3а Названіе «Русскій» — Д. П. Пр......къ

На трактѣ каменной дороги Ярославъ-Вельзъ ростягнуте въ отдаленю отъ той дороги село старинне С. Въ томъ селѣ есть старинная церковь въ память свв. Безсребренниковъ Космы и Дамьяна, есть школа, где отъ давна учили въ ней свои учители односельчане, послѣднымъ былъ старикъ учитель Яковъ С., который, якъ писали, въ часѣ прихода въ село нѣмцевъ умеръ изъ голода.

Коли въ 1914 г началасъ та кровавая война, въ томъ селѣ арестовано много людей, за то только, що называли себе русскими. Коли австрійскіи войска переѣздили тою дорогою къ русской границѣ, то ишли пять недѣль якъ день такъ ночъ. Отъ села на просты дороги до границы есть 9 кильометровъ, но войска ишли за трактомъ. Всѣ войска ишли въ Россію подъ Ивангородъ. Коли австрійскіи войска имѣли успѣхъ подъ Ивангородомъ, тогды выпущено тѣхъ селянъ изъ постерунковой тюрьмы. Жандармы уповали на то, що они уже не помогутъ русскимъ, ибо австрійцы далеко зайшли въ Россію, другихъ подозрѣній не было, щобы тѣхъ селянъ вывозити далеко, так якъ одинокою ихъ виною было то, що они называли себе русскими и за то лишень ихъ арестовано.

Коли выпущено селянъ изъ тюрмы, русская армія побила австрійцевъ подъ Ивангородомъ, а остатки розбитой австрійской арміи удирали тою самою дорогою и маневцями въ направленіи на Ярославъ и Перемышль, и то такъ скоро, що тамъ ишли 5 недѣль, а назадъ удираючи перейшли за 3 дни. Черезъ 2 дни за тою удираючою арміею прійшли русскіи войска въ село С. и околичны села.

Выпущены изъ тюдьмы селяне возрадовались русскими, благодарили Бога за то, що Богъ допомогъ русскимъ такъ скоро дѣйствовати, и що австрійцы не мали часу ихъ знова арестовати. И такъ съ концемъ Августа 1914 г. жили майже цѣлый годъ русскимъ духомъ разомъ съ русскими воинами и благодарили Бога, що спасъ ихъ отъ тюрьмы и смерти.

Коли въ 1915 году русскіи подъ натискомъ варваръ нѣмцевъ отступали отъ Карпатъ и майже съ цѣлой Галичины, тогды роспочалися страшны бои вздолжъ той дороги которою удирали австрійцы съ подъ Ивангорода, а лежащіи села были спалены, а будынки мирныхъ селянъ розбиты гранатами. Коли въ село С., прійшли австрійцы, то забрали все, що имъ только попало, а оставшихся селянъ арештовано. Многіи изъ нихъ пойшли съ русскою арміею, но не всѣ, а которы остали, были суждены нѣмецкими и мадьярскими офицерами только за то, що у нихъ квартировали рускіи, що служили въ мѣстцевой церкви русскіи священники, для войска и селянъ службы Божіи, бо мѣстцевый священникъ утѣкъ разомъ съ австрійцями, коли тѣ утѣкали съ подъ Ивангорода.

Въ селѣ С., засуджено и покарано смертію 20 лицъ. Судъ производили варвары на ихъ власныхъ загородахъ, только за то, що у нихъ квартировали русскіи. Одну родину поляковъ 7 лицъ суджено за то, що тамъ на ихъ обойстью русскіи офицеры росположили телефоничны аппараты, трехъ суджено за то, що ихъ сыны, которы мали 18—19 лѣтъ, пойшли съ русскою арміею, 3 суджено за то, що ихъ сыны, будучи въ плѣну въ Россіи, писали письма по русски и адресовали тоже по русски, одного поляка арестовано за то, що выпилъ склянку чаю, за котору жидовка казала ему заплатити 30 гелеровъ, онъ сопротивился и сказалъ ей: „ты русскимъ продавала по 3 копейки, ж отъ мене хочешь ажь 15 центовъ за чай”. Жидовка прискаржила его якъ русского шпіона, и его укарано, за повысшіи только слова.

Многихъ суджено за то, що не ставили опора русскимъ войскамъ, которыи прійшли въ село квартировати по отступленію австрійцевъ, и въ томъ ихъ объвинено и казнено смертію.

Казнено сотки тысячъ русскихъ людей въ Прикарпатской Руси, десятки тысячъ арестовано и вывезено въ Терезіенштадтъ, Талергофъ и другіи австрійскіи крѣпости, где многіи отъ нужды и голода поумерали за русское слово и письмо.

Многихъ селянъ арештовано и суджено Богу духа винныхъ только за то, що не знали говорити по нѣмецки и тѣмъ были подозрѣваемы въ шпіонствѣ. Якъ зрадники державы, за свой материнскій языкъ положили они головами — смертію.

Якъ знаемъ изъ писемъ, варвары 20 вѣка съ нашимъ народомъ обходились горше, як со скотиною. Они вѣшали, мордовали, не только мужчинъ, но они такожь насиловали и безчестили женъ и дѣвчатъ, а кромѣ того засуждали ихъ на ту саму варварску смерть, що и мужей.

Коли тѣ варвары не моглись сами вдоволити своимъ варварствомъ, то еще запросили собѣ до того дѣла найбольшихъ вороговъ христіанства, турковъ, которы тоже не щадили никого, а порядкомъ таки мучили всѣхъ отъ старца до маленькой дитины. Тѣхъ послѣднихъ мучителей нашего народа, просили не только нѣмцы-мадьяры, но такожь просили ихъ выродки „рутены-украинцы”.

Коли появились новости о туркахъ, що они въ Галичинѣ, тогды тутъ въ Америцѣ „украинцы” во всеуслышаніе писали въ своихъ газетахъ, що ихъ братья турки прійшли въ Галичину спасати мазепію. Мазепинскіи попики молились въ церквахъ за тѣхъ „спасителей”, а ихъ братья, сестры и сродники, клали свои головы подъ турецкіи сабли и петли. Они не перебирали, а мордовали всѣхъ, ибо „рутеновъ” не знайшли, а лишь русскихъ людей. И по сей день не знаютъ о нихъ и певно не будутъ знати „рутеновъ” никогда. Но за то мазепы будутъ знати за своихъ союзниковъ турковъ, ибо будутъ читати статистику сколько тѣ прошены союзники вымордовали русского населенія за молитвы мазепинского клира.

Которыи останутъ въ живыхъ по войнѣ, розскажутъ о тѣхъ варварахъ много, а много, но мы на подставѣ писемъ можемъ пригадати тѣмъ легкодухамъ, що робили съ нашими братьями, сестрами и патріотами русского духа тѣ, за которыхъ писали и молились выродки Руси, — мазепинцы, тутъ въ Америкѣ.

Нашъ галицко-русскій народъ въ ту велику войну перенѣсъ больше всѣхъ народовъ страданій и смертныхъ казней. Перенесъ не только отъ чужихъ народовъ, нѣмцевъ, мадьяръ и турковъ, но и отъ выродковъ-зрадниковъ, мазепъ, бо тѣи послѣдны показовали русского человѣка нѣмецкимъ и мадьярскимъ вѣшателямъ и за то брали австрійскіи короны. Они за іюдинъ грошь продавали свого брата.

Черезъ Прикарпатскую многострадальную землю перейшли силы обоихъ сторонъ. Русская армія ишла мѣстцями и то по 4 разы, нѣмецкая тоже переходила тое самое и больше. Черезъ село С, переходили и русскіи и нѣмцы, послѣдны коли прійшли, не только що забрали все, що можна употребити, съѣсти, но забрали и соломины стрѣхи изъ даховъ оставшихся домовъ. Народъ осталъ безъ всего, голый, босый, безъ куска хлѣба и безъ даховъ на своихъ жилищахъ а въ додатокъ получилъ то, що якъ не умеръ изъ голода, то его суджено на смерть, только за то, що былъ русскимъ. Въ то время выродки Руси, за то Богу молились, що врагъ всего славянства вѣшае, мордуе, катуе „кацаповъ” т. е. русскихъ жителей Прикарпатской Руси, не зважаючи, що ихъ самыхъ вѣшали. Ликовали, якъ ликуютъ всѣ идіоты, непонимающіи, що дѣеся.

Намъ слѣдуе подумати надѣ тѣмъ, щобы о тѣхъ страданіяхъ не только знали тѣ, которы остали въ живыхъ, или чули о томъ. Тутъ треба намъ, дорогіи братья, фактовъ, щобы изъ тѣхъ фактовъ мы могли составити исторію о варварахъ и ихъ культурѣ, которою хотѣли насъ Прикарпатскихъ Русскихъ жителей истребити изъ лиця свѣта Божого. Такъ братья. Есть у Васъ письма, карточки, наочны свѣдки, хранѣмъ все, помнѣмъ, що говорятъ устно, а изъ того составимъ книги, въ которыхъ подробно по насъ будутъ вспоминати насъ и наши страданія.

Читаемъ въ исторіи, що на русскую землю нападали татаре, печенѣги, гуны, читаемъ, що польскіи короли судили козацкихь гетьмановъ и палили въ желѣзныхъ котлахъ (быкахъ), только за тое, що были русскими и боронили свою народность, такъ само якъ и мы въ теперешну пору, що стоимъ за свою русскую честь, народность, языкъ, обычай, есьмо суджены за то, якъ были суджены наши предки, за которыхъ говоритъ исторія. Отже-жъ нотуймо все, нотуймо исторію. Насъ не стане, но понасъ останутъ тѣ записки, которы будутъ говорити и свѣдчити о тѣхъ страданіяхъ, якіи переносилъ нашъ карпато-русскій народъ, записки скажутъ нашимъ наслѣдникамъ, що наши братья, отцы, матери, положили свои головы, за свою народность и названіе русскій.

Коли кто-нибудь читае исторію за своихъ предковъ, и читае за гоненія тѣхъ предковъ, то плаче, и ревно плаче. Тому человѣку плачь той додае духа, додае силъ быти тѣмъ самымъ человѣкомъ и называтися тѣмъ самымъ именемъ, за которе страдали его предки. Нашихъ предковъ, якъ знаемъ изъ исторіи, переслѣдовали — мучили давно чужіи народы. Теперь же въ 20 столѣтію, нашихъ братьевъ, сестеръ, патріотовъ, предводителей и будителей русского духа, судятъ, убиваютъ, не только варвары 20 вѣка, но и много до той варварской роботы допомагали выродки русского народа, мазепы.

Нотуймо все, изъ того буде исторія, а она скаже о насъ, що происходило съ нами. Исторія допоможе, може еще намъ а якъ не намъ, то нашимъ наслѣдникамъ, подумати за тѣхъ, которы насъ переслѣдовали, мучили — убивали. Изъ исторіи, изъ записокъ, можемъ мы, или наши наслѣдники, судити ихъ, на тѣхъ самыхъ основаніяхъ, на якихъ они судятъ нашихъ братьевъ и насъ въ теперешный часъ.

Насъ и нашихъ братьевъ судятъ, убиваютъ за русскость, за славянску идею, сотки тысячъ нашахъ страдальцевъ положили свое житье не за що инное, якъ только за названіе себе по прадѣдному названію: Русскій.

А мы що положимъ за то дороге названіе?

Нью Іоркъ, 1917.
Д. П. Пр......къ


[BACK]