Кающійся Грѣшникъ — Графъ Л. Н. Толстой
„И сказалъ Іисусу: „Помяни меня, Господи, когда придешь во царствіе Твое”. И сказалъ ему Іисусъ: „Истинно говорю тебѣ, нынѣ же будешь со Мною въ раю”. (Луки, гл. ХХІІІ, 42, 43.).

Жилъ на свѣтѣ человѣкъ семьдесятъ лѣтъ, и прожилъ онъ всю жизнь въ грѣхахъ. И заболѣлъ этотъ человѣкъ и не каялся. И когда пришла смерть, въ послѣдній часъ заплакалъ онъ и сказалъ:

— Господи, какъ разбойнику на крестѣ, прости мнѣ!

Только успѣлъ сказать — вышла душа. И возлюбила душа грѣшника Бога, и повѣрила въ милость Его, и пришла къ дверямъ рая.

И сталъ стучаться грѣшникъ и проситься въ царство небесное.

И услышалъ онъ голосъ изъ-за двери:

— Какой человѣкъ стучится въ двери райскія и какія дѣла совершилъ человѣкъ этотъ въ жизни своей?

И отвѣчалъ голосъ обличителя, и перечислилъ всѣ грѣшныя дѣла человѣка этого и не назвалъ добрыхъ дѣлъ никакихъ.

И отвѣчалъ голосъ изъ-за двери:

— Не могутъ грѣшники войти въ царство небесное. Отойди отсюда.

И сказалъ человѣкъ:

— Господи, голосъ твой слышу, а лице не вижу и имени твоего не знаю.

И отвѣчалъ голосъ:

— Я — Петръ-апостолъ.

И сказалъ грѣшникъ:

— Пожалѣй меня, Петръ-апостолъ, вспомни слабость человѣческую и милость Божію. Не ты ли былъ ученикъ Христовъ, не ты ли изъ самыхъ устъ Его слышалъ ученіе Его и видѣлъ примѣръ жизни Его? А вспомни, когда Онъ тосковалъ и скорбѣлъ душою и три раза просилъ тебя не спать, а молиться, и ты спалъ, потому глаза твои отяжелѣли, и три раза онъ засталъ тебя спящимъ. Такъ же и я. А вспомни еще, какъ обѣщалъ Ему самому до смерти не отречься отъ него и какъ ты три раза отрекся отъ Его, когда повели Его къ Каіафѣ. Такъ же и я. И вспомни еще, какъ запѣлъ пѣтухъ и ты вышелъ вонъ и заплакалъ горько. Такъ же и я. Нельзя тебѣ не впустить меня.

И затихъ голосъ за дверьми райскими.

И, постоявъ недолго, опять сталъ стучаться грѣшникъ и проситься въ царство небесное.

И послышался изъ-за двери другой голосъ и сказалъ:

— Кто человѣкъ этотъ? и какъ жилъ онъ на свѣтѣ?

И отвѣчалъ голосъ обличителя, и опять повторилъ всѣ худыя слова грѣшника и не назвалъ добрыхъ дѣлъ никакихъ.

И отвѣчалъ голосъ изъ-за двери:

— Отойди отсюда: не могутъ такіе грѣшники жить съ нами вмѣстѣ въ раю.

И сказалъ грѣшникъ:

— Господи, голосъ твой слышу, но лица твоего не вижу и имени твоего не знаю.

И сказалъ ему голосъ:

— Я — царь и пророкъ Давидъ.

И не отчаялся грѣшникъ, не отошелъ отъ двери рая и сталъ говорить:

— Пожалѣй меня, царь Давидъ, и вспомни слабость человѣческую и милость Вожію. Вогъ любилъ тебя и возвеличилъ предъ людьми. Все было у тебя — и царство, и слава, и богатство, и жены, и дѣти, а увидѣлъ ты съ крыши жену бѣднаго человѣка, и грѣхъ вошелъ въ тебя, и взялъ ты жену Урія и убилъ его самого мечомъ амонитянъ. Ты, богачъ, отнялъ у бѣднаго послѣднюю овечку и погубилъ его самого. То же дѣлалъ и я. И вспомни потомъ, какъ ты покаялся и говорилъ: „Я сознаю вину свою и сокрушаюсь о грѣхѣ своемъ”. Такъ же и я. Нельзя тебѣ не впустить меня.

И затихъ голосъ за дверьми.

И, постоявъ недолго, опять сталъ стучаться грѣшникъ и проситься въ царство небесное. И послышался изъ-за двери третій голосъ и сказалъ:

— Кто человѣкъ этотъ и какъ прожилъ онъ на свѣтѣ? 

И отвѣчалъ голосъ обличителя и въ третій разъ перечислилъ худыя дѣла человѣка, и не назвалъ добрыхъ.

И отвѣчалъ голосъ изъ-за двери:

— Отойди отсюда: не могутъ войти грѣшники въ царство, небесное.

И отвѣчалъ грѣшникъ:

— Голосъ твой слышу, но лица не вижу и имени твоего не знаю.

И отвѣчалъ голосъ:

— Я — Іоаннъ Богословъ, любимый ученикъ Христа.

И обрадовался грѣшникъ и сказалъ:

— Теперь нельзя не впустить меня: Петръ и Давидъ впустятъ меня за то, что они знаютъ слабость человѣческую и милость Божію, а ты впустишь меня потому, что въ тебѣ любви много. Не ты ли, Іоаннъ Богословъ, написалъ въ книгѣ своей, что Богъ есть любовь и что кто не любитъ, тотъ не знаетъ Бога? Не ты ли при старости говорилъ людямъ одно слово: „Братья, любите другъ друга!” Какъ же ты теперь возненавидишь и отгонишь меня? Или отрекись отъ того что сказалъ ты самъ, или полюби меня и впусти въ царство небесное.

И отворились врата райскія, и обнялъ Іоаннъ кающагося грѣшника и впустилъ его въ царство небесное.


—————⚜—————



[BACK]