Р. ДЕНИСОВ
Світлой Памяти Семена Юрьевича Бендасюка — Р. Денисов

Братска гробница русскых журналистов на Лычаковском кладбищі города Львова приняла в свои нідра 5-го января 1965 года Семена Юрьевича БЕНДАСЮКА, достойного наслідника плеяды талантливых тружеников пера Галицкой Руси: Б. А. Дідицкого, О. А. Мончаловского, В. Ф. Луцыка, О. А. и Д. А. Марковых, Н. И. Пелеха и многых другых.

Кого же проводил узкий круг друзей и почитателей в послідний путь?

С кончином Семена Юриьевича сошол в могилу на 88 году праведной жизни человік, котрый всю свою трудову жизнь посвятил родному народу, не претендуючи ни на ниякы материальны выгоды, ни на ниякы почетны звания, умер человік хрустального характера, умер як нищий анахорет-отшельник, оставивший по собі память безгрішного человіка.

Накануні первой мировой войны, в 1914 году, громкым ехом по всей русской землі прокатился организованный во Львові австро-польскыми властями политичный процесс с державной здраді, извістный, як процесс Бендасюка и товарищей, в котром сотоварищали Семена Юрьевича по тюрьмі и суду являлися два православны священникы галичане М. Т. Сандович и И. Ф. Гудима и студент В. А. Колдра.

В обвинительном заключению ставилося С. Ю. Бендасюку в вину, што он має сношения с русскыми общественными кругами в России, предпринимал туда поіздкы (в том числі и на гоголевскы торжества в Москві в 1909 году), што принимал діятельне участие в организации русскых бурс для учащыхся средных учебных заведений и женскых пансионов по городам Галичины, што написал и издал грамматику русского литературного языка для галичан, што “был посредником между русскыми кругами и православными священниками в Галичині и разом с тым организатором православия в Галичині”.

Такы в общых числах поставленны йому в вину заслуга С. Ю. Бендасюка, россмотрившася ним, як средство освобождения Галицкой Руси от австро-польского ига. Но тото єст далеко не полный перечень многогранной патриотичной діятельности Семена Юрьевича и його заслуг для галицко-русского народа.

Процесс закончился єдиногласным оправдательным приговором присяжных засідателей, и С. Ю. Бендасюк для подкрепления здоровья, росшатанного свыше чым двухгодичным заключением в сырых застінках львовской тюрьмы, уіхал благополучно в Россию ище до начала войны, получивши паспорт на выізд от коломыского уіздного старосты Малашинского, коррепетитором сына котрого когда-то был. Того обстоятельство спасло його от неминуємых звірств свирепствовавшого с первых дней начала войны бішеного террора австро-мадьярской воєнщины, о чым свидітельствує горька участь оставшыхся дома його тюремных сотоварищей М. Т. Сандовича и И. Ф. Гудимы, из котрых первый был ростріляный без суда австрийскыми палачами в том же 1914 году, а другий был заключеный щ Талергофский концентрацийный лагерь, где заболіл душевным росстройством и впослідствии в годы гитлеровской оккупации был убитый фашистами.

В родном селі Семена Юрьевича, Скоповкі делятинского уізда, уже сама фамилия “Бендасюк” была достаточным поводом для ареста лиц с той фамилийом и потому всі єднофамильцы Семена Юрьевича уже на первых порах воєнного часу были арестованы австрийском жандармерийом и заточены вглубь австрийской империи.

Однако вспомнеме вкратці жизненный путь Семена Юрьевича.

С. Ю. Бендасюк родился в 1877 году в родині деревенского псаломщика и, закончивши гимназию в Коломыи в 1900 году, поступил на юридичный факультет львовского университета, послі окончания котрого в 1905 году был зачисленный в нотариальны кандидаты. Така должность не увлекала, єднако, Семена Юрьевича и он, слідуючи влечению свойого сердца, зачислил себе в “чиновникы русского народа”. Стал працовати в библиотекі Русского Народного Дома во Львові, сотрудничуючи єдночасно в редакции ежедневной газеты “Галичанин” при редакции О. А. Мончаловского и послі смерти того посліднього при редакции О. А. Маркова. В газ. “Галичанин” был напечатаный в 1904 году первый його литературный опыт “Многострадалица” (т. є. Галицка Русь).

Коли в Австрии в 1907-1908 гг. розвернулася кампания по выборам в парламент на основанию новоизданного закона о всеобщых, непосредственных, прямых и тайных выборах, Семен Юрьевич с самоотвержением включатся в тоту кампанию, ровъізжаючи по карпатскых селах и устроюючи віча-собрания, на котрых выступат с пламенными патриотичными речами. Отзвуком той його поіздкы являтся ряд статей п. з. “Сверхсчестный кандидат”, котры отражают богатый етнографичный материал карпатскых сел.

Кромі упомянутой выше “Грамматикы русского языка” Семен Юрьевич пише ряд монографий, в котрых проявлят себе, як популяризатор русской художественной литературы: А. В. Кольцов (1909), Н. В. Гоголь (1909), И. С. Никитин (1910), Л. Н. Толстой (1911) и др.

Стараючися о воспитанию молодого поколіния, Семен Юрьевич принимат с чувством глубокой любви и высокой отвітственности возложенне на него с 1909 года общественне поручение по ділу организации на надлежащом уровні русскых бурс и женекых пенсионов, котры при його умілом и скрупулезном содійствию розвиваются кромі Львова в такых галицкых городах, як: Броды, Бучач, Горлицы, Городок, Дрогобыч, Жолков (Нестеров), Золочев, Каменка Струмилова (Бугска), Коломыя, Новый Санч, Перемышль, Рава Русска, Рогатин, Самбор, Стрый, Станиславов, Сянок, Тернополь, Турка, Чортков, Яворов.

В тот же самый час Бендасюк посвящат много часу журналистикі, поміщаючи свои очеркы и статьи в изданиях Общества, им. Мих. Качковского, в єжедневной газеті “Прикарпатска Русь”, в изданиях “Галицко-русской Матицы”, Временникі Ставропигийского института, студенческом журналі “Новая Жизнь” и др.

Освобожденный из тюрьмы в июню 1914 года и очутившися за границом Австрии, Семен Юрьевич весь час трудится с глубоком віром в освобождение подъяремной Руси от подневольного ига, пребывания временно в Ростові на Дону, в Таганрогі и Бердянскі и посвящаючи особенно заботом о воспитанию біженской галицко-русской молодежи. В часі занятия русскыми войсками города Львова приізжат сюда, штобы працувати в редакции “Прикарпатской Руси” и в школьной комиссии при “Русском Народном Совіті Прикарпатской Руси”. С уходом русской армии пришлося йому вести скитальческу жизнь в России. С продвижением австрийцов и німцов к Чорному морю весном 1918 года Семен Юрьевич пробератся через Сибирь и Японию в США, где организує и редагує газету “Прикарпатска Русь” в Нью Йорку, а послі прекращения той газеты редагує газету “Правда” в Филадельфии, Голос сердца звал, єднак, Семена Юрьевича на Родину и в 1928 году он вертатся во Львов и зараз впрягатся в общественну роботу, працуючи хранителем Ставропигийского музея. В тот час он печатат ряд научно-историчных робот: “Осип Андреєвич Мончаловский” (1929), “Учено-литературне общество Галицко-русская Матица” (1930), “Первы памятникы русской перепиекы Д. И. Зубрицкого” (1932), “Ставропийгийский музей в настояще время” (1932). “Временник Ставропигийского института. Историко-библиографический очерк, к 70-літию издания” (1933), “Общерусский первопечатник Иван Федоров” (1935), “Пушкинский год на Галицкой Руси” (1937), “Историчне розвитие украинского сепаратизма” (1939), “Австро-Угорщина и Талергоф” (1938). Принимат тоже участие в редагованию “Талергофского Альманаха” (вып. 3 — 1930 и вып. 4 — 1932).

Цінным вкладом в научну литературу являтся його труд о русском первопечатнику Ивані Федорові, котра получила положительну оцінку со стороны теперішных совітскых исслідователей А. И. Назарова и Е. Л. Немировского по случаю отміченной в 1964 году 400-літньой годовщины федоровского книгопечатания.

Большы заслугы має Семен Юрьевич и на поприщі церковного возрождения т. є. разоблачения латинизаторской и денационализаторкой роли введенной принудительным образом церковной унии с Римом. Будучы с молодых літ глубоко религийным и воспитаный на подлинно русскых началах, Семен Юрьевич понял подлинну суть униатской пропаганды и в своих письмах и выступлениях старался указати галицко-русскому народу правильный путь возвращения к вірі отцов, в чом и заключалася в основном його “державна здрада”, за котру — хотя окончательно судом он был оправданый — пришлося всетаки 2 года и 4 місяцы отсиділ за тюремным решетком. Правдиво было о нем раз сказано, што


“... с юных лет
Одным лишь жил, в одно лишь верил свято:
С Востока свет!”.

Дуже много труда для православной церкви положил С. Ю. Бендасюк особенно за послідны три десятилітия свойой жизни, ставшы церковным старостом Святогеоргиевского храма во Львові. Ище при польском режимі редаговал Семен Юрьевич єжемісячный орган Православного братства при церкви св. Георгия Побідоносца в гор. Львові “ВОСКРЕСЕНИЕ” (1934-1937 гг.). В 1935 г. была печатана його “Речь на торжестві памяти о. Максима Сандовича в с. Чорном, горлицкого уізда, 9-го сентября 1934 года, котра по сути являтся монографийом о том православном мученику за віру и Русь. Єдным из послідных являтся його очерк “Православна Свято-Георгиевска церковь в Львові”, напечатанный в 1946 году.

В послідны годы перед його кончином можна было видіти, як Семен Юрьевич, уже майже совсім сліпый, немощный старик крачат медленно из свойой нищенской квартиры по улиці Русской к храму по улиці Короленко, где у входа с трудом и напряжением єдным лем слабым оком перечитує молитвенны запискы, подаваємы вірными, роспроділят свічечкы и исполнят другы обязанности церковного старосты.

За свои громадны заслугы для народа Семен Юрьевич получал пенсионне пособие по старости в розмірі 23 рублей, в котром йому спочатку было отказано и лем по допомочи депутата Верховного Совіта Марии Ких тот отказ был отміненый. От голодной смерти спасала його только помощь, котру получал из церковных источников.

його заслугы на церковно-народном поприщі отмітил теплым надгромным словом настоятель Святогеоргиевского православного прихода при отпіванию в сослужению нісколькых священо служителей.


“Ты знал: там где теряются Карпаты
Среди равнин,
Родная Русь, единая когда-то,
Народ один.
И вот на грозный бой ты вышел смело.
Образование, ум
Ты отдал Родине, ее святому делу,
Другых не зная дум,
И клевету, и тюрьму, и гоненья,
И смертный приговор
Ты перенес без страха и сомненья —
За Русь был опор!
И Русь пришла к тебе.
И вот ты снова нищий.
Забытый, как тогда.
У власть имущих благ себе не ищешь
За подвиги труда.
В стенах святых тебя довольно знают.
Не подведешь,
И ты идешь, суровый, собирая
На церковь грош.
И в трепетны детские ручонки
Угрюмый дед
Передает с горящей свечкой тонкой
Все тот же свет”.

ЛЬВОВ в Январе 1965 года.


* * *

ОТ РЕДАКЦИИ:

Послі той биографии С. Г. Бендасюка, котра так прекрасно звуччит, мы поміщаме ниже його труд “Єдинство Руси”. Мы перевели його из галицко-русского языка на наше карпаторусске наречие. Думаме, што читатели нашого календаря горячо встрітят тот труд єдного из людей, котрый так много зробил для свого народа, а так часто марно был ушанованый. Ушануйме мы лемкы того великого нашого человіка, бо он не помер, он жиє между нами!




[BACK]