о. ИОАНН ПОЛЯНСКИЙ
Русска Друкарня в Кракові — o. Иоанн Полянский

В року 1491 повстала в Кракові русска друкарня, основана через Свейбольда Фиоля, с профессии гафтяра, для печатания церковных книг, служащых до отправления Богослужения в славянском обряді.


Иоанн Полянский, John Polyansky, Poliansky

На фото о. Иоанн Полянский, широко знаный лемковский діятель на Лемковині и выгнаню, написал Историю Лемковины.

Свейбольд Фиоль, через декотрых Святополк Фиоль, богатый краковский міщанин, прибыл до Кракова из Нойстадту, коло Ротенбурга во Франконии, в року 1479. В краковскых актах напотыкатся згадку о Фиолі в роках 1483, 1485 и 1490. Был он Славянином чистой крови и славянского обряда, человіком высоко образованым, знавцом кількох языков, серед котрых знаменито был обзнакомленый с старославянскым языком. Дня 4 лютого (февраля) 1491 заключил Фиоль умову з Рудольфом Борсдорфом з Еруншвику, котрый послі договора должен был постаратися о отлятие русскых букв так называной “кириллицы”. Борсдорф в сполці з Фиольом укрыл своє назвиско под псевдонимом “Франк”. Фиоль згадує о Франку, яко о дуже честном німцу. В том року обідва основали в Кракові друкарню и начали издавати литургичны книгы, печатаны кириллицом, котры лотом розсылали по Польщі и Руси.

Предполагается, што до той выдавничой сполкы приступили тоже и другы личности, як богатый міщанин и радный Кракова Иван Туржо з Левочи угорской и извістный в кругах науковцов профессор Краковской Академии Ян з Глогова, воспитатель литовского князя Иоанна Гастольца. Ученый тот будучи польской народности, а восточно-славянского обряда, был человіком дуже влиятельным и мал широкы звязи с Києвском Русьом. С ним числилися выдающыся діятели киевско-русскы и литовскы. Часто выізжал до Москвы, где помагал при переводі книг церковных из грекы на старославянский язык. Сполка Фиоля была законспирована. В имени фирмы выступал Фиоль и Франк.

Першом книгом, котра вышла с печати был ОКТОИХЪ, то єст Осмогласник, занимаючий церковны пісні творения св. Ивана Дамасценского, співаны на 8 голосов. Слідуючыми книгами, котры вышли с той печати были ЧАСОСЛОВ (з латинского бревіар), ТРИОД ПОСТНА и ТРИОД ЦВІТНА. Перша обнимала церковны пісні в часі поста співаны, а друга пісні в часі позапостном. Вконци вышол ПСАЛТЫРЬ, то єст псальмы царя Давида.

Книгы тоты были дуже старанно выдаваны. На першой стороні была дата и подпись Фиоля и Франка. На декотрых примірниках перша картка была здерта. Король Казимир Ягайлончик был о видавництві через Фиоля повідомленый. Печатанье книг роспочато с великым розмахом. В протягу не цілого року выдруковано понад 3,000 сторон фолиового и квадратового формата.

Книгы, выдрукуваны Фиольом, мали в практикі велике значение и застосование. Они скоро поширилися по краковской земли и скоро достигнули до Киевской, Галицкой и Закарпатской Руси. Ведля свидітельства Захария Копыстынского в його труді “Палиноді” книгы тоты завандрували до всіх церквей и монастырей земли львской, белзской и подляской. Знашлися тоже в монастырі дрогобуском, в Городку, в Потках, в маєтку минского воєводы Богдана Сапьегы, на Волыню, в Каминци литовском и в многых другых церквах тогдашньой Руси. В недовгом часі дотерли до Києвско-Печерской Лавры, до церкви Люблинской, Львовской на Лычакові и на Галицком Предмістью. Після тверджения ученого Ивана Хоменкы книгы Фиоля нашлися также в сіверной России и в старовірцов на Литві. Друкарня Фиоля, по выпечатанию высше вычисленных книг, перестала существовати. На то зложилося слідуюче обстоятельство: С концом року 1491 могущественна инквизиция обвинила Свейбольда Фиоля в ересь. Его увязнено, але благодаря ходатайству його приятеля вспомяного Ивана Туржона, котрый выказал невинность Фиоля, його выпущено на свободу по зложению через него присягы правовірности.

Штобы однак діло печатания книг юродолжити, Иван Туржо в январі 1492 року звернулся до гданского архиепископа с прошением о позволение на тото. Архиепископ однак по порозуміниюся в том ділі зо свойом Капитулом выдал дня 13 січня 1492 р. отмовный отвіт, не подаючи однак причины непозволения. Был то перший акт церковной цензуры, свіжо через папу впровадженый. Фиоль змушеный конечностью зашмарил друкарство и выемигровал на Венгры, где в року 1525 закончил своє житье.

Декотры польскы историкы, як Брюкнер и иншы, застановляются над тым, кто подал Фиолю мысль основания в Кракові друкарню в ціли печатания русскых книг церковных и якыми мотивами руководился он в реализации той мысли. Они не находят на то отвіта. Однак отвіт на тот вопрос не справит нам трудности, єсли в россмотрыванию той справы вызбудемеся всякой пристрастности и односторонности и потрактуєме діло согласно з дійствительностьом на основании віродостойных жерел и пануючых тогды религийных отношений. Утверджаме, што єсли не сам Фиоль впал на мысль основания русской печатні в Кракові, то на всякий случай тоту мысль йому поддали полякы восточно-словяйского обряда, якых тогды в Кракові была велика сколькость.

Историчным єст фактом, што перед официальным принятием християнства в Польші за Мешка І был уже великий, процент поляков, котры приняли християнску віру з Морав от учеников св. Кирила и Методия, славянскых Апостолов, в славянском обряді. Моравы, где голосили віру Христову тоты два братья, а по них ученикы, был от віков в близкой стычнрсти з Польшом. Єст фактом историчным, што князь Вислян нападал на моравскых християн, аж го князь Морав Святополк взад до неволі и окрестил. Великы християнскы влияния ишли з Морав на Польшу. Над горішньом Вислом християнство было сильно угрунтоване. В процессі християнизации Польшы важну роль одограли племена чешско-словацкы, бо меже Краковом а Прагом были оживлены отношения политичны, торговельны и культурны. В Чехах был запровадженый славянский обряд, зрозумілый польскому народу. Належит тоже взяти под розвагу процвитание восточной Церкви з єй пречудным обрядом, голосячой християнство в зрозумілом языку. Впровадженье литургичного языка славянского побольшило среду влияний християн на другы народы. Велике влияние произвело тоже перевод св. Письма з греческого на славянский язык, и впровадженье славянской азбукы.

Знаменитый ученый и историк Християн Фризе в свойом труді п. з. “Гистория Косцьола Польскего”, 1895, показує цілый ряд старых документов историчных, што чехы приняли християнство от св. Кирилла и Методия після обряда греческой церкви. Дальше тоже твердит, што Мешко І был окрещеный через духовного з Чех, котрый был греческого обряда и назывался Боговид. В тот способ християнство, котре в том часі было голошене в Польші было греческого обряда.

Будова найстаршых святынь в Польші подтверджує их грецке походженье. Давне мальовило гнезненской катедры было споряджене ведля звычаю греческой церкви. Внет по принятию християнокой віры з Морав через Вислян, на краковском взгорю зостала выбудувана Церковь св. Спаса, котра позднійше задля обрядовых споров зостала збурена, а на єй фундаментах зостал выбудуваный костел св. Сальватора. Фундаменты тоты зостали через ученых названы “визитуфком свентего Методего”, а изслідование над ними перепровадило двох выдатных историков архитектуры, профессор Виктор Зин и адюнкт Др. Владыслав Грабский. Ретунда св. Феликса и Адавкта потверджают тезу о правдивым существованию религийных влияний восточных, словянскых на землях Польши. В часі вислицкых выкопалиск натрафлено на фундаменты церкви св. Кирилла и Методия з 10 столітия. Доказательством єст тоже и тот факт, як подає историк Фризе, што першым епископом краковскым был Прохор, славянского обряда. На дынарах Болеслава Хроброго и Болеслава Смілого сут уміщены копулы церкви и напис кириллицьом. Многы костелы на Сльонзку сут под покровительством св. Кирилла и Методия што всказувало бы, што на тых місцях давнійше стояли церкви греческого обряда. Покровителем міста Ополя єсть св. Кирилл и Методий, што всказувало бы, як глубоко земля опольска злучена была з тыми Апостолами Славян.

В Кракові и на краковской земли в першых віках християнства повставали святыні славянского обряда для потреб місцевого польского населения славянского обряда. По причині обрядовых споров святыні тоты численно меньшалися так, што до послідных часов полишилася одинока церков в Кракові св. Норберта с прекрасным иконостасом мальованым через польского мастера Матейко. 3 законченьем другой світовой войны той церкви одобрано правного властителя и отдано єй на власность латинскому ордену для потреб латинников. Иконостас с церкви усунула невидима рука.

Позаяк во мновых святынях в Кракові и в земли Краковской отправляно Богослужения в восточном обряді, а давалося сильно отчувати недостаток подручиков до Богослужения того обряда длятого Свейбольд Фиоль рішил тому бракови зарядити через основание в Кракові друкарні, котра бы выдавала литургичны книгы, печатаны кириллицьом для потреб церкви. Мысль и план Фиоля были благородны, котры зродилися в душі чоловіка о высокой культурі и моральности. Однак тому благородному ділу сталд на перешкоді латинске духовенство с гнезненскым архиепископом на чолі.

Латинске духовенство Польшы, под вплывом и натиском духовенства німецкого, нищило на право и на ліво славянский обряд аж до його цілковитого ликвидации, подобно, як под напором германизации и мадьяризации истреблено його на Моравах и Чехах, где был посіяный Апостолами Славян св. Кириллом и Методиом. Устоялся тот обряд лем в недоступных горах Карпатах на Лемковині и на Закарпатью, где не успіли його вырвати з душы глубоко религийного лемковского народа. Греческий обряд не лем зликвидовано в Польші, але ровночасно затерто по нем сліды, як бы його николи не было в прикарпатскых странах и на земли Вислян. В затиранию сліда славянства полякы дошли до совершенства, але еффективного затираня не на далеку мету. Правда исторична, ци скорше, ци познійше выйрде на явь.


Рогы, дня 15 мая 1969 р.



[BACK]