400-Літие Русской Печати
Ivan Fjodorov, Иван Федоров

Минувшого 1964 року весь Совітский Союз достойно отмітил 400 рочну годовщину русской книгы. Не было хыбаль такого русского издания за границами Совітского Союза, котре не отмітило бы хоц лем пару словами о том громадном в истории русской печати юбилею.

Приближаючися к так важной рочници, наш календарь Лемко-Союза ище в 1963 году помістил статью В. Р. Ваврика "Иван Федоров — Русский Первопечатник и його пребывание во Львові”, где было писано не о юбилею, а о самом первопечатнику Ивані Федорові. Так, як биография основоположника русской печати єст сильно связана зо 400-літным юбилейом, мы в коротці приведеме його биоггафию.

— О первом русском книгопечатнику, Ивані Федорові, написано много, дуже много. Сим не меньше до сих пор неизвістно, коли и где он родился, где находился центр його роботы в Москві, где жил во Львові, где поділася його надгробна плыта? Вообще в його житью много тайн.

Подрахунок исслідований о Ивані Федорові зводится к слідующым данным: учены относят год його рождения к 1520 г. Москву слідує считати його колыбелью, так як он постоянно величат себе москвитянином. Дост правдиво извістно, што в 1553 г. царь Иван Васильевич приказал построити в Москві дом для печатания книг, но в самом ділі печатня была открыта десять літ позднійше.

В 1564 г. Иваном Федоровым был оконченый “Апостол”, послі появления котрого началися гонения на него. Он должен был уіхати из Москвы, несмотря на покровительство царя и митрополита Макария. Он переселился в Велике Литовске княжество, где його радушно принял приверженец православной віры и русской народности гетман Александр Григорьевич Ходкевич. Он отпустил йому средства на устройство типографии в свойом имінии Заблудові в Білоруссии. Иван Федоров напечатал там в 1568 г. “Учительное евангелие”.

В 1572 г. из Заблудова Иван Федоров переселился во Львов. Што именно заставило його кинути Заблудов, точно неизвістно. Віроятно, послі Люблинской Унии 1569 года, напор иезуитов на старого гетмана усилился до того, што он остыл к ділу, котре вначалі горячо поддержувал.

Во Львові Иван Федоров напечатал в 1574 г. “Апостол”, похожий на московске издание. Тота книга появилася при содійствии гдекотрых больше отзывчивых и сознательных львовскых горожан, особенно Семена Седлара.


OldPage

Сторона из первой книжны, напечатаной Иваном Федоровым
“Апостол”.


Вошовши в большы долгы, Иван Федоров отдал под залог свои станкы и книгы єврею Израилю Якубовичу, а сам отправился на Волынь глядати счастья и нашол його у большого покровителя родной наукы и культуры, у Константина Константиновича князя Островского. За його грошы он напечатал в Острогі в 1581 г. знамениту “Библию”, щедевр русского печатного искусства. Накопившы гдеякий запас грошей, Иван Федоров вернулся во Львов, где думал продолжати начате діло. Измученый, єднак, трудами, што його и много другых, якы ту в тюрьмі знаходятся оскаржил и заарештувал жандарм Адам Ромцьо, котрый походит деси от Устья Русского. Повідал дальше, што через нього много людей пішло на смерть. “Ромцьо ненавиділ москвофильов и был с природы злым чоловіком, сідил в нім злый дух”, повідал священник.

В Ярославі сідили зме без слідства два тыждні. По двох тыжднях завозвано нас до фельдгерихту до войскового суду, в яком урядували чехы. Вывідалися нас о вшитко, то єст о потычку патролів в Высові, о показуванья дорогы москалям от Устья до Ліщин, о Генсьорка и по нараді нас звольнили. Дали нам безплатны билеты на койєй и пожелали доброй пути.

От жены достал я в остатной хвилі пакунок з білизном и іджиньом. Лишил я го тым, котры потребовали, а ище зостали. Попрощали зме ся зо вшиткыма з нашой и сусідных саль, пожелали им скорого звольнения и поіхали. На другий день были зме в Устью.

Але не зазнали зме ту долгого спокою. По 4 тыжднях арештуют мене, Дзьобу Петра и Клемента Ковальчика устьянскы жандаре Полєсюк и Садовский и провадят до суду до Осифа Цимбалы, в котрого раз на місяц отбывалися росправы. Суд приізджал ту из Горлиц. Тым разом приіхал презес суду Щенєцкий и секретарь Косіба.

Комендант оскаржил нас о то, же в грудни (декабрі) 1914 р. сховали зме козацку патроль перед мадьярами в дворскых будинках. На свідка подал Михала Вахновского.

Скаргу тоту переслал войсковый суд цивильному суду до Горлиц в ціли переслуханья свідков и ствердженья правды.

Суд завізвал нас до салі росправ читат нам оскаржинья и звідуєся, ци то правда и ци почувамеся до вины. Мы заперечуєме. Повідаме, же то неправда. Сховали мы в декабрі 1914 р. патроль, але мадьярску, а не козацку. Была тогды дуже зимно и зробили зме тото по просту з милосердия людского.

На то отзыватся комендант Полєсюк и повідат, што мы неправду бесідуєме, бо то была патроль козацка, а не мадьярска. Додає до того ище, же має на то свідка, котрый чекат в сінях.

Суд кличе свідка Михала Вахновского. Судья каже засвітити свічкы обок креста и заприсягат сівдка, што буде бесідувал правду и лем правду.

Свідок наставленый комендантом зознавал так, як оскаржил комендант, то єст, щто Гумецкий, Дзьоба и Ковальчик сховали патроль козацку. Судья Щенєцкий хотіл нас увольнити, бо он уж знал, што ціле тото оскаржение єст неправдиве. Звертатся до свідка Вахновского и повідат до нього:

“Може свідок не єст певный, закинене и занедбано, и лем Иван Федоров возобновил його.


—————o—————

Изслідовательны труды В. Р. Ваврика слідує признати найбольше подробными, точными и объєктивными тым больше, што он сбавил всю свою жизнь во Львові, где осталися найбогатшы жерела відомостей о первом русском печатнику Федорові, и ніт ничого написаного о нем с тых часов, чого В. Р. Ваврик не прочитал бы и не прослідил, хоц як он пише, написано было много, дуже много.

Коли надышол 400-літный юбилей русской печати минувшого 1964 року, в нашу газету “Карпатску Русь”, было прислано много дописей от читателей, так в Америкі, як и з родного краю. До такых найбольше замічательных статей, котра была читана с великым интересом, была статья “День Печати” нашого краяна зо Львова П. Лем. Он в той статьі писал:


—————o—————

Газета и книга — вірный спутник человіка от юности до послідных дней жизни. А правдива и политично честна газета и книга мают огромне значение в розвитию культуры и наукы не лем отдільных народов, но и всего человічества.

Єднак печать быват ріжна: єсли єдна просвіщат, организує, поднимат на высшу ступень розвития, призыват к дружбі, братству и любви, то друга роспалює национализм, проповідує ненависть, сіє роздор, откидує цивилизацию далеко назад. Зато нам небезрозлично, яку печать читат народ, якыми книгами зачитуєся наша молодежь.

Єднак, заглянеме в историю печатного слова на Руси. Перва печатна газета в России “Ведомости” начала выходити в 1703 р. при Петрі I. Приятно отмітити, што перва печатна книга на Руси была отпечатана уже в 1564 году первопечатником Иваном Федоровым в Москві, котрый послі Москвы и Заблудова переіхал в г. Львов, организовал перву типографию и продолжал печатати книгы.

Иван Федоров умер в 1583 году и захороненый около церкви Онуфриевского монастыря во Львові. В том году русский народ разом с народами Совітского Союза торжественно отмічат 400 сот-літие выхода во світ первой печатной книгы на Руси, отпечатанной Иваном Федоровым. Даже трудно оцінити огромны заслугы Ивана Федорова не только перед русскым, украинскым, білорусскым народами, но и перед всім человічеством.

Именно печатна книга открыла путь к знаниями, сділала науку доступном широкым массам, на высшу ступень подняла розвитие всего человічества.

Но по настоящому печатне слово на Руси оцінено аж послі Октябрьской Революции. В СССР газеты издаются на 81 языках, книгы выпускаются на 124 языках, в том числі на 38 иностранных языках. То єст на языкі каждого народа в Совітском Союзі издаются газеты и печатаются книгы.

В 1913 году на каждых 100 жителей в России издавалося в средньом 62 книгы, в настояще время на каждых 100 жителей издаєся єжегодно понад 600 книг.

Каждый день выходит из печати больше 4 миллионов отпечатанных книг и около 60 миллионов екземлляров розличных газет. При помощи книгы мертвы вічно живут и с поколіниями говорят.

Послі первой мировой войны печатаются книгы и газеты также на лемковском диалекті “Лемко”, орган Лемко-Союза в США, "Лемко” в Крыници и “Наш Лемко” во Львові. Прогрессивна газета “Лемко” в США, проводила большу культурно-просвітительну роботу серди лемков за океаном и в краю. Правдиво освіщала положение народа, выступала против враждебной политикы панской Польшы, як отношению лемков так и другых народов. Организовала трудовый народ на борьбу с поневолителями, призывала к братству и дружбі между народами. То была любима газета лемков, котру цензура панской Польшы всяко преслідовала. Друга газета “Лемко”, котра выходила в Крыниці не мала большого значения так, як часто писала в угоду господствующой панской Польшы и занималася сельскохозяйственными вопросами.

Третья газета “Наш Лемко”, редактором котрой был Юлиян Тарнович (выходила во Львові) была рупором митрополита графа Шептицкого и украинскых националистов. На страницах “Нашого Лемка” велася пропаганда против “москвофильства”, против Советского Союза, против русского народа и русской культуры. Именно “Наш Лемко” воспитал воєнных пособников Гитлера, котры в часі фашистской оккупации жестоко росправлялися с честными лемками. А сам Юлиян Тарнович проділал большу Каинову роботу среди нашого народа, як до, так и в часі фашистской оккупации Лемковщины.

Сегодня тоже националисты при помощи “Лемковскых Вістей”, редактором котрых тот же Тарнович, сіют роздор меже лемками, идут по пути того-же злопамятного "Нашого Лемка”. Любопытно, што як до войны “Нашого Лемка” и “Лемківский Звон”, так и сейчас “Лемковскы Вісти” шлют лемкам совсім безплатно. Кто их финансує, нам неизвістно, но то чудны лемкам националистичны трепкы. Мы маме “Карпатску Русь”, котра правдиво объяснят жизнь лемкам, бореся за дружбу и мир между народами, сіє сімена братской любви. Тоту газету наш народ любит и материально поддержує, в чом она дуже нуждатся.

5-го мая в Совітском Союзі торжественно отмітили день печати, популяризациом печатного слова. Лемкам тоже необходимо от того дня широко популяризовати нашу богату литературу и газету “Карпатска Русь” и журнал “Лемко”. 1965 г. треба сділати ударным по сбору на пресс-фонд и увеличения хотя бы вдвоє подписчиков на газету и журнал. Нужно провести широку роботу о значению печатного слова и розоблачати издателей националистичных “Лемковскых Вістей” ворожых нашому народу.

Широко отмітити “День печати”, праздник духа и культуры великого русского народа, котрого народным меньшинством являются лемкы.


—————o—————

Кромі всіх правд, выложеных в дописи П. Лем, правдива и дуже глубока мысель выражена ним в словах, “што при помочи книгы мертвы вічно жиют и с поколіниями говорят”. То значит, што молоды, недосвідчены люде бесідуют с людьми, за котрыми остала наука и практика, котру они сдобыли собі на протягу свого житья. Но они свою науку и практику не взяли зо собом в гроб, а оставили их в книгах для наукы будущым поколіниям, для бесіды с ними.

Мы бы додали и то, што при читаню книг наука встрічатся с ненауком, и она потом побіждат, цивилизуючи світ, указавшы му дорогу в світлійшу будучность всіх народов на земли. Книга являтся вірным заступником школы тым, котры єй читают.

Великы чудеса завершила русска книжка за первых 400 роков свого существования. Єй найдете во всіх уголках земного шара.

Не возме слідуючых 400 роков, коли русска печать довершит новых чудес, котрых мы днеска ани предвидіти ани в фантастичных снах видіти не можеме.

PrintingEnd

[BACK]