Убійство Царской Семьи

Много было революцій послѣднима часами. Даже и Китай, та страна въ Азіи, о которой всякій думае cъ примѣшкою предубѣжденія о дикости Азіи, даже та держава не обошлась безъ революціи. Но во всѣхъ тѣхъ странахъ царствующіи лица, противъ режима которыхъ была произведена революція, были оставлены въ покоѣ. Отобрано имъ царскіи прерогативы, но жизнь имъ оставлено. Столько опрокинено троновъ въ Германіи, но ни оденъ царствующій не палъ съ рукъ революціонеровъ. Только въ Россіи сталося иначе. Не только царя убили большевики, но убили и его семью, убили даже его свиту.

Ввиду того, що до сихъ поръ еще ходятъ слухи, що царь не убитъ, що онъ ушелъ рукъ большевиковъ и укрываеся заграницею, не отъ рѣчи буде подати доказательства о его смерти. Вотъ що говорятъ судебны документы:


І.

ДАННЫЯ СУДЕБНАГО РАЗСЛѢДОВАНІЯ

Господину Министру Юстиціи

Прокурора Казанской Судебной Палаты

РАПОРТЪ

Имѣю честь представить Вамъ, Господинъ Министръ, нижеслѣдующія данныя, добытыя предварительнымъ слѣдствіемъ по дѣлу объ убійствѣ б. императора Николая ІІ и его семьи.


Первое заявленіе.

30 (17) іюлія 1918 года въ городѣ Екатеринбургѣ товарищемъ прокурора Кутузовымъ былъ составленъ протоколъ заявленія ему гражданина означеннаго города Федора Никифоровича Горшкова о томъ, что отъ судебнаго слѣдователя Томашевскаго, узнавшаго о томъ въ свою очередь отъ лица, какъ бы бывшаго очевидцемъ, или близко стоявшаго къ совѣтской власти, ему извѣстны нижеслѣд. подробности убійства государя и его семьи.

Вся царская семья, вмѣстѣ съ б. государемъ Николаемъ ІІ., была собрана въ столовой комнатѣ, гдѣ имъ объявили, что всѣ они будутъ разстрѣляны, при чемъ вскорѣ и послѣдовалъ залпъ латышей, послѣ котораго всѣ они упали на полъ. Послѣ этого латыши стали провѣрять, всѣ ли убиты, при чемъ оказалось, что осталась жива б. великая княжна Анастасія Николаевна, и когда до нея прикоснулись, то она страшно закричала. Послѣ этого ей былъ нанесенъ прикладомъ ружья ударъ по головѣ и кромѣ того двѣ штыковыхъ раны.

Этотъ протоколъ заявленія Горшкова послужилъ основаніемъ для начатія предварительнаго слѣдствія, которое и. д. прокурора суда товарищемъ прокурора Кутузовымъ и было предложено судебному слѣдователю по важнѣйшимъ дѣламъ, Наметкину. Одновременно съ симъ въ распоряженіе судебнаго слѣдователя были переданы обгорѣлые остатки разныхъ вещей и Мальтійскій крестъ, которые были найдены при слѣд. обстоятельствахъ.


Слѣды преступленія.

Числа 16 или 18 іюлія крестьянами деревни Коптяковъ, Верхъ-Исетской волости, находящейся верстахъ въ 18 отъ Екатеринбурга, было замѣчено какое то передвиженіе красноармейскихъ отрядовъ въ расположенномъ близъ деревни лѣсу, при чемъ въ районъ этой мѣстности никто не допускался. Крестьяне упомянутой деревни, Андрей Шереметевскій, Михаилъ Алферовъ и др., послѣ оставленія этого лѣса красноармейцами, отправились туда, при чемъ протоптанная красноармейцами дорога и привела ихъ къ заброшеннымъ шахтамъ.

Здѣсь, въ шагахъ въ двухъ отъ одной изъ шахтъ, оказался наброшенный бугоръ съ остатками на немъ костра. При разрытіи этого костра названными крестьянами были найдены крестъ съ зелеными на немъ камнями, четыре бусы. При спускѣ одного изъ крестьянъ по веревкѣ въ шахту, на водяной поверхности были замѣчены плавающими палка, кора, доски, свѣжая хвоя и желѣзная лопата.

Близъ костра была замѣчена береза съ написанной на ея корѣ надписью: „Горный техникъ И. А. Фесенко 11 іюля 1918 года.” При подробномъ затѣмъ осмотрѣ этого мѣста судебнымъ слѣдователемъ, вблизи той же шахты, именуемой „Исетскій Рудникъ”, среди обгорѣлыхъ палокъ и углей была найдена старая обгорѣлая дамская сумочка; саженяхъ же въ 12 отъ шахты были найдены обгорѣлыя тряпки, кружева и какіе то черные обгорѣлые обломки.

Кромѣ того, присутствовавшимъ при обыскѣ капитаномъ Пометковскимъ былъ найденъ сильно загрязненный водянистаго цвѣта камень, значительной величины, оказавшійся затѣмъ, при осмотрѣ его впослѣдствіи черезъ эксперта ювелира, высокой цѣнности (не менѣе ста тысячъ) брилліантомъ. Недалеко отъ этого мѣста были также найдены два небольшихъ загрязненныхъ осколка изумруда и жемчуга и обрывокъ матеріи съ сильнымъ запахомъ керосина. Наконецъ, у самаго края широкой шахты, въ глинѣ найденъ небольшой осколокъ нарѣзной ручной бомбы, при спускѣ же въ шахту на стѣнахъ ея были обнаружены слѣды отъ разрыва ручной бомбы.


Въ царской тюрьмѣ.

Далѣе, въ періодъ времени съ 2 по 8 августа с. г. судебнымъ слѣдователемъ былъ произведенъ осмотръ находящагося въ Екатеринбургѣ дома Ипатьева, въ который подъ строгимъ карауломъ были помѣщены б. императоръ Николай и его семья.

Ввиду особой важности дѣла, согласно примѣчанія 2 къ ст. Учр. Судебн. Уст. и на основаніи предложенія и. д. прокурора, означеное дѣло, опредѣленіемъ Окружного Суда отъ 25 іюля (7 августа), было возложено на члена суда И. А. Сергѣева, коимъ и были произведены нижеслѣдующія слѣдственныя дѣйствія.

11—14 августа былъ произведенъ осмотръ помѣщеній нижняго этажа дома Ипатьева, гдѣ обращаетъ на себя особое вниманіе лишь одна комната, въ коей происходилъ разстрѣлъ.

Длина этой комнаты 7 арш. 8 верш. и ширина 6 арш. 4 вершка. На одной изъ стѣнъ этой комнаты, противоположной отъ выхода, имѣется 16 углубленій, расположенныхъ на разномъ растояніи отъ пола въ этой комнатѣ.

Части дерева въ тѣхъ мѣстахъ стѣны и пола, гдѣ оказались отверстія, были вырѣзаны въ видѣ квадратовъ, причемъ по осмотрѣ оказалось, что эти отверстія являются каналами для револьверныхъ пуль.

По расположенію пулевыхъ отверстій въ стѣнѣ комнаты можно придти къ заключенію, что разстрѣливались лица, стоявшія на колѣнахъ.


Разсказъ камердинера б. государя.

15—16 августа былъ допрошенъ свидѣтель Терентій Ивановичъ Чемадуровъ, состоявшій камердинеромъ б. императора Николая ІІ. Находясь въ теченіе 10 лѣтъ при царской семьѣ, свидѣтель этотъ подробно описываетъ жизнь и привычки б. государя Николая ІІ. 15 (28) апрѣля совершенно неожидано было объявлено категорическое распоряженіе центр. исп. ком. С. К. и Р. Д. о немедленномъ переселеніи царской семьи въ Екатеринбургъ, причемъ указанія б. императора на болѣзнь сына были оставлены безъ вниманія. Рѣшено было оставить больного бывшаго наслѣдника на попеченіи сестеръ и придворныхъ особъ; въ Екатеринбургъ же поѣхали б. государь съ государыней, великая княжна Марія Николаевна, а также придворные: князь Долгоруковъ, профессоръ Боткинъ и служители: онъ, — Чемадуровъ, дѣтскій лакей Сѣдневъ и комнатная женщина Демидова.

По пріѣздѣ въ Екатеринбургъ, ихъ тотчасъ же подвергли тщательному и грубому обыску, который производили нѣкій Б. В. Диковскій и комендантъ дома Авдѣевъ.

Въ домѣ Ипатьева режимъ былъ установленъ крайне тяжелый и отношеніе охраны было рѣзко вызывающее.

Домъ тщательно окарауливался какъ снаружи, такъ и изнутри, красноармейцами, которыхъ было до 36 человѣкъ. 9 (22) мая прибыли въ Екатеринбургъ и остальные члены семьи: Алексѣй Николаевичъ, Анастасія и Татьяна Николаевны и нѣсколько лицъ свиты. Онъ, свидѣтель, по пріѣздѣ въ Екатеринбургъ, былъ прямо отправленъ въ тюрьму, гдѣ и просидѣлъ до освобожденія города чехо-словацкими войсками, почему и не знаетъ какая судьба постигла б. царя и его семью.


Разсказъ преподавателя французскаго языка П. Жильяра.

12 сентября былъ допрошенъ свидѣтель Петръ Жильяръ, состоявшій преподавателемъ французскаго языка при дворѣ, который также подробно описываетъ жизнь царской семьи какъ до революціи, такъ и послѣ нея.

Согласно удостовѣренія этого свидѣтеля, предъявленный ему найденный брилліантъ былъ защитъ въ пуговицѣ или великой княжны Ольги Николаевны, или же Татьяны Николаевны. Изъ другихъ вещественныхъ по дѣлу доказательствъ свидѣтель призналъ серьги съ жемчужиной принадлежащими б. государынѣ, находя ихъ вполнѣ тождественными; найденныя же и предъявленныя пластинки со вставными зубами весьма похожи на такія же, принадлежащія доктору Боткину......


Царскія цѣнности у красноармейцевъ.

Наконецъ, 6 сентября 1918 года изъ Управленія Уголовнаго Розыска поступило дознаніе объ отобраніи значительнаго количества (около 100 штукъ) разныхъ предметовъ также принадлежавшихъ царской семьѣ, у красноармейца Кузьмы Иванова Летемитина, по поводу коихъ послѣдній объяснилъ, что получилъ эти вещи частью при уборкѣ дома Ипатьева, частью отъ своего брата Летемитина. Вмѣстѣ съ тѣмъ, состоя въ составѣ караула, охранявшаго домъ Ипатьева. Летемитинъ со словъ какого то охранника разсказывалъ, что въ ночь на 17 іюлія внизу помѣщенія дома Ипатьева б. императоръ съ женой, дѣтьми, лакеемъ, поваромъ и фрейлинами были разстрѣляны, о чемъ ему извѣстно со словъ бывшаго въ ту ночь на посту красноармейца Стрекотина.

По словамъ послѣдняго, государя убилъ комендантъ Юровскій, прочитавшій передъ тѣмъ какую то бумагу, причемъ бывшая государыня и старшая дочь перекрестились. Послѣ убійства государя, стали стрѣлять латыши и упомянутый „разводящій” рабочій Медвѣдевъ, разстрѣлявъ всю царскую семью и бывшихъ съ нимъ придворныхъ. Послѣ разстрѣла охранниками были замыты и засыпаны пескомъ на полу слѣды крови, трупы же покойныхъ помѣщены въ грузовой автомобиль.

Впослѣдствіи онъ спрашивалъ шоффера грузовика, изъ рабочихъ фабрики Злоказова, по фамиліи ему не извѣстнаго, который подтвердилъ, что трупы они вывезли въ лѣсъ, гдѣ чуть не застряли въ трясинѣ.

Опрошенный на дознаніи военный чиновникъ Петръ Алексѣевичъ Леоновъ показалъ, что 17 іюлія 1918 года, комиссаромъ снабженія фронта Горбуновымъ были потребованы 5 грузовыхъ автомобилей, изъ коихъ на одномъ было 2 бочки бензины. При этомъ два автомобили были возвращены обратно 18 іюлія съ пустыми бочками отъ бензины, 2 другихъ автомобили вернулись нѣсколько позднѣе того же 18 іюлія, послѣдній же автомобиль возвратился при такой обстановкѣ: по требованію названнаго Горбунова онъ подъѣхалъ къ Американской гостинницѣ, гдѣ помѣщалась чрезвычайная слѣдственная комиссія. Шоффера, доставившаго автомобиль, смѣнили другимъ изъ Американской гостинницы и отправили домой. Затѣмъ, 19 уже іюля, около 6 ч. этотъ автомобиль былъ возвращенъ вновь тѣмъ же шофферомъ изъ Американской гостинницы, причемъ автомобиль былъ весь въ крови и грязи, хотя было замѣтно, что его мыли.


Совѣщаніе комиссаровъ и коммунистовъ-убійцъ.

По свидѣтельству Кутенкова, онъ въ маѣ мѣсяцѣ занялъ должность завѣдывающаго хозяйствомъ рабочаго клуба на заводѣ Верхъ-Исетскомъ. Числа 18—19 іюлія, часа въ 4 утра, въ клубъ пришли: предсѣдатель исп. ком. с. р. и с. д. Сергѣй Павловичъ Млышкинъ, военный комиссаръ Петръ Ермаковъ и видные члены партіи большевиковъ: Александръ Костоусовъ, Василій Леватныхъ, Николай Партинъ и Александръ Кривцовъ. Здѣсь въ клубѣ, въ партійной комнатѣ, названныя лица о чемъ то таинственно совѣщались, при чемъ до него, свидѣтеля, донеслась фраза: „всѣхъ ихъ было 13 человѣкъ, 13-ый докторъ”.………

Увидавъ его, свидѣтеля, названныя лица, не желая продолжать разговоръ при немъ, тотъ часъ же вышли въ садъ; онъ же Кутенковъ, заинтересовавшись ихъ разговоромъ, незамѣтно прошелъ за ними, спрятался въ травѣ и сталъ слушать. Прежде всего до него долетѣла фраза Костоусова: „второй день приходится возиться, вчера хоронили, а сегодня перехоранивали”........

Изъ дальнѣйшаго разговора онъ понялъ, что Леватныхъ, Партинъ и Костоусовъ принимали участіе въ погребеніи убитаго государя и его семьи. Вопросы предлагалъ Кривцовъ, объясненія же давали и хвастались своими поступками Леватныхъ и Партинъ. Такъ, Леватныхъ между прочимъ, сказалъ: „Когда мы пришли, они были еще теплые, я самъ щупалъ царицу и она была теплая........ теперь и умеретъ не грѣшно, щупалъ у царицы”.......

Затѣмъ слѣдовали вопросы, какъ были убитые одѣты красивы ли они, сколько ихъ, при чемъ про одежду Партинъ сказалъ, что всѣ они въ штатскомъ платьѣ, что въ одеждѣ были зашиты разныя драгоцѣнности, что красивыхъ среди нихъ никого. Онъ, свидѣтель, слышалъ кѣмъ то вставленную фразу: „у мертвыхъ красоту не узнаешь”. Онъ, свидѣтель, слышалъ, какъ кто-то сказалъ, что про наслѣдника говорили, что онъ умеръ въ Тобольскѣ, но и онъ здѣсь.

О мѣстѣ погребенія убитыхъ было сказано: что сначала ихъ похоронили въ двухъ мѣстахъ за Екатеринбургомъ, а затѣмъ везли дальше и похоронили въ разныхъ мѣстахъ, но гдѣ именно они не говорили. Кто то изъ говорящихъ перечислялъ ихъ имена: „Николаша, Саша, Татьяна, наслѣдникъ, Вырубова” и еще какія то имена, которыхъ онъ не разслышалъ, при чемъ еще было сказано: „тринадцатый докторъ”.........


Прокуроръ Казанской Суд. Палаты Н. МИРОЛЮБОВЪ.

Секретарь (подпись).

Вѣрно: Начальникъ 3-го Отдѣла НИКОЛАЕВЪ.

12 декабря 1918 г. Н-ръ 38. гор. Омскъ.



ІІ.

ДОПОЛНИТЕЛНЫЯ ДАННЫЯ.

Его Превосходительству Господину Прокурору Казанской

Судебной Палаты.

Прокурора Екатеринбургскаго

Окружнаго Суда.

ПРЕДСТАВЛЕНІЕ.

За періодъ времени съ 14 ноября производящимъ слѣдствіе членомъ суда Сергѣевымъ были допрошены свидѣтели: Петръ Богоявленскій, Семенъ Новиковъ, Анна Костоусова, Наталья Котова, Елена Цеберле, Александръ Самойловъ, Федоръ Ивановъ, Ольга Демина, Афанасій Елкинъ, Галина Ощепкова, Михаилъ Томашевскій, Григорій Агафоновъ и Капитолина Агафонова.

Изъ числа означенныхъ свидѣтелей лишь послѣдніе трое: Томашевскій, Григорій и Капитолина Агафоновы внесли въ дѣло самостоятельный матеріалъ, прочіе же будучи ранѣе спрошены, на дознаніи подверждали свои показанія.

Что касается свидѣтелей: Томашевскаго, Григорія и Капитолины Агафоновыхъ, то изъ нихъ Томашевскій передаетъ разсказъ объ убійствѣ бывшаго государя Николая ІІ. и его семьи со словъ своего знакомаго, вышеупомянутаго Григорія Агафонова: этотъ послѣдній тотъ же разсказъ передаетъ со словъ своей жены Капитолины Агафоновой; сущность же показанія послѣдней представляется въ слѣдующемъ: у нея, Капитолины Агафоновой, есть братъ Анатолій Якимовъ, который состоялъ въ красной арміи и, находясь въ городѣ Екатеринбургѣ, послѣднее время былъ назначенъ въ команду, охранявшую домъ Ипатьева, гдѣ была заключена царская семья.


Картина кошмарнаго злодѣянія.

Какъ то въ іюлѣ мѣсяцѣ Анатолій пришелъ къ ней, имѣя крайне измученный видъ. На вопросъ, что случилось, онъ въ сильномъ волненіи заявилъ, что минувшей ночью „Николай Романовъ, вся его семья, докторъ, фрейлина и лакей убиты”. По словамъ Анатолія, присутствовавшаго при убійствѣ, злодѣяніе было совершено при слѣдующой обстановкѣ: въ первомъ часу ночи всѣхъ заключенныхъ разбудили и попросили сойти внизъ. Здѣсь имъ объявили, что въ Екатеринбургъ скоро придетъ врагъ и потому они должны быть убиты. По словамъ Анатолія Якимова, ихъ пришлось „пристрѣливать”, добивать прикладами, прикалывать штыками. Особенно много „возни” было съ фрейлиной Вырубовой. Она все бѣгала и закрывалась подушкой, на тѣлѣ ея оказались 32 раны.

Великая княжна Анастасія Николаевна упала въ обморокъ. Когда ее стали осматривать, она „дико завизжала”, послѣ чего ее добили штыками и прикладами. По словамъ Анатолія, сцена убійства была такъ жестока, что трудно было вынести ее и онъ неоднократно „выходилъ на воздухъ чтобы освѣжиться”. Кто именно участвовалъ въ разстрѣлѣ и сколько было убійцъ, Анатолій не говорилъ, говорилъ только, что стрѣляли не красноармейцы, а латыши и какіе то „главные” пріѣхавшіе изъ совѣта. Этихъ главных было пять чоловѣкъ.

Крови было такъ много, что ее заметали метлой. Убитых перенесли въ автомобили и увезли въ лѣсъ, гдѣ ихъ похоронили въ заранѣе приготовленной общей ямѣ. Гдѣ именно находится мѣсто погребенія Анатолій не говорилъ. Къ 6 часамъ, по словамъ Анатолія, управились совсѣмъ, при чемъ в подушкахъ нашли пачки крупныхъ денегъ и брилліанты.

Этому „признанію” Анатолія, по свидѣтельству Григорія Агафонова, нельзя было не вѣрить, такъ какъ даже къ вечеру того же дня, т. е. послѣ казни, когда онъ пришелъ съ ними проститься, видъ его былъ „прямо поразителенъ”: лицо осунувшееся, зрачки расширены, нижняя губа, во время разговора, тряслась. Ясно было видно, что за минувшую ночь онъ пережилъ что то потрясающее. Въ тот же день онъ уѣхалъ на вокзалъ и гдѣ находится въ настоящее время – неизвѣстно.

Представляя о вышеупомянутомъ и прилагая при семъ копію донесенія Товарища Прокурора Магницкаго о разслѣдованіи въ августѣ мѣсяцѣ 1918 шахты и окружающей ее мѣстности съ цѣлью обнаружить тѣла б. императора Николая ІІ. и членовъ его семьи; вмѣстѣ съ тѣмъ доношу Вамъ Господинъ Прокуроръ, что таковая же копія мною вмѣстѣ съ симъ препровождена приизводящему слѣдствіе члену Суда Сергѣеву. Независимо отъ этого, на основаніи и съ соблюденіемъ 368-І ст. У. У. С. предложено изъять изъ Екатеринбургской почтово-телеграфной конторы всю телеграфную корреспонденцію (телеграфныя ленты областного совѣта народныхъ комиссаровъ, которая окажется относящейся къ дѣлу объ убійствѣ б. императора Николая ІІ и его семьи), съ цѣлью установленія отношеній къ судьбѣ, б. императора Николая ІІ какъ ихъ самихъ, такъ и со стороны центральныхъ совѣтскихъ властей.

Наконецъ, въ дополненіе къ представленію моему отъ 20 декабря 1918 года доношу, что всѣхъ фотографическихъ снимковъ съ дома Ипатьева — мѣста заключенія б. императора Николая ІІ и его семьи, — по распоряженію Члена Суда Сергѣева, было сдѣлано 8, изъ коихъ 1 представляетъ внѣшній видъ дома въ томъ именно видѣ, какой онъ имѣлъ во время заключенія царской семьи (домъ былъ занесенъ высокимъ заборомъ изъ досокъ на подобіе тюремной ограды), остальные же снимки — внутренняго вида всѣхъ комнатъ и отдѣльный видъ комнаты, гдѣ былъ произведенъ разстрѣлъ.


Прокуроръ ІОРДАНСКІЙ

Начальникъ 3-го отдѣленія НИКОЛАЕВЪ.



ІІІ

ВЫДЕРЖКИ ИЗЪ СООБЩЕНІЯ МИНИСТРА ЮСТИЦІИ
СОЮЗНОМУ СОВѢТУ ВЪ ПАРИЖѢ.

„17 іюля крестьяне деревни Коптяки, Верхне-Исетской волости Андрей Шематьевскій, Михаилъ Алферовъ и др., замѣтили въ 18 верстахъ отъ Екатеринбурга красноармейскія части.

Послѣ ухода этихъ частей, тѣ же крестьяне, возвращаясь домой по той дорогѣ, по которой слѣдовали красноармейцы, замѣтили ямку, вырытую для костра. Разобравъ въ ней пепелъ, они нашли изумрудный крестъ, 4 корсетныхъ уса, серьги, пряжку для подтяжекъ, туфли, пуговицы и пр. вещи.

Судебный слѣдователь, произведя тщательное изслѣдованіе этого мѣста, нашелъ куски платья и кружева; кромѣ того два маленькихъ изумрудныхъ издѣлія, кусокъ матеріи съ запахомъ керосина, и брилліантъ, вдѣланный въ платину. Ювелиръ, спеціально приглашенный, опредѣлилъ особенную чистоту его воды.

Согласно экспертизѣ этого ювелира, камень принадлежалъ цѣлому колье артистической работы.

Послѣ промывки рядомъ стоявшихъ котловъ были найдены палецъ женской руки, фальшивая челюсть, осколки бомбы, кусокъ галстуха и пр. незначительные предметы.

На допросѣ Пьеръ Жильяръ, преподаватель наслѣдника, призналъ брилліантъ, за принадлежавшій одной изъ великихъ княженъ, а серьгу — эксъ-императрицѣ. Дядька же наслѣдника Деревенько узналъ челюсть, которую носилъ д-ръ Боткинъ.

Сравненіе найденныхъ серегъ съ серьгами на фотографіяхъ Александры Феодоровны не вызываетъ никакихъ сомнѣній, кому онѣ принадлежали. Другая серьга найдена не была. За то было найдено нѣсколько жемчужинъ, которыя по мнѣнію эксперта ювелира, принадлежали второй не найденной серьгѣ, идентичной съ первой.

Чтоже касается пальца, то доктора указали на особенную холенность ногтя и на принадлежность его породистой рукѣ.

Въ сентябрѣ мѣсяцѣ плѣнный красноармеецъ, по фамиліи Летеминъ доставилъ слѣдственной комиссіи около сотни вещей, принадлежавшихъ царской семьѣ.

Часть вещей онъ взялъ при чисткѣ дома Ипатьева въ Екатеринбургѣ, гдѣ содержался съ семьей отрекшійся императоръ, а остальныя вещи онъ получилъ отъ своего брата, тоже красноармейца.

Летеминъ показалъ, что онъ состоялъ въ числѣ стражи, охранявшей домъ Ипатьева.

Онъ сталъ на караулъ въ 8 час. утра 17 іюля, какъ разъ послѣ исторической ночи. Будучи уже на посту, онъ замѣтилъ нѣкоего Седенева, который былъ приставленъ къ царю. Удивленный тѣмъ, что видитъ его не въ самомъ домѣ Ипатьева, онъ спросилъ Седенева, почему онъ не при императорѣ. Седеневъ далъ уклончивый отвѣтъ, а тутъ же стоявшій другой красноармеецъ заявилъ, что въ эту ночь, царь, царица, дѣти, лакей и всѣ фрейлины были разстрѣляны; это онъ узналъ отъ Стекорина, часового при домѣ Ипатьева въ ночь съ 16 на 17 іюля. По словамъ Стекорина, убилъ императора комендантъ Туровскій, заставившій прочесть того какую то бумагу; императрица и старшіе дочери были убиты, творя крестное знаменіе. Кровь была сразу смыта, а полъ засыпанъ пескомъ; трупы же были увезены на грузовомъ автомобилѣ.


Конецъ легенды.

Несмотря на всѣ факты, доказывающіи несомнѣнность наличія гнуснаго убийства, цѣлый рядъ лицъ утверждаетъ что члены царской семьи не были разстрѣляны, а были перевезены изъ Екатеринбурга въ Пермь или Верхотурье. Въ виду этого было произведено спеціальное разслѣдованіе, которое, однако, не подтвердило эти слухи, такъ какъ не нашлось ни одного лица, которое само бы видѣло отъѣздъ царской семьи.

Недавно была захвачена вся телеграфная переписка областного екатеринбургскаго совдепа. Переписка эта будетъ тщательно изслѣдована мѣстными и центральными властями. Кромѣ того, только что арестованъ указанный выше Павелъ Медвѣдевъ, который будетъ подвергнутъ спеціальному допросу. Благодаря его показаніямъ комиссія разсчитываетъ найти мѣсто погребенія убитыхъ.

Министерство юстиціи удѣляетъ особенное вниманіе вопросу о разслѣдованіи убійства. Всѣ вещи, собранныя во время слѣдствія и принадлежавшія царской семьѣ, тщательно сохраняются и представляютъ крупный историческій интересъ’’.


Министръ юстиціи СТАРЫНКЕВИЧЪ.

Копію съ подлиннымъ завѣрилъ:

Директоръ ІІ Департамента Н. НИКИФОРОВЪ.

—————о0о—————



[BACK]