Нашы Герои

Лемковска Русь в западных Карпатах, извістных также под названием Бескидов, — небольший клин Русской земли и число його жителей вообще невелике, бо их на территории от Сана до Попрада не больше 700.000 (сім сот тысяч). Находячися на самой западной граници русского етноса, население Лемковины полных 1000 літ переносило на собі сильный натиск со стороны польской и словацкой нации. То заставляло його сосредоточити всі свои усилия, объєдинитися и выробити организованну мощь не лем для отпора чужого проникновения в русскы Карпаты, но и для борьбы на жизнь и смерть, лем бы добитися свойой завітной мечты — присоєдинения Лемковщины (Лемковины) к матери — Родині, т. е. к России. Тота идея придавала русинам-лемкам особливу настойчивость во всіх их дійствиях, и они готовы были на всі испытания превратной судьбы, лем бы достигнута свойой ціли.

Лемковина выдала из своих нідр великых народных геройов. В чорны дни австрийского воєнного террора в 1914-1918 роках их хватали, вязали, злобно надругалися над ними и волокли из родных сел по воєнным етапам, бросали в тюрьмы и темницы, морили голодом, мучили и избивали до крови. Вот имена казненных:

1) САНДОВИЧ Максим Тимофеєвич, православный священник из села Ждыні Горлицкого повіта. Без суда он был росстріляный 6-го сентября 1914 г. на дворі тюрьмы в Горлицах. Стоячы у стіны он громко провозгласил: “Да здравствует Русь и православная вера!”

2) САНДОВИЧ Петро Васильевич, священник, отец 9-ти дітей, настоятель прихода в с. Брунары Грибовского повіта, был росстріляный 23 сентября 1914 року на городской стрільниці за г. Новым Санчом.

3) САНДОВИЧ Антон Петрович, студент философского факультета Львовского университета, разом с отцом был росстріляный, и його послідными словами были: “сладко и честно умирать за Родину”.

4) МОХНАЦКА Мария Игнатьевна, ученица шестого класса гимназии, урожена с. Войтково Добромильского повіта, 15-го сентября 1914 года была зарубана на улици Семирадского г. Перемышля разом зо 46 крестянами, жителями Перемышльского повіта.

5) МОХНАЦКИЙ Феодил Игнатьевич, абитуриент гимназии, был повішеный на рынку г. Грибова 18 января 1915 года.

Воєнны судом австрийской ландверы в Відню 21-го августа 1916 року к смертной казни через повішение были приговорены слідующы Русины-лемкы:

6) ГНАТЫШАК Гавриил, настоятель прихода в Крыниці.

7) ГАССАЙ Александр, доктор юридичных наук, адвокат в Мушині.

8) ПРИСЛОПСКИЙ Роман, настоятель прихода в селі Жегестові.

9) САВЮК Александр, доктор юридичных наук, адвокат в Санокі.

10) ВИСЛОЦКИЙ Дмитрий, уроженец села Лабовы, редактор газеты “Лемко”.

11) АНДРЕЙКО Иван, уроженец с. Тылича, юрист.

12) МОХНАЦКИЙ Федор, уроженец с. Мохначка, земледілец.

13) МИЛЯНИЧ Алексей, народный учитель в с. Поворозник.

14) ТРОХАНОВСКИЙ Мефодий, народный учитель в Крыниці.

15) ГРОМОСЯК Николай, крестьянин в Крыниці.

16) ДУРКОТ Феодосий, настоятель прихода в Ждыни.

Из выше названных, послі смертного приговора, свящ. Гавриил Гнатышак умер в Віденьской тюрьмі. Другы были помилованы дряхлым австрийскым императором Францом Иосифом. Смертна казнь была им замінена на вічну каторгу, от котрой их освободил розвал Австро-Венгрии осенью 1914 года.

Лемкы, избіжавшы росстрілов и висілиц на Родині, в оковах и веревках массовыми транспортами были доставлены в лютійший концлагерь Талергоф коло Грацу в Штирии. Загнали их туда поддлійшы доносы и провокации извергов, засліпленных пропагандом против России и пелавшых видіти Украину в составі Австрии. Среди доносщиков, провокаторов, лже-свидітелей и кривоприсяжников подвизалися учитель Кобаний из Гладышова, учитель Перейма из Русской Ропицы, свящ. Менцинский из Маластова, свящ. Подляшевский из Гладышова, свящ. Заяц из Великой Мацины, свящ. Говда из Боднаркы, учитель Шведик из Каменкы, свящ. Дороцкий из Злоцкого, свящ. Смолинский из Великой Ростокы, учитель Гусак из Мохначкы, учитель Нищота из Снітницы, учитель Гуцуляк из Изб, жандарм Ключник из Флоринкы, жандарм Бац из Горлиц. Тоты люде были свои домашны собакы, котры за самостійну Украину доносили на честных русскых людей. Были и чужы доносщикы.

Лемковина в Талергофі была представлена многочисленными узниками (арештоваными лемками за русске имя, за віру) из всіх городов и сел, неполный список котрых напечатаный в “Талергофском Альманахі” (ч. 111, стр. 98—112). Голодом и холодом, мучением и мором талергофскы палачы, во главі с дегенератами Штадлером и Чировскым, думали покончити с Русью раз навсегда. Все же не вышло: кровавы усилия єй врагов оказалися напрасными.

Австро-Венгрия, тюрьма славянскых народов роспалася в конці 1918 года. В літописях того времени широкому миру не было извістно, што в западных Карпатах была створена Русска народна республика Лемков, як суверенна держава, котра должна была подготовити почву для воссоєдинения Лемковской Руси с Совітском Российом. Тото случилося 5-го декабря 1918 года в селі Флоринкі Грибовского повіта. Нова Польша, розбухшаючися за счет грабежа русскых территорий и возоглавяєма насквозь прогнившом кликом поміщиков и капиталистов, наложила свою тверду руку на маленьку республику и арестовала єй правительство. На суді, состоявшомся 10-го июня 1921 года в Новом Санчу, як настоящы народны герои выступили:

17) КАЧМАРЧИК Ярослав Феофилович, доктор юридичных наук, узник Талергофа, в качесті президента Лемковской республикы.

18) ХИЛЯК Дмитрий, настоятель прихода в с. Избы, узник Талергофа в качестві министра просвіщения.

19) ГРОМОСЯК Николай, крестьянин из Крыницы, приговореный к смертной казни австрийскым воєнным судом, в качестві министра земледелия.

Прокурор Пехович обвинил всіх трьох в державной здраді Речипосполитой и требовал для них, высшого наказания. Суд, єднак, считаючися с ище не укріпшым положением шляхетской Польшы, вынюс оправдательный приговор. С тых пор захват клочка Русской земли превратился в самый беспощадный гнет и произвол на Бескидах зо стороны захватчиков. В течению 20 роков свого господства польска буржуазия и поміщикы проводили в отношению Лемковины открыту колониальну, грабительску политику. Под ярмом панов русске крестьянство и робочий класс попали в тяжелу кабаду, розорение, голод, нищету. На той почві постоянно происходили конфликты крестьян с поміщиками и робочых с владельцами фабрик, заводов, шахт и др. предприятий.

В 1923 року захват Польшом русскых земель был санкционированый Английом, Францием и Америком. Террор усилился. Но чым сильнійше отновился гнет польскых панов, тым крепче росла к ним злоба русского крестьянства и його віра в великий русский народ. Русины-лемкы сознали, што за свою землю и свободу треба боротися. Массове движение протеста против гнета переросло в столкновения крестьян с жандармерийом, полицийом и уланами. Кровавы столкновения произошли в Лимановой, Астошин, в повіті Ліско в боях с жандармерийом приняло участие 20 сел с населением до 10 тысяч человік. Бунты селян захватили всю Лемковину в 1933 року. Особенно жестоком была росправа в ланцутском повіті Краковского воєводства, где была отправлена усиленна карательна експедиция. Тота пацификация, т. є. умиротворение, сопровождалася разгулом и произволом самого дикого насилия. Розузданны жандармы и уланы-поміщикы наводили ужас на села, грабили хижины бідняков, избивали и пороли шамполами, кого лем поймали; издівалися под предлогом сочувствия большевизму. Такым образом арестами, мучением, террором и росстрілами пробували шляхтичы превратити руснаков в своих рабов и задавити их волю к национальной свободі. Много было народных геройов по всьой Лемковині. Среди них на первый пяан выдвинулися народны учители:

20) ЮРКОВСКИЙ Николай Сильвестрович, уроженц с. Радоцины Горлицкого повіта, узник Талергофа. Як педагог и общественный діятель пользовался громадным авторитетом у своих земляков. И вследствие того был переброшеный, перекиненый из с. Сквиртного в Щекотины, чисто польский город Келецкого воєводства.

21) ВИСЛОЦКИЙ Алексей Алексеєвич, уроженец с. Квятони Горлицкого повіта, узник Талергофа, всеціло посвятил себе народной культурной роботі в с. Ганчові и, разом с Н. С. Юрковскым, интенсивно заботился о преуспівания Русской бурсы в Горлицах.

Польша зо своим шляхетскым укладом не могла удержатися, як лоскутна держава с 40% населением не польского происхождения. Она быстро упала жертвом німецкого фашистского удара.


* * *

Немезида мести была безжалостном ввиду шляхетской польской Речипосполитой: первого сентября 1939 года Гитлер дал приказ своим дивизиям єй уничтожити. И уже 17 сентября 1939 года она была розбита в дребезгы.

Польша и разом с ньом Лемковска Русь очутилися под желізным германскым сапогом. Трагедия русского клочка усугубилася в слідствие того, што Совітска Армия, занявша Прикарпатье и Білоруссию, оставила в 1939 году на произвол германской тирании. Лучше всіх вышли тоты лемкы, котры заблаговременно ушли в Совітский Союз. Тут они получили полну свободу и занятия. Тут-же они организовали подполье для борьбы с оккупантом Лемковины. Вот што россказує о той борьбі Максим Иванович Карник, переселенец из с. Климковкы Горлицкого повіта и участник подполья:

“В февралю місяцу 1940 року состоялося частичне переселение лемковского населения из территории Лемковщины на территорию Тернопольской области. В числі переселенцов были лемкы: Хованский Михаил Алексеєвич, Лазорко Николай Иванович и Дзьоба Иосиф Петрович из Устья Русского; Костишак Владимир Дмитриьевич и Карпяк Максим Иванович из Климковкы; Шлянта Николай из Лосья; Дудик Мелетий из Кунковы; Жерелик Степан Поликарпович и Дошна Григорий из Ганчовы; Бур из Бортного.

В 1940 году вы марті місяці в селі Веселивка, район Микулинцы, лемками был организованый колхоз “Нове житья”. В организации колхоза принимали активне участие М. А Хованский, предсідатель сельсовіта, С. А. Пейко, предсідатель колхоза, П. П. Пирог, В. Д. Костишак, Г. Дошна, Н. И. Лазорко, С. П. Жерелик и другы.

Скоро колхоз достиг замічательных успіхов благодаря тому, што ним заинтересовался Яков Архипович Кравченко, предісдатель районного совіта. Он часто приізжал в колхоз, розговорювал с переселенцами и всяческы старался им помочи в каждоденной жизни. Коли в июню 1941 року нагрянула на Совітский Союз гитлеровска армия, Кравченко не успіл евакуюватися.

Зараз-же Я. А. Кравченко принялся за организацию подпольной роботы в Тернопольщині. Он собрал вокруг собі группу нелегальных роботников, котры рішили дійствовати в пользу Совітской армии и во вред оккупантов. В тоту группу вошли слідующы жители Веселивкы: М. А. Хованский зо женом Стефаниом, сыном Степаном и дочерями Меланъом и Анном, М. И. Лазорко с матерью Татьяном и сестром Меланийном, С. П. Жерелик, Г. Дошна зо женом Феодором, сыном Иосифом и дочком Марийом, Н. Шлянта зо женом Тереском и сынами Иваном и Михаилом, В. Д. Костишак, М. И. Карпяк зо женом Татьяном и сыном Иваном, Шуфлят из Кроснянщины, Бур и Дзьоба, М. Дудзик. Всі высше названны были выходцами из Лемковины.

В группу Я. А. Кравченко входили ище два лемкы: Ромцьо Иван Онуфрьевич и Ткач Владимир Иванович. Из села Настасова примкнули к группі: Джыджырыстый Степан, Смола Богдан, Курица Иван и Канцер Мелания. Охота Иван и Третьяк Юрий Дмитрьевич были жителями села Шишковичы р-н Микулинцы.

Руководство над подпольном организациом находилося в руках опытного и смілого партизана Я. А. Кравченко. По його указанию в 1942 року И. О. Ромцьо отправился в родну Лемковщину, штобы в єй горах Бескидах организовати сопротивление німецкым наіздникам.

И. О. Ромцьо остановился в родном селі, в Устью Русском. В його конспиративну группу вошли: Андрейчин Степан Константинович, Соболевский Иван, Ковальчик Григорий Андреєвич, Михальский Петр Андреєвич, Шклярский Афанасий Денисович, Крыницкий Аким Никифорович, Ткач Владимир Иванович, Ткач Иван Осипович, Ромцьо Михаил Онуфрьевич из Устья Русского, Вислоцда Александра Алексеєвна, єй брат Вислоцкий Ярослав Алексеєвич из Ганчовы, Мучка Емилиян, Муча Ильян, Вислоцкий Емилиян Степанович из Квятони, Гудак Иван Васильевич из Климковкы, гимназист Клянцко из Новицы, Рогоц Юрий из Лося.

Тайна организация Ивана Ромцьо быстро росла. К сожелінию, єднак, при помочы украинскых агентов Гестапо напало на єй слід. Большинство членов организации было арестовано и брошено в табор смерти находившийся в городі Яслі. Всі партизаны там погибли. Иван Онуфрьевич Ромцьо, Владимир Иванович Ткач, Александра Алексеєвна Вислоцка, Емилия и Илья Мучкы были розорваны гестаповскими собаками за то, што отказалися выдати товарищей по тайной организации на Лемковщині.

Така горька участь постигла тайну организацию, котром руководил на Тернопольщині Яков Архипович Кравченко. За час он скрывался в Веселовкі у лемков Лазорка Николая и Дошны Григория. В 1943 году он перешол в село Настасов, где скрывался у Ивана Курицы. Місцева украинска полиция, разом с гестапо, всякыми способами старалися найти нити тайного заговора против німцов. Многы были арестованы. Иван Хованский был убитый украинском полициом до крови, до утраты сознания. В апрілю місяцу 1943 года видны активисты были загнаны в лагерь смерти, где от ужасных мук погибли: Николай Лазорко, Анна Процишин, Иван Бычик с Настасова.

Накануні арестов в марті 1943 года, Яков Кравченко и Иван Курица, в время исполнения бойового задания, попали на отряд украинской полиции в С. Настасові. Оба погибли героичном смертью в бою с СС бандитами.

Часть документов относящыхся к діятелцности подпольной организации Якова Архиповича Кравченко на территории Тернопольщины р-н Микулинцы, сохранилася в руках Стефании Хованской. Когда Совітска Армия освободила Западну Украину и прогнала німцев, она передала тоты документы воєнно-полевым НКВС в 1944 року. Што с ними случилося и где они сберегаются, — неизвістно.


* * *

Столько єст доказаний о діятельности подпольной организации в р-ні Микулинцы, руководимой храбрым партизаном Яковом Архиповичом Кравченко, сообщил Максим Иванович Карпяк, инвалид портной, проживающий во Львові.

Центральный Комитет Ком. Партии Украины направил Кравченко по паспорту Панчишина на подпольну роботу в Р-н. Микулинцы Тернопольской области. Кромі М. И. Карпяка ище живут наочны свідкы И. С. Охота и Ю. Д. Третьяк, директор лісотехничного института, котры в часі німецкой оккупации находилися в с. Мышковичах р-н. Микулинцы. Они должны бы проляти больше світа на конспирацию Я. А. Кравченко-Панчишина в тылу гитлеровской армии.

Из показаний М. И. Карпяка видно, што украинска полиция была всеціло на услугах гестапо. Многы из єй состава были не только виновниками рострілов своих братьев, но и их мучителями за юдин грош. Теперь гдекотрым из них удалося припрятати концы своих преступлений. Без зазріния совісти они выставляют себе героями и патриотами Совітского Союза и клевещут на истинных народных геройов Лемковщины або цинически присвоюют собі их подвига.

В тот час, коли Лемковина истікала кровью лучшых своих сынов и дочерей, вірных русскым национальным завітам, выхованы Австрийом и натравлены Германном дегенераты, пользуючися удобным случайом с оружием в руках на собственный народ. Они пожертвовали цвіт свого народа в СС-дивизиях Галичина. В тот час, коли среди Карпатскых гор, в ущелиях, кручах, скалах, ярах и пропастях скрывалися матери с дітьми, коли лемкы-партизаны шли в розвідкы неприятельскых росположений, вступали в бой с превосходными подкріплениями врага и несли чуствительны потери, гнусна шайка пронырливых предателей исполняла саму постыдну роль. Во главі с такыми типами, як: школьный инспектор Звірик, адвокат Птрук, школьный инспектор Батюк, учитель Гамула, комендант украинской полиции в Устью Русском Петрушко и помочник ландикомиссара в Горлицах Бойко.

На небосводі Лемковины сияют тысячы неизвістных, скромных имен племенных патриотов, объєдиненных командиром лемковского-партизанского отряда Михаилом Степановичом Донскым из Воли Цеклинской в бойову организацию Подкарпатского округа. Честь, славу и вічну память стяжили собі народны герои, як:

22) ВИСЛОЦКА Анлександра Алексеєвна, учительница из Ганчовы, молода, красива женщина и истинна мученица. Чины гестапо в Яслі поставили єй альтернативу т. є. выбор єдного из двох: або доставление свідіний о лемках-партизанах, за што обіщали єй полну свободу — або смерть. Александра Алексеєвна отказалася выдати своих товарищей, чым вызвала бішенство палачей до такой степени, што они перестали стіснятися в средствах мук. Несчастна жертва была брошена между лютых собак и розорвана на кускы.

23) РОМЦЬО Иван Онуфрьевич из Устья Русского, студент политехничного института, талантливый юноша, патриот и ентузиаст свободы свойой Родины, так же, як и А. А. Вислоцка, в тот же страшный день был брошеный на росторгание собакам.

24) ТКАЧ Владимир Иванович из Устья Русского, крестьянин (селянин) с горячым и сильным характером, секретарь комитета активистов, розділили судьбу Ромця и Вислоцкой.

25) МУЧКА Емилиян был замученый также, як и высше названо.

26) ВОДЗИК Григорий, первый организатор и командир лемковского отряда. В лісу у села Перегримка был убитый в апрілю 1943 року в бою с німецком розвідком. Його місце занял М. С. Донский.

27) ПОРУЦИДЛО Даниил, член желізной воли и удивительной выдержкы; штабы не выдати в рукы гестало своих бойовых товарищей, распорол собі живот и скончался в страшных муках в Крыницкой тюрьмі.

28) ДЗЯМБА Юлиан Кондратьевич из Бортного, магистер философии. В часі німецкой оккупации организовал во Львові конспиративный кружок, в котрый вошли: Панчак Владимир, студент Руденко Иван, желізнодорожный инженер, Дзямба Василий. Послі освобождения Львова Юлиан Кондратьевич вступил в Совітску Армию и был убитый німцами на р. Одрі.

29) ДУРКОТ Сергей Иванович, инженер, автор очерка “Лемковина и Сибирь”. В июню місяцю 1944 года его, жену и дві його дівочкы вывели бандеровцы в ліс около Потылича р-н Рава Русска и всіх ростріляли. Не помогли отчаянны просьбы матери и слезы невинных дітей.

30) ТУРКОВСКА-БРОДА Анна Васильевна из Тылявы, повіт Кросно. Німцы гналися за дівчатьом. Турковска спрятала их в свой погреб. За тото она была ростріляна в селі Репянка, несмотрячи на то, што была в тяжы на осмом місяци.

31) ВИСЛОЦКИЙ Ярослав Алексеєвич, брат Александры, студент политехничного лицея. Попал в ловушку украинской полиции в Крыниці и пропал без вісти.


* * *

Будущому историку Лемковской Руси придеся приняти на себе не легкий труд при розборі документов и материалов, относящыхся к мартирологу єй мучеников, претерпівшых неизріченны страдания во имя свободы свойой Родины.

В том очеркі отмічены лем три десяткы мучеников и геройов Лемковины. Низко склоняме головы пред ними. На долю оставшыхся в жизни ложится долю собрати по возможности подробны свідіния о горькой участи лемков, арестованных, рострілянных и замученных в тюрьмах, як ровно же и о лемках партизанах, восставшых против тирании для защиты, чести и свободы свойой Родины.

На всіх живых лемках, в каждом в отдільности, где бы он не был, лежит частица отвітственности за сбережение памяти народных геройов.

На протяжению долгых столітий инстинкт лемковского народа спасал його от гибели. Спасе он його и теперь. Ище много дійственных сил в його нідрах. Будеме вірити, што солнце знова взойде над русском Лемковином.




[BACK]