Вершы Ивана Русенка

ЛЕМКОВИНА

Каменисты пути и потокы рвучы,
Березовы дебри и лісы дремучы,
Кичеры высокы, поляны зелены,
Пропастны ростокы, зрубы пороснены...
А школы маленькы, хижы деревяны,
Діточкы босенькы, люде застараны...
Кус голузя на оборі, а пусто в коморі,
Темно в хижі, смутно смотрят иконы на стінах —
Коло пеца бренчат мухы, — гуси, куры в сінях...
Кус дерева за стодолом, на купі чатина —
Біда смотрит через выгляд — ото ЛЕМКОВИНА.

* * *

Я родился твоим сыном — доля моя бідна,
И люблю тя Лемковино, моя мати рідна!
И хоц земля наша бідна, доля незавидна —
Не забудут мои очы тихых горскых ночей,
Ани сердце не забуде, покля жити буде.

* * *

Бо ци-м годен позабыти нашу горску красу
И смеречкы и поляны, где ся овцы пасут,
И черницы и яфыры, ягоды, малины?...
Верабоже не забуду нигда Лемковины!

* * *

Шумят лісы, грают пісни, гей, за давны вікы,
А яличкы ся кланяют смерекам столітным.
Хмары плынут понад горы — тихонько, як гуси —
Понад горы, понад лісы из Карпатской Руси:
От Тячева, Ужгорода, през Гуменне, Пряшев,
Плынут ку нам милы хмары с вісточком от нашых.
Идут дале ку Щавниці, през татрянскы турні,
През Шляхтову, Білу Воду — гет аж ку Остурні.

* * *

А ліс шумит, пісню співат и слухают хмары,
О волі, о прошлой славі и о часах старых...

* * *

Там в ростоці видно село — далеко пред нами —
Малы хижкы, стару школу и под бляхом корчму...
Солнце сіло за Кичеру и вітер уж стихат —
Ліс спокойный пред вечером и легко отдыхат...
Роса падат, місяц зышол, тишина на селі —
Лем здалека чути граня цыганской капели.
Я вас люблю, як и своих, Цыгане-Романе,
Вас голодных и обдертых и споневераных.
Не мате свойой отчизны, нигде не признаны,
Лем любите нашы горы — бідуєте с нами.
И бідны сте вы гудакы, без земли, без роду —
Як я люблю ваше граня и вашу свободу!

————o————

МОЯ ОТЧИЗНА

(Остатный верш Ивана Русенка)

Моя отчизна — Лемковщина: зараз за Саном, як за плотом,
За десят годин іду “треном”, а лем годину самольотом.
Моя отчизна, родне село — то Коростенка под Кычером;
Не барз далеко — може буде да-с осем годин авто-каром.
Отчизна моя в Подкарпатью, где місто Кросно, область Ряшов
Єст там халупа, сад и поле, лем в чужых руках, уж не наше.
Отчизна моя така близка, за тыждень часу зайду піше,
Лем мя не пустят без пашпорту, бо ник мі вызов не напише.
Не мам до кого ся звернути, хоц там остало люди дуже,
Не мам там сестры ани брата, лем вшиткы люде для мя чужы.
Кедь бы я мал, люде добры, шапку-невидимку,
Поіхал бы-м зараз до хиж, хоц лем на хвилинку.
Посмотрити на халупу, на тот берег, на ту воду,
На то село, где-м ся родил и где-м играл замолоду.
Посмотрил бы-м на Кычеру, на Порубы, на Чершлины,
Сердце бы ся радувало, на вид родной Лемковщины.
Мила отчизна — не далеко, зараз за Саном, як за плотом,
Лем мя не пустят без пашпорту, загородили браму дротом.
Загородили вшиткы стежкы, колючым густым дротом,
А на проходах всяды стоят пограничникы с кулемьотом.



МУЗЫКАНТЫ

Было то раз в Пассайку —
(Уж буде тому пару літ,
Як єм чул тоту байку...
Може то правда, може ніт):

Пес, осел, кот и цап
И дві цицковы телята,
Звычайны собі звірята,
Зышлися на митинг в галі

И задумали
Заложити музыку
В Пассайку...
Порадили —

Ухвалили —
О ноты ся постарали —
Двои гушли и цымбалы,
Бубен, кларнет, но и бас,
И оркестра єст, як фрас!

Настроили инструменты
Бодай-як, паничку сьвєнты;
Посідали собі рядом,
Тот передом, а тот задом
И заграли, як гудакы...
Але вышло им нияко.

“Гальт, панове! вшитко кляп!
“Перестанте!” — гварит цап.
“Зле сідите, неє ладу!
“Я си ту с кларнетом сяду,
“Ты знов, осле, при мі сід,
“А за тобом сяде кіт.
“Ты, секунд, за котом сяд!
“Єдно теля, най ту грат.
“А ты, сукин, с цымбалами
“Сунся гев и сяд за нами!”

Посідали и заграли,
Але планно знов выпало...

“Стап!” — пан осел крикнул зас:
“Не так буде: вперед бас,
“Бубен сяде за гушлями,
“Цап с кларнетом за басами,
“И так буде ліпше — реку —
“Перше гушли, а пак секунд.”

Посідали и заграил
И зас планно им выпало.

Такий вышол, знате, крам,
Што аж сглупіл осел сам.
Всі почали ся сварити
И кричати и радити,
Уж вшиткого мали дос!
На то вшитко влетіл кос.
А гудакы ся встрашили,
Бо думали, што то бос...
Але ся внет спохватили
И гварят му: “Косе милый,
“Порад дашто, бо-с грамотный,
“Штобы сме ся погодили...
“Инструменты маме, ноты,
“Не бракує нам охоты —
“Як сам видиш, вшитко маме,
“А заграти — не заграме...”
А кос гварит:
“Вы гудакы?
“Ніт, вы вшиткы сте бортакы!
“Не може быти музыкы,
“Где сут самы капельникы:
“Каждый глупый и завзятый,
“Каждый хце диригувати,
“И хоц не зна єдной нуты,
“А як дурак світом крутит.
“Штобы добри шла капеля,
“Тра єдного учителя!
“Тра навчити вас азбукы
“Инструменты брати в рукы,
“Настроити, и так дале...
“Штобы сте як посідали —
“Не суды сте до музыкы —
“Не поможут жадны крикы!”



ПТАХ, РЫБА И РАК

Было так:
Птах, рыба и рак
Взялися воз тягнути
По пути...
И всі троє ся запрягли
И тягли...
Не тяжко было на возі
И на гладкой дорозі,
А воза с місця не рушили,
Бо несогласны были:
Рак взад тягнул,
Рыба в воду,
А птах привык уж с молоду
Летіти все там, где хмары...
Всі троє ся помучили,
А воз там, где был, оставили.

* * *

У нас также — каждый своє,
Не можеме разом идти;
Заміст згоды, доброй воли,
Мы мусиме ся сварити...



ГАЗДА В БІДІ

Єдному газді, в ночну пору
Злодіє влізли до коморы;
И всьо украли, што ся дало:
Полотно, муку, хліб и сало,
А и корову зо стайни,
А с кучи взяли паця.
Забоженкал наш газда,
Што нанич його праца...

Гнетка пришли кумове,
Приятеле, сусіде
И радят, якым способом
Газду вывести с біды.
И повідат кум Юрко:
“Не треба было бесідувати,
“Што сте такий богатый!
“Злодіє бы не знали
“И не украли...
— Але там! — гварит Ваньо:
— Не было бы такой страты,
— Як бы были в облаку краты!
— Не влізли бы воры до коморы.

Ту забрал слово сват Мацканич
И гварит: “Вшитко нанич!
“Не поможут ни замкы, ни краты,
“Лем пса доброго тра ховати!
“Моя сука ма щенята —
“Можете собі взяти!
“Ліпше для сусіда выгоду зробити,
“Як дусити або топити...”


* * *

Газда на вшиткых позерат
И слухат бідак, рад-нерад,
Бо вшиткы радят, кто кельо може,
А ділом му ник не поможе.



[BACK]