Чешская Школа - Якъ Орудіе Чехизаціи Подкарпатской Руси


(Изъ меморандума, предложенного Карпаторусскимъ Автономнымъ Земледѣльческимъ Союзомъ Лигѣ Націй въ Женевѣ)

По смыслу мирного договора и конституціонной грамоты дѣло школъ и языка въ Подкарпатской Руси должно быть дѣломъ автономнымъ. Однако администрація школъ въ Подкарпатской Руси уже девять лѣтъ находится въ чешскихъ рукахъ. Благодаря этому, галицкіе украинскіе сепаратисты, которые получили въ Подкарпатской Руси убѣжище и службы при школахъ, перенесли сюда свои на галицкомъ украинскомъ діалектѣ составленныя грамматики и учебники, апробованныя чешскимъ школьнымъ управленіемъ, и этимъ создали въ Подкарпатской Руси языковую борьбу. Подчеркиваемъ, что въ Подкарпатской Руси въ теченіи одного столѣтія въ школахъ русскихъ и въ литературѣ употреблялась русская, а не украинская грамматика и правопись, слѣдовательно, введеніе галицко-польско-украинскаго языка встрѣтилось съ протестами великаго большинства карпаторусскаго народа. Ввиду того, что дѣло языка и школъ есть исключительно автономнымъ дѣломъ, о томъ рѣшать имѣетъ право только карпаторусскій народъ самъ, а не пражское правительство или подчиненные ему уряды въ Подкарпатской Руси.

Только отсутствіе автономіи сдѣлало возможнымъ, что подъ чешскимъ управленіемъ директорами гражданскихъ школъ стали по большей части чехи, учителями же въ большинствѣ эмигранты украинцы, а изъ трехъ русскихъ гимназій Подкарпатской Руси ужгородская и береговская находятся подъ вліяніемъ галицкихъ украинцевъ.

Съ 1925 года началась политика чехизаціи карпаторусскихъ школъ. Въ теченіи трехъ лѣтъ пражское правительство открыло 95 чешскихъ народныхъ школъ въ русскихъ селахъ, съ чешскими учителями и чешскимъ языкомъ. Этотъ фактъ найлучше характеризуетъ школьную политику на русской автономной территоріи. Что эта политика чехизаціи направлена къ денаціонализаціи, доказываетъ слѣдующая статистика:

Въ теченіи 1919—1925 годовъ школьная администрація открывала чешскія школы только въ тѣхъ городахъ, въ которыхъ чехи поселились въ массахъ и имѣлось достаточно дѣтей для отдѣльныхъ чешскихъ школъ, но въ учебныхъ годахъ 1925—1928 быстро были учреждены чешскія державныя народныя школы въ русскихъ селахъ, гдѣ не было достаточно чешскихъ дѣтей, или же вообще не было чеховъ. Въ Подкарпатской Руси есть только 2 села, въ которыхъ всѣ ученики чешской школы чехи (Анталовцы и Батьево колонія). Въ 9 школахъ чешскія дѣти представляютъ большинство, въ 5 чешскихъ школахъ всѣ ученики евреи въ двухъ нѣмцы, въ 48 чешскихъ школахъ евреи имѣютъ 70—98%, а въ 18 школахъ чешскихъ не было ни одного чешскаго ученика.

Въ 1927—28 учебномъ году число всѣхъ школообязанныхъ чешскихъ дѣтей въ Подкарпатской Руси составило 2624, но число учениковъ всѣхъ чешскихъ народныхъ школъ было 5131, изъ которыхъ чешской національности было только 20½%, еврейской 65%, мадьярской 7½%, русской 3%, нѣмецкой 3%.

Въ чешскихъ народныхъ школахъ учило до конца учебнаго года 1927—28 170 чешскихъ учителей; на одного учителя припадало 30 учениковъ, когда въ русскихъ народныхъ школахъ учило только 732 русскихъ учителей и на одного русскаго учителя припадало пропорціонально 80-130 дѣтей. Примѣтимъ, что въ нѣкоторыхъ чешскихъ народныхъ школахъ число учениковъ не превышало 16—25.

Быстрый ростъ чешскихъ державныхъ народныхъ школъ происходитъ тогда, когда въ Подкарпатской Руси есть нѣсколько десятковъ селъ, въ которыхъ абсолютно нѣтъ школы, ибо зданія школъ были уничтожены войною, или же школа не въ состояніи помѣститъ всѣхъ школообязанныхъ русскихъ дѣтей. Очень печальный фактъ, что въ Подкарпатской Руси въ 1928 учебномъ году 17,400 русскихъ дѣтей не посѣщало школы, а правительство чехословацкой республики вмѣсто того, чтобы старалось пополнить недостатокъ русскихъ школъ и русскихъ учительскихъ силъ, открываетъ въ массѣ чешскія народныя школы, въ которыхъ помѣщаетъ излишки чешскихъ учителей изъ другихъ частей республики, и въ которыхъ ученики не чешской народности учатся на чешскомъ языкѣ.

Въ Подкарпатской Руси есть три русскія учительскія семинаріи (Ужгородъ, Мукачево, Пряшевъ и одна семинарія для учительницъ (Ужгородъ). Эти семинаріи легко могли бы пополнить недостатокъ въ русскихъ учительскихъ силахъ. Однако чешская школьная администрація завела «numerus clausus» въ этихъ карпаторусскихъ учительскихъ семинаріяхъ, вслѣдствіе чего онѣ могутъ принять ежегодно только 30—40 учительскихъ кандидатовъ. Это ограниченіе числа кандидатовъ служитъ той цѣли, чтобы недостатокъ въ учительскихъ силахъ былъ пополненъ чешскими учителями. Вотъ чешская школьная политика въ автономной Подкарпатской Руси, вотъ чехизація карпаторусскихъ школъ въ пользу чешскихъ школъ и учителей и въ ущербъ русскихъ школъ и русскихъ учителей! Когда для 2,600 чешскихъ школообязанныхъ дѣтей есть около 100 чешскихъ школъ и 170 чешскихъ учителей, для 76,000 русскихъ школообязанныхъ дѣтей имѣется только 732 русскихъ учителей, и 17,400 русскихъ дѣтей не могутъ посѣщатъ школы. Вицегубернаторъ Подкарпатской Руси распоряженіемъ отъ 1-го мая 1928 г. за ч. 34,645 воззвалъ дирекціи чешскихъ школъ чехословацкой республики, чтобы просились па службу въ русскихъ школахъ Подкарпатской Руси, предоставляя имъ выгоды. На основаніи сего распоряженія чешскіе учителя назначены въ русскимъ школамъ отъ 1-го сентября 1928 года.

Излишне доказывать, что такая школьная политика служитъ денаціонализаціи автономной русской краины. Противостоять этой политикѣ и прекратить ее можетъ только безотлагательное осуществленіе краевой автономіи Подкарпатской Руси, фундаментомъ которой является безъ сомнѣнія самостоятельность и независимость карпаторусскихъ школъ, которыя не могутъ быть чешскими, не могутъ быть управляемы изъ Праги, но управленіе которыми должно принадлежатъ компетенціи автономныхъ органовъ.

Этой политикѣ денаціонализаціи служитъ и «языковый хаосъ», введенный чешскимъ школьнымъ управленіемъ. Борьбу русской и украинской языковой оріентаціи использовала чешская школьная политика въ своихъ цѣляхъ: «создать якой нибудь новый карпаторусскій языкъ, сблизитъ его въ чешскому, отстранить кириллицу, чтобы изолировать Подкарпатскую Русь якъ отъ русской, такъ и отъ украинской языковой оріентаціи». Однако, вопросъ языка есть, на основаніи мирнаго договора и конституціонной грамоты чехословацкой республики, исключительно автономнымъ дѣломъ Подкарпатской Руси, слѣдовательно, только Подкарпатская Русь сама можетъ опредѣлить, якую русскую правопись, грамматику и учебники хочетъ употреблять, но никогда пражское правительство.

Въ Ужгородѣ, главномъ городѣ Подкарпатской Руси, гдѣ до 1919 года не было чеховъ, нынѣ чехи составляютъ шесть тысячъ душъ населенія. Они имѣютъ свою чешскую гимназію, торговую школу, гражданскую и народную школу. Эти чешскія школы пользуются сильной моральной и матеріальной поддержкой правительства. Чешскіе учителя организованы въ отдѣльномъ обществѣ, чешскія школы являются возлюбленными дѣтьми правительства. Наоборотъ, въ русскихъ частяхъ Словакіи 220,000 русскихъ не имѣютъ до сихъ поръ ни одной гимназіи, ни одной гражданской школы, тамъ вся администрація находится въ рукахъ чехословаковъ, и державныя народныя школы употребляются для словакизаціи карпаторусскаго народа.

Если эта школьная политика будетъ продолжаться, если автономія Подкарпатской Руси не оживотворится безъ замедленія, тогда народное просвѣщеніе въ Подкарпатской Руси потеряетъ свой русскій характеръ и станетъ чешскимъ.


————ооОоо————



[BACK]