошибки. Немезида исторіи не пощадитъ промаховъ и болѣе сильныхъ. Военный Союзъ Германіи съ Россіей есть только временная передышка для Германіи, занятой расправой съ Франціей и Англіей.

Неужели же, живя въ свободной Америкѣ, мы будемъ спокойно взирать на надвигающуюся гибель славянства въ Еврошѣ? Конечно намъ могутъ сказать, что изъ Америки мы не можемъ измѣнить ходъ европейскихъ событій. Это вѣрно. Но здѣсь, въ свободной Америкѣ, намъ предоставляются колоссальныя возможности: передъ лицомъ нависшей надъ славянствомъ смертельной опасности мы, непосредственно не участвующіе въ борьбѣ, мы легко можемъ простить историческія обиды и несправедливости нашихъ братьевъ, мы можемъ оставить и забыть наши мелкія семейныя ссоры и объединиться въ одну братскую славянскую семью и примѣромъ своего великодушія, взаимопониманія и солидарности показать нашимъ страдающимъ братьямъ въ Европѣ, что мы понимаемъ требованія историческаго момента, что мы готовы на жертвы, что ихъ лучшіе порывы на благо народа не будутъ безслѣдно потеряны въ пучинѣ мі ровыхъ катастрофъ.

Пришла пора для славянъ въ Америкѣ объединиться!


Т. А. Березній
Секретарь О-ва РООВА


[BACK]