TwoFrontsTitle

TwoFmap
Два фронты — Д-р Симеон С. Пыж

Позиции России и Германии в послі-воєнной Европі


ТЕПЕРІШНИЙ президент Чехословацкой республикы Томас Масарик, в меморандумі, составленом 10 апріля 1918 р. для президента Соед. Штатов Вильсона, высказал, меже иншым, слідуючу мысель:

“Для всіх малых народов в Восточной Европі (финляндцев, поляков, естонцев, латышей, литовцев, чехов со словаками и румунов) потребна сильна Россия, бо без сильной России они будут всеціло зависіти от ласкы Германии и Австрии. Союзникы повинны помагати России за всяку ціну и всіми возможными способами, бо єсли Германия подчынит собі Восток, она опосля росправится и с Западом.” Тот меморандум Масарик составил в Токио, где он задержался на пару дней по дорогі из охваченой революцийным пожаром России в Америку. Положение на воєнных фронтах было в тых часах дуже критичным для союзников. Совітске правительство России заключило уже сепаратный мир с центральными державами, а на французском фронті ген. Людендорф продолжал побідоносно грандиозну офензиву, наносячи удар за ударом английскым и французскым армиям, и здавалося, што он спыхне до моря англичан и французов ищы перше, чым свіжы американскы войска успіют вступити в бой. В том критичном моменті Масарик виділ ясно значение сильной России для поляков, чехов, словаков и другых малых народов Восточной Европы, а дальше и для цілой Европы. В сильной России он виділ оборону малых слабых народностей Европы перед розбуявшымся германскым империялизмом.

В світовой войні, однако, Германия была побіждена и мусіла подписати унизительный для великой державы Версальский мирный договор. По тому договору Германия была территориально уменьшена, была розоружена и так ограничена в свойой политикі, што здавалося, же на долгы рокы она не буде страшном для своих сусідов. Кромі того, в Женеві была установлена Лига Наций, котра мала гарантувати на вікы вічны мир и порядок, зробленый в Версалю. Так счезла германска опасность с горизонта европейской политикы. А як счезла германска опасность, то не потребна была и сильна Россия. Так непотребна была Россия, што сам Масарик, ставши президентом Чехословацкой республикы, в продолжение 16 літ не думал навет о установлению нормальных дипломатичных отношений с новом Россиом.

Масарик был той мысли, што совітска власть большевиков не удержится в России, а буде замінена с часом буржуазно-демократичным правительством, подобным западно-европейскым демократиям. Оставивши за собом стару полуабсолютистичну Австрию, он виділ в передовых буржуазных демократиях Англии и Франции найвысщу форму правления, до якой мусят стремитися постепенно и другы народы Европы, и в том буде заключатися их прогресс. До того буде стремитися и Россия, хоц єй, яко отсталной крайні с отсталым, народом, буде не легко досягнути тых порядков, якы уже тогды мали передовы державы западной Европы.

Но революцийна Россия выбрала иншу дорогу. Робочы массы захвативши в свои рукы власть, под руководством великых лидеров, котры виділи дадеко вперед, взялися до будовы совершенно нового порядка людского жытя, при котром мал быти устраненый всякий гнет и вызык одного человіка другим. Русскы робочы порозуміли, што при такых порядках, якы были в Англии и во Франции, робочы массы мусят жыти в нужді и в унижению, так заміст подчынятися такым порядкам, русскы робочы постановили будувати совершенно новый, социялистичный порядок. Всі привилегии старых высшых клясс были отстранены, и всі богатства были забраны из рук капиталистов и переданы на власность цілого народа. Россия была перетворена в союз совітскых республик, где всі народности, навет найменьшы. племена, получили полну национальну свободу. Освободившися так от гнету и вызыску, народны массы Совітского Союза кинулися до просвіты и до будовы нового лучшего жытя, и за короткий час 17 літ из старой отсталой России зробили направду передову страну світа. Подобного взрыва енергии народных масс и подобного розмаха в будові индустрии и розвитии культуры ищы не виділа история человічества.

В Европі, як и в цілом остальном світі, за тых 17 літ тоже произошли огромны переміны. Нынішний мир в Европі во многом напоминат тот мир, який Европа мала перед 100 літами. Як послі минувшой світовой войны великы державы собралися на конференцию и установили Версальский мир, так и в минувшом віку, послі великых Наполеоновскых войн, европейскы державы собралися на конгресс в Відню и дали Европі мир и новый порядок. Рижница єст лем в том, што Віденский конгресс 1815 р. будувал мир на иншом фундаменті, як Парижска конференция 1919 р. Віденский конгресс утвердил права королей, права историчных династий, не звертаючи увагы на национальны права народов, бо думал, што єсли королевскы династии будут задоволены, то мир в Европі буде обеспеченый на долгы рокы. Народы к их территории были подроблены и поділены помеж многочысленны династии. Но мир и тот новый порядок Віденского конгресса не был тревалым, бо народы домагалися национальных прав, хватали за оружие и вели войны за своє освобождение. Версальский мир мал быти побудованый на признанию национальных прав, на принципі самоопреділения народов. Но світ за тых 100 літ пошол далеко вперед, положение народов, сильно перемінилося, и Версальский мир оказался так же мало тревалым, як и мир послі Віденского конгресса. Оказалося, што в новых условиях признание национальных прав и даже политична независимость не мают великого значения для народа, єсли он не може найти на свойой территории достаточных средств для поддержания свого жытя и для обеспечения собі можливости Дальшого розвития. А што ищы важнійше, розвитие капитализма приводит к усилению классовых противоричий в каждом народі. Робочы и біднійшы селянскы массы, дробны торговцы и служаща и професиональна интеллигенция попадают в полну економичну зависимость от капиталистов и навет в свойом власном отечестві мусят боротися за саме существование, за кусок хліба.

“He who owns the means whereby I live, owns me,” сказал ищы Шекспир. (“Кто єст властителем средств, из котрых я жыю, єст моим властителем”). О том переконуются все больше трудовы массы в капиталистичных державах, и всюда, заміст старой борьбы за национальны права и гражданскы демократичны свободы, заострюєся все больше кляссова борьба меже капиталом и трудом.

Як на наглядный примір, можна указати на Польшу. Из всіх европейскых народов полякы мусіли вести найбольше затяглу борьбу за свою национальну свободу и на ту борьбу они потратили страшно много сил. Но коли получили независиму Польшу, то скоро переконалися, што та свобода не така уже цінна, як они думали. Профессор Краковского университета Роман Дыбоский; напримір, видит в том иронию истории, што освобождение Польшы, за котре полякы так много жертв понесли, было добыто только в таку епоху, коли суровы факты примушуют каждого признати, што самоопреділение народов не єст лікарство от всіх хворот, и што серединна и восточна Европа, перебудовавшися на национальной базі, пострадала сильно економично. В подобном положении нашлися и другы малы народы, котры добилися национальной независимости, но утратили можливости економичного розвития.

Послі короткого периода послівоєнной “просперити” всі капиталитичны державы были охвачены острым економичным кризисом. Миллионы робочых осталися без роботы; селянскы массы были розорены низкыми цінами земледільскых продуктов; дробна буржуазия так само была втягнена в круговорот нужды. В трагичном положении нашлася и молодеж, котра Дорастала до своих літ и глядадала собі занятия. Всюда двери были закрыты перед ней. Тоты голодны и обездолены народны массы не могли сидіти тихо и нести покорно свою нужду. Они глядали способов, штобы вырватися из того положения. Так во всіх капиталистичных державах началися грозны рухы обездоленых народных масс, котры потрясали всі основы старого порядка.

Правительства, т. є. богаты кляссы, котры в капиталистичных державах тримают власть в своих руках, попали в панику и начали глядати всякых способов, штобы бідны народны массы утримати в покорі. Перше бывало, што духовенство с його проповідями о царстві небесном и всякыми страхами могло тримати народны массы в рамках послушенства, но тепер та задача становится все труднійшом для духовенства, бо народ чытат больше, організуєся и розуміє лучше світ. Длятого пануючы кляссы были принуждены хвататися другых способов.

С одной стороны, безроботным массам по містах и ожебраченым фармерам кидают ту или другу запомогу, “релиф”, а с другой поддержуют всякых демагогов и ложных спасителей, котры стараются отвернути увагу бідных масс от правдивой причыны их нужды и от борьбы за свои права.

Но где и тоты способы не помагают, бо робочы массы уже не дают віры такым демагогам, але требуют отстранениз цілой старой системы вызыску трудовых масс горстком капиталистов, там пануючы кляссы організуют открытый террор против робочых масс. Сами пануючы кляссы кидают в кут конституцию и всі демократичны свободы и пускают в ход насилие и розбой, штобы зломити духа робочых масс. Тоты методы являются уже послідном дошком ратунку пануючых клясс, они углубляют кризис и увеличуют нужду серед шырокых масс народа, но богатым кляссам удаєся хоц на який час удержати дальше свои привилегии и своє пануваня.

Як то переводится на практикі, показує найлучше примір Германии. В той страні економичный кризис принял острійшу форму, чым в другых передовых капиталистичных державах, бо Германия по світовой войні 6ыла обтяжена воєнными репарациями и стратила свои колонии и заграничны рынкы, так што огромна єй индустрия просто дусилася на маленькой территории. Не маючи ни достаточно свойого хліба для прокормления населения, ни свойой нафты, ни баволны, ни цілого ряда другых суровых продуктов для свойой индустрии, Германия не могла стояти о своих силах и не могла сохранити передове місце серед индустрияльных держав Европы. Проф. Ельтцбахер, бывший ректор высшого коммерческого института в Германии, наприм. радил зараз по войні спасати Германию через принятие большевизма. Он говорил, штр союзникы, маючи под своим контролем суровы продукты и хліб, выкорыстуют то для ослабления німецкого народа. Длятого лучше примиритися с “нехорошыми” сторонами большевизма и приняти його, бо тогды большевизм охватит и другы страны, т. є. и союзников, а коли робочы возмут власть в свои рукы, то не будут отрывати от Германии территорий с німецкым населением. Єсли подобны мысли бродили в голові консервативного німецкого профессора, то видно из того, як безнадежно он оцінювал повоєнну ситуацию Германии.

Но германскы богаты кляссы не пошли на то. Они постановили боронити до послідного своих привилегий навет коштом национальных интересов Германии. При помочы старых социал-демократичных вождей, здрадников робочой кляссы, они подавили робочу революцию. Со свойой стороны такы капиталистичны державы, як Америка и Англия, подкормлювали Германию кредитами, штобы помочи єй стати на ногы, бо они розуміли то добре, што упадок капитализма в Германии потряс бы капиталистичну систему цілого світа. В якых огромных розмірах велося то подкормлюванье Германии, видно из того, што Германия получила из-за границы в виді кредитов далеко больше грошей, чым она сама выплатила союзникам в виді воєнных репараций. Однако, коли економичный кризис притис всі капиталистичны державы, то и тото подкормлюванье германского капитализма заграничными кредитами мусіло прерватися. Економичне положение Германии начало быстро погоршатися, нужда серед населения росла, а рядом с тым росли и революцийны настроения серед робочых масс. Тут для спасения власти буржуазной кляссы осталося лем одно средство, а то террор. То средство она нашла в т зв. национал-социялистичном руху Гитлера. При щедрой финансовой поддержкі со стороны великых индустрияльных магнатов Германии и сусідных стран Гитлер успіл объєдинити под своим знаменем массы обездоленой германской молодежи и бывшых офицеров и так створил кулак, котрый можно было повернути против робочых масс. За грошы тых же индустрияльных магнатов Гитлер створил громадный аппарат пропаганды, штобы германскы народны массы перетягнути на свою сторону. Не перебираючи в средствах, Гитлер добился свойой ціли: його партия сталася скоро найсильнійшом в Германии, и стара правяща класса отдала в його рукы державну власть.

Захвативши в свои рукы власть, Гитлер росправился с робочими организациями и пустил в ход безпощадный террор для подавления революцийного робочого руху. Розгромивши робочы организации в Германии, Гитлер объявил себе перед світом спасителем Германии от коммунистичной революции. Скоро он пошол ищы дальше и начал выставляти себе и свой рух спасителем цілой Европы и европейской цивилизации от “азиатского большевизма”, бо, як указуют гитлеровцы, єсли бы коммунизм побідил в Германии, то значыт, єслу бы германскы робочы скинули капитализм и установили в свойой страні робочу власть, то и в остальной Европі капиталистична система мусіла бы упасти. Но Гитлер не мыслит задоволитися побідами над робочым революцийным рухом в Германии, а готовится открыто до войны против Сов. Союза и призыват на свою сторону всіх, кто хоче боронити капиталйстичну систему и культуру.

И так в Европі, а дальше и на цілом світі, творятся два фронты, на котрых громадятся силы нового и старого порядка до рішающой битвы: социялистичный, робочий фронт и капиталистичный, буржуазный фронт. Руководство силами першого фронта перешло к совітскому Союзуг Масарик в 1918 р. виділ в сильной России оборону малых народов восточной и центральной Европы перед германскым империялизмом. Но як перемінилася ситуация в цілом світі от того часу и як перемінилася и роль той державы, котра выросла на розвалинах старой царской России! Ныні на Совітский Союз смотрят як на оборону не тилько малы угнетенны народы, но и угнетенны робочы массы цілого світа, а также лучша часть интеллигенции всіх народов, котра видит в гниючом капитализмі найбольшу перешкоду для культурного прогресса каждого народа и всього человічества. Руководство силами другого фронта взяла на себе гитлеровска фашистка Германия. Но капитализм ныні означає империялизм, захват чужых территорий и угнетение слабых народов. Так и тут, хоц Гитлер и кличе всіх капиталистов всего міра на свой фронт для борьбы против Сов. Союза, и хоц головны капиталисты в каждой страні симпатизуют с ним и готовы помагати йому, но шырокы массы граждан тых стран боятся воєнных приготовлений Гитлера, бо сильна Германия може не лем объявити войну Сов. Союзу во имя спасения капиталистичной системы, но и начати империялистичну войну для захвата чужых территорий и для установления свого политичного и економичного господства над цілом Европом. Длятого лем в крайне критичной ситуации, перед лицем надходящой на них робочой революции, можут правительства тых держав кинутися в объятия Гитлера, бо пануючы кляссы скорше згодятся пожертвовати своими национальными интересами и политичном независимостьом свойой страны, як своими кляссовыми привилегиями.

Но што як раз в Германии можна было створити такий массовый рух для обороны буржуазной цивилизации, на то зложылися и особливы географичны и историчны условия, в якых розвивался німецкий народ. Одным послівоєнным кризисом не можна объяснити такого колосального успіха гитлеровской пропаганды серед народных масс Германии. Длятого, штобы поняти природу нынішного гитлеровского руху в Германии, треба ознакомиться и с тыми особливыми условиями, в якых розвивался німецкий народ и в якых он находится ныні.


Німецка народна масса в Європі

В Європі ныні жыє около 85,000,000 німцев. Из того в самой Германии єст 65 миллионов, а остальны 20 мил. роскинены по 20 другых европейскых державах. Из тых держав найбольше німецкого населения мают слідуючы:


Австрия 6,500,000 Венгрия 600,000
Чехословакия 3,500,000 Данциг 360,000
Швейцария 2,860,000 Италия 300,000
Франция 1,700,000 Люксембург 250,000
Польша 1,350,000 Бельгия 150,000
Румыния 800,000 Литва 131,000
Югославия 700,000 Голландия 80,000
Сов. Союз 1,000,000 Латвия 75,000
Дания 60,000 Естония 30,000

11 из названых выше держав, с общым чыслом их німецкого населения около 17,000,000, граничат с Германном.

Тот факт, што така громадна часть німецкого народа примушена жыти за преділами Германии, дал Гитлеру чрезвычайно сильну подставу для розвития крайне националистичной пропаганды в массах німецкого народа в Германии. Тут не трудно было доказувати, што другы европейскы державы и народы не дают жыти и розвиватися німецкому народу, бо не лем саму Германию сковали желізными путами Версальского мирного договора, но и отділили от той Германии 20 миллионов німцев, штобы их постепенно вынародовити. Гитлер начал голосити, што цілью його политикы буде не лем объєдинити всіх німцев в одну велику германску империю, но и присоєдинити к той империи земли другых народов, штобы дати німецодму народу достаточно місця для дальшого розмноження, и, роста німецкой расы в Європі. Єсли ныні німцев в Європі 85 мил., то по словам Гитлера, приблизительно через 100 літ их буде в Європі 250 мил,, и для всіх мусит быти земля и средства для существуванья и розвития. Оправдание для такого захвата німцами чужых территорий. Гитлер находил в историчных традициях німецкого народа и в пангерманской теории о высшости германской расы.

Німецкий народ заселят саму середину Европы — территорию меже ріками Рейном и Вислом. Приблизительно ту саму территорию германскы племена занимали 2,000 літ тому назад, коли перший раз выступили на историчну сцену.

Но за тоты два тысячелітия свойой истории германскы племена часто прорывалися из той старой территории на запад, на полудне и на восток, и забирали с оружием в руках земли сусідных народов. Были часы, што нынішна Галичина и земли гет аж до Дніпра, Дона и Чорного моря находилися в руках германскых племен. Был час, што ціла нынішна Италия, Франция и больша часть Англии и Испании была в германскых руках, и был тоже час, што Венгрия и Югославия были заняты тым або другым германскым племенем. Єсли ныні Гитлер, подобно пангермаискым империялистам перед світовом войном, выступат с претензиями на большу часть Европы и говорит о “историчных правах” германской расы, то тоты “права” он може до певной міры вывести из историчных воспоминаний, бо дійствительно в ту або другу историчну епоху германскы племена владіли майже цілом Европом.

Однако в прошлом германскым племенам не удавалося укріпити на долго своє пануванье на завоєваных ними территориях за преділами той старой области, котру занимали на зарі свойой истории. В Италии, Испании и во Франции они быстро змішалися со старым туземным населением, приняли його язык и культуру, и вынародовилися. Только на всхо ді — в нынішной Австрии и вздолж берегов Балтийского моря німцам удалося усадовитися на-добре на забраных у другых народностей территориях, выгубити або вынародовити туземне население и такым способом росшырити территорию німецкого народа.

Из тых историчных фактов Гитлер, подобно многым другым германскым империялистам, вытягат науку, што Германия може росшырятися лем на восток, коштом славянских народов, бо експанзия на полудне або запад грозит німецкому народу вынародовлением.

Чужы земли, потребны німецкому народу, тым будущым “250 миллионам”, Гитлер рішил добыти “побідоносным мечом”. С тым он совсім не скрыватся, а наоборот, открыто готовится к Завоєвательной войні. Тут он также може сказати німецкым массам, што он иде в сліды старых германскых племен, котры мечом добывали собі потребны им земли. Опираючися на историчны традиции и играючи на возбужденых национальных чувствах німецкого народа, Гитлер може тым легче одурювати народны массы Германии и вести их, до поры-до времени, за собом.

А в германской истории єст много такого, што можна выкорыстати для гитлеровской пропаганды завоєвательной политикы. В старину германскы племена, коли им робилося тісно на старых місцях, в нынішной Германии, то одно або больше племен саджали на возы своих жен и дітей, брали со собом свой скот и всьо, што можна было забрати, и так пускалися на вандровку по Европі за новыми землями. Так они переходили с місця на місце, пробиваючи собі дорогу мечом, где треба было, доки не нашли собі подходящого місця для новых поселений, або доки не погибли всі в войнах.


Походы германскых племен за новыми землями

При конци 2-го віка перед християнском ером два герм, племена Кимвры и Тевтоны подошли к границам старой Римской империи и требовали для себе новых земель от римлян. Послі кровопролитных битв тоты германскы племена были совершенно уничтожены. Согласно описаниям римскых историков, римскы легионы устроили страшну різню германскым “варварам”. Розбившы вооружены силы германцев, римляне ударили на обозы, где находилися жены и діти. Германскы жены из-за возов ставили отчаяние сопротивление и боронилися, доки больша часть из них не была перебити. Остальны были взяты в плін и проданы в рабство. Оба упомянуты племена погибли совершенно, послі Тевтонов осталося только название, котре было перенесено с часом на всю германску массу, так што и ныні німцев называют иногда тевтонами.

Но в слідуючых віках германскы племена напирают все сильнійше на границы Римской империи, переходят через Рейн, в нынішну Францию, другы напирают со стороны нынішной Австрии и Венгрии. Римляне, штрбы боронити свои владіния против воинственных германскых племен, будуют вздолж границ укріпленья, воздвигают мур и держат на тых границах громадны воєнны силы. Но коли силы Римской державы вычерпалися и вся стара социяльна и политична система прогнила до самых оснований, то, не зважаючи на свои высшы культурны и организацийны традиции, Римляне не могли уж оборонити тых отдаленых границ, и германскы племена прорвали всі стары римскы укріпления и со всіх сторон хлынули в преділы Римской империи.

В тых часах лем тота часть Европы, котра входила в склад Римской империи, была под прямым воздійствіем высшой культуры, духовной и материяльной, яку роспространял Рим на подчынены му провинции. Вся остальна Европа в том чыслі и стара Германия, находилася ищы в стадии первобытной родовой культуры, без организованой державной власти, и потому та Европа не способна была боротися с Римом. Но в 4 и 5 віках и стара Римска империя была в полном упадку и роскладі, так што в цілой Европі не было уж серьозной организованой силы для охороны старого порядка.

Якы хаотичны отношения были тогды и в самой Римской империи и в остальной Европі, видно из того, што поодинокы германскы племена, покинувши свои місця в Германии, могли вандрувати по цілой Европі, Вздолж и поперек, и покоряти под свою власть навет густо заселены и культурны провинции Римской империи, а даже и саму Италию. Наприм., германске племя готов, вырушивши с побережья Балтийского моря в 2-гом віку по Р. Х. дошло постепенно, через нынішну Польшу, Галичину, до Чорного моря и основало сильну Готску Державу, обнимавшу всю территорию от Балтийского до Чорного морей. Потом, при конці 4-го в., то племя под натиском гуннов перешло через Дунай и, совершивши громадный переход через Балканы, достигло Италии и продолжало дальше вандровку до нынішной Франции и Испании. Инше германске племя, вандалы, оставивши свои поселения в нынішной Польши, перешли цілу Европу и послі долгой вандровкы нашлися аж в Африкі, где покорили богату римску провинцию и основали своє королевство. Но прошло сто літ, и тоты страшны германскы завоєватели сами сталися жертвом того культурного жытья, серед якого нашлися, бо привыли до роскошы и лінивства, и стратили колишню силу и предприимчывость, што без труда были розбиты и покорены невеликым отрядом византийскых войск. Византийский историк той войны Прокопий оставил незабываєму картину страшной деморализации и уподленья, в яком находилося то германске племя послі столітнього пануванья в Африкі. Так тут маме найлучший примір, што и сильный, геройского духа народ, коли поставити його в иншы условия жытья, в условия богатсва, роскошы и пануванья, може дуже скоро перемінитися в стадо баранов.

Друга группа готов основала своє королевство в Италии. Потом за ними пришло туда лонгобарды, а инше германске племя, франкы, завоєвали постепенно римску провинцию Галлию, нынішну Францию, и основали там своє королевство. Всюда місцеве население, хоц мало далеко высшу культуру, як прибывшы германскы завоєватели, и превосходило их чысленно, но было так дезорганизовано и ослаблено старым прогнившым римскым режимом послідных віков Римской империи, што не могло ставити им серьозного сопротивленья.

Недавна история России може помочи нам объяснити тото дивне положенье, в яком находилася Европа посля упадку Римской империи, коли то або друге полу-дике и немногочысленне германске племя могло переходити через цілу Европу, забирати чужы земли и установляти свою власть над далеко чысленнійшыми и культурнійшыми народами. И в великой России зараз посля свергнения царского правительства была така дезорганизация, такий хаос панувал, што 150-миллионный народ был майже безсильным. Одна власть упала, а друга ищы не укріпилася, и в том часі така горстка чехов могла перейти Россию от краю до краю и могла брати собі всьо, на што лем можна было руку положити. Тайна их успіха была в том, што они были соєдинены в одну цілость, под одным руководством, а 150-миллионна масса населения России была розъєдинена, без руководства. Представители старого режима стратили всякий престиж в народных массах, и тоты идеи, котрыми они держали перше народ, провалилися. Стары пануючы кляссы России были так деморализованы, што не могли дати ниякого жывого руководства народу. Громадну енергию и творческы силы таили в собі робочы и селянскы массы, но тоты силы не были ищы приведены в рух. Велика заслуга большевитской революции єст в том, што она пробудила тоты здоровы робочы и селянскы массы к политичной и культурной діятельности и на них построила, нову власть, котра могла оборонити народы старой России от заграничного капиталистичного ярма. Без того Россия напевно была бы поділена на колонии великых держав и роспалася бы так на части, як роспалася Римска империя.


Германский натиск на славянский Восток

Но вернемеся к истории германскых племен. В центральной Европі послі переселения германскых племен в преділы бывшой Римской империи осталося много свободных або рідко заселеных земель. И тоты территории были заняты постепенно славянскыми племенами. В б и 7 віках славянскы племена от Дуная и Карпат проникли далеко на запад — заняли нынішну Чехию и всю сіверну Германию до рікы Лабы (Ельбы) а навет и дальше поза Лабу.

Минуло пару столітий, отношения в Западной Европі стабилизувалися, и на розвалинах Римской империи укріпилися новы державы, организованы германцами. Германскы племена приняли постепенно християнство и злилися с туземным населением, принявши його высшу культуру и його язык. Вслід за тым тоты окрещены и огладжены германцы повертают свои взоры на восток, на оставлену ними стару Германию. Из Франции они росшыряют християнство серед тых своих єдиноплеменных братов, котры осталися за Рейном, и начинают уже тиснути и на славян. Тот натиск на славянскы племена ведеся под видом шыреня християнской віры. Крок за кроком германцы вытісняют славян из их земель, будуют на забраной у них территории укріплены міста, монастыри и замкы и населяют их своими колонистами, штобы они тримали в подчинении то славянске население, котре не было перебите в войнах. Была то страшно упорна и кровава борьба, котра продолжалася больше 3 столітий. Но в конці концов германскы племена очыстили от славян всю полночну Германию.

Славяне не могли опертися тому германскому натиску, бо славянскы племена стояли ниже от германцев и в отношении культуры, и политичной организации. Славяне не знали укріпленых міст, жыли отдільными родами и племенами и не могли выступити дружно против спольного неприятеля.

Як безпощадна была та борьба германцев против славян, можеме видіти из слідуючых двох приміров:

В городі Мерзебургі германскы герцогы собирали всякых преступников из цілой Германии, рижных бандитов, злодяг и розбойников, и оставляли им свободу заниматися дальше своим ремеслом, но лем против славян.

Извістный маркграф Геро, вславившийся особенно своими войнами против славян, запросил одного разу на гостину до себе знатных славянскых вождей и казал их всіх перерізати.

Росправившися так со славянскыми племенами меже Лабом и Одером, германцы подошли к Подьшы и начали перти на ню с цілом силом. С часом отобрали єй Поморье и дошли до Вислы, В 13 в. идут дальше за Вислу — в нынішну Восточну Пруссию. Оден из польскых князей запросил туда Тевтонский орден німецкых рыцарей, штобы помогли му росправитися с поганскым племенем пруссаков, нападавшым на польскы земли. Рыцари Тевтонского ордена, маючи за собом поддержку, католицкой церкви и рыцарства из цілой Европы, подчинили собі скоро цілу Пруссию.

В борьбі с пруссаками Тевтонский орден выступал як защытник и шыритель християнской віры и под тым предлогом призывал собі на помоч всю християнску Европу. Но коли поганскы пруссакы были покорены, то рыцари Тевтонского ордена начали воювати с Литвом и Польшом, котра уже отдавна была християнска. Тут они скинули маску крестоносцов, навертаючых мечом поганскы народы на кристиянство, и выступили открыто перед світом яко німецкы завоєватели.

Перед лицом той угрозы со стороны Тевтонского ордена Литва объєдинилася с Польшом и под Грунвалдом, в ныніщной Вост. Пруссии, нанесла німецкым рыцарям в 1410 р. сильне поражение, котре зломило силу ордена и оставило німецкий натиск на польскы и литовскы земли.

Ищы перше иншому німецкому рыцарскому ордену, т. зв. Меченосцам, удалося проникнути дальше на восток. При помочы німецкых торговых міст тот орден основал в устью рікы Двины город Ригу и оттуда начал шырити своє християнство и німецку власть на дооколичны племена. Скоро рыцари ордена Меченосцев дошли до границ старой Руси и в 1241 р. заняли старинный русский город Псков, а дальше начали угрожати и самому Новгороду. Но в 1242 р. они были остановлены новгородскыми и суздальскыми полками под ведением Александра Невского в отчаянной битві на Чудьском озері, в т. зв. Ледовом побоищы.

Німецкы историкы доныні не можут переболіти того события. Орден Меченосцев послі того поражения не получил помочы из Германии, бо сама Германия в тых часах была занята своими внутренными межеусобицами, и так нового похода на Русь не можна было предприняти. А то поражение в Ледовом побоищы можна было німцам легко поправити, бо Русь была страшно ослаблена татарскым погромом. При малом усилии можна было заняти Новгород и дальше всі владіния новгородскы, котры простиралися через всю полночну Россию аж до Уральскых гор. Вся история Восточной Европы и цілой Европы выглядала бы иначе, єсли бы тогди удалося німецкому ордену Меченосцев возобновити с успіхом свой наступ на Восток. Но того не удалося німцам зробити ни в том самом столітню ни в слідующых.


Политична роздробленность и культурна отсталость німецкого народа

Гитлер в свойой книгі “Моя Борьба” осуджує политику старых руководителей німецкого народа головно за то, што они дробили силы німецкого народа и ставили перед собом всякы маловажны або фантастичны ціли, вмісто того, штобы сконцентрувати всю увагу и всі силы на занятие новых территорий на славянском Востокі. Німецкы императоры напримір, долгы столітия звертали постоянно очы на Рим и на Италию, хотіли панувати над Италиом и носити императорску корону, котром короновали их папы в Римі. На итальянскы походы и на борьбу с папами было потрачено много дорогого часу и страшну массу енергии німецкого народа, так што на росшыреня німецкой территории на восток не хватало уже сил.

С другой стороны, ослабляли експансивну силу німецкого народа внутренны межеусобицы. Германия была зложена из многых племен, котры не были николи в истории объєдинены под одным центральным правительством, а все мали своих герцогов, королей и другых племенных або рбластных правителей. Навет Бисмарк не мог усунути того вікового политичного роздробления Германии, бо и он, создаючи Германску империю, мусіл оставити в ней тоты стары локальны правительства.

Но и та ориєнтация на Рим: и тото политичне роздробленье Германии было природным результатом єй историчного розвития. Ныні гитлеровцы можут кричати собі о высшости германской расы, о великой німецкой культурі, но сами німцы ищы не так давно не мали того чувства свойой культурной и расовой высшости над друрыми народами, а наоборот все чулися низшыми, и культурно отсталыми перед италиянскым або французскым народом. На свою німецку бесіду німецкы аристократы и образованы люде смотріли як на варварску и стыдалися говорити ньом, цілком так, як недавно ищы у нас в Галичині интеллигенция стыдалася говорити на свойом родном языку, а в Подкарп. Руси ищы и ныні стыдаєся и волит говорити по-мадьярскы. О германском императорі Карлі Ѵ (16 ст.) передают, што он лем до своих собак говорил по німецкы. Навет знаменитый король прусский Фридрих Великий (18 ст.), котрого и гитлеровцы славлят як одного из творцов великой Германии, не любил німецкого языка, писал на ньом срашно негра мотно и говорил по-німецки лем до своих коней. Даже найбольшы німецкы поеты Гете и Шиллер не были дуже высокого мніния о німецком языку и признавали, што он уступає великым культурным языкам Западной Европы.

Со свойой стороны и культурна Европа смотріла с погордом на німцев и не уважала их за способных дойти до высшой культуры. В 17 и 18 ст. культурны европейцы смотріли на німцев як на низшу расу, подобно як Гитлер, Розенберг и др. смотрят ныні на славян. Навет в 19 ст. извістный английский писатель Матью Арнольд мог писати о німцах як о народі, умственно недорозвитом, тяжком и лінивом, котрый николи не може ровнатися с передовыми народами Европы.

Подобны взляды походили просто от того, што німцы не мали ищы свойой национальной культуры, а жыли культурными подачками из-за границы. До 15 ст. они виділи свою миссию в шыренью римского християнства меже поганскыми народами Восточной Европы, но коли та миссия скончилася, бо вся Европа стала християнском, то німцы погрязли в своих внутренных роздорах и межеусобных войнах. В 17 столітню они пережыли страшну тридцатилітну войну, котра опустошыла цілу страну и убила на долго енергию німецкого народа. Германия перемінилася в глуху провинцию Европы. Та Германия мала около 300 самостоятельных державок и поверх 1000 имперскых рыцарскых владіний, котры тоже были подобны до малых держав. Были в Германии князьи-правители, котры мали по 100 подданных. Интересы тых князей не выходили за преділы их повіта або их власного княжества. Их загранична политика заключалася дуже часто в том, што продавали своих подданных в армии другых держав.

В виду той внутренной слабости Германии німецкий натиск на восток был совершенно приостановлений. Но только натиск при помочы меча. Вмісто воєнной експансии, началася мирна колонизация. Німецкы селяне были добрыми земледільцами, и другы державы принимали их охотно яко колонистов. Восточна и Южна Европа вела постоянно борьбу с азиятскыми племенами. В тых войнах гыбла масса народа и оставалося много пустой земли. На тоты свободны земли сами правительства кликали німецкых поселенцев. Так возникли німецкы колонии в Польшы, Седмиграді, южной Венгрии и в России.

Німцы были не только добрыми земледельцами, но к тому ищы рахувалися в тых часах за самый мирный народ в Европі.


Пробуждение німецкого народа и переход к воинственному пангерманизму

Наполеоновскы войны пробудили німецкий народ из долгой спячкы. Воєнны поражения примусили правительства вводити социяльны и економичны реформы, а головно — освободити селян от панщыны. Серед міщанства и интеллигенции пробудилося национальне чувство и любов к свому німецкому языку и німецкому прошлому. Роздалися призывы к объєдинению німецкого народа в одну державу и к борьбі за освобождение німцев от рабства чужеземной культуры.

Пануючы княжескы роды и поміщикы-дворяне противилися упорно объєдинению. Но економичный рост, розвитие индустрии толкали их неудержно к объєдиненной Германии.

Под тым натиском створено найперше цловый союз германскых княжеств, а так при Бисмарку и политичный, т. є. Германску империю, котра не была єдином державом, а лем союзом держав — 22 монархий и 3 вольных міст.

Послі того объєдинения рост германской индустрии иде ищы быстрійшым темпом, Германия перемінятся в передову индустрияльну державу Европы. Для єй индустрии внутренный рынок становится тісным, она глядат заграничных рынков и колоний. При том быстром темпі индустрияльного розвития Германия при конци 19 столітня доганят уже Англию, котра до того часу была передовом индустриялъном державом світа. Меже обома державами начинатся страшна борьба за рынкы, за колонии, за новый переділ світа. Та борьба привела к світовой войні, котра окончилася катастрофично для Германии.

Германия в світовой войні мала майже цілый світ против себе. Створити таку світову коалицию против Германии удалося английской дипломатии лем потому, што германскы правящы кляссы и германска буржуазия, як лем почувствовали свою силу, начали вести грубу политику по отношению к другым державам, начали грозити всім и строити открыто планы„ захвати чужых территорий. Ныні Гитлер также пише открыто о розгромі Франции, о захваті земель Сов. Союза и о подчинению “низшой” славянской расы германскому владычеству. Тут он лем повторяє то, што долго перед світовом войном говорили германскы империялисты. Программа завоєвания средньой и восточной Европы и створеня громадной континентальной германской империи в Европі была высунена старыми пангерманскыми писателями й политиками. И та гитлеровска теория о высшости німецкой расы не нова. Німецка буржуазия, як почувствовала свою силу, то от одной крайности впала в другу. Як перше стыдалася свого німецкого языка, чувствовала свою культурну отсталость, так тепер начала голосити, што всьо німецке єст найвысше, и што німецка раса єст перша в світі.

Для лучшого пояснения того мы приведеме пару приміров.

Уже извістный німецкий економист и политичный писатель Фридрих Лист, автор проекта желізной дорогы Берлин-Багдад, розвивал планы росшыреня германскых владіний аж до Чорного Моря. Он писал, што Венгрия и славянскы краины Австрии мают быти заселены німцами. В Германии, писал он, єст много князей без княжеств, много дворян (шляхты) без фольварков и много селян без земли, а в Австрии и Венгрии єст много простого народа без князей, много провинций без добрых администраторов и много земли плохо обрабляємой, — так ясно, што німцам треба послати туда своих людей. Народны массы не німецкой расы можна буде выслати на специяльно для них назначены территории, што-то наподобие того, як были устроєны в Соед. Штатах индияне, и там их розселити под контролем німецкой администрации. Наприм., румунов он думал переселити за Дністер, на сіверне побережье Чорного моря, штобы нынішню румунску землю очыстити для німецкых колонистов. Такым способом мала быти створена могущественна Германска империя от Чорного до Адриятицкого моря и открыта дорога для німецкой експансии на Ближний и Дальний Восток. Желізна дорога Берлин-Багдад была бы головном жылом економичного жытя той огромной империи, а горы Карпаты — оборонным валом от полночы.

Як видно империялистичны планы Листа были звернены на полудневный восток — на Балканы и Константинополь. Но иншы експоненты германского империялизма перед світовом войном звертали увагу прямо на восток — на польскы земли, Галичину, Украину и взагалі западны и полудневы части России. К. Франц радил Германии разом с Австриом выступати против России и забрати єй территории по озеро Пейпус, Двину и Буг и из забраных территорий поробити маленькы княжества под протекторатом Германии.

Незадолго перед світовом войном проф. Оттон Дельфс писал, што Европа єст за мала, штобы могла в будучности вмістити нісколько великых держав. Так як в Европі сут три головны народны группы — латинска, германска и славянска, а латинску расу он рахувал уже за вымирающу, то по його словам, борьба за Европу буде вестися меже германцами и славянами, и побіда останеся за том стороном, котра буде мати обшырнійшу; территорию, больше населения и талантливійшых вождей. Длятого Дельфс призывал німцев напрями всі силы для росшыреня территории Германии на всі стороны. Не радил пхатися за океан, бо на Евразийском континенті (в Европі и Азии) єст довольно земли для колонизации. “Германизация Европы то перша задача наша,” говорил Дельфс. Меже славянскими народами русский народ занимає передове місце, и длятого Россия буде головным противником Германии, котрого треба буде уничтожити. Но Дельфс не радил начинати войны с Россиом сейчас, бо то могло бы окончится печально для Германии, а радил продолжати до часу политику мирного опануваня России через основание німецкых колоний в Сибири, на Закавказью, по Чорному и Балтийскому морю и на Волині. Только як тоты німецкы колонии оттиснут Россию от Чорного моря и окружат ю німецкым обручом, то можна буде объявити войну. Но и тогды ищы треба буде мати добрых союзников, штобы обеспечити певный успіх німецкому оружию. Дельфс думал, што такы державы, як Турция, Швеция, Румыния, Китай и Япония, пойдут охотно против России.

В 1891 р. был основаный Пангерманский Союз, котрый мал руководити том пропагандом за росшыреня германской территории и створена великой, економично самостоятельной империи, котра мала охватити всі державы центральной Европы, Балканы и Голландию. В першой линии мали быти объєдинены под властьом Германии всі области с німецкым населением, в том числі и Австрия, а так и друты территори с не-німецкым ніаселением, котры были потребны Германии для обеспечения єй економичной независимости. По словам П. Рорбаха, одного из идеологов пангерманизма, в будучности малым народностям останеся лем свобода выбирати, с якым из великых народов мают добровольно объєдинится, або к якому из них диктує им присоєдинится их географйчне положение.

Даже такий уміренный демократ, як Фридрих Науманн, стоял за осуществление пангерманской программы. В часі світовой войны он выпустил книгу “Серединна Европа”, в котрой боронит стару программу германской експансии от Гамбурга до Багдада. Передовы економичны организации Германии составили в часі світовой войны меморандум для правительства и они тоже требовали шырокых завоєваний чужых территорий в духу пангерманской пропаганды. Потом пришол Брест-Литовский мир, котрый показал наглядно, што та пангерманска программа была официальном программом германского правительства. В Брест Литовскі Германия отділила от России всі территории аж до Березины и Двины, отділила Украину и Кавказ и стремилася явно к полному роздробленню России на части.


Крах и нове возрождение пангерманизма

Всі тоты планы пангерманистов рухнули послі поражения Германии в світовой войні. Вмісто того, штобы росшырити свои территорияльны владіния и створити велику континентальну империю на цілу Европу, Германия стратила всі свои колонии и была сильно обрізана в Европі. Версальский мирный договор наложыл на Германию огромны воєнны репарации и сильны ограничения в вооружению новой армии. То был страшный удар для германскых империялистов. Они были унижены перед своим німецкым народом и перед цілым світом. На них справдилася стара поговорка: “Кто высоко літає, тот глубоко падає.”

Но на том унижению Германии выросло фашистке движение Гитлера. Германия, позбавлена колоний, стиснута в своих тісных границах, выбіднена через войну, а потом через страшну инфляцию, нашлася в безвыходном положении. Потом, коли пришол міровый економичный кризис, загранична торговля Германии начала корчитися все больше, безроботье выросло до небывалых розміров, и народ нашолся над пропастьом. Где выход? Здавалося, што выход може быти лем в пролетарской революции. Робоча клясса, захвативши власть в свои рукы и маючи под своим контролем богатійшу германску индустрию, могла ищы, при правильном роспреділению народного дохода обеспечити жытя всему населению Германии. Но при капиталистичной системі для Германии нема выхода, бо в тых узкых границах послівоєнной Германии индустрия не може робити с такым розмахом, штобы обеспечити и профит приватным капиталистам и плацу робочым массам, достаточну для поддержания их жытя.

Однако, стары правящы кляссы николи не сдают добровольно своих позиций, не отказуются сами от своих привилегий. Меже бывшым офицерством, меже безроботным студенчеством и обіднілыми дробными торговцами, урядниками и профессионалами нашлося достаточно людей, котры рішили боротися всіми средствами за стару Германию и за тото положение, яке они в старой Германии занимали. В Гитлері они нашли лидера, котрый свойом пропагандом потрафил собрати под своими знаменами громадны массы народа. Индустриялисты и стара аристократия, видячи, што им самим не удастся выйти из того положения, рішили связати свою судьбу с судьбом Гитлера. Они дали Гитлеру финансову поддержку, а потом передали му всю власть в страні.

Программа, с яком Гитлер пошол перед німецкий народ, єст просто повторение довоєнных империялистичных планов пангерманистов. Новым в ней был лем социялистичный додаток в самом названии. Гитлер назвал свою партию национал-социялистичном, штобы потягнути за собом и робочых.

Для німецкой обіднілой интеллигенции и дробной буржуазии планы Гитлера о завоєванию мечом потребных німецкому народу земель здавалися цілком природными и справедливыми. Ци не выполнена история Германии подобными войнами за новы земли? В давных часах германскы племена, як им становилося тісно на старых, місцях, як грозил им голод, собирали на возы жен и дітей и ишли добывати мечом новых земель. Чоэду бы и из теперішного кризиса не выйти Германии подобным способом? Тоты историчны традиции, в якых было воспитане население Германии, облегчил и Гитлеру його пропаганду. Його слова падали на подготовленый грунт, каждый образованый німец их понимал.

Но посадити цілу Германию на возы так, як то робили стары германцы, не можна, и потому поход с мечом за новыми землями ныні не єст так простым ділом, як был два тысячы літ тому назад. Ныні то буде означати нову світову войну. И Гитлер, захвативши власть в свои рукы, старатcя подготовити німецкий народ и Германию к такой войні.

Та подготовка означає не лем створенье армии и вооружение єй, но ищы больше духовну подготовку німецкого народа, т. є. таке воспитание, народных масс, штобы они охотно приняли войну, яко єдинственный выход для Германии.

При духовном воспитании головну роль грає расова теория гитлеровцев о высшости німецкого народа над всіми другыми народами світа. Гитлеровскы пропагандисты толкуют постоянно німецкым массам, што “полночный человік,” т. є. германцы, створили правдиву культуру человіческу, а другы народы лем приняли культуру от германцев. Стары грекы, котры создали древню цивилизацию, причисляются к германскому племени, и вообще всіх великых людей гитлеровцы стараются так або иначе вывести от германцев. До якых абсурдов доходит та пропаганда о высшости “полночного” человіка, можеме видіти, напримір, из того, што выводит оден из расовых специалистов, Герман Гаух, в свойой книгі “Новы основы наукы о расах”. Он говорит, меже иншым, што у “полночного” человіка навет зубы стоят иначе в щеках, як у другых людей. “Полночный” человік при ідлі не выдає ниякого звуку, бо он жує пищу с закрытым ртом, а люде другых рас, коли жуют пищу, издают звук, як и звірята. Уста “полночного” человіка сут червенявы, и тягнут до цілованя и любви, а шырокы уста с грубыми губами людей другых рас указуют на низку чувственность и злобивость. Люде низшых рас при бесіді вымахуют руками и ногами, и человік “полночной расы стоит спокойно, коли говорит, и навет заложыт рукы до карманов. Люде низшых рас не любят чыстоты, не мают стыду. Из всього того гитлеровский ученый выводит, што лем “полночный” человік єст правдивый человік на всі 100%, а люде иншых рас занимают посередне місце меже “полночным” человіком и звірятами.

Та расова пропаганда має на ціли воспитати в німецком народі погорду и ненависть до всіх другых народов, штобы потом каждый німец ишол и истреблял без жалю население другых рас и племен.

Кромі того, гитлеровскы пропагандисты стараются вклепати в голову німецкого народа, што йому тісно на той территории, яку ныні занимає, и длятого безусловно мусит стремитися к росшыреню германской территории, к захвату чужых земель. Такым способом правительство Гитлера не лем роспалює в свойом народі воинственный дух, но и находит собі готове оправдание для своих неудач во внутренной полнтикі. Наприм., Геринг, права рука Гитлера, объясняючи причыну, чому гитлеровске правительство не вводит в жытя тых социяльных реформ, якы обіцяло бідным массам перед своим приходом до власти, высказал таку мысель: “Коли 65,000,000 людей жыє на маленькой территории, то даремно пробовати рішити социяльну проблему, бо найважнійшого условия для рішення той справы тут бракує. Рішати социяльны проблемы дома в подобных условиях, значит будувати силу, котра могла бы потом зробити місце для существования одиниц и цілого народа (“Н. І. Таймс” от 11 апріля 1934).

Но в тот самый час гитлеровцы стараются всіми силами увеличити число рождений в Германии. С одной стороны кричат, што для того теперішного населения бракує місця, а с другой хотят, штобы население множилося, дают пожычкы ветупающым в супружество и премии многодітным семьям. А всьо то робится с той цілию, штобы населения было ищы больше. Єсли уже ныні тісно в Германии для тых 65 мил., якы там находятся, то треба зробити так, штобы населения было ищы больше, и штобы было йому ищы тіснійше, бо тогди буде ясно каждому, што треба воювати для росшыреня границ.

Министр внутренных діл д-р Фрик признал то откровенно в свойой бесіді на конференции штатных министров нар. просвіщения 9 мая 1933, коли заявил: “Германия мусит сознательно стремитися к перенаселению страны, штобы потреба росшыреня границ здавалася цілком натуральном.” А д-р Розенберг, головний идеолог заграничной политикы гитлеровского правительства, пише в свойой книгі “Мифы 20 столітня”: “Рождаємость не сміє уменьшатися, хоц бы населению было так тісно, што люде мусіли бы жыти одном мисочком рису на день. Длятого нам треба пересмотріти наш взгляд на супружеску вірность. Нарушение супружеской вірности не треба признавати за преступление против супружеского права в законном смыслі, єсли только то нарушение дало результат” (потомка).

Но кромі материальной и моральной подготовки дома, правительство Гитлера стараєся найти собі союзников и заграницей. Лидеры гитлеровской Германии знают историю німецкой експансии в минувшости, они знают, яку огромну помоч получали от цілой християнской Европы німецкы рыцарскы ордены в Восточной Европі, в 13 и 14 в. в., коли они выступали там як миссионеры християнской віры. Роспространение християнства было тогди дуже корыстным занятием для Германии, оно помогло росшырити німецкы территории далеко на восток.

Наслідуючи тоты стары приміры, Гитлер стараєся выступати ныні в подобной роли перед Западном Европом: он голосит, што гитлеровцы спасли западно-европейску культуру перед азиятскым большевизмом. Гитлеровскы газеты стараются представити Совітский Союз як грозну империялистичну державу, котра готовится к подчинению собі цілой Европы и уничтожению капитализма. И Гитлер принял бы на себе роль оборонцы Европы и капитализма, штобы лем европейскы державы дали йому помоч для войны против Сов. Союза. Но германский империализм выявил достаточно ясно свою природу и в світовой войні и потом в гитлеровской пропаганді, штобы Западна Европа могла так легко повірити йому свою оборону.

Самому Гитлеру буде трудно завернути с той дорогы, на котру вступил. Вся його политика веде к тому, штобы всю Германию посадити на коня и кинути ю в воєнну авантуру — добывати мечом новых земель на Востокі. Чым окончится та авантура, трудно ныні предсказати. Но одно можна уже и ныні сказати: німецкы модерны рыцари встрітят на Востокі новых людей, у котрых буде трудно добыти землю мечом.


Великий переворот на славянском Востокі

Славяне ныні составляют около 45% всего населения Европы.

Недавно, якых 10 літ тому назад, из всіх славянскых народов о одных только чехах можно было сказати, што они дотримуют крока с передовыми западно-европейскыми народами в культурном прогрессі, бо лем одна Чехия была достаточно индустриялизована и мала значительный процент населения, занятого в модерной индустрии. А вся остальна масса славян жыла в условиях той средновіковой культуры, яка панувала в Европі перед введением машин, перед индустрияльном революциом. Огромне большинство населения занималося земледілием и жыло в своих бідных малодоступных селах, далеко от головных течений модерного культурного жытя.

Гитлер писал свою книгу “Моя Борьба” в 1922 р., излагавши в ней свой план завоєвания славянского Востока. В тот час дійствительно славянский Восток находился в таком состоянии, што завоєвание його германскым мечом могло здаватися легко осуществимым. Но ци можно говорити о том ныні в 1935 р.?

Славяне являются самым молодым народом, в Европі. Их история началася собственно аж в 9—10 в. по Р. Х., т. є. 1000 літ послі выступления германцев на историчну сцену.

Кто поздно приходит и кто отстає от другых народов, мусит нести кару за свою отсталость. Так и славянскы народы долго платили за свою отсталость, бо мусіли терпіти над собом власть чужеземных правителей и перености всякы унижения со стороны больше культурных народов, як наприм., и то погордливе отношение гитлеровской Германии.

Взяти для приміра найбольший из славянскых народов — русский народ. Варяжскы пираты и торговцы объєдиняют политично славянскы племена, роскинены по великой восточно-европейской ровнині, штобы брати с них дань и охороняти собі торгову дорогу в Византию. Дальше вводят меже тыми племенами и християнство и, выписуют духовенство из-за границы, штобы при помочы церкви держати кріпче народну массу в подчинении. И так долгы столітия чужеземны правители и их потомкы пануют над туземном славянском народном массом. Из цілой Европы съізжаются на Русь біглы дворяне, аристократы и просто авантуристы и тут принимаются в состав высшой, пануючой кляссы. Разом они собирают податкы с народа, а притом и охороняют ту территорию от другых наіздников. Так будуєся Русска держава.

Простый народ, маючи за собом бесконечны свободны просторы, отходит все дальше на восток, штобы скинути с себе ярмо чужеземных правителей. Но всюда за ним иде власть державна и церковна и накладає на него старе ярмо. Так росла постепенно огромна империя. Подобно росли и Соед. Штаты и Канада. Европейскы поселенцы двигалися все дальше и дальше за, новыми землями, доки не дошли до океана.

В оправдание тых чужеземных правителей на Руси можна сказати, што они боронили страну от наіздников и силом держали тоты роскинены славянскы племена вкупі так долго, доки из них не вырос оден народ. На початках то могло быти и вірно, но с часом тоты правящы кляссы стали выполняти свою роботу дуже зле, а притом держали народ в темноті и перешкаджали дальшому прогрессу страны. Установленый ними старый социяльный и економичный порядок убивал в народі творческу енергию и был причыном того, што русский народ, хоц занимал одну из найбогатшых земель, оставался все бідньдм и пониженым.

Велика Русска Революция розбила тот старый порядок, смела с лица земли стару выродившуся правящу классу и освободила народны массы от вікового гнета. И тоты освобождены народны массы почали будовати нове жытя с такым розмахом, што ныті цілый світ стоит в удивлении перед их досягненими.

Як Германия в другой половині 19 ст., коли вступила на дорогу индустриализации, яко молода и свіжа страна, взяла такы быстры темпа индустрияльного розвития, што скоро догнала и перегнала стары промышленны державы, як Англию и Францию, так ныні та сама история повторяєся в Сов. Союзі с том только рижницом, што индустрияльне розвитие Сов. Союза иде ищы быстрійшыми темпами. Совітский Союз в другом року свойой другой пятиліткы догнал и перегнал Германию в индустрияльном производстві и ныні иде полном силом вперед. Сов. Союз и розмірами свойой территории и своими природными богатствами превышає во много раз Германию. Так тут ясно, што єсли уже ныні Сов. Союз перегнал Германию, то чым дальше, тым росстояние меже ними буде увеличатися.

Вот тот грандиозный переворот в России змінил цілковито ситуацию на славянском Востокі. И та нова ситуация перечеркує безповоротно всі империялистичны планы Гитлера.

Совітский Союз ныні має достаточно сил, штобы отверти всякий наскок на його территорию. И не лем то. Совітске правительство готово дати оборону и другым меньшым державам в восточной и цетральной Европі, котрым грозят гитлеровскы империалисты. Длятого тоты державы склоняются ныні все больше на сторону Сов. Союза. Чехословакия подписала уже с Сов. Союзом договор о взаимной помочы против нарушителей мира. Тот договор совітско-чехословацкий находит полне одобрение у другых членов Малой Антанты (Югославия и Румыния), котры тоже сближаются все больше к Сов. Союзу. Из малых держав в В. Европі одна Польша веде таку неясну политику, котра дає многым повод обвиняти ю в тайной кооперации с Гитлером. Но тепер послі смерти Пилсудского и в польской заграничной политикі може наступити новый поворот.




[BACK]