Сопротивление — П. Когутов

Борьба с фашизмом на Лемковині началася с первых дней оккупации. Патриоты организували ячейкы, соберали затрачене польском армиом оружие. Спочатку борьба велася в єдиночку, єдны псули дорогы, другы рвали телеграфны и телефонны проводы, а Игнатий Мудрак зо села П. Воля, пристроившися на горі Магура, стрілял с пулемета по німецкых самолетах.

Нанести серьозный удар німцам было трудно, но оккупантам напоминали, што они непрошенны гости.

Не маючи опыта партизанской борьбы, патриоты часто попадалися. В застінках гестапо очутился и Игнатий Мудрак сбивший пулеметным огнь ом німецкий самолет. Єднако борьба не прекращалася. Она розгорювалася с новам силом, ряды павшых занимали живы, сопротивление становилося больше организованным.

Вірным пособниками оккупантов были украинскы националисты. Организованный ними на Лемковині ”Допомоговый Комитет“ запускал свои грязны щупальцы в кажде село. На лемков, подозрілых в симпатиях к Сосітскому Союзу, составлялися спискы, котры ”головный провід“ в Кракові передавал генерал-губернатору Франку. Результаты не пришлося долго ждати. В канун войны с Совітскым Союзом тюрмы Санока, Кросна, Ясла, Горлиц и Нового Санча наполнилися лемками-патриотами. Среди арестованных были Николай и Павло Юрковскы зо Сквіртного, Собин з Бортного, Колдра зо Святковы, Сайферт из Баницы, Русинко з Липной, Соболевска с Новицы, Федоронко зо Смерековца, Кашик из Петрушой Волі, Мальцев, Гарась, Посыпанко, Китик з Мысцовой и тысячы другых. На массовы аресты лемкы отвітили новым подъйомом в партизанской борьбі.

Больше групны партизанскы отряды дійствуют в селах: Клопотница, Перегримка, Воля Цеклинска, Тылява, Терстяна, Ганчова, Устье Русске, Розділя, Лосье, Новица, Квятонь, Крыница, Фолюш, Граб, Гута Перегримска, Березова, Бортне, Святкова, Петруша Воля, Ріпник, Красна и др.

Борьба с фашизмом на Лемковині была тісно связана с Польском Робочом Партиом и велася в союзі с Польскым партизанскым движением. В селі Клопотнкца в домі лемка Стефана Пейка проводил засідание Окружный Комитет Польской Робочой Партии с участием Владислава Гомулкы, где присутствувал от лемков Григорий Водзик и другы. Потом такы же засідания с участием Владислава Гомулкы проводилися на квартирі Михаила Донского в Горлицах по ул. 3-го мая 3.

В началі 1942 года чувствительны удары врагу наносит самый крупный партизанский отряд на Лемковщині Григория Водзика. Патриоты нападают на полицейскы участкы, німецкий транспорт, добывают радио, пишущу машинк, грошы, уничтожают предателей.

Успішными были операции по освобождению совітскых воєнноплінных из лагерей. Партизаны села Петруша Воля помогли освободитися тысячам воєнноплінных с лагеря Шебны около Ясла, группа Григория Водзика с лагеря в Риманові, группа Поруцидла с лагера в Новом Санчу. Партизанский отряд села Клопотницы розгромил німецкий лагер на горі Магура около Маластова, партизаны Свіржовы Русской розгромили в лісу полицейский отряд, под откос идут ешелоны направляющися на фронт.

Наряду с успіхом патриотов постигают и неудачы. От рук засланого в отряд провокатора погибат Григорий Водзик. По доносу предателя Соколовского 28 июля 1943 года в рукы гестапо попадат больше сто патриотов, в том числі Михаил Донский, Ромцьо, Крыницкий, Перун, Кашик, Ментус, Дашик, Калинский и другы. Арестованых помістили в тюрьмі города Ясло, где подвергали нечеловіческым мукам, ежедневно росстрілювали.

О патриотах в тюрмі позаботилися братья на свободі. Продумавши план операции 9 сентября 1943 года партизаны в німецкых мундюрах подъіхали ночом к тюрьмі, где томилися заключенны, уничтожили охрану, освободили обреченных, роздали всім оружие и проводили в ліс. То была сама сміла, удачна, без страт операция, котра дала свободу всім заключенным и привела фашистов в бішенство.

Боротися с партизанами было с каждым дньом труднійше, а потому гестапо и украинскы ”січовикы“ кинулися на поискы тых, кто помагат и сочувствує партизанам. Єднак запугати население не удалося, дух народа гартувался в борьбі, сопротивление росло. Стойкость и патриотизм проявлялися на каждом шагу, но я для приміра росскажу только о одном.

В домі Юстины Мудрак на хуторі села Петруша Воля лічилися и отдыхали партизаны и вырвавшися из лагерей совітскы воєнноплінны. По сигналу провокатора Виктора гестапо и украинска полиция осенью 1942 года окружили дом Юстины Мудрак. К стінкі поставили бабушку Юстину, дочь Елену, внучку 9 літ и внука 6 літ. Всіх просилися о місті пребывания партизанов, не получивши отвіта росстрілювали по очереді, напинаючи с бабушкы. Никто не уронил ні слова. Коли очередь дошла до мальчика, он плюнул в лице гестаповцу, котрый направил на него дуло автомата и крикнул ”гады“! Німцы избіглися, подпалили дом и маленького героя кинули в пылящий огонь.

В результаті освобождения из лагерей совітскых воєнноплінных, партизанскы отряды окрепли, пополнился опытными бойцами и командирами.

В конци 1943 года и с початком 1944 года на Лемковщині формуются великы партизански отряды под командованием совітскых офицеров Бурдова, Леонова, Квитинского, Золотаря, Гладилина, лемков Михаила Донского, Павла Юрковского, Владимира Поруцидло и многых другых, котры вели бои с німецкыми войсками по обоим сторонам Карпат вплоть до освобождения. Вся Лемковщина принимала участие в сопротивление німецкым фашистам и их пособникам украинскым националистам.

В літопись бойцов сопротивления слідує занести Григория Водзика, Владимира Ткача, Ивана Серняка, Даниила Кашика, Стефана Пейко, Єву Драль, Тимофея, Стефана и Михаила Донскых, Василя Оленич, Владимира Поруцидло, Василия Дзяму, Любомира Олесневича, Ивана Ромця, Павла Юрковского и тысячы другых павшых и живых горойов.

Послі освобождения Лемковщины партизаны и молодежь пошли добровольцами в Совітску армию и разом громили врага вплоть до побідного конца.

Лемковска земля обильно полита кровью партизанов и совітскых воинов, усіяна могилами извістных и неизвістных геройов.

В 1963 году на Лемковщині в селі Устье Русске был воздвигнутый монумент вічной славы лемкам партизанам, лемкам погибшым в застінках гестапо, спаленным в крематориях концлагерей, лемкам солдатам павшым за освобождение родной земли от фашистскых оккупантов. И осколько бы літ не ділило нас от тых дней, народ николи не забуде геройов, а павшы всегда будут жити рядом с нами.


П. Когутов



[BACK]