1914-1939 — О. Ф. Петровичъ
(ИСТОРИЧЕСКІИ ДУМЫ ПО ПОВОДУ ВО3СОЕДИНЕНІЯ
ГАЛИЦКОЙ РУСИ СЪ ДЕРЖАВНОЙ РУСЬЮ)

День сентября 17-го 1939 года былъ радостнымъ днемъ для всей Подъяремной Руси.

Того дня русская красная армія вступила въ предѣлы отвѣчного врага русского народа, шляхетско-панской Польши, чтобы отняти отъ ней то, что было Польшей заграблено послѣ войны 1914 года, даже противъ рѣшенія мирной Конференціи въ Парижѣ и освободила Галицкую Русь, восточную ей часть, изъ 600 лѣтного польского рабства.

Говорю «польского», такъ якъ и за временъ изчезнувшей изъ карты Европы Австріи, нашъ народъ стоналъ подъ режимомъ польской шляхты и польской администраціи въ Галичинѣ.

Дня 17-го сентября 1939 года повторилось то, что случилось въ войну 1914 года, когда русская, царская армія заняла Галичину и Царь Николай ІІ проголосилъ публично изъ балкона австрійского намѣстника Галичины, пана Бобжинского во Львовѣ: «да не будетъ больше Подъяремной Руси».

Ликовалъ и тогда нашъ народъ, даже больше, чѣмъ теперь, не потому лишь, что проголосилъ тіи слова русскій «бѣлый Царь», которого цѣлыи столѣтія ожидалъ нашъ народъ, а и потому, что ніякъ тогда мы не ожидали, что такъ скоро судьба повернется опять противъ насъ и противъ Державной Руси, и намъ прійдется еще долго ожидати осуществленія нашихъ надеждъ.

И теперь-то мы всѣ опять возрадовались, и радуемся, не взираючи на тое, что не всѣмъ намъ нравятся соціальный и другіи порядки въ теперѣшной Россіи, но наша радость теперь не полна. Исторія научила насъ недовѣряти. Мы все еще боимся, что вотъ судьба опять повернется и противъ теперѣшного правительства Россіи и мы опять останемся въ чужомъ ярмѣ.

Но да не случится тое и на сей разъ. Послѣ 600 лѣтъ неволи мы достойны получити свободу и быти соединены политично и культурно съ великимъ русскимъ государствомъ, о чѣмъ мечтали съ года въ годъ наши отцы и прадѣди, о чѣмъ молились печальники земли русской, за что были казнены и пережили Талергофскій адъ въ войнѣ 1914 года наши лучшіи патріоты изъ интеллигенціи и крестьянъ

Но мы достойныи настоящей свободы, а не только той »»свободы««, якая теперь существуетъ въ Державной Руси за послѣднихъ 20 лѣтъ режима одной, невеликой группы населенія Россіи, то есть коммунистичной партіи.

Такою «свободою» слова и «свободою» религіи, яка есть теперь въ «Совѣтской Россіи», массы нашого народа въ Галицкой Руси довольны не будутъ!

Мы, Галичане, 600 лѣтніе подданныи австро-польского режима, научившійся боротися за свои права, за свой языкъ, за свое названіе «Русь», «русскій» за свою христіанскую православную вѣру, не будемо довольны съ того, если, — якъ писала недавно одна коммунистична газета — будутъ насъ карати за то, если мы будемо боротися и дальше за свое русское имя противъ мазепинцевъ, продавшихъ еще за Австріи свое историчное имя «Русь», «русскій» Вильгельму и Гитлеру, а перефарбовавшихся на «украинцевъ», чтобы подъ тою формою розбивати русскій народъ.

Что русскій народъ не сдѣлалася за 600 лѣтъ неволи польскимъ, то заслуга тому наша Галицко-русская церковь и ей духовенство и никто изъ нашихъ людей не будетъ довольный, если, освободившее насъ теперѣшнее правительство Россіи, будетъ нищити наши храмы, будетъ преслѣдовати наше духовенство.

Нашему народу есть также чужда коммунистична идея и насильственно заводимыи новыи коммунистичныи порядки могутъ только озлобити нашъ народъ противъ освободившаго его русского правительства.<

Переживши благополучно подъ прапоромъ русско-національной и христіанской идеи 600 лѣтнюю неволю, нашъ народъ хотѣлъ бы видѣти въ своихъ освободителяхъ не экспериментаторовъ на скорую руку, не «пятилѣтки» коштюмъ тысячей и милліоновъ жизней нашего крестьянства и нашей многочисленной интеллигенціи, а благодѣтелей и защитниковъ всего, что было и есть дорогимъ галицко-русскому народу. Страданій то у насъ было уже достаточно отъ Нѣмца и Ляха, а отъ брата Руса мы ждемъ если уже не благодѣяній, то по крайней мѣрѣ свободы называтись русскими, свободы называти свою Родину ие Украиной, а Русью, свободы религійной и возможности трудитися мирно для ширенья русской, объединяющей весь русскій народъ, культуры.

Если къ тому всему, нашому малоземельному, или безземельному крестьянину будетъ надѣлена еще и земля изъ посѣлостей, отнятыхъ полякамъ помѣщикамъ, отдававшихъ даже наши св. храмы въ аренду жидамъ, то уже народу нашему можна будетъ жити по человѣчески.

За польскими помѣщиками народъ нашъ плакати не будетъ.

Слухаючи радіо-рѣчи разныхъ политичныхъ комментаторовъ и читаючи въ ворожо настроенныхъ противъ Россіи газетахъ о томъ, что Россія напала на Польшу и грабитъ ей земли, мнѣ хотѣлось кричати:

«Молчите враги русского народа, а если хочете говорити, или писати о русской агрессіи на Польшу, то раньше изучайте исторію».

Русскіи войска Совѣтской Россіи не сдѣлали ніякой несправедливой агрессіи! Русскіи войска взяли лишь то, что было съ поконвѣка русскимъ, и мало еще взяли, ибо оставили еще часть бывшей Россіи, то есть Холмскую Русь, оставили всю коренную, историческую Русь на западъ отъ рѣки Сяна, то есть нашу многострадальную Лемковщину, а также Карпатску (Угорскую и Буковину) Русь. И вотъ почему еще радость наша не полна. Наша эмиграція въ Америкѣ, любящая Россію, не только «бѣленькую», но и «чорненькую», и исповѣдующая единство русского народа, въ 95% то наши Лемки и ваши Карпатороссы.

Можемъ утѣшатися развѣ только надеждой, что раньше или позже прійдетъ часъ и наша Лемковская и Карпатская Русь съ Буковиной будутъ во одину со всѣмъ русскимъ народомъ и за ними на вѣки останется историческое имя: Червонная, или Прикарпатская Русь.

Дай Богъ дожита намъ Лемкамъ, Карпатороссамъ и Буковинцамъ еще и того счастливого времени, коли и наши Карпатскіи горы и поля не будутъ ни польскими, ни нѣмецкими, ни мадьярскими, ни словацкими, ни румынскими, а русскими Карпатами на всегда.

Наши ожиданія не должны быти напрасными. Карпатскіи наши верхи, орошенныи слезами и потомъ нашого народа, обильно политыи кровью русского воиства въ 1914 году, должны быти русскими.

Сила, якая опять идетъ къ намъ съ востока, а котокой такъ боятся всѣ вороги наши, намъ не страшна, бо то идетъ до насъ своя русская сила, нашъ Илья Муромецъ, воспѣтый нашними предками.

Слухаючи радю-телеграммы о томъ, что теперь дипломатичнымъ языкомъ есть языкъ русскій, мы радуемся, что не Россія идетъ на поклонъ, а къ ней, созданной русскими чудо-богатырями на продолженіи 1000 лѣтъ, посылаютъ своихъ дипломатовъ сосѣдніи, не только малыи, но и великіи государства.

Не такъ было въ прошломъ году во время пресловутого Мюнхена. Наше сердце зжималось тогда отъ боли, что Россіи никто не знаетъ, что Россію игноруютъ не только великіи, но и малыи государства. Въ то время, якъ бы не было Россіи на картѣ Европы, ей имя почти совершенно не упоминалось на страницахъ европейской и американской печати.

Великіи и малыи державы думали тогда свою думу, а именно: якъ бы поживитися насчетъ Россіи, якъ бы отторгнути отъ ней не одну Украину, Украину 16-17 вѣка, но якъ бы отняти Россіи всю Малороссію, которую по гитлеровско-мазепинскимъ картамъ (мапамъ) называютъ, мало знающей исторію газетяри, «Великой Украиной», до которой темняки и политичныи блоферы, наши мазепо-Вильгельмо-Гитлеровцы, выключаютъ и нашу многострадальную Галицкую, Карпатскую и Буковинскую Русь.

Теперь наше недоумѣніе, наши чорныи думы перемѣнились въ радость.

Русь, созданная въ старину нашими князями, Русь объединенная Св. Владиміромъ, Русь — Россія, росширена русскими царями, Русь — Совѣтская Россія, руководившая теперь рабоче-крестьянскимъ правительствомъ, явилась опять на дипломатичной сценѣ и коли сіе пишемъ, играетъ первую скрипку.

Подъяремный русскій народъ любилъ русскихъ царей и надѣялся на нихъ.

Не берусь доказовати, или опровергати, насколько любили Галицкую Русь русскіи цари въ старину, но знаю, что послѣдній русскій царь, Николай II, любилъ насъ, подъяремныхъ русскихъ и лишь ждалъ случая, чтобы насъ освободити. Время пришло, но на жаль царская Россія временъ Николая II не была готова къ войнѣ 1914 года. О томъ знали не только русскіи дипломаты, но знали и нѣкоторыи наши Галичане. Покойный проф. 0. Гецевъ, будучи въ моемъ домѣ, коли началась война 1914 года, рвал на себѣ волосы и сотни разъ повторялъ: «Россія не готова, Россія проиграетъ». Такъ и сталося.

Нашъ народъ въ своей массѣ есть и за теперѣшнимъ правительствомъ, въ представителяхъ которого хочетъ видѣти не представителей одной партіи, а представителей великой русской дермавы. Нашъ народъ хочетъ видѣти и теперь въ русскомъ правительствѣ не поработителей, а освободителей, не гонителей, а благодѣтелей, но только исторія покажетъ, насколько наши чаянія оправдаются.

О. Ф. Петровичъ

[BACK]