Изъ Переписки А. И. Добрянскаго Съ О. Н. Марковымъ

Печатаемыя ниже письма извлечены изъ бумагъ 0. А. Маркова, редактора львовской газеты ”Галичанинъ.” А И. Добрянскій сблизился съ 0. А. Марковымъ во время своего пребыванія во Львова въ 1881— 1882 г.г. 0. А. Марковъ издавалъ въ то время газеты ’’Проломъ” и ”Вѣче” и вмѣстѣ съ А. И. Добрянскимъ судился въ 1882 г. по обвиненію въ государственной измѣнѣ. Какъ извѣстно, А. И. Добрянскій переѣхалъ послѣ освобожденія изъ заключенія въ Вѣну, а послѣ въ Инсбрукъ и къ этой эпохѣ (1882—1900) относится его переписка съ 0. А. Марковымъ.

Печатаемыя нами три письма доказываютъ лишній разъ тѣсную культурную связь, которая, несмотря ни на что, сохранилась между Подкарпатской и Галицкой Русью на протяженіи XIX стол. Она показываетъ, на сколько сильнымъ было среди дѣятелей Подкарпатской и Галицкой Руси сознаніе общности культурно-національныхъ и политическихъ интересовъ этихъ русскихъ областей и необходимости взаимопомощи для національнаго и политического возрожденія русскаго народа въ предѣлахъ бывшей Австро-Венгріи. Съ другой стороны, эти письма раскрываютъ и духовный міръ карпаторусскихъ лидеровъ того времени, которые стояли во главѣ нашего національнаго движенія въ Австро-Венгріи. То, во что сами вѣрили, они внушали и народу. Потому то ихъ переписка чрезвычайно важна для изученія исторіи русскаго національнаго движенія въ Прикарпатьѣ.

I.

Съ нами Богъ! Вѣна. 10/6, 1883.

Дорогой другъ! Многоуважаемый Осипъ Андреевнчъ! Получивъ въ исправности почтеннѣйшее Ваше письмо (по обычаю редакторовъ безъ датума), я спѣшу благодарить Васъ отъ всего сердца, что Вы, несмотря на собственную нужду, такъ долго изволили ждать на возвращеніе долга. Я, правда, не зналъ до недавна, что я Вамъ еще долженъ, такъ какъ я давно писалъ женѣ, чтобъ она поторопилась возвратить Вамъ долгъ; но видно, была и въ Чертежѣ бѣда, не позволяющая воздать долгъ. Простите, не вмѣняйте во зло, что я опоздалъ.

Надѣюсь, что отецъ Иванъ (Наумовичъ) возвратился домой благополучно; если стрѣтитесь съ нимъ, сообщите, пожалуйста, ему, что лежащая до нынѣ въ кассаціонномъ судѣ апеллата, или вѣрнѣе кассаціонный рекурсъ, по моему мнѣнію, никакъ не рѣшится, а кончится амнистіей, ожидаемою по поводу благополучнаго рожденія государыни цѣсаревны. Это извольте сообщить и Венедикту Михайловичу Площанскому, но никому иному, такъ какъ открытіе этой тайны могло бы имѣть очень печальныя послѣдствія для всѣхъ.

Сообщенное Вами обстоятельство, что пошатнулось здоровье Ваше, не мало тревожить меня, такъ какъ матеріальныя потери, понесенныя всѣми подсудимыми въ нашемъ процессѣ, между прочими и Трембицкимъ и Ничаемъ, будутъ чувствоваться лишь временно, не долго; но здоровье не возвратится ни трудолюбiемъ и бережливостью, ни подаяніями даже щедрыми ближнихъ, а единственно по милости Бога. Къ Нему прибѣгайте съ вѣрою, надеждою и любовью, а Онъ творяй чудеса спасетъ Васъ, такъ какъ Онъ благъ и человѣкодюбецъ. И отецъ Иванъ, здоровье котораго тоже пошатнулось въ слѣдствіе тюремнаго заключенія, полагаетъ надежду свою единственно на Господа, Который не оставитъ уповающихъ на Него и можетъ возвратить здоровье и посредствомъ употребляемаго отцомъ Иваномъ лѣченія омеопатическаго, едва-лп проводящаго по себѣ какого либо дѣйствія.

Жалѣю я, что Вы должны были прекратить изданіе популярной газетки ”Вѣче”; но еще болѣе жалѣю о причинѣ прекращетнія, которая, какъ и всѣ иныя неудобства, едва ли не въ томъ кроется, что не удалось общежелаемое соединеніе редакцій ’’Пролома” и ’’Слова.” Пропущена, кажется, благопріятная минута, въ которой возможно было соединеніе.

Прощайте, дорогой мой другъ! Передайте мой привѣть всѣмъ живущимъ въ надеждѣ воскресенія, именно членамъ нашего Касина, и здравствуйте всегда въ благой памяти душевно Вамъ преданнаго

Адольфъ Ив. Добрянскій.

(P. S.) Передайте Ивану Антоновичу, что я въ слѣдствіе письма его къ Сенкевичу составилъ статью, простирающуюся на 10 листовъ о нашей церкви.

II.

Съ нами Богъ. Разумейте языцы и покаряйтеся, яко съ нами Богъ! Инсбрукъ-Вильтенъ. Andreas Hoferstrasst. 9, 23/12, 1890.

Многоуважаемый, дорогой другъ и сострадалецъ, Осипъ Андреевичъ!

Отъ всего сердца благодарю Васъ за теплыя слова, которыми Вы изволили поздравить меня съ днемъ рожденія какъ отъ своего, такъ отъ имени другихъ: не могу не поздравить какъ Васъ, такъ прочихъ непозабывшихъ о мнѣ съ наступающими рождественскими и богоявленскими праздниками и пожелать всѣмъ Вамъ отъ души: во первыхъ, стойкости характера въ предстоящей, какъ мнѣ кажется, послѣдней, но отчаянной борьбѣ за существованіе австрійской Руси и ея святыни; а во-вторыхъ, полную побѣду, чтобы Вы могли ея плодами наслаждаться безболѣзненно и въ полномъ удовольствіи, не только въ наступающемъ 1891 году, но въ продолженіи еще многихъ, многихъ лѣтъ грядущаго XX столѣтія. Сдѣлайте милость, передайте эти мои благожеланія всѣмъ, отъ имени которыхъ Вы поздравили меня, а кромѣ того славному нашему ’’Академическому Кружку”, который я намѣрялъ поблагодарить за его телеграфическое поздравленіе особымъ письмомъ, но сдержался по соображеніямъ, не нуждающимся въ объясненіяхъ. Прочихъ поздравившихъ меня, будь то но телеграфу, будь то въ письмахъ, невольте поблагодарить отъ имени моего въ многораспространенной Вашей газетѣ, которую читаютъ кромѣ галицкихъ тоже pyccкie Угорщины и Буковины, которою, впрочемъ, пользуются все славянекія газеты Австріи.

Пользуясь этой приликой, чтобы заслать: 1) для общества Качковскаго на 3 года 3.00, 2) на библіотеку на годъ 1891 3.00, 3) за Русское Слово на годъ 1891 3.00, 4) за Черв. Русь на половину года 1891 7.50, 5) за Страхопудъ и Бесѣду на половину года 4.00, 6) за Новый Галичанинъ на половину года 2.60, итого 22.10, то есть вмѣстѣ двадцать два гульдена и 10 крейцаровъ.

Всѣми патріотами уважаемая и любимая Ваша газета держится славно, ей даже въ ycnѣxѣ отказать нельзя, такъ какъ за ея npимѣромъ пишутъ и другія австро-русскія газеты свободнее и убѣдительнѣе. ’’Русское Слово” отважилось даже помѣстить мой портретъ съ бioграфіей, а то самое сдѣлалъ даже ’’Листокъ”, издаваемой въ прославленной своими террористическими мѣропріятіями Венгріи. Въ концѣ концовъ мы побѣдимъ непремѣнно, такъ какъ неудовлетворенная Русь могла бы существовать только при самыхъ интимныхъ, самыхъ искреннихъ отношеніяхъ между Австріей и Россіей, которыхъ предполагать нельзя. Это давно признано, и ходить полякамъ лишь о то, чтобы удовлетворить русскихъ не переведеніемъ XIX арт. основныхъ законовъ или политическимъ и административнымъ отдѣленіемъ русской отъ польской части Кронланда, называемаго Галиціей, а какою то чечевицей, отъ которой жирѣли кромѣ ляховъ и наши Іуды искаріотскіе.

Прощайте, дорогой Осипъ Андреевичъ! Меня ужасно мучить насморкъ, мало вижу и почти не знаю, что пишу. Потому и письмо мое такое, что трудно Вамъ будетъ разобрать его, но Вы не вмѣняйте это, Бога ради, во зло душевно Вамъ преданному и вѣрному другу и сострадальцу

Адольфъ Ив. Добрянскій.

(P. S.) Зять, дочь и все внуки кланяются Вамъ, мы все здоровы, пакъ я насморкъ и самый сильнѣйшій не считаю болѣзнью.

ІІІ.

Съ нами Богъ. Разумѣйте языцы и покаряйтеся, яко съ нами Богъ! Инсбрукъ—Вилтенъ. 21/12. 1891.

Многоуважаемые Друзья!

Вѣрнѣе было бы назвать Васъ родными братьями, потому что всѣ мы дѣти Святой Руси, слѣдовательно Матери одной; одинъ и Отецъ нашъ, къ которому обращаемся ежедневно нѣсколько разъ въ мплитвѣ Господней. Но находятся въ нашей семьѣ, къ сожалѣнію, братья которые измѣнивъ изъ-за мелкихъ житейскихъ выгодъ завѣтамъ общихъ намъ Отца и Матери, разорвали дружескія сношенія съ нами, то есть оставаясь братьями по крови, перестали быть нашими друзьями, содѣйствующими къ достиженію общей цѣли. Вотъ и причина, по которой я считаю болѣе подходящимъ назвать Васъ не родными братьями, среди которыхъ есть и лица, служащія нашимъ недоброжелателямъ, а друзьями, въ непоколебимомъ народолюбіи которыхъ даже по свидѣтельству иноплеменнпковъ не было, нѣтъ и не можетъ быть сомнѣнія.

Къ Вамъ, многоуважаемые Друзья и члены славнаго ’’Академическаго Кружка”! Къ Вамъ обращаюсь прежде всего съ сердечнѣйшимъ благодареніемъ за поздравленіе съ днемъ рожденія, дышащее довѣріемъ и любовыо ко мне дряхлому старику, лично Вамъ незнакомому и доживающему при тихой работѣ послѣдте дни жизни въ отдаленномъ Тиролѣ. Высоко, весьма высоко цѣнны эти чувства, такъ какъ они истекаютъ изъ чистыхъ юныхъ сердецъ цвѣта Святой Руси, призваннаго отыграть важную роль не только въ послѣднемъ десятилѣтіи настоящаго, но и въ продолженіи будущаго ХХ-го столѣтія, значитъ въ пору, когда непремѣнно рѣшится и судьба многострадальнаго нашего народа. А это послѣднее обстоятельство приводить къ утешительнымъ соображеніямъ.

Поздравительный Вашъ телеграмъ служитъ доказательствомъ, что ложь, обманъ и лесть, обѣщанія и угрозы, изобильно употребляемые въ настоящую критическую пору, не всколебали Вашу любовь къ народу и патріотическое Ваше направленіе вообще. Вы, слѣдовательно, представляете собой будущихъ, вполнѣ надежныхъ предводителей; и извѣстный по своей живучести нашъ народъ нуждается именно только въ такихъ предводителяхъ, чтобы занять почетное мѣсто, принадлежащее ему среди другихъ народовъ по своей многочисленности не менѣе, чѣмъ по своимъ превосходнымъ дарованіямъ и качествамъ вообще. Слава Вамъ, Друзья! Если не раньше чудомъ, то безъ сомнѣнія при Вашемъ содѣйствіи получить и наша Русь все, чего въ правѣ требовать.

Приготовляйтесь къ успѣшному рѣшенію сей свѣтлой задачи уже теперь пламенною вѣрой, которая возбудитъ въ Васъ спасительное соревнованіе въ исполненіи обязанностей по части благочестія и науки; непоколебимою надеждой, которая сохранитъ Васъ отъ унынія и паденія духомъ въ виду всякихъ возможныхъ препятствій и непріятностей вообще; преимущественно же безпредѣльною любовью, которая, составляя основаніе спасенія ”душъ и тѣлесъ нашихъ”, водворитъ въ Вашей средѣ то coгacie, безъ котораго лишены и самые усердные труды желаннаго успѣха. ”Concordia res parvae crescunt, discordia maximae dilabuntur”. Потолкуйте о семь во время наступающихъ свѣтлыхъ праздниковъ Рождества и Богоявленія Христова.

Въ эти праздники поется съ одушевленіемъ въ нашихъ храмахъ многознаменательный стихъ ”Съ нами Богъ”; съ сими праздниками поздравляю Васъ, многоуважаемые друзья, отъ всего сердца, желая, чтобы Господь удостоилъ Васъ обходить ихъ не только теперь, но въ продолженіи еще многихъ лѣтъ при крѣкомъ здоровьи и полномъ благоденствіи въ славу и пользу Святой Руси, ожидающей отъ Васъ сохраненія въ полной чистотѣ прадѣдныхъ ея церковныхъ обрядовъ и съ сими неразлучно связанной народности нашего племени.

“Hic Rhodus, hic salta”. Сохраненіемъ въ полной чистотѣ нашей Святыни сохраняется жизнь, существованіе нашего народа; а ’’вся прочая придадутся намъ.”

Душевно Вамъ преданный верный другъ

Адольфъ Ив. Добрянскій.

[BACK]