Скілько Руснаків на Пряшевщині — Д-р Иван Шлепецкий

По статистичным данным в 1870 року на Пряшевской Руси жило 146.275 русскых. О том Я. Ф. Головацкий в свойой роботі "Карпатская Русь” (Славянский Сборник. Том другий. С.-Петербург, 1877, с. 80) пише: “В 1870 р., по даным епархиальных отчетов, в Пряшевской епархии считалося: в 187 приходах и 1228 приписных селах и деревнях всього 154.625 душ. В Пряшевской епархии (именно: в Абауйском и Боршодском архидиаконатах) находится 32 приходы, в котрых население єдинаково употреблят Славяно-Русске наречие и мадьярский язык, но причислятся к мадьярской народности. На том основанию загальна сумма населений Пряшевской епархии (154.625 д.) слагатся из 8.350 мадьяр и 146.275 русскых”. Слідовательно, в 1870 року уж 8.350 руснаків было причислено к мадьярской народности. При том слідує отвітити, што єдночасно втихомолку проводилася и словакизация русского населения Пряшевскй Руси, так што в 1920 року при переписи населения оказалося тут всего лем, 85.00 русскых. Тота цифра, конечно, невірна. Извістно, што при всякой переписи містного населения всегда доходит к явной фальсификации статистичных данных в пользу словацкой народности. Часами цілый ряд сел оказался записанным словацкым, несмотрячи на то, што жители тых сел записувалися русскыми. О том Илья Еренбург, посітивший в 1928 року Пряшевску Русь, в свойой книгі “Виза времени” (Берлин, 1930) под заглавием “Пряшевская Русь” стр 267-270) пише: “По официальным данным, в Пряшевской Руси жиє 85.00 русскых. Цифра тота много ниже дійствительности...”

В 1940 року нашой общественности стало извістно, што “на основанию новійшого считания населения в Словакии жиє 2,688.00 душ; из того 128.00 німцов и 53.000 мадьяр” (“Експрес”. Прага, 1940, № 283). Слідовательно, при переписи населения на Пряшевщині уж не оказалося руснаков. Правители “Словацкой республикы” єдным розмахом пера ликвидовали руснаков на Пряшевщині. О том ужгородскы газеты “Карпатска Недѣля” и “Русское Слово” пишут: “Голгофа двухсот тысяч русскых на запад от ужанской границы тогда началася. Словацкий шовинизм, продиктованный Словацком Лигом от Попрада по Уж, старался удушити всяке церковне, культурне, господарске и общественне движение русскых... Двести тысяч людей не можна просто лем стерти с поля их историчной діятельности и руководитися по отношению к ним, як к немногочисленному меньшинству або просто сляти их с панующым народом... (“Карпатска Недѣля”. Ужгород, 1940, Но. 50; “Русское Слово”. Ужгород, 1914, Но. 2). То были часы правителей “Словацкой республикы”, діятельность котрых охарактеризовал сам Тисо на єдном из своих публичных выступлений словами: “Гитлер, Глинка — єдна линка; Тисо, Тука — єдна рука!”

Шли рокы... Розогралася Велика Отечественна война. Совітска Армия побідноносно закончила свій поход в Берлині. Газета “Праце” повідомлят нас: “180.000 русскых и украинцов мают сегодня свій Украинский Национальный Совіт Пряшевщины с містом пребывания в Пряшеві, котрый по соглашению с Словацкым Национальным Совітом от 26 мая 1945 року в Кошицах стался єдинственным представительом русскых и украинців, живущых на Пряшевщині” (“Праце”. Прага, 1946; Но. 293),

В 1950 року появилася статистика вірующых Православной Церкви. На основанию тщательоного исслідования статистичных материалов было установлено, што на Пряшевщині жиє 277,467 православных руснаков (см. “Развитие административного устройства Православной Церкви за Карпатами”. — "Православный церковный календарь на 1951 рок”. Прага, 1950, стр. 91-95). На тоту статистику обратили внимание, главным образом, научны роботникы. Истории извістно, што православными были лем русины або руснакы, як они сами называют себе. О том профессор д-р Ю. А. Яворский пише: "Пряшевскы “цотакы”, як и весь карпаторусский народ, были до половины XVII віка сплошь греко-православного віроисповідания и лем вслідствии исподволь приняли унию с Римом”, котра “постановлением Собора греко-католицкого духовенства и греко-католицкых мирян униатской епархии в Пряшеві от 28 апріля 1950 года” была ликвидована (см. "Свет Православия”. Пряшев, 1950, Но. 5, стр. 70). В дальнійшом проф. д-р Ю. А. Яворский пише: “На русско-словацкых етнографичных рубежах, где часами трудно опреділити национальну принадлежность по языку и обычаям населения, єдинственным опреділяющым признаком являтся віроисповіданиея: греко-католикы — русски, римо-католикы и евангеликы — словакы” (см. “Карпаторусский календарь Лемко-Союза”. Йонкерс, 1962, стр. 122). Тым выводом проф. д-ра Ю. А. Яворского заинтересовалися, главным образом, етнографы. Немало труду посвятил тому вопросу и наш ученый, исслідователь родной старины и етнограф доцент д-р В. П. Лата. Он так же, як и проф. д-р Г. Ю. Геровский, розділял точку зріния проф. д-ра Ю. А. Яворского на нашы народны діла. И так, по статистичных данных, Православна Церков на Пряшевской Руси в 1950 року насчитивала 277,467 Православных руснаков, организованно жиющых в 259 приходах и 1027 приписных селах (см. Православный церковный календарь на 1951 рок. Прага, 1950, стр. 95). Тото количество православных вірующых и их приходов способствовало к тому, што Пряшевска Православна епархия, с відома и согласия государственных компетентных органов, была розділена на дві епархии: Пряшевску с епископском кафедром в Пряшеві и Михайловску с епископском кафедром в Михайловцах.

В 1950 року в Чехословакии была проведена перепис населения, результаты котрой выразилися в слідующом: “Численность населения на основании подрахунку с 1950 р. 12,556.000. Населенность 98 жителей на 1 квадратный километр. Чехы (68%), словакы (23%), мадьяры (5 проц.) и остаток прочы”. (“Малый политичный атлас”. Прага, 1953, стр. 47). Слідовательно, судячи по тык статистичных данных, руснаков зас бракло на Пряшевщині; Но они всі же жили и жиют там организовано в 1286 селах. Правда, по Статистичных данных, в 1960 року их нашлося на Пряшевщині уже лем 33.333 души. Який парадокс! В тот час, коли на Пряшевской Руси населенность увеличуєся, русска национальность по статистичному подрахунку уменьшуєся! И так, по официальных данных на Пряшешвской Руси нараховувалося в 1870 року 146.275 русскых, в 1920 року 85.000 русскых, а в 1960 року осталося их всего лем 33.333 душы. (Магична цифра: 5 тройок!)

Шли рокы строительства и розмаитых преобразований. Руснакы принимали жыве участие в роботі по восстановлению разореного войном родного краю, не смотрячи на то, што перестал быти актуальным вопрос: околько руснаков жыє на Пряшевщині? Но вот, настал час, коли тот вопрос зас стал актуальным. Ним заинтересовалися редакторы газеты “Руде Право”.) Они пишут: “Греко-католицка церков, котра в 1948 року насчитивала в Чехословакии 305 тысяч вірующих, слилася в 1950 року на основании т. наз. пряшевского Собору с православном. церквом”. (“Руде Право”. Прага, 1968, № 102, стр. 5). Отлично! Не 277.467, а высше 305.000 руснаков жыє на Пряшевщині. Таке количество руснаков заслуговує особого внимания. Раз такы политикы, як редакторы газеты "Руде Право”, признают, што на Пряшевщині жыє 305 тысяч руснаков (б. греко-католиков, без православных) товдыль, коли им треба, они должны признати их и трогды, коли тото нам треба.

Єсли приняти во внимание, што по народной переписи в 1930 року на Пряшевской Руси насчитывалося 25.000 православных вірных, то в настоящом часі слідує считати по крайной мірі 330.000 руснаков православного и греко-католицкого віроисповідания, корінных жителей Пряшевской Руси. Слідовательно, численность русского населения на Пряшевщині, як гармошка, ростяжимая: коли руснакы не потребны для государственных органов — их ніт; коли же потребны — они, як из-под спуда, появляются. Живучий народ, тоты руснакы!

При всім том слідує отмітити, што в послідны часы положение национальных діл в Чехословакии в дакотром отношении выяснятся барже точно. Пражска газета “Трибуна” и братиславска “Правда” о том пишут слідующе:

“В Словакии річ иде о мадьярскых гражданах (513.000 душ) и украинскых гражданах (318.000 душ). В обох случаях річ иде о всеціло компактных территориальных объєктах. Мадьяры составляют в 453 селах больше чым половину жытелей, украинцы, сосредоточены, главным образом, в двох округах, мают просте большинство в 45 селах (!). Мадьярске и украинске население по большой части привязане к земледілю и лісному газодовству (в земледелии 42 проц. мадьяр, свыше 34 проц. украинцов), 40 проц. мадьяр, конечно, робит в єдиных, земледільчых артелях, тогды як 11,2 проц. украинцев газдує частично. В Словакии национальны споры и требования мают возрастающу тенденцию, значительну ролю ту в том направлении грают культурны общества. Потребно рахуватися с возможностью требований национальной автономии и собственной политичной репрезентации” (“Трибуна”. Прага, 1969, № 25, стр. 12; “Правда”. Братислава, 1969, № 153, стр. 6).

Як видно, коренных русскых житлей Пряшевщины ту называют “украинцами”, но они были, сут и будут русинами або руснаками, як они сами называют себе, и хотят розвивати свою культуру на подлинных карпаторусскых началах по завітах своих славных предков — Духновича, Добрянского, Павловича, Ставровского-Попрадова, Поливкы и другых, помня, што только тот народ достоин чести и уважения, котрый свято хранит завіты своих предков. Як в Прагі, так и в Братиславі вполні сознательно, увіренно и отвіственно констатируют, што в теперіщньом часі на Пряшевщині жыє 318Л00 руснаков, котры желают пѳльзоватися такыми же правами, якыми пользуются другы национальны меньшинства в Чехословакии. Так и должно быти!


Д-р Иван Шлепецкий



[BACK]