Треба Рішати на Корысть Людей — Андрей Бірош
(Перепечатано с газеты “Нове Життя” в Пряшеві)

Пребачте, што пишу латинскым шрифтом, але мы дожылися до того, што в районі ніт друкарокой машынкы кириликом. Думам, што мои думкы богатьом не полюблятся, але каждый має право высловити тото, што думат. Я думам, што необходно дати можливость повісти каждому тото, што он уважат правильным. Може ничого нового не повім, єднак повім много забытого. В нашой крайні помылкы минулого выправляют открыто, хоц якы основны они не были бы. И лем мы боимеся высказати правду про свои хыбы.

Наш народ ту жыл от давна, жыл в дуже тяжкых материальных умовах. Боролся за кусок хліба и за тото, штобы он и його діти могли бесідувати и вчитися по-свойому. Дуже досягнул и дуже жертв перенюс тот народ и за буржуазной республикы. В часы другой світовой войны он перший организовал партизантскы бои против фашистов. Меже тыми людми не было зрадников, в будь-яком будинку партизан нашол притулок. Бідный народ давал тото основне от себе; сам ишол в партизанскы загоны, не жалувал свого житя, воювал в рядах Червеной Армии. Вшыткы його надіи здавалося были так близкы до свойой меты. А што сталося? Всядыль радость з вызволения, а у нас в Прящеві утворюєся Украинска Народна Рада. Памятаме, што творилося из-за той назвы? Люде того не хотіли, тому, што не полюбили украинцев, и тому, што не хотіли, штобы их называли украинцами. Адже мы мали своє имя. Чом мы зачали встыдатися того, чого не ганьбилися роками? Може вы повісте, што тото было науково удоводнене и через тото треба было назвати нашых людей новом науковом назвом.

В том был початок вшыткого нашого зла. А ище и тепер боимеся признати, што зробили помылку. Вы можете мі заметати аргументами, што мы межуєме з Украином, не з Россиом, што наша мова блисша до украинской, як до росийской, але история нашого народу, то не история украинского народу, то и не история росийского народу. То тоты историчны моменты, здаєся, мы недоцінили.

Тепер необходно повісти и в том вопросі нашым людям правду. Хто был причином того, што по выселению німцев треба было приступити до добровольного выселения нашых людей. Не тому пишу и обдумую тот вопрос, што я тоже там был, а тому, што то не было правильным в свойой основі. Не можна было того допустити, штобы нашых людей окрадали, штобы йх прозывали гуцулами и т. д. Ту была допущена друга велика помылка. Ту не ишли реакционеры, а ишли люде з партийными квитками, ишли люде, якы вірили своим.

И наперекор вшыткому тому тоты люде остали вірными свойой революцийной традиции. В Февральскых подіях взяли зас зброю в рукы. И посмотте на кілько нисша была бы кількость голосов в часы выборов, якшто не была бы в них така отданность нашой державі. А што мы дали за тото людям? Може повісте, што не потребно тото згадувати. Але я думам, што история и того не забуде.

Религийный вопрос. Кому потребно было выгнати греко-католицизм и замінити його православием? Мы грубо порушыли права про религийны почутия народу. Адже всі добрі памятаме, як вшытко тото робилося, як за єдну ноч всіх зробили православными. Чом словакы, чехы або полякы не міняли своих богов?

Кому потребно было міняти нашы русскы школы на украинскы? Адже учителей не было. Народ столітями бесідовал по-русскы (най то буде по русинскы), а зразу йому сказали, што то не твой язык, ты повинен не лем называтися украинцем, але и говорити по-украинскы! Не была то помылка? Люде зачали вымагати словацкы школы. А мы зачали обвинувачувати людей, што роблят неправильно. Бабуся коло Гуменного зобрала за дві годины подписы на словацку школу, а мы дивуємеся, як тото неграмотна бабуся могла зробити?! Як бы были русскы школы, то той бабусі не впало бы ни на думку міняти тото, што віками было добрым. Мы административном методом взяли от людей тото, што они любили, чым гордилися.

Нашы газеты не треба было бы пошырювати административным способом, тому што и чешска, и словацка молодеж читала бы нашу пресу. Про нас знали бы люде. Хто чытат тепер нашу литературу, хто чытат тепер нашу газету? Вам тото видніше, лем не треба закрывати очы. Думате надруковати творы Духновича, правда, по украинскы для нашых людей. Чом бы не друкувати Духновича так, як он писал. Адже он писал для нас языком, якый и тот неграмотный газда товдыль розуміл. Тепер, коли аачинатся выправление минулого, было бы помылком, штобы нашы помылкы не поправити.

Много, хто думал, напевно, што коли впроваджувалася украинска мова в нашы школы, што то дурницы, што книгы нам надішле Украина. Але што с того, коли дітина не розуміє што таке радгосп, не розуміла тому, бо у нас того не было. Тото, што было зрозуміле дитині на Украйні, для нас тото было незрозумілым. И мы його вчыли, што дієся на Украйні, а забыли йому повісти, што робится в нашом селі, тото што было йому зрозуміле. Я думам, што ищи гнес так робится. Посмоттеся, скілько в газеті пишете про Украину, майже цілый журнал присвяченый украинскым писателям. Мы жиєме в Чехословакии и мы повинны нашым людям бесідувати перше за всьо про их житя, про житя их сел.

А коли посмотриме в пашпорты (доводы особисты) нашых людей, яка в них записана национальность? Вы, може, будете бесідувати, што то тоже помылка минулого, што на СНБ им неправильно пояснили. Ничого подобного. Он там на СНБ бесідувал просто, што он словак. То зато, што он боялся, што його пошлют на Украину, а также боялся того, што його діти будут вчытися по украинскы. И вот наслідкы: на нашых селах — словацка школа и жыют собі спокойно словакы. А мы кричыме: винуваты державны органы, партийны органы, школы, учителі, родиче, діти. Лем мы без вины. То не так. Як што народ любит свою историю, яка она бідна не была бы, то чом мы бы не дали можливость нашому народу тепер любити тото своє.

Тяжко, але треба буде вернутися до того, штобы в нашых школах прозвучала наша бесіда, штобы в нас, в нашых культурных центрах были нашы гимназии, штобы за слово “русин” ке ганьбитися. При тому не хочу ту бесідувати про економичне положение нашых людей.

(СНБ — полиция в ЧССР).

АНДРЕЙ БІРОШ, Бардиев



[BACK]