Наш Народ в Активной Борьбі за Свои Народны Права — Д-р Иван Шлепецкий

Под влиянием новых демократичных прав, якы вводятся в житя в чехословацкой республикі на восточной части котрой жиют нашы люде — русины и они по повоєнных рокох народного угнетения и строгой диктатуры зобуджаются с приказаного сна — ведут завзяту борьбу против словацкых шовинистов, за свои права на свойой земли, за своє национальне имя, народну свободу и прадідну віру.

Повоєнны рокы на Пряшевщині позначены в истории русинов кровавыми литерами розброю между народом, ненавистьом и массовым “вымеранием” русинов. Война окончилася, по котрой нашы русины сподівалися полной свободы, але борьба словаков за вынародовление русинов на Пряшевщині, штобы они николи больше недомагалися свойой автономии або федерации и тым словакы росшырили своє панство, продолжалася. Коли упал Союз Молодежи Карпат, коли упали Русскы гимназии на Пряшевщині с полном силом пустилися в активну діятельность между русинами Пряшевщины украинскы самозванцы, ищы задыханы с маратонского бігу перед совітском властьом. На Пряшевщині отдыхли, бо забрали паньскы кресла и начали будувати самостийну Украину. Словакы знали, же пустити между завзятых русинов такых украинцов, то значит тото саме, як пустити на кошар между овцы волка. И тот волк розогнал наш народ. Лем же дуже мало с них вышло до його кошара. Тут побідила тактика словаков, бо наша молода интелигенция и старшы, нехотячи быти украинцами переписалися на словаков.

Демократизация переходяща в Чехословакии остановила на кульминацийной точкі неприродне вымерание нашого народа. Треба рішатися при дуже худобном объєдинению, штобы недатися ошукати словакам снова — задача, котра стоит перед нашым народом.

Многы з нашых людей памятают ошуканство нашого народа чехословацкыма урядами по первой світовой войні. На мирной конференции в Версалю (Франция) были подписаны чехословацкыма министрами договор и гарантия, што русинам буде предоставлена шырока автономия. Тото неслучилося, бо свои обіщания чехословацкы министры пришедши с Франции до Прагы измінили и проголосили, што русины ищи недозрили до автономии. Добросердечность великых держав и чехословацкых министров проявлена на мирной конференции в Версалю была фальшива. Друга світова война непринесла тоже национальной свободы для нашого народа, по котрой он свои надіи и просьбы обертал к свойому брату на Восток, же над ним змилуется — недаст його стерти с лица земли.

На жаль, несполнилися просьбы и желания нашого народа. Все-таки неупал он чисто духом, бо знат, же нич в світі нестримат побіды народа, який всіма силами буде боротися за своє справедливе право на свободне житья, потому пробує боротися дальше.

Теперішня ситуация на Пряшевщині снова дуже настроєна. Пряшевщина борется за федерацию. Як кажется по вістках приходящих от нашых родных с Пряшевщины, теперь наш русин маєт полне право в своих руках рішати свою народну судьбу. Нам на емиграции оставатся лем всіма можливыма способами оказувати помоч нашому русинови в його борьбі за уділение свободы, бо то ситуация на котру весь наш народ долгы рокы ждал, котра окончательно даст отвіт на открытый вопрос — жыти або нежити — русинскому народу, або — жити або нежыти — “перерожденому на украинцов” народу. Одночасно одна группа русинов а друга группа украинцев стоит перед том самом проблемом. Украинизация неуялася на Пряшевщині, потому ніт для кого утворяти федерацию украинцев. А русины, як национальность в тых часах были непризнаваны. Окончательно, лем сильный рух за ожывление русинского духа в народі може побідити. Робота, то немала. Але єст надія, же нашы передовы высокоучены патриоты на Пряшевщині єй успішно и за дуже тяжкых обстоятельств выполнят, бо печатне слово, радио и театр на Пряшевщині постоянно находятся в руках сторонников украинизма. В том, віриме, што поможе им и наша газета. Первый раз в єй истории получит єй до рук, дякуючи демократизации в Чехословакии, около тысяч русинов на Пряшевской Руси. Она буде переходити з рук до рук, бо найдут в ньой правду, свои имена и факты о переведению ряда акций ворогами для знищения русинов и их прадідной православной віры, котры ниякым способом неможно заперечити.

Рух нашого народа на Пряшевщині являтся лем рухом части нашого народа жиючого в Чехословакии. Друга часть нашого народа лемкы-русины жыюча в Польші тоже активно дійствує в справі побіды идеи правды и справедливости. Переводят совіщания и встрічи с передовыми діятелями в справах оживления духа русинов с Пряшевской Руси, приготовляют планы дальшой діятельности окончательном фазом котрых буде наше народне объєдинение.

И мы вірьме, же под влиянием благополучного переходу справ на Пряшевщині, повернутся и нашы лемкы на свои прадідны земли. Будут мати свои предприятия, свои школы с материнскым языком, зажывают совмістно с своими братями на Пряшевской Руси и над нашым крайом зазвучит весела пісня, буде єй чути шыроко и далеко, штобы дати каждому знати, же пршол тот день — наш народ воскрес! — МС —


* *
*
* *
*
* *
*


В СПРАВАХ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ ПРЯШЕВЩИНЫ

Многоуважаємая Редакция!

В приложении посылам Вам статьи, написаны мном для газеты “Нове Життя”, содержание котрых даст Вам полну картину всього того, што творится у нас, на ПРЯШЕВСКОЙ РУСИ.

Як Вам извістно, у нас проходит дискуссия о демократизации нашой общественной жизни. Пользуючися тым положением, показуют свои “рожкы” всі реакцийны силы, врагы русского народа, котры требуют реабилитации даже бандеровцев.

На Пряшевской Руси полный хаос и неразбериха. Движение украинскых сепаратистов усилюєтся, тенденция восстановления русскых школ подавляется. Противникы Православия требуют восстановления унии, штобы такым образом переориентовати наш народ из востока на запад. Газеты взяли тот же курс: “кормят” народ всяком ложью и клеветом, а слово в защиту правды и справедливости, в защиту віковых традиций Руси в Карпатах нигде сказати.

Дорогы друзья! Находимеся в безвыходном положению. Єсли хочете помочы нам поддержати карпаторусский дух в нашом народі, выпусте специальний номер газеты “Карпатска Русь” (или приложение к ньой в качестві брошюры на любой дешевом папери) с приложенным материалом и хотяй бы 1000 екземпларов пошлите по мойому адресу и по всіх мающих у Вас адресам людей, живущих на Пряшевщині. Говорят, што к нам уж доходит всяке печатне слово из-за границы обыкновенном почтом. На днях получил я 10 екземпл. книгы П. С. Гардого “Веєнны переступления...” Нам очень хочется сказати слово в защиту правды и справедливости, об’єктивно информувати наш народ. В приложении посылам также копию письма в редакцию газеты “Нове Життя”, котре тоже хотілося бы отпечатати сразу послі “Данных для полезных выводов” в качестві заключения. Оно свідчыт о “объективности” редакции.

Дорогы редакторы! Не жалуйте ни труда, ни средств, ни часу для роспространения газеты “Карпатска Русь” на Пряшевщині! Народ требує восстановления русскых школ, а роспоясывыющыся в Пряшеві бандеровцы и слова не припускают в газеті “Нове Життя” о том. “Карпатска Русь” с карпатском тематиком може поддержати в нашом народі дух и настроєние Духновича в отстаивании своих прав на русску школу. Посылайте на Пряшевщину всяке печатне слово с русском тематиком.

Шлю Вам, П. С. Гардому, всім друзьям и знакомым, пламенный привіт и найсердечнійшы пожелания всього найлучшого. Кріпко жму вашы рукы.

Д-р ИВАН ШЛЕПЕЦКИЙ

Прага, 8 июня 1968 р.


* * *

ПОТРЕБНЫ ДАННЫ ДЛЯ ВЫВОДОВ

В интересі полезной дискуссии о внідрении в нашом народі широкых демократичных начал считаєме потребным коснутися гдеякых данных, об’ясняющих правдиве положение руснаков на Пряшевщині, тым больше, што ище и в теперишньом часі находятся люде, котры по рецепті патера Глинкы предлагают “приставити їм автобус і вивести їх...” (“Нове життя”. Пряшев, 1968, № 15, стр. 2). Мы будеме пользоватися термином “руснакы”, так як наше население само называт себе “руснаками” як на Маковици, так и на Спиші, як в Шариші, так и в Земплині. Впрочом, термин “руснак” и научно обоснован (см. проф. д-р Г. Ю. Геровский: “Южно-карпатске название руснак и його западно-славянскы соотношения”. — “Ческословенска русистика”. Прага, 1957, стр. 429—442. Издание ЧСАН). Он не противоречит термину “русин”. Наоборот, оба тоты термины отождествляются и по духу, и по содержанию. “Я русин был, есм и буду, я родился русином, честный мой род не забуду, останусь его сыном” — співают руснакы под Бескидами. Извістно также и тото, што национальным идеалом всіх русинов-руснаков были и до тых пор осталися Духнович, Добрянский, Павлович, Ставровский, Попрадов, Поливка: Они нашы будителі, они нашы просвітителі. “От Попрада аж до Тисы, под Бескидом горы, лісы, Духновича поминают йому здравья желают” — сообщат нам последователь Духновича А. И. Павлович. И так, в интересі демократизации нашой общественной жизни нашой общественности полізно знати:


1. СКОЛЬКО РУСНАКОВ НА ПРЯШЕВЩИНІ

В 1940 року нашой общественности стало извістно, што “на основании новійшого считания населения в Словакии жиє 2,688.000 душ; из того 128.000 німцев и 53.000 мадьяр” (“Експрес”. Прага, 1940, № 283). Слідовательно, при переписи населения на Пряшевщині уж не оказалося руснаков. Правителі “Словацкой республики” єдным розмахом пера ликвидировали руснаков на Пряшевщині. О том ужгородскы газеты “Карпатска Неділя” и “Русское Слово” пишут: “Голгота двухсот тысяч русскых на запад от ужанской границы тогда начиналася. Словацкий шовинизм, продиктованный Словацком Лигом от Попрада по Уж, старался удусити всяке церковне, культурне, господарске и общественне движение русскых... “Двіста тысяч” людей немож просто лем стерти с поля их историчной діятельности и руководитися по отношению к ним, як к немногочисленному меньшинству или просто солляти их с господствующим народом...” (“Карпатска Неділя”. Ужгород, 1940, № 50; “Русское Слово”. Ужгород, 1941, № 2). То были часы правителей “Словацкой республикы”, діятельность котрых охарактеризовал сам Тисо на єдном из своих публичных выступлений словами: “Гитлер, Глинка — єдна линка, Тисо, Тука — єдна. рука!”

Ишли рокы... Розогралася Велика Отечественна война. Совітска Армия побідоносно закончила свой поход в Берлин. Газета “Праце” сообщат нам: “180.00 русскых и украинцев мают гнес свой Украинский Национальний Совіт (Раду) Пряшевщины с місцем перебывания в Пряшеві, котрый по соглашению с Словацкым Национальным Совітом от 26 мая 1945 року в Кошицах стался єдинственным представителем русскых и украинцев, живущих на Пряшевщині” (“Праце”. Прага, 1946, № 293).

В свойом часі было мі поручено зробити статистику віруючих Православной Церкви, а извістно, што православными были лем русины или руснакы, як они сами называют себе. О том проф. д-р Ю. А. Яворский пише: “На русско-словацкых етнографичных рубежах, где иногда трудно опреділити национальну принадлежность по языку и обычаям населения, єдинственным опреділительным признаком являєтся віроисповідание: греко-католикы — русскы, римокатоликы и евангеликы — словакы” (“Карпаторусский календарь Лемко-Союза”. Юнкерс, 1962 стр. 122). На основании тщательного исследования статистичных матириалов я установил, што на Пряшевщині жиє 277.467 православных руснаков (см. “Развитие административного устройства Православной Церкви за Карпатами”. — “Православный церковный календар на 1951 рок”. Прага, стр. 92-95). Так точно! “Пряшевские “цотаки”, пише проф. д-р Ю. А. Яворский, — як и весь карпаторусский народ, были до половины ХѴІІ-го віка сплошь греко-православного віроисповідания и лем в послі дствии исподволь приняли унию с Римом”, котра “Постановлением Собора греко-католического духовенства и греко-католическых мирян униатской епархии в Пряшеві от 28 апріля 1950 року” была ликвидована (см. “Світ Православия”. Пряшов, 1950, № 5, стр. 70). Установлене мном количество православных руснаков было провірене и признане правильными государственными компетентными органами — по сообщению В. Хмеларка, референта Гос. учереждения по церковных ділах.

В 1950 року в Чехословакии была проведена перепис населения, результаты котрой выразилися в слідуючом: “Численность населения на основании посчета с 1950 року 12,556.000. Населенность 98 жителей на 1 км квадратный. Жители: Чехы (68%), словакы (23%), мадьяры (5%) и остаток прочие” (“Малый политицкий атлас”. Прага, 1953, стр. 47). Слідовательно, судячи по тых статистичных данных, руснаков зас не стало на Пряшевщині. Но они все-же жили и жиют. Живучий народ, тоты руснакы!

Ишли рокы строительства и разных переобразований. Руснакы принимали живе участие в роботі по восстановлению разореного войном родного краю, несмотря на тото, што перестал быти актуальным вопрос: сколько руснаков жиє на Прящевщині? Но от, настал час, коли тот вопрос зас стал актуальным. Ним заинтересовалися редакторы газеты “Руде Право”. Они пишут: “Греко-католицка церков, котра в 1948 насчитывала в Чехословакии 305 тысяч вірных, слялася в 1950 року на основании т. зв. пряшевского Собора с православном церквом” (“Руде Право”. Прага, 1968, № 102, стр. 5). Отлично! Я с удовольствием исправляю свою ошибку: не 277.467, а свыше 305.000 руснаков жиє на Пряшевщині. Таке количество руснаков заслугує особого внимания. Раз такы политикы, як редакторы газеты “Руде Право”, признают, што на Пряшевщині жиє 305 тысяч руснаков (б. греко-католиков, без православных) тогда, коли им треба, они должны признати их и тогда, коли тото нам потребно.

Мы жиєме в надежді, што при федерализации Чехословакии не будут забыты заслугы перед Родином нашых бойцов І. чсл. корпуса, нашых партизан, всього нашого народа, котрый прилагал всі усилия к тому, штобы выгнати гитлеровцов из Чехословакии, тым больше, што первым секретарем КПС являтся “твердый” руснак из Крайной Быстрой, округ Бардиев, д-р Василий Михайлович Біляк. Автономна область с выше 305 тысяч руснаков, коренных жителей Пряшевщины, може лем облагораживати будущу федеративну ЧССР. Так и должно быти!


2. КУДА ИДЕШЬ, ДЕМОКРАТИЯ?

В субботу — 20 апріля 1968 р. — о 7-ой годині вечером в Прагі по радио сообщили, што треба ускорено издати закон о собраниях, так як демократия превратилася в анархию, яку світ не виділ. То правда. Пользуючися случаєм свободной дискуссии о внідрении широких демократических начал в народі, начали показувати свои “рожкы” всі реакционны силы. С самого начала и по радио, и в газетах, и на собраних, всядыль говорится о демократизации нашой общетвенной жизни, но толкования демократии, як аккорды гармонии, різнообразны. При том не можна не отмітити, што с позиции реальности россмотрювали діло демократизации лем министр Йозеф Смрковский и генерал Людвик Свобода. Большиснтво другых ораторов лем “приливало масло в оген”. И дійствительно, лем благодаря умілым, тактичным, политично обснованым публичным выступлениям министра Смрковского демократизация не вылилася в кровопролитие. Нашлися и такы провокаторы, котры спрашивали министра Смрковского, сколько он получит за то, што защищат дружбу с Совітскым Союзом? Но министр Й. Смрковский не дал сбити себе с пути реальности, несмотрячи на тото, што в його присутствии не єден продолжал “кормити” нашу общественность “полуправдом” и даже неправдом. Ото, напримір, коли спросили д-ра Густава Гусака (в Парку культуры Ю. Фучика), сколько словацкых партизан участвовало в Словацком народном восстании, он, не смущаясь нісколько, отвітил: 60 тысяч, к партизанам присоєдинится словацка армия, а тото недуже “полуправді” соотвітствує.

Як тото было в действительности?

Прежде всього слідує мати в виду, што словацке повстание в основном было организоване в Києві. Там же был його головный штаб.

Концом августа 1944 року в области Банской Быстрицы было свыше 14 тысяч совітскых партизан во главі с генералом Асмоловым. Тоты партизаны овладіли всім административным аппаратом той области. Под воздійствием их діятельности “присоєдинился” к ним извістны части словацкой армии. Но вот, ту и был введеный “троянский конь” в дружну боєву партизантску семью. Изміна такых “партизан”, як генерал Талский, командир двох “по зубы” вооруженых пряшевскых дивизий, и насквозь пропитанных гитлеровским фашизмом офицеров словацкой армии (честь изъятию) повалила основный план діятельности партизан: открыта Дуклянский перевал с тылу. Лем благодаря изміні ген. Талского в битві за Дуклянский перевал пало 86 тысяч совітскых солдат и 6.300 бойцов I чсл. корпуса, 80% котрого составляли карпатороссы (см. “Пряшевщина”. Прага, 1948, стр. 18). Благодаря изміні извістной части офицеров словацкой армии німці неровном силом подавили повстание. Уступ через Хабенец партизанского штаба, в котром были ген. Асмолов, подполк. Величко, капитан Кухта, депутат Шверма, самозванец Сланский и др., хранил своим отрядом ст. лейтенант Петр Мулик, наш руснак из Владыча. Он жые, робит в “Теслі” в Стропкові. А и місцеве население не было “партизански” настроєне. Коли німці розоружили “присоєдинившыхся” к партизантам частей словацкой армии и вели их под конвойом через Жилну, жиличанкы метали в них гнилы яйця, кричали: “Пале ше, гулваци, им Сталина требало!” О тых событиях со слезами на очах россказує наш руснак из Великого Буковца, участник “жилинского похода”, Петр Лишка, впослідствии очутившийся в німецком концлагері. И отношение к повстанню словацкых подпольных діятелей было весьма странным: в тот час, коли партизанам области Банской Бысстрицы стало “кісно” и “скучно” жыти в “безділю”, коли с их стороны организация повстания достигла кульминацийной точкы, словацкы подпольникы собераются и рішают вопрос: чыи будут заслугы, єсли повстание удастся? Для выяснения того вопроса посылатся в штаб Конева специальная делегация с Карлом Шмидке во главі.

Ніт, не было 60 тысяч словацкых партизан в области повстания; єсли стілько их регистровано в Братиславі, то они возникли послі войны.

Такий способ дійствия в дискуссийном порядку о демократизации нашой общественной жизни подкріпил, главным образом, реакцийны силы. Они продолжают “кормити” нашу общественность неправдом, сіют ненависть против Совітского Союза. Во всьом нашом несчастью виноватый, мол, Совітский Союз. Они требуют реабилитацию даже бандеровцов.

“Кво вадіс, демократія!” Камо грядеши, демократия?


3. КОМУ ПОТРЕБНА УНИЯ С РИМОМ НА ПРЯШЕВЩИНІ?

Уния с Римом потребна на Пряшевщині реакцийным силам, врагам Совітского Союза, котрых немало во світі. Для них покровительство Ватикана — то оплот их “миролюбивой” политикы и границ Совітского Союза. Впрочем, и воинствующий Ватикан не отказался от своих захватнических замыслов, пользуєся всякым случаем захвата, где можно дашто урвати. Он благословил захватническу политику Гитлера, он благословил діятельность загребского архиепископа Степинаца, под руководством котрого “в течение четырехлітного существования “Независимой Державы Хорватской” были по звірскы убиты больше як 600.000 православных людей, включаючи и женщин и дітей, несколько сот православных священников и всі православны епископы” (“Свободное Слово”. Нью Йорк, 1967, № 526, стр. 1), он протягнул руку помощи убийцу 3,000.000 єврейов Ейхману, котрому послі войны удалося біжати в Бразилию на Ватиканский пашпорт, он же в теперішньом часі являтся покровителем світовой реакции. Правда, папы Йоанн ХХІІІ и Павел ѴІ начали проповідувати миролюбиву политику, начали говорити о соєдинении всіх християнскых церквей. Но сколько в католицком світі такых кардиналов, якы поперают несправедливы войны. В прочом, кардинал Волконский и архиепископ Сліпий тоже не спят в Ватикані. Они росшыряют своє нелепое “учение”, согласно котрому Россию, мол, можно избавити от коммунизма лем посредством знищения русской православной церкви католицком церквом, т. є. коли главом єй стане римский папа.

Ніт, не без вмішательство Ватикана на Пряшевщині началася нова религийна борьба. “У нас снова баламутят людей, агитуют за унию, не хотят, штобы народ жил спокойно” — пишут из Пряшевщины. — “По селах ходят монахы, редемптористы, василиане и священники, собирают подписы на унию. Православным священникам посылают письма, угрожают им побоями. Началася велика вражда между людьми... Было спокойно, но тото спокойствие нарушено и чым дальше, тым хуже. Може дойти до кровопролития, потому што злоба униатов велика. Люде по селах, по заводах вадятся и даже бются...” “Прямо ужас, што творят гр. кат. священникы, котры в 1950 року не воссоєдинилися с православном церквом. Они выступают перед народом, як мученикы. Требуют реабилитации в ущерб православной церкви, так як их, мол, из-за ньой депортовали православны батюшкы из России. Епископ Гопко стал великым украинцем. КСУТ поддержує його як героя, и в печати и радиовіщанием...” Вот образец демократии! Настояща анархия!

Як мы уж отмітили в статьи “Правда о обміні унии на Пряшевщині”, уния на Пряшевщині была ликвидована на полных демократичных началах ище до єй официальной ликвидации, пока не было ище ниякой агитации. Не удивительно, што в теперішньом часі некотры просты люде поколебалися в свойом убіждении под воздійствием агитации редемтористов и василиан и присоєдинился к реакции. Они в течение послідных 20 літ жили под диктатуром всякых Хлебецов и Разусов, котры всі свои дійствия проводили єдными и тыми же методами: угрозом и насилием. Они, тоты просты добродушны люде Пряшевщины, до тых пор жиют в страху перед террором и насилием, мавшых місце на Пряшевщині в послідны рокы. Головном причином того являтся:

1. “добровольна” оптация нашых руснаков в Совітский Союз (см. “Правове положение русского населения Пряшевщины”. — “Костер”. Прага, 1946, № 5—6, стр. 73),

2. діло епископа Гойдича, описане в книгі Министерства справедливости (см. “Процес против властизрадным бискупом Войташкови, Бузалкови, Гойдичови”. Братислава, 1951), в связи с котрым арестовали всіх його сотрудников, и

3. коллективизация, осуществление котрой всіма ярко характеризує пісня того часу:

“Сровнай, Боже, сровнай горы с долинами,
Як єс сровнал, Боже, газдов с циганами!”

И вот, в розгарі тых дійствий была официально ликвидована уния на Пряшевщині (см. “Постановления Собора греко-католицкого духовенства и греко-католицкых мирян униатской епархии в Пряшеві от 28 аіпріля 1950 року”. — “Свет Православия”. Пряшев, 1950, № 5, стр. 70). Естественно, многы просты люде россмотрювали тото діло, як обще дійствие против руснаков, переслідованию котрых ніт конца. Неудивительно, што они по свойому добродушию сочувствуют тым, кто по тым или иншым причинам очутился в нестастье, и протягивают им руку помощи. Но всіми странно, што тоту антинародну, агрессивну концепцию редемптористов и василиан поддержуют и некотры пряшевщане, котры присчитывают себе к трудовой интеллигенции. Возжигание новых религийных бойов на Пряшевщині не може принести ниякой пользы нашому народу. Наоборот, дробление нашых скромных сил веде к гибели нашого народа в национальном отношении. Характерно и тото, што православие, оплот нашой народности с незапамятных часов, нихто не поддержувал, несмотря на то, што Православна Церков свойом кропотливом организацийном роботом в течение сравнительно короткого часу полностью сконсолидировала наш народ. Доказательством того являтся десятитысячне участие паломников в “отпустах” на Буковской Горкі, в Луцині, Владимировой, Клокочові... И сразу — така заботливость о унии!

Ніт, православие нетреба уничтожити в нашом народі! Оно прошло огнем и водом и из всіх великых и тяжелых “бурь” и испытаний вышло побідительом лем потому, што православие — народна віра, віра нашых предков, котры немало пострадали за нього. Не без причин предкы жителей села Русской Новой Веси (у Пряшева) в 1706 року убили камнями униатского епископа Де-Камелиса, свирепого гонителя руснаков за православие (см. “Стара віра и уния”. — “Дружно вперед”. Пряшев, 1965, № 6, стр. 18; № 7, стр. 22). Ніт, православие непобідиме!

На конец, тым нашым пряшевщанам, котры увлекаются идеом украинского сепаратизма и предполагают, што уния с Римом поможе бандеровцам создати “незалежну неньку Украіну”, рекомендуєме познакомитися с содержанием книгы Владимира Бирчака: “Карпатська Украіна. Спомини й переживания.” “Нація в поході”. 1940. Прага. То саме найліпше, испытание средство для излічения “больных” от украиномании.

И так, послі того, як на Пряшевщині вспыхнул новый религийний бой, осталося лем восстанови католицке архиепископство в Нитрі. Сидор, где ты?!

И Сидор отозвался. Як сообщат пражска газета “Руде Право” № 139 от 21 мая 1968 року, папа Павел ѴІ спішным пррядком возвюл в архиепископы нитранского епископа Едварда (Нейчеи). Сидор — то посол “Словацкой республикы” в Ватикані, благодаря ходатайству котрого нитранске епископство было повышено в архиепископство, котре чехословацкы власти не признали послі возобновления Чехословацкой республики.


4. ЯК ПОНИМАЮТ ДЕМОКРАТИЮ В ПРЯШЕВІ?

Пряшевщина — страна вічных експериментов, недорозуміний и незгод. Во всім тым несчестям “виноваты”, мол, руснакы и то лем потому, што они хотят жити на свойой, от предков унаслідованной, родной землі так же свободно, як жиют другы народы в демократичном світі.

До 1918 року судьба руснаков и словаков была єднакова. И их сотрудничество было дружеске. Вождь руснаков, А. И. Добрянский, єднаково защищал интересы в Будапештском парламенті як руснаков, так и словаков. Он же был и членом-основателем Словацкой Матицы, котра до сих пор существує. Но як лем словакы почувствовали себе господствующом нациом в республикі‚ их отношение к руснакам стало не тото...

Мадяре хотіли за всяку ціну обогатити свою нацию за рахунок руснаков, словаков и другых славянских народов посредством мадьяризации. К большому удивлению, словакы послі 1918 року стали ділати тоту же политику в отношении руснаков, што перше робили мадьяры и в отношении словаков. Штобы ускорити ход истребления руснаков на Пряшевщині, патер Глинка изобрал особый патент: “Вшеткых руснаков вывеземе зо Словенска на єдном драбняку!” — заявил он на одном из своих публичных выступлений.

Шли рокы суровой жизни руснаков, очутившихся в родном краю без социальной охраны и даже без своих национальных начальных школ. Затым правителі “Словацкой республикы” єдным розмахом пера ликвидировали руснаков на Пряшевщині. Но руснакы продолжали жити. Мало того, коли вспыхнула Велика Отечественна война, они першы создали в Русской Порубі партизанский отряд “За Родину”, котрый послі вошол в состав партизанского Соединения Героя Совітского Союза, подполковника Кокина. Степан Кащак, Петр Мулик, Георгий Штим-Москвич, Андрей Єдинак, Михаил Кудзей, Петр Жидовский, Иван Танчин, Федор Хомча, Николай Гутнян, Степан Талацко, Степан Паличка, братя Шлепецкы, Гривна, Збиглей, Гмитерко и много, много другых — вот руснакы-партизаны, борцы за свободу родного краю.

Славна Совітска Армия освободила Чехословакию от німецкого фашизма. Казалося бы, кончилися страдания и переслідования руснаков. Но, увы, словацкий шовинизм не остановился в роботі, продиктованой Словацком Литом от Попрада но Уж. Уже в 1946 року началася “добровольна” оптация руснаков в Совітский Союз (см. “Правове положение русского населения Пряшевщины”. — “Костер”. Прага, 1946, № 5—6, стр. 73). Но руснакы всі-же осталися жити на свойой родной Пряшевщині.

Ишли рокы культа личности, диктатуры всякых Хлебецов и Разусов, пытавшихся изгнати руснаков хотя бы из Пряшева (см. “Нове Життя”. Пряшев, 1960, № 7). В тот час, в письмі от 20 февраля 1960 року в адрес ЦК КСУТ я писал, што “лем фашистам свойственно выганяти старожилов из их культурных центров”. Я был бы весьма рад, єсли бы моє письмо от 20 февраля 1960 року было опубликовано в порядку дискуссии. Оно могло бы много припомнути нашой общественности.

Настал час свободной дискуссии о внідрении в народі широкых демократичных начал. И вот, коли руснакы тоже отозвалися, што они жиют, што они хотят жити на свойой родной Пряшевщині так же свободно, як и другы народы Чехословакии, словацкий шовинизм опять показал свои “рожкы”. Послідователи патера Глинкы предлагают “приставити им автобус и вывести их...” (“Нове Життя”. Пряшев, 1968, № 15, стр. 2). Єдночасно на стінах міста Пряшева появляются афишы с провокативным содержанием против руснаков. Вот, до чого дошла демократизация на Пряшевщині!

Дорогы соотечественникы! Спокойствие и труд! Пусть никого не смущает провокация необузданых словацких буржуазных националистов, нарушаючих спокойне сожительство руснаков и словаков! Мы віриме, што в словацком народі найдеся столько прогресивных сил, штобы раз на все покончити с провокаторами, нарушающими мирне сожительство руснаков и словаков в Словакии вообще и на Пряшевщині в особенности. Считаме, што тото єдинственно правильный исход...

Коли я был в Америкі (август — октябрь 1966 року), я посітил всі колонии нашых соотчественников, я выступал на собраниях, банкетах и всядиль говорил, што карпатороссы, где бы они не находилися, должны держатися так, штобы их никто не мог использовати против них же самых. Само собом розумієтся, што тото заявление относится и к нам.

Ну-же, дорогы братя и сестры, за дружбу и сотрудничество с том частном славянского народа, котра, считатся с реальностью, за щищат правду и справедливость. При всьом том: най нас наша всенародна пісня — “Вручание” А. В. Духновича и впредь вдохновлят к творческому труду на благо родной Пряшевщины и єй населения! Так и быти:

“Я русин был, есмь и буду,
Я родился русином,
Честный мой род не забуду,
Останусь его сыном...”

Пусть весь мир знає, што мы тоже хочеме жити так же свободно, як жиют другы народы в демократичном світі! Мы не хочеме ничого чужого. Мы хочеме лем сохранити для будущих поколіний, розвивати и обгораживати хотя бы то, што оставили нам нашы славны предкы. Пусть же наша старинна народна пісня разжигает в нашых сердцах любов к родному краю, к родной старині так же, як она чаровала нашых предков встарь:

“Ой, Бескиде зелененькій,
Ты, кормильче наш родненькій,
Ты от віка нас годуєшь
И всім счастя нам даруешь.
Твои горы, твои лісы,
Воды Попрада, Торисы...
Нас от віка утішают,
Горе, жажду утоляют.
Твои ланы, красны воды
И зелены загороды
Посіщают всі народы
И находят всі выгоды.
А ци можно не любити
Бескида, што красший в світі
Его гаи, красны поля:
Тут то наша счастна доля!
О, зорнице Бескидова,
Ты, тотіхо Руснакова,
Не дай же нам загинути,
Рачь от врагов нас хранити!”

Из співанника
А. Л. Поливки 1864 р.

5. ЧОГО БЫЛИ ЛИКВИДОВАНЫ РУССКЫ ШКОЛЫ
НА ПРЯШЕВЩИНІ?

Замітка доц. Василя Капишовского “Як дійшло до украінізаціі наших шкіл?” (“Нове Життя”. Пряшев, 1968, № 16, стр. 2) не може задоволити нашу общественность. Она не дає читателю того, чым он заинтересованый. Украинизацию русскых школ на Пряшевщині слідує объяснити больше существенно. Нашых читателей интересує, главным образом, вопрос: што было причином, што на Пряшевщині против волі народа перемінили русскы школы на украинскы? Вот як то было:

Культурны традиции Духновича на Пряшевщині были так сильно закоренены, што до извістного Мюнхена всякы попыткы вносити украинизм в нашу общественну жизнь такых діятелей, якыми были Дионозий Зубрицкий и Ирина Невицка, кончилися полном неудачом. На Пряшевщині не было языкового вопроса. Население считало себе русскым и поддержувало всяке русске начинание. Посітивший в 1928 року Пряшевщину Илья Еренбург в свойой книгі “Виза времени” (Берлин, 1930) под заглавием “Пряшевска Русь” (стр. 267—270) пише: “Подъезжая к Карпатам, замечаешь, как постепенно меняются деревни, исчезают пестрые одежды, вместо костелов — деревянные церковки с круглыми куполами, еще беднее глядят крытые соломой хаты. Разгаваривая с чужестранцем, то єсть с “паном”, крестьяне стараются объясниться по-словацки. Да, как и ни чудно это, здесь словацкий — “панский” язык. Навопрос, кто они, крестьяне, однако, отвечают без обиняков: “мы русские”; друг с другом говорят они на карпато-русском наречьи...” Дух “Литературного Заведения” Духновича всеціло отражался не только в культурно-просвітительном “Обществі им. А. В. Духновича” в Пряшеві, но и во всьой жизни руснаков на Пряшевщині. “День Русской Культуры”, котрый шторочно приурочивался ко дню рождения А. С. Пушкина, был национальным праздником руснаков. Такы торжества с богатом культурно-художественном програмом состоялися в Пряшеві, Бардийові, Свиднику, Орлику, Юрковой Воли, Владимировой, Старой Любовні, Лаборци, Гостовицах, Тополі, Смержонкі и в другых містах и селах Пряшевщины. В Пряшеві издавалися русскы книгы, русскы газеты, такы, як “Русь”, “Русске Слово”, “Народна Газета”, “Пряшевщина” и др.

Словацка Лига пыталася всяческы мішати розвитию русской культуры на Пряшевщині, но безуспішно. И только правителі “Словацкой республикы” остановили культурно-просвітительну діятельность руснаков (см. “Наступ”. Прага, 1940, № 30), єдным замахом пера ликвидовали их на Пряшевщині (см. “Експрес”. Прага, 1940, № 283).

Послі освобеждения Чехословакии Совітском Армиом от німецкых захватчиков, Пряшевщином зас овладіл дух “Литературного Заведения” Духновича. Революционным образом на полных демократичных началах были восстановлены русскы школы во всіх селах Пряшевщины, в котрых жиют руснакы, и вся жизнь нашого населения пошла по испытанному пути согласно духу и культурно-просвітительным традициям Духновича. “День Русской Культуры”, состоявшийся 22-го июня 1947 року в Стропкові, на котром присутсвовало высше десяти тысяч людей со всіх концов Пряшевщины, весьма ярко проявилася всенародна манифестация за великы идеалы русской культуры. Тому историчному событию посвященый исторично-литературный сборник “Пряшевщина” (Прага, 1948) — “єдно из лучшых изданий, до тых пор появившихся о Пряшевской Руси” — по словах проф. д-ра Д. О. Сенюка.

И так, в 1947 року на Пряшевщині было 313 русскых школ, в том числі 25 городскых училищ, 4 середны школы (гимназии) и 1 учительска академия (см. Василий Капишовский: “Школьне діло на Пряшевщині” — “Пряшевщина”. Прага, 1948, стр. 237—283).

Такий розмах розвития русской культуры на Пряшевщині выводил из терпіния словацкых буржуазных националистов. Словацкий шовинизм, продиктованный Словацком Лигом от Попрада по Уж, начал пробивати собі дорогу и в новых условиях. Он проник и в кругы КПС, члены котрой начали усердно старатися о том, штобы на Пряшевщині ликвидовати русску национальность и замінити рускы школы словацкыми.

Долго обсуждался вопрос ликвидации русскых школ на Пряшевщині. Треба было глядати такий способ дійствия, котрый бы не возбудил гнів руснаков и не вызвал волнения масс. Глядали розмаиты причины, штобы остановити быстре розвитие русскых школ на Пряшевщині. Нашлися и такы словацкы діятели, котры начали корити руководителей русскых школ, обвиняючи их, што в русскых школах, мол, воспитываєтся молодеж в совітском духу, потому што обучают в них по совітскых учебниках, котры вполні задоволяли потребы нашых школ не лем со стороны педагогикы, но и со стороны економикы. Практично руководители русскых школ были поставлены в тупик: не было ни педагогичных сил, ни средств для того, штобы в течении короткого часу выдати подобны учебникы. В слідствии того в русскы школы пришлося вводити словацкы учебникы.

Но того было мало. Словацкы шовинисты не успюкоилися тым положением. Они стали глядати такого способу дійствия, штобы руснакы сами просили словацкы школы. И придумали: таким способом оказалося дійствие “У” (украинизация русскых школ). И дійствительно, словацкы руководителі дійствия “У” не помылилися в своих предположениях. Они знали, што руснакы не останут украинцами и не захотят посылати своих дітей в украинскы школы.

По указаниям КК КПС 7 июня 1949 року сосотоялося в Пряшеві совіщание педагогов-коммунистов, на котром было рішено вводити украинский язык в русскы школы постепенно. Так як тот способ украинизации русскых школ не показал ниякых результатов, всякы Хлебецы и Разусы, котры самовольно роспоясывалися на Пряшевщині, приказали замінити русскы школы украинскыми радикальным образом. Так в началі 1953/54 уч. року началося дійствие “У”.

И вот, коли с помочом органов народной безопасности міняли русскы школы на украинскы, в многых селах люде просили словацкы школы, мотивуючи, што они николи не были украинцами и не хотят, штобы их діти училися по-украинскы. Конечно, руснакы при том предполагали, што в словацкых школах, в котрых сравнительно добрі было поставлено обучение русского языка, их діти добрі усвоят собі и свой родный, русский язык. Но, увы, они жестоко помылилися. В такых “словацкых” школах даже на перемінах заборонялося говорити “по-руснацкы”, як выражалися словацкы учителі.

Якы же результаты дійствия “У”?

Ціль словацкых буржуазных националистов достигнута полностью: В теперішньом часі ніт ни єдной русской, ни украинской школы на Пряшевщині.

Што робити дальше?

Товаришы педагогы, прислухуйтеся голосу народа! Он же жде восстановления русскых школ во всіх тых селах и містах Пряшевщины, в котрых они были восстановлены в 1945 року революцийным образом на полных демократичных началах. За тоты школы наш народ боролся и в рядах 1 чсл. корпуса генерала Свободы, и в партизанскых отрядах, и в другых подпольных организациях, прилагал всі усилия к тому, штобы выгнати німецкых захватчиков из Чехословакии. Слідовательно, треба приложити всі усилия к тому, штобы отстранити велику кривду, нанесену нашому народу ликвидациом русскых школ на Пряшевщині. Кропотлива робота Духновича на педагогичном поли достойна подражания в роботі по восстановленнию, укріпленню и розвитию русскых школ на Пряшевщині и в наших современных условиях. Ніт, не слідує увлекатися “сонцами”, промені котрых николи не падали за Карпаты. Лучше уж облагораживати нашы “фонары”, освіщение котрых спасло наш народ от национальной гибели. Так и быти!


27. ІѴ. 68.

6. ЯК НАЗВАТИ НАРОДНУ РАДУ РУСИНОВ ПРЯШЕВЩИНЫ?

В резолюции членов КСУТ и жителей-русинов міста Гуменного, принятой на собрании, состоявшомся 3 апріля 1968 року, меже прочим, читаме:

“Одночасно высловлюємо погляд, що самою правильною назвою органу украінців-русинів мала б бути назва найближча народу, наприклад, Підкарпатсько-русиньска народна рада, або Народна рада русинів Чехословаччини” (“Нове Життя”. Пряшев, 1968, № 16, стр. 7).

Тота резолюция свидительствує о том, што созріл вопрос обновления верховной организации русинов Пряшевщины, діятельность котрой остановили словацкы диктаторы, котры самовольно роспояснювалися на Пряшевщині в часы культа личности. И дійствительно, таку организацию непремінно треба создати. Єднак, єй название слідує яко-тако “ошлифовати”.

Дорогы соотчественникы! Раз навсегда треба нам забыти, што ніт термина “русинский” так же, як ніт термина “болгаринский”, “сербинский”. Существуют лем граматично обоснованы термины: русин — русский, болгарин — болгарский, сербин — сербский.

Як смішным становится создавати искуственный термин для опреділения национальной принадлежности русинов или руснаков, як они сами называют себе, в тот час, коли цілый світ узучат русский язык, коли академик Исаченко вербує учителей русского языка для Англии, Америкы и даже для Австралии.

Дійствительно, цілий світ изучат русский язык, лем у нас, на Пряшевщині,, он почому-то игноруєся в теперішньом часі. А жаль. Коли я был в Америкі (август-октябрь 1966 року), я всядиль, даже в аєропортах, добесідовался по-русскы. Я был весьма удивлен, коли я убідился, што як в общественных кругах, так и в институциах международных связей служащы прекрасно говорят по русскы. Ніт, они не стыдаются говорити по-русскы. Они с любовью изучают його, главным образом, потому, што он дає им немалый “бизнес”.

Так, весьма смішным, странным и непонятным становится отказыватися нам от віковых традиций Руси за Карпатами, навязывающих на традиции Києвской Руси, объєдинявшей всі племена древнорусской народности, тым больше, што в теперішном часі в Пряшеві существуют термины “украинский ” для опреділения национальной принадлежности малороссов, “российский” для опреділения национальной принадлежности великороссов и “білорусский” для опреділения национальной принадлежности білороссов. Почому бы не оставити термин “русский” для опреділения национальной принадлежности карпатороссов? То буде вполні соотвітствувати и духу часу, и віковым традициям Руси за Карпатами, и всеобщому удовотворению русинов Пряшевщины. Потому в интересі діла предлагаме, штобы верховна организация русинов Пряшевщины носила название:

1. Русска народна рада в Пряшеві — согласно традиции и волі нашого народа, изъявленной на всенародном съізді, состоявшомся 8 ноября 1918 року в Старой Любовни, или

2. Карпаторусска народна рада в Пряшеві — согласно традиции и научному опреділению характерных черт русинов Закарпатья. Сравни: “Балудянский, Михаил Андреєвич (1763-1847) — профессор и ректор Спб. университета... крупна сила и в области знаний и на педагогичном и политичном полях России, уроженец Венгрии, карпаторосс...” (Енциклопєдия, том 4. Москва, 1926, стр. 566). Нам же извістно, што М. А. Балудянский родился на Пряшевщині, в Вышньой Ольшаві, Стропковского района. Или же, в конци концов,

3. Народна рада русинов Пряшевщины, Пряшев, — согласно духу и настроєнию Духновича 1851 року (см. Поздравление русиннов на рок 1851 от Литературного Заведения Пряшевскою. Відень).

Считаме, што то єдинственно правильный исход из данного положения. Осуществление того наименования нашой верховной организации буде вполні соотвітсвовати и пожеланиям русинов-руснаков, коренных жителей Пряшевщины, и справедливости, и научно обоснованной мотивировкі, и демократизации нашой общественной жизни.


7. ЧОМ ДОШЛО К ДІЙСТВИЮ “П”?

В теперішньом часі в печати появляются розмаиты заміткы о дійствии “П” (Православия). Авторы заміток, не знаючи истории церкви Закарпатья и Пряшевщины, мечут грязь на Православну Церков, стараючися возбудити у народа сочувствие тым, кто попал в каталажку в связи с ділом епископа Павла Гойдича (см. “Процес против властиздрадным бискупом Янови Войташкови, Михалови Бузалькови, Павлови Гойдичочови”. Братислава, 1951) В слідствие того возник вопрос: почому дошло к дійствию “П” як раз в тот час, коли переход руснаков в Православие принял массовый, всенародный характер? Як началося действие “П”?

В статьи “Правда о отміні унии на Пряшевщині” (см. “К. Русь” № 25 и 26 на стр. 4) мы уж отмітили в основном, як была ликвидована уния с Римом на Пряшевщині. Но тым не менше считаме потребным дати нашой общественности соотвітствующы пояснения по существу діла. Тото мы робиме не лем ради правды и справедливости, но и в интересі проходящой дискуссии о внідрении широкых демократическых начал в нашой общественной жизни. Так и должно быти.

И так, послі освобождения Чехословакии Совітском Армиом от німецкых захватчиков жизнь руснаков, коренных жителей Пряшевщины, пошла быстрым темпом вперед. Тото понятно. Вернувшыся домів участникы Великой Отечественной войны, солдаты 1 чсл. корпуса генерала Л. Свободы, партизаны, подпольникы, почувствовали себе газдами ситуации и на розвалинах с воодушевлением начали строити нову жизнь, отбудовувати войном знищеный родный край, создавати благоприятны условия для больше всього пострадавшого от войны населения нашой республикы. Народ всядиль с ентузиазмом и енергиом принялся за созидательный труд, результаты котрого скоро стали показуватися. Русский язык стал господствующим языком не лем в школі, но и всіх общественных учреждениях Пряшевщины. Воспытана в новом, прогресивном духу молодеж стала увлекатися историом родного краю; по завітах своих дідов и прадідов она восстановила попранны традиции Руси под Бескидами, отстраняла из жизни всі нашества, в течение несколькых десятйлітий проникшы ту из запада. Девизом дня стал девиз нашых предков: “Славяне — бойтесь Рима! Віра наша, віра давна, віра православна” (см. “Чому, коли и як”. Пряшев, 1967, стр. 18). Блестящо розвивалися русскы школы, восстановленны в 1945 року революцийным образом на полных демократичных началах восстановлены прадідовской православной віры приняло всенародный характер.

Тот розмах руснаков, головным образом, на культурно-просветительной ниві прямо выводил из терпіния словацкых буржуазных националистов, стремившыхся выполняти задания “Словацкой Лигы” в области “от Попрада по Уж” и в новых условиях. Они стали глядати существенны методы дійствия, штобы остановити процес возрождения руснаков на Пряшевщині. В той роботі живе участие принимал и д-р Ладислав Голдош, уполномоченный по церковных ділах. В послідствии он стал главным режисером дійствия “П”, йому была ввірена ликвидация унии на Пряшевщині. И дійствительно, он усердно принялся за тото діло и прилагал всі усилия к тому, штобы согласно рішенню “Словацкой Лигы” ликвидовати на Пряшевщині руснаков вмісті с их греко-католичеством и православием. По росчетам инициаторов дійствия “Л” руснакы должны были “самовольно” перейти в ограду словацкого католицизма и стати покорными католиками словаками. Они считали, што послі ликвидации унии их методами нетрудно буде ликвидовати и православие такым же образом.

Як началося дійствие “П”?

Свою роботу д-р Л. Голдош начал тым, што занял приходский дом в Братиславі для свойой квартиры. Он выгнал одталь настоятеля братиславского православного прихода прот. Дмитрия Ткаченко и в його просторной квартирі поселился сам. Прот. Ткаченко мало с ума не зышол в тот час, до сих пор ище не опомнулся он: жиє “юродивым” в Улич-Кривом. Так и началося дійствие “П”.

Д-р Л. Голдош сам руководил дійствием “П”. По його указаниям возникали комитеты дійствия, во главі котрых стали противникы православия, такы, як д-р Иван Рогаль-Илькив, Беницкий, извістний нашой общественности под фамилиом Бигарий, и др. Штобы никто не виділ их “карты”, д-р Голдош роспорядился, штобы изолювати старых православных от дійствия “П”. Так в связи с дійствием “П” начали терроризовати старых православных священников, стремлячися компромитовати их перед віруючими, называючи их неуками и т. п. Не без причин архимадрит Олег (Иванов) в тот час публично заявил, што на Пряшевщині проводится ликвидация православия, а не унии. Руководители дійствия “П” ввели хаос в церковны діла, искусственно создавали положение, штобы противникы православия могли говорити, што унию на Пряшевщині ликвидовали насилием. От — почому дошло к дійствию “П”!

Ніт, не треба было ниякого насилия для ликвидации унии, не треба было вмішуватися Голдошам в церковны діла Пряшевщины и уния без всякого шуму была бы ликвидована. Ніт спору, уния была насажена нашым предкам насилием и наш народ непрерывно глядал возможности освободитися от ней. Достаточно вспомнути волнение нашого народа, коли “перша спроба унии мала быти урочисто проголошена в Краснобродском монастыри на русальны свята 1614 року” (“Чом, коли и як”. Пряшев, 1967, стр. 17). Не без причин предкы жителей села Русской Новой Веси коло Пряшева (в 1706 року) убили каменями униатского епископа Де-Камелиса, жестокого гонителя руснаков за Православие см. “Стара віра и уния”. — “Дружно вперед”. Пряшев, 1965, № 6, стр. 18). Тота возможность явилася только послі окончания Великой Отечественной войны, но, увы, всі темны, реакцийны силы восстали в защиту унии, спасаючи єй в агонии. Но ликвидация унии все же была торжественно провозглашена: 820 представителей народа в 1950 року высказалося за отміну унии, на котру в 1646 або 1649 року “согласилося” всего лем 63 священников Мукачевской православной епархии, котра в тот час насчитывала свыше 1300 священников.

Но вот, руководителі дійствия “П” не остановилися в своих затеях. Штобы скомпромитовати Православну Церков, они стали принимати на богословскы курсы всякых пьяниц (Могила) и розвратников, лем честных, молодцев не принимали в школу. Вот клисичный і примір: В духовну семинарию подал прошение благонадійний юнак, котрый робил на фабрикі в Чехии. Педагогичный совіт духовной семинарии отклонил прошение юнакови лем потому, што в полученой из Чехии характеристику с місця роботы было отмічено, што не рекомендуєся принята юнака в духовну семинарию, так як он слишком переданый Богу. И так, не лем юнак не был принятый в духовну семинарию, но и член Педагогичного совіта, архимандрит Андрей (Коломацкий), защищавший интересы юнака, был выгнаный из семинарии. В теперішньом часі он жиє гдеси в Чехии (Лесна) в изгнании. Кромі того, из Пряшева были выгнаны прот. Василий Стрижак, игумен Йоанн (Кухтин) и др. Ведь то просто чудо, што руководителям Православной Церкви, принявшым близко к сердцу “Постановление Собора греко-католицкого духовенства и греко-католицкых мирян униатской епархии в Пряшеві от 28 апріля 1950 року” (см. “Свет Православия”. Пряшев, 1950, № 5, стр. 70) о отміні унии на Пряшевщині, удалося в течение сравнительно короткого часу свойом кропотливом организацийном роботом полностью сконсолидовати народ, приведенный в волнение бішенном антиправославном агитациом ватиканскых агентов. В истории мы не находиме такого приміра, штобы віруючы так дружно и енергично принялися за яке-небудь діло, як тото мы виділи в 1947 року на Буковской Горкі при ремонті старинного монастырского храма и часовні, котры на очах руководителей униатской церкви перемінялися в розвалины. Ніт, нечестно метати грязь на Православну Церков, за котру немало пострадали нашы предки!

По адресу д-ра Л. Голдоша мы можеме сказати ище слідуюче: Нечестно давати “указания” своим подчиненным, якым образом треба было официально ликвидовати унию на Пряшевщині, и затом “надіти кожух на выворот”, стати “невинным баранком” и поучати противников Православия, якым образом треба восстановити унию на Пряшевщині (см. “Ако са ликвидовала грецкокатолицка циркев”. — “Католицке новины”. Братислава, 1968, № 17, стр. 5) Єднак, было бы честно, єсли бы д-р Голдош создал положение, штобы настоятель братиславского православного прихода мог вернутися в свою квартиру, котру он в свойом часі занял, злоупотребил своим положением главного режисера дійствия “П”. Конечно, нашу общественность интересовало бы также діло покупкы 12 автомобилей за счет сумм Пряшевской епархии, переведеных в Братиславу в банк на єден текущий счет, котрым мог диспонувати лем шеф учереждения по церковных ділах. Нам извістно лем, што на тых автомашинах розъізжали по Братиславі всякы антиправославны агитаторы. Д-р Голдош мог бы информувати нашу общественность, як скончилася афера с упомянутыми автомашинами, не іздит ли он до тых пор ище на єдной из тых автомашин?

Всім мастерам пера, головным образом, Ростиславу Волфу (см. “Русин нібы украинец?” — “Культурни творба”. Прага, 1968, № 17, стр. 10) и анониму заміткы “Тверезо дивитись на справу реабілітаціі” (“Нове Життя”. Пряшев, 1968. № 20, стр. 3) рекомедуєме познакомитися с историом церкви Закарпатья и Пряшевщины, штобы своими ничым необоснованными данными не вводили в заблуждение читателей. Ложь и клевета не може принести ниякой пользы ни єдной, ни другой стороні. Взятый из архива НС документ, котрым воспользовался Ростислав Волф (см. “Акце П (православи)”, там же, стр. 11), переполненый ненавистьом, ложью и клеветом на Православну Церков. Он не може дати читателю ничого полезного для объєктивного суждения о положении церковных діл на Пряшевщині. Конечно, нас удивлят особенно аноним заміткы “Тверезо дивитись на справу реабілітаціі”, в котрой он поучат противников Православия, якым образом они можут успішно “объєдинити” руснаков на Пряшевщині. Хто он такий? Нечестно скрыватися “учителям” правды и справедливости за спином редакции!


8. ЯК ОТНОСИЛСЯ К ПРАВОСЛАВИЮ ЕПИСКОП
ПАВЕЛ (ГОЙДИЧ)?

Штобы хоц коротко отвітити на тот вопрос, неможна не зробити екскурсию в область прошлого, памятаючи, што существенны факты прошлого освічают события настоящого.

Я лично знал епископа Павла ище будучи гимназистом, воспитанником “Школьной Помощи” в Ужгороді. В тот час о. Павел жил в интернаті василиан. В ограді интерната стоял старинный православный храм. Именно в том храмі я перший раз случайно встрітился с о. Павлом. Тот храм, очевидно, был єдинственным місцем, где о. Павел мог спокойно молитися. Коли я случайно зашол в храм, о. Павел стоял в ньом на молитві.

И ділове отношение у мене было к епископу Павлу. В Пряшеві я был у нього в 1934 року разом с Петром Марчишиным. Буковяне повірили нас посітити Владыку Павла и просите його представити нам участок церковной землі для постройкы новой русской государственной школы в Буковци возлі старой церковной школы, штобы обі школы могли тісно сотрудничати. Владыка Павел любезно принял нас и удовлетворил нашу просьбу. Правда, к постройкі школы не дошло, так як настоятель буковского прихода, о. Ярослав Капишовский, уж на собрании, в присутствии школьного инспектора Войташка, выступил против государственной школы, мотивуючи, што в государственной школі будут проповідовати атеизм, и спустя некотрого часу без відома буковян сорвал весь план школы, для постройкы котрой уж было обеспечено 150.000 корон по мойому ходатайству в Министерстві школ и народного просвіщения в Прагі. Но тото особна статья.

Я уважам Владыку Павла за його национальну стойкость и защиту русского слова под Бескидами. Послі окончания Великой Отечественной войны мні барз хотілося встрітитися с Владыком Павлом. К сожалению, такой возможности не оказалося.

В началі 1950 року в Пряшеві ишла подготовка хиротонии пряшевского православного епископа. Єдночасно подготовлялася и хиротония епископа Оломуцко-Брненского. Руководителі Православной Церкви рішили высокоторжественно отмітити тото событие. Они пригласили в Чехословакию митрополита Крутицкого и Коломенского Николая для возглавления торжеств, котры началися в Оломунци и кончилися в Пряшеві.

Небывалым дньом было для Пряшева воскресение 12-го февраля 1950 року. С вчасного рана съізжался народ со всіх уголков Пряшевщины в свой культурный центр — город Пряшев. Около 10 годины місто Пряшев оказалося в полной осаді народа. Массы людей заполнили и посторонны улицы пряшевской головной площади. Торжество вылилося в грандиозну манифестацию за мир, за счастья людей всього світу. Высокоторжественно произвучала пламенна бесіда митрополита Николая к народу из главной трибуны. Бурны аплодисменты кончылися громкыми возгласами: Да здравствует патриарх Алексий! Да здраствует митрополит Николай! Да здравствует митрополит Елевферий!

Послі манифестации за мир в храмі св. Александра Невского в Пряшеві состоялася хиротония пряшевского православного епископа Алексия (Дехтерева). Не лем храм был битком набытий вірующими, но и церковна ограда оказалася в осаді народа. Всі хотіли присутствовати на торжестві хиротонии епископа. Послі хиротонии в великой сали готеля “Чорный Орел” в Пряшеві состоялся торжественный обід, на котром, кромі архиерейов, приняли участие: “официальны представителі Правительства, представителі Совітского посольства в Прагі и Совітского консульства в Братиславі, представителі политичных, административных, культурных и церковных организаций, представителі и члены приходскых совітов цілой епархии, духовенство и миряне, участвующы в церковной жизни епархии, и много народа” (“Свет Православия”. Пряшев, 1950, №3, стр. 41). Греко-католицку епархию представлял на обіді каноник Федор Ройкович, предсідатель Русского Национального Совіта в Пряшеві в 1939 року (см. “Пряшевщина”, исторично-литературный сборник. Прага, 1948, стр. 263).

Торжества Православия кончилися великоліпно. Всі задоволены, с усмішком на устах, розъіхалися по домах. Противников Православия не оказалося... Конечно, не можна не отмітити при том тот факт, што епіископ Павел (Гойдич) избігал встрічы с православными. Тыждень до приізда митрополита Николая в Пряшев епископ Павел выіхал из Пряшева в Михайловцы, в монастыр на “реколекции”, где собирался остати два тыждні. Но вот — не выдержала душа русского человіка. В неділю в обід, в день хиротонии епископа Алексия (Дехтерева), Владыка Павел вернулся в Пряшев и изъявил желание встрітитися хотяй бы с новопоставленными епископами Православной Церкви в Чехословакии: Честмиром, епископом Оломуцко-Брненскым, и Алексием, епископом Пряшевскым. Своє желание сообщил мні Владыка Павел посредством Алексия Фаринича. Я с удовольствием сразу же предпринял надлежаны міры: доложил о том Владыкі Елевферию, затым митрополиту Николаю и канцлеру Борису Черкесу, котрый отрекомендувал мене к представителю Министерства культов д-ру Владимиру Екарту. Тот, выслухал донесение, різко сказал: “Уж поздно!” Я с грустью сообщил А. Фариничу отрицательный результат ходатайства. Слідовательно, встріча Владыки Павла с архиереями Православной Церкви не состоялася.

По уплыві даякого часу органы безопасности арестовали епископа Павла. В связи с його арестом были арестованы и його сотрудникы. Многы были арештованы в тот час. Вот, напримір, в Стропкові, в интернаті русского містицкого училища, директором котрого был А. Крайняк, робили монахыні — вавилиянкы. Єднак ночом пришли в интернат органы безопасности и арестовали монахынь, оставивши в интернаті лем єдну — пряшевчанку. В тот час я посітил интернат в сопровождении директора А. Крайняка. Монахиня посвятила нас в жизнь интерната и затом испугано начала говорити о аресті монахынь:

— Пришли ночом и взяли их с собом — говорит.

— Кто были тоты сестры? — спрошую.

— Недавно пришли к нам из Галиции — отвічат.

— Будьте спокойны — успокоюю выстрашену сестру, — продолжайте робити в интернаті так же, як до тых пор! Раз вас оставили, значит, у вас всьо в порядку и ніт причын волноватися.

Кто были тоты арестованы монахыні?

Отвіт на тот вопрос мы находиме в книгі Вацлава Славика “Права тварж бандеровцув” (настоящее лицо бандеровцов. Прага, 1948, стр. 13), в котрой говорится:

“Я принимал участие в многых нападениях и грабежах сел, котры нашы священникы называли сбором на боєвый фонд. В нашом районі грошы и золото, накрадене в часі тых нападений, я передавал священнику Тельнику. Он, як я потом узнал, третю часть грошей и всьо золото оставлял у себе, третину давал жені, а третину давал свойой любовници, якойси — то “Степевой”. Я виділ єй, коли она с священником Тельником убіжала в ліс, а одталь єй он с мішком долларов и золота в руках послал переодітом монахиньом через границу в Словакию, в Пряшев, в єден греко-католицкий монастир”.

Такых "монахынь” было немало на Пряшевщині в 1947 року. Извістно и “Дійствие Б против гражданской сіти”. В тот час на Пряшевщині было арестовано много бандеровцов, біжавшых из Галиции в Словакию.

Неизвістно, давал ли епископ Павел якы-небудь указания против Православия. Извістно лем, што “с ним немож (было) говорити по тому ділу” — по словах каноника Федора Ройковича. Несмотрячи на тото, приходится лем сожаліти, што церковно-народна діятельность епископа Павла (Гойдича) кончилася трагическы. Єднак, мы можеме с полном увіреностью констатировати, што епископ Павел пал жертвом василиан-галичан и редемптористов-чехов, котры злоупотребляли його добротом и милосердием, самовольно устроювали в монастырях бандеровцов и “священников”, біжавшых из Галиции на Пряшевщину, главным образом, послі ликвидации Брестской унии 1596 року, отміна котрой была провозглашена во Львові на Соборі греко-католицкых священников и мирян, состоявшемся 8—9 апріля 1946 року, производили в епархии всякы беззаконния, навірно, и без його відома на його “счет”, роскрытый в книгі Министерства справедливости “Процес проти властизрадным бискупом Янови Войташкови, Михалови Бузалкови, Павлови Гойдичови” (Братислава, 1951). Факт остаєся фактом. Процесс состоялся и приговор был вынесен не лем над епископом Гойдичом, но и над епископами Войташком и Бузалком. Єсли тот процесс был результатом діятельности всякых культов личности, без существенных причин, як в настоящий час утверждают противникы Православия, мы можеме только сожаліти. Во всяком случаю, єднак, не треба мішати діло епископа Гойдича с отміном унии на Пряшевщині.


Д-р ИВАН ШЛЕПЕЦКИЙ



[BACK]