Чи Рыба Важитъ въ Водѣ — Протоіерей Михаилъ Фекула (Michael Fekula)

На полудне отъ Пеннсильваніи есть штатъ Весть Вирджинія. Штатъ тотъ гористый и изобилуе онъ углемъ, газомъ, нафтою и другими природными богатствами. Народъ тамъ чистокровный американцы, иностранцевъ дуже мало, особенно въ центральной части штата рѣдко где можна подыбати иностранца. Здавалось бы, що тамъ повинна культура стояти найвысше. Но тамъ есть цѣлкомъ противно. Народъ вялый, неподвижный, лѣнивый, жіе бѣдно въ своихъ горахъ, питаесь кукурузянымъ хлѣбомъ и картофлями, — природный богатства мало еще тронутый, нѣтъ предпринимателей, нѣтъ капитала, нѣтъ энергіи. Менѣ прійшлось переѣзджати туда по желѣзной дорогѣ и дивлячись изъ окна вагона на тіи горы и на той народъ, завелъ я разговоръ съ однымъ американцемъ и спросилъ его: „що робитъ той народъ тутъ въ тѣхъ горахъ?” Тотъ съ улыбвою коротко отповѣдае:

„Въ лѣтѣ въ нихъ есть два званія: спять и рыбу ловлятъ, а въ зимѣ только одно, бо рыбы не ловлятъ...” И вотъ въ центральной части штата Вестъ Вирджиніи есть мѣстечко, назовемъ его русскимъ именемъ — Болотное. Положено оно въ углевомъ районѣ по обохъ берегахъ рѣчи Оленьей межи высокими горами. Полотно желѣзной дороги такъ и извивается вздолжъ той рѣчки помежи горь. Мѣстечко не велике, всего около 800 жителей чистокровныхъ американцевъ. Есть желѣзнодорожная станція или лучше сказати шопа, где помѣщаеся контора продажи билетовъ и телеграфна станція. Поѣздъ проходитъ туда два раза въ день. Такъ явъ мѣстечко Болотное является центромъ округа того-же названія то въ немъ есть и гражданскіи учрежденія, а именно: окружный судъ, криминалъ, средняя школа (гай скулъ), публичная школа, два протестантскихъ костела, три готели, два банка, почта, нѣсколько сторовъ, есть даже парикмахеръ (барберъ). Словомъ центръ въ воторомъ сосредоточенны всѣ культурный учрежденія всего округа или кавнти. Забылъ додати, есть даже тротуаръ вздолжъ одинокой улицы „Кавъ стритъ,” одинока артерія мѣсточка, которымъ можна въ дождливое время перейти не потративши черевиковъ въ болотѣ... Жителѣ ѣого мѣсточка, сонный, лѣнивыи, занимались своимъ обычнымъ занятіемъ т. е. ничегодѣланіемъ и вдругъ мовъ бы громъ съ ясного неба поразилъ всѣхъ вопросъ: Чи рыба важитъ въ водѣ? Дѣло было ось якъ: Одинъ Джекъ, занимавшись своимъ любымъ занятіемъ, т. е. ловлею рыбы въ Оленьей рѣчкѣ одного разу скочилъ яко опареный и прибѣгае возлѣ станціи, где къ пріѣзду поѣзда обыкновенно выходили на встрѣчу жители городка, и кричитъ: „Гей, ситизены славного города Болотного, разрѣшайте вопросъ: чи рыба важитъ въ водѣ?...” Въ началѣ граждане не поняли о чемъ говоритъ Длсекъ, но коли онъ сталъ имъ объясняти, що примѣромъ если зловити рыбу и вкинути тую живую рыбу въ ведро съ водою — прибавится ваги или нѣтъ?...

Вопросъ озадачилъ всѣхъ. Може быти первый разъ въ жизни жителѣ Болотного стали думати надъ такимъ серіознымъ вопросомъ. Подѣлились на группы и завели споры. Большинство было того мнѣнія, що живая рыба плавающая въ водѣ не важитъ ничь, а другая, малая часть была противного мнѣнія. Въ спорѣ приняли участіе дѣти публичной школы, ученики гай скулъ, учителѣ, учительницы, пасторы двухъ протестантскихъ костеловъ, адвокаты, доктора, готельники, сторники, майнеры, драйверы, фармеры, мужчины, женщины и дѣти. Отъ рана до ночи велись споры о рыбѣ... Такъ тягнулось цѣлый годъ. Вконцѣ прійшли всѣ до того заключенія, що живая рыба въ водѣ не важитъ ничь. Судьба загнала до того мѣогочка одного галицкого русина. Онъ былъ единственнымъ иностранцемъ въ томъ мѣсточку. Съ начала онъ въ спорѣ участія не принималъ и только посмѣховался надъ „енками.” Но вконцѣ не вытерпѣлъ и вмѣшался въ спорь. Сталъ доказувати, що рыба важитъ столько же въ водѣ якъ и безъ воды. Тое страшно взбудоражило заровумѣлыхъ Джековъ. Якъ ты намъ докажешь тое, — пытаютъ русина. Совсѣмъ просто, той отповѣдае. Побѣгъ онъ до рѣки, зловилъ невеликую рыбу, приносилъ ей въ сторъ, зважили ей — показалось рыба важила 8 унцій. Взялъ русинъ ведро, налялъ воды, зважилъ ведро съ водою и потому кинулъ въ ню рыбу. Оказалось якъ разъ 8 унцій больше... Но не тутъ то было... Твердолюбый Джеки не здались. То не вѣрно, то поддѣлка, то вага не добра, а вконцѣ одинъ крикнулъ: то рыба нежива и длятого и въ водѣ важитъ столько-же якъ и безъ воды... Хорошо сказалъ русинъ — принесу другую рыба. Пошелъ и черезъ нѣкоторое время зловилъ большую рыбу. Собралось майже все населеніе мѣсточка Болотного. Пороззявали роты и нетерпеливо ожидаютъ результата. Зважили рыбу — важитъ два фунта. Наляли воду въ ведро, зважили, кинули туда рыбу — вода съ рыбою якъ разъ два фунта важитъ больше... Що за бѣсъ — недоумѣваютъ американцы. Несоглашаются, но где-которыи уже начинаютъ сомнѣватись. Только одинъ франтъ, который ходилъ даже въ бѣломъ колнѣрику, а которого всѣ мали за великого мудрагеля, неистово кричалъ и доказувалъ свое, що рыба въ водѣ не важитъ ничь. Тогда приступае до него русинъ и каже: Случай, если бы ты несъ на плечахъ цеберъ съ водою, а я тобѣ кинулъ въ цеберъ 200-фунтовую рыбу, чи понѣсъ бы ты ее?... Тутъ мудрагель замолкъ и удралъ, чуючи себе побѣжденнымъ. Но найшлись еще и такіи, що и послѣ того утверждали свое заблужденіе. Вконцѣ прійшли они на спасительную гадку: написати въ В. Вирджинскій каледжь и запытати тамъ ученіи головы и що они скажутъ, такъ и повинно быти. И що жъ думаете? Одного прекрасного дня профессорскій персоналъ В. Вирджинійского каледжа былъ озадаченъ запросомъ гражданъ мѣстечва Болотного о томъ: чи рыба важитъ въ водѣ?... Получаютъ отвѣтъ, якъ и слѣдовало ожидати, за подписью всего профессорского персонала, що такъ дѣйстно рыба важитъ и въ водѣ.

Для жителей мѣстечка Болотного получился великій ударъ. Посрамленіе было велике. Русскій человѣкъ побѣдилъ. Съ того часу затихли споры о рыбѣ.

Твордолобы „енки” относятся съ великимъ почтеніемъ къ галицкому русину, который первый открылъ имъ таку странну правду о рыбѣ. Въ скоромъ часѣ отбывалися выборы и нашъ русинъ получилъ номинацію на школьного инспектора и былъ выбранный. Теперь, коли встрѣтится съ новыми краянами, всегда оповѣдаетъ имъ о томъ, якъ онъ научилъ „енки”, что рыба важитъ въ водѣ.

Протоіерей Михаилъ Фекула
По Рекомендаціи

— Не могли бы вы припяти того молодого человѣка на роботу.

— А що-же онъ може робити?

— И не спрашивайте. Если бы онъ до чого нибудь былъ способный, то я бы его самъ нанялъ до роботы...

FishWeightEnd

[BACK]