Изъ Исторіи Минувшаго Славянства — Д-ръ Дмитрій Марковъ

Славяне были до недавна пасынками Европы. Разбросанные по разнымъ чужимъ, неславянскимъ державамъ, какъ Турція, Австрія, Пруссія, славяне влачили горько свою политическую судьбу. Они постепенно вынародовлялись, были, такъ сказать, навозомъ для роста болѣе сильныхъ и культурно болѣе старыхъ народовъ. Въ одной Германіи погибло въ нѣмецкомъ морѣ много милліоновъ славянъ надъ рѣками Лаба и Одра, а могущественная Пруссія просто выросла на крови славянской. Не будь славянской могущественной державы — Россіи, славяне въ западной Европѣ и на Балканахъ медленно, но вѣрно потеряли бы отпорную силу для борьбы съ безпощадными и численными своими врагами. Лишь Россія, единственно Россія, уже самымъ фактомъ своего существованія, была тѣмъ охраннымъ валомъ противъ національной и политической гибели славянства. Геніальнѣйшій русскій человѣкъ Петръ Великій — это ясное солнышко въ исторіи нынѣ несчастнаго русскаго народа, онъ первый понялъ значеніе славянства, онъ навязалъ сношенія съ балканскими славянами — сербами и черногорцами, онъ во время своихъ путешествій по Европѣ не забылъ и интересовался отечески и судьбою Галицкой Руси. По линіи Петра пошла Россія въ Крымскую войну (1853—1855), въ русско-турецкую войну (1878); эту линію славянофильства закончила послѣдняя міровая война (1914—1918). Сотни тысячъ русскихъ солдатиковъ боролись въ русско-турецкую войну за окончательное освобожденіе славянскихъ братьевъ — сербовъ и болгаръ; костьми легли сѣрые русскіе крестьяне на Шипкѣ въ лютую зиму 1877 года, десятки тысячъ русскаго народа положили свою жизнь подъ турецкой крѣпостыо Плевной. Понынѣ хранится у подножія хребтовъ Плевны военный музей, вмѣщающій внутри своихъ помѣщеній пирамиды изъ череповъ русскихъ героевъ, взявшихъ штурмомъ крѣпостъ Плевну. Въ послѣднюю войну Россія въ защитѣ маленькой Сербіи двинула мшгліоны своего народа на ужаснѣйшую войну — въ интересѣ государственномъ и общеславянскомъ. Россія выкровавилась послѣдней войной отчасти, а можетъ быть, и главнымъ образомъ, изъ-за братьевъ-славянъ. Нынѣ времена перемѣнились. . . Многіе славяне, особенно тѣ славянскіе интеллигенты, которые сейчасъ у власти — какъ наприм., министры и президенты разныхъ славянскихъ государствъ — они свысока смотрятъ на Россію и ея будущее. Многіе не прочь оторвать отъ Россіи Украину и всю Бѣлоруссію. Россію же тѣ модерные и нынѣ высокомѣрные славянскіе интеллигенты готовы оттѣснить въ границы стараго московскаго государства, нѣкоторые даже прямо въ Азію. . . Оттого и поддерживается и финансируется пропаганда азіатскаго отечества Россіи (евразійство!); освобожденные Россіей славяне идутъ навстрѣчу соединенію разныхъ государствъ въ Европѣ противъ Россіи, какъ государства европейскаго. Что въ этомъ концертѣ европейскихъ государствъ, въ такъ зовимой «Паневропѣ», славяне будутъ играть вторую скрипку и будутъ въ будущемъ терпимы нѣмцами и мадьярами на столько, на сколько будутъ играть роль лакеевъ и первыхъ застрѣльщиковъ противъ Россіи, это модерныхъ славянскихъ политиковъ и дипломатовъ не болитъ и не безпокоитъ. Выдающійся и талантливый чешскій дипломатъ Бенешъ это ясно высказалъ въ рядѣ статей, помѣщавшихся недавно въ извѣстномъ, въ свое время австрофильскомъ, журналѣ «Slovansky Prehled». Бенешъ въ своихъ политическихъ симпатіяхъ, преобладающихъ сейчасъ на верхахъ правительства Чехословакіи, договорился до того, что освобожденіе славянъ Россіей въ послѣднюю войну назвалъ просто легендой, т. е. байкой. Что чешскій народъ, какъ таковой, иначе мыслитъ о русскомъ народѣ, о Россіи и старой и будущей, что старые чешскіе патріоты во главѣ съ Крамаржемъ возстаютъ противъ политической хулы (иначе это назвать нельзя) — это модернымъ славянскимъ политикамъ все же не помѣшаетъ вести долгое еще время антирусскую линію. Все равно противъ какой Россіи эта линія будетъ направлена, но она нынѣ уже зарисовывается и принимаетъ извѣстные контуры, т. е. контуры антирусскіе вообще.

Другимъ духомъ и другимъ благородствомъ переполнены были тѣ, которые въ самой Россіи подготовляли освобожденіе славянъ въ продолженіи чуть ли не сотни лѣтъ. Я думаю объ этой огромной части русской интеллигенціи, которая десятки лѣтъ возбуждала и русскій народъ, и русскихъ царей, и русскихъ министровъ на защиту и на освобожденіе славянъ изъ нѣмецкаго, мадьярскаго и турецкаго ига. Славянофилы въ Россіи, между которыми были выдающіеся русскіе люди — писатели и поэты, какъ Хомяковъ, Тютчевъ и Достевскій, генералы и публицисты, какъ Фадѣевъ, Черняевъ, Скобелевъ, братья Кирѣевскіе, Аксаковы, Катковъ, и много, много ученыхъ, т. е. чуть ли не всѣ профессора и люди знаній славянской и могущественной державы — Россіи.

Какъ смотрѣли тѣ благородные люди на славянство, на ихъ горькую долю, доказываютъ письма и доклады знаменитаго профессора и писателя Михаила Петровича Погодина, этого, такъ сказать, настоящаго отца славянофильства въ Россіи. Погодинъ былъ крупная, энергичная личность. Онъ написалъ много выдающихся сочиненій, онъ, подобно Петру Великому, изъѣздилъ всю Европу, для того, чтобы помочь Славянству, дабы подготовить почву для ихъ будущаго освобожденія.

Для насъ, галичанъ, Погодинъ дорогъ, вдвое дорогу чѣмъ прочимъ славянамъ. Въ 1830-хъ годахъ онъ пріѣхалъ въ Львовъ и по старорусскимъ надписямъ св. Онуфріевскаго храма въ Львовѣ попалъ къ василіанскимъ монахамъ. Онъ, такъ сказать, открылъ нашу, галицко-русскую, нужду и національное рабство; онъ впослѣдствіи вошелъ въ сношеніе со всѣми выдающимися нашими, въ то время спольщенными, интеллигентами. Его заслуга, что первая исторія Руси на галицкой землѣ — была издана его ученикомъ и другомъ Денисомъ Зубрицкимъ.

Однако память Погодина намъ, галичанамъ, дорога еще и тѣмъ, что за его идеи намъ, русскимъ «гохферретерамъ» (измѣнникамъ), пришлось страдать по тюрьмамъ; мы чуть-ли и не повисли на висѣлицѣ за сочиненія М. П. Погодина! Когда не было доказательствъ, чтобы насъ судить и приговорить, тогда нѣкоторые «фарисеи и книжники» — украинофильскіе политики и депутаты (Василько, Левицкій и другіе) ухватились послѣдняго средства. . . Было приказано доставить передъ военный судъ письма и доклады Погодина о Славянахъ и о Галицкой Руси. Письма Погодина, появившіяся въ 1860-мъ году въ Парижѣ и Лондонѣ печатно, были доставлены, благодаря информаціи украинскихъ сикофантовъ (доносчиковъ) изъ библіотеки министерства иностранныхъ дѣлъ въ Вѣнѣ. Письма Погодина читались и переводились — подъ конецъ разбирательства, ни болѣе, ни менѣе, лишь полныхъ двѣ недѣли! . . Насъ приговорили къ смерти, и благородный покойникъ и отецъ славянофильства Погодинъ поневольно оказался въ рукахъ военнаго прокурора — обвинителемъ галицко-русскаго нароода и славянъ вообще. . .

———— : ————

Прошу Васъ, г. Редактору перепечатать одно изъ знаменитыхъ писемъ великаго славянофила въ Календарѣ Общества Русскихъ Братствъ — на вѣчную память нашей трагичной исторіи и мартирологіи.


Д-РЪ ДМИТРІЙ МАРКОВЪ.

Прага., дня 1 октября.



——————⚜︎=⚜︎=⚜︎——————



[BACK]