Д-р И. С. ШЛЕПЕЦКИЙ
Александр Дмитриевич Григорьев — Д-р Иван Шлепецкий

Профессор Александр Дмитриевич Григорьев, доктор филологических наук, — выдающийся ученый и педагог, заслуживающий особенного внимания научных работников. Будучи его учеником, я постановил себе целью дать краткую справку о жизни и деятельности А. Д. Григорьева, в частности в Чехословакии, и о его ценных научных трудах.

А. Д. Григорьев родился 3 октября (ст. ст.) 1874 года в Варшаве. Среднее и высшее образование получил он в Москве, где в 1893 году окончил гимназию, а в 1899 году историко-филологический факультет Московского универистета.

После окончания высшего учебного заведения А. Д. Григорьев избрал себе научно-исследовательский путь, которому он посвятил всю свою жизнь. В 1899-1901 годах он совершил три поездки по Архангельской губернии и собрал весьма ценные материалы по народному творчеству этой области. Собранные, к печати подготовленные и изданные им в трех томах “Архангельские былины и исторические песни, с напевами, записанными посредством фонографа, — том І: Часть І: Поморье. — Часть 2: Пинега, Москва, 1904, LХ + 708 стр.: том ІІ: Кулой, 1939, ХІ + 590 стр., и том ІІІ: Мезень. Спб., 1910, ХІѴ + 732 стр., — будут всегда свидетельствовать о его кропотливой и бескорыстной научно-исследовательской работе.

В 1903 году А. Д. Григорьев, после сдачи магистерского екзамена при кафедре русского языка и словесности историко-филологического факультета Московского университета, был назначен доцентом того же университета. Для подготовки диссертации Александр Дмитриевич получил командировку за границу, где работал два года, посетив Прагу, Вену, Белград, Париж, Мюнхен, Краков, Львов и Перемышль. В 1913 году он защищал в Москве магистерскую диссертацию, предоставив для снискания научной степени свое большое исследование “Повесть об Акире Премудром!, Москва, 1913. Это исследование печаталось в Москве на страницах “Чтений в И. Обществе Истории и Древностей Российских” в 1908-1913 годах, а позже изданно отдельной книгой.

Этим изданием Александр Дмитриевич не исчерпал своего материала повести и предполагал еще издать подготовленный для печати уже том текстов позднейших русских пределок повести об Акире Премудром. Этот том остался неизданным и его рукопись находится в библиотеке Чешской Академии Наук в Праге.

Разыскивая материал для повести об Акире Премудром, А. Д. Григорьев нашел повесть об испанском королевиче Франце, послужившая ему основанием для другого исследования об отношении той повести к известной повести о чешском королевиче Василии Златовласом, напечатанной в Варшавских Университетских Известиях (Харьков, 1916, № 4, 1-32 стр.).

А. Д. Григорьев одновременно занимался и некоторыми вопросами исторического характера. Много труда посвятил он русской диалектологии. Он сосредоточил свое внимание на систематическом исследовании диалектов некоторых отдельных районов России, губернии Костромской, Самарской, Пермской, Уфимской и Оренбургской, а после переезда в Томск он занялся изучением старожильческих говоров Сибири. Из этих исследований в печати появились лишь материалы, относящиеся к Костроме и Самаре, а исследование о Сибири явилось основанием для установления интересных данных, изложенных в его работе “Устройство и заселение московского тракта в Сибири с точки зрения изучения русских говоров”, напечатанной в Известиях Института Исследования Сибири (Томск 1921, 6, 1-116 стр.).

В конце 1912 года А. Д. Григорьев переселился из Москвы в Варшаву, где продолжал свою преподавательскую и научную деятельность в Варшавском университете и на Варшавских Высших Женских Курсах. Чтобы облегчить учебу слушателям, он в течении 19-3-14 и 1914-15 акад. годов издавал циклостилем свои лекции по русскому языку. Этот его обширный труд “Русский язык. Введение. История русского народного и литературного языка” — был издан отдельной книгой в Варшаве в 1915 году.

Во время первой мировой войны (1914-1918) А. Д. Григорьев пережил две эвакуации Варшавы. Осенью 1915 года он оказался с семьей в Ростове на Дону, куда был эвакуирован Варшавский университет. В Ростове на Дону прожил он два года (1915-16 и 1916-17), читал лекции по русскому языку в эвакуированных Варшавском университете, на Варшавских Высших Женских Курсах и на Одногодичных Педагогических Курсах. На последних упомянутых Курсах он исполнял обязанности декана.

Осенью 1917 года А. Д. Григорьев переехал из Ростова на Дону в Томск. Здесь он в течении пятилетнего пребывания в университете в качестве профессора читал лекции по русскому языку и словесности и занимал должность декана Историко-филологического факультета, проректора Томского университета и директора Музея Этнографии и Археологии. Здесь он развернул широкую научную и организационную деятельность.

Во время переезда из Ростова на Дону в Томск А. Д. Григорьев потерял свою семью. В поисках семьи он совершил летом 1918 года через фронт поездку в Ростов на Дону. Зимою 1918 года из Ростова на Дону он переехал в Пермь и Нарву, а оттуда в Томск.

Эти переезды и необходимость устраиваться на новых местах совсем отвлекли А. Д. Григорьева от научной работы. Его мучил неизданный второй том “Архангельских былин и исторических песен”. Оторванный во время гражданской войны от Петрограда и Русской Академии Наук, издавшой первый том “Архангельских былин и исторических песен” в 1904 году в Москве, а третий том — в 1910 году в Петрограде, он не мог приняться за печатание второго тома этого его замечательного труда. Подготовив его к печати, он берег его, как зеницу ока, носил его с собою при всех переездах и стремился во что бы то ни стало издать его.

А. Д. Григорьев оставил в Варшаве на своей квартире все свое имущество и большую библиотеку. В надежде, что в Варшаве ему удастся устроиться в университете, отыскать свою библиотеку и получить возможность издать второй том “Архангельских былин и исторических песен”, осенью 1922 года он выехал из Томска в Польшу. Приехав в Варшаву, А. Д. Григорьев ни своего имущества, ни библиотеки не нашел, так как все было разграблено. Также педагогическая и научная деятельность оказалась для А. Д. Григорьева в Варшаве невозможной. В то время ему стало известно о возникновении автономной Карпатской Руси з рамках Чехословакии. Прослужив 10 месяцев в Брестской частной русской гимназии, осенью 1923 года он переехал в Чехословакию, в столицу Карпатской Руси — Ужгород.

Приехав в Ужгород, А. Д. Григорьев поступил на службу в Отдел школ и народного просвещения Карпатской Руси. Школьный отдел сразу же назначил его преподавателем русского языка в государственной русской реальной гимназии в Ужгороде.

В Ужгороде А. Д. Григорьев возобновил свою научную деятельность. Познакомившись с местными представителями русской общественной жизни, он всецело включился в работу по восстановлению и укреплению русского слова в Карпатах. Местная русская общественность высоко ценила его научную работу и относилась к нему с особенным уважением и доверием. Его верным другом и сотрудником был здесь школьный инспектор И. А. Поливка.

В 1924 году в Ужгороде появился под редакцией Е. И. Сабова, автора русской грамматики 1890 года, коллективный труд карпаторусских передовых педагогов — “Грамматика русского языка для средних учебных заведений Подкарпатской Руси”. А. Д. Григорьев был душой коллектива, в состав которого входили, кроме Е. И. Сабова, автор русских учебников 1894 года И. А. Поливка, Василий Шпеник, Василий Анталовский, Михаил Василенков и другие, и своими советами и опытом при составлении грамматики он оказал неоценимую помощь не только коллективу, но и русскому делу в Карпатах вообще. Карпаторусская общественность с восторгом приняла первый коллективный труд своих передовых педагогов — “Грамматику русского языка...” и искренней благодарностью вознаградила ее авторов, в том числе и А. Д. Григорьева.

Не долго суждено было А. Д. Григорьеву работать на научном поприще в Ужгороде. Под напором советских войск, петлюровцы и полном вооружении, уступая, бежали к Чехословацким границам, и в специальном поезде приехали через Ужоцкий перевал в Ужгород. Чехословацкие военные власти разоружили их и интернировали, разместив их в наскоро построенных бараках на окраине города вблизи реки Ужа. Долго жили в бараках эти “военнопленные” без дела. На содержание получали они от чехословацких властей по 25 крон в день на лицо. Это положение оказалось для чехословацкой буржуазии “нерентабельным”. Поэтому они разделили “военнопленных” по их профессиям и дали им возможность устраиваться на работу в пределах Чехословакии. Много “военнопленных” объявило себя педагогами, учителями всевозможных школ. Имея в руках справки, на основании которых их должны были принимать на работу, школьному отделу в. Ужогороде ничего не оставалось, как устраивать петлюровских “педагогов” при карпато-русских школах. Так эти “педагоги” рассеялись по всему Закарпатью, овладели многими школами, в том числе и русской гимназией в Ужгороде, и начали свою вредную сепаратистическую украинскую деятельность по всему Закарпатью, главным образом, среди молодежи. Так началась братоубийственная языковая борьба в Закарпатье. Ужгородская гимназия стала сборищем украинских самостийников. Они во главе с директором гимназии Андреем Алискевичем прямо жить не давали защитникам русского слова в Карпатах. Эти враги русского слова искусственно создали в гимназии невыносимое для А. Д. Григорьева положение, и он осенью 1925 года покидает Ужгород и по рекомендации И. А. Поливки переселяется в Пряшев, в культурный центр Пряшевской Руси.

На Пряшевской Руси А. Д. Григорьев обрел вторую Родину свою. В Пряшеве он скоро включился в работу местного русского общества и всюду чувствовал себя, как дома. Вся местная русская общественность уважала его и относилась к нему с особенным доверием. К нему обращались за советами местные культурно-просветительные деятели из всех концов Пряшевской Руси. Все высоко ценили его научную работу, которую он развернул в Пряшеве. Потеряв сначала в Варшаве, а затем в Ростове на Дону имущество и библиотеку, А. Д. Григорьев сохранил у себя все-таки переписанную начисто копию второго тома “Архангельских былин и исторических песен” и большую часть его подлинной записи. Это позволило ему предложить осенью 1925 года Чешской Академии Наук и Искусства в Праге издать этот второй том. Его предложение было принято, но к печатанию второго тома было приступлено только в 1938 году. Из-за нот и из-за указателя собственных имен печатание несколько затянулось и продолжалось более года.

В Пряшеве А. Д. Григорьев деятельно и настойчиво занялся проблемами происхождения и развития славянских народов и языков, прежде всего русского, а затем чешского и словацкого. В основание этого своего исследования Александр Дмитриевич положил изучение географических и этнографических имен в старых памятниках письменности и современной топономастики. При этом Александр Дмитриевич исходил из предпосылки, что в основной своей массе все эти наименования поддаются объяснению главным образом на основе тюркской и финско-угорской филологии. Этот метод привел Александра Дмитриевича к целому ряду новых выводов, широко развернутых им в ряде очерков и на составленных им картах к той или иной группе исторических источников. Общее понятие о методе и выводах Александра Дмитриевича можно получить по его изданной в 1945 году на правах рукописи книге — “Древняя история восточных (русских) славян до начала образования Киевского русского государства (1700 г. до н. э. — 882 г. н. э.)”.

В Пряшеве А. Д. Григорьев подготовил к печати целый ряд своих научных трудов, известная часть котрых печаталась главным образом в Праге. На Пряшевской Руси он издал только “Краткую грамматику церковно-славянского языка” (Владимирова, 1938), которой до сих пор пользуются студенты высших учебных заведений при изучении старо-русского и церковно-славянского языков. Кроме того, он преподавал русский и греческий языки в Пряшевской словацкой классической гимназии. По выходе в отставку в июлле 1937 года он переселился с семьей в Прагу.

В Пряшеве развернула свою деятельность и его первая жена Лидия Дмитриевна Григорьева, урожд. Воронцова, которая за нецелых 30 лет совместной жизни с Александром Дмитриевичем не только вырастила шестерых дітей, но и помогала Александру Дмитриевичу в переписке и корректуре его научных трудов. Она же составила алфавитный указатель собственных имен к “Историческому Обозрению Сибири” П. А. Словцова и дала прекрасное описание наиболее интересных старинных православных икон Пряшевской Руси в статье, посланной в Славянский Институт в Праге для напечатания в его изданиях. Л. Д. Григорьева умерла 26 декабря 1934 года в Пряшеве.

Вторая жена А. Д. Григорьева, Елена Сергеевна Григорьева, урожд. Меньшикова (по первому браку Войтицкая), тоже усердно помогала Александру Дмитриевичу перепиской начисто его научных трудов и чтением корректуры в течении почти трех лет совместной жизни. Кроме того, Е. С. Григорьева составила алфавитный список собственных имен ко всем трем томам “Архангельских былин и исторических песен”. Умерла она 12 июля 1939 года в Праге, куда А. Д. Григорьев в 1937 году переселился из Пряшева только из-за печатания своих научных трудов, главным образом, из-за печатания второго тома “Архангельских былин и исторических песен”. И действительно, только после его переезда в Прагу удалось ему толкнуть дело издания своего труда.

В Праге близким другом и сотрудником А. Д. Григорьева был д-р Д. О. Семанюк. А. Д. Григорьев владел, кроме русского языка, французским, греческим, немецким, польским, чешским, словацким и другими языками. Но для установления историко-географических данных о пределах расселения русских племен на Западе он пользовался разнообразной литературой и источниками на разных языках. В работе над этими источниками на иностранных языках большую помощь оказывал ему Д. О. Семенюк. А. Д. Григорьев даже намечал в качестве продолжателя своих работ Д. О. Семенюка. К сожалению, вследствие последовавшей воскоре тяжелой глазной болезни, Д. О. Семенюк не был в состоянии продолжать работу А. Д. Григорьева в этой области.

А. Д. Григорьев был всецело предан своему научному назначению. Будучи верен заветам России, он вложил всю свою душу в научное иследование настоящего и исторического прошлого русского народа. Доказательством этого являются его научные труды. Вот их хронологический перечень:

1. Происхождение славянских текстов повести об Акире Премудром. — Археологические Известия и Заметки. Москва, 1898, №№ 11 и 12.

2. Отчет о первой поездке по Архангельской губернии. — Известия Отделения русского языка и словесности И. Академии Наук. Москва, 1900, книга 2.

3. Отчет о второй поезде по Архангельской губернии. — Отчет о деятельности Отделения русского языка и словесности И. Академии Наук за 1900 год, стр. 51-59.

4. К вопросу о происхождении и редакциях повести об Акире Премудром. — Юбилейный сборник в честь В. Ф. Миллера, Москва, 1900, стр. 107-113.

5. Отчет о третьей поездке по Архангельской губернии. — Отчет о деятельности Отделения русского языка и словесности И. Академии Наук за 1901 год, 1-ѴІІ.

6. “Слово кратко” в защиту монастырских имуществ, с предисловием А. Д. Григорьева, ХХХ + 68 стр. — Чтения в И. Обществе Истории и Древностей Российских, 1902 г.

7. Архангельские былины и исторические песни, собранные А. Д. Григорьевым в 1899-1901 г.г. Том І. Часть І: Поморье. — Часть ІІ: Пинега. Москва, 1904, LХ + 708 стр.

8. Дюк Степанович (текст, записанный на реке Кулое Архангельской губернии). — Научно-литературный сборник. Повременное издание “Галицко-русской Матицы, Львов, 1906, книга І, стр. 68-71.

9. Общие результаты работ собирателей и исследователей русских былин. — Повременное издание “Галицко-русской Матицы”. Львов, 1906, кн. 2. 16 стр.

10. К вопросу об историческом преподавании русского языка в средних учебных заведениях. — Русский Филологический Вестник, 1906 г., стр. 35-38.

11. Архангельские былины и исторические песни, собранные А. Д. Григорьевым в 1899-1901 г.г. Том ІІІ: Мезень. Спб., 1910, ХІѴ + 732 стр.

12. Повесть об Акире Премудром. Исследование и тексты. Москва, 1913, Х + 562 + 96 стр. Чтения в И. Обществе Ист. и Др. Рос. 1908, кн. 3: 1909, кн. 3: 1912, кн. І: 1913, кн. І.

13. Тексты повести об Акире Премудром. Древнейшая редакция. Версии: сирийская, арабская, армянская и славянская. Москва, 1913, 316 стр.

14. Повесть об Акире Премудром, как художественное произведение. Варшава, 1913, 1-60 стр. — Варшав. Унив. Известия.

15. Дар берестейских мещан Яблочинскому Свято-Онуфриевскому монастырю в 1527. — Холмская Русь, 1913, №№ 32 и 33.

16. Устав 1488 года Яблочинского Свято-Онуфриевского монастыря Холмской губернии. Варшава, 1913 г. — Русский Филологический Вестник, 1913 г., № 4, 5 стр.

17. Костромская губерния. Свод диалектологических данных по этой губернии. — Труды Московской Диалектологической Комиссии. Вып. І. Варшава, 1914, стр. 114 и сл.

18. К истории Яблочинского Свято-Онуфриевского монастыря Холмской губернии. Варшава, 1915, 1-84 стр. — Варш. Унив. Известия, 1915, ІѴ.

18. Русский язык. Введение. История русского народного и литературного языка. Варшава, 1915, 184 стр.

20. Повесть о чешском королевиче Василии Златовласом и История об испанском королевиче Франце. Харьков, 1916, 1-32 стр.— Варшав. Унив. Известия, 1916 г., № 4.

21. Русские говоры западной половины Николаевского уезда Самарской губернии. Томск, 1919, 1-25 стр. — Известия Томского Университета, LХХ.

22. Устройство и заселение московского тракта в Сибири с точки зрения изучения русских говоров. Томск, 1921 г., 1-116 стр. — Известия Института Исследования Сибири, № 6. Труды И. — этн. Отд., № 1.

23. История русского правописания и основы новейшей его формы. — Русская школа за рубежом. Прага, 1923, кн. 2-3, стр. 80-91.

24. Образование и общее распреділение русских старожильческих говоров Сибири. — Сборник статей в честь акад. А. И. Соболевского. (Сборник Отд. рус. языка и словесности Академии Наук СССР., том 01, 1928 г., стр. 386-389.

25. Русские старожильческие говоры Сибири. Выпуск 1. К изучению русских старожильческих говоров Сибири. Прага, 1928, 36 стр., журнал “Slavia”, №№ 2, 3.

26. Происхождение русских говоров Уральских губерний: Пермской, Уфимской и Оренбургской. (Выводы работы “Русские говоры Уральских губерний: Пермской, Уфимской и Оренбургской”). Прага, 1929. — Sbornik praci І. sjezdu slovanskych filologu v Praze 1929.

27. Краткая грамматика церковно-славянского языка. Владимирова, 1938, 100 стр.

28. Архангельские былины и исторические песни, собранные А. Д. Григорьевым в 1899-1901 г. г. Том ІІ: Кулой. Прага, 1939, ХІ + 588 стр.

29. Древняя история восточных (русских) славян до начала образования Киевского русского государства (1700 г. перд н. э. — 882 г. по н. э.). На правах рукописи. Прага, 1945, 74 + 4 стр.

Готовы к печати:

30. Тексты позднейших русских переделок “Повести об Акире Премудром” — один том.

31. Русские говоры Уральских губерний: Пермской, Уфимской и Оренбургской — один том.

32. Русские старожильческие говоры Сибири — один или два тома.

33. Историческая география Восточной и Средней Европы от Ѵ в. до н. э. и до ІХ-Х вв. по н. э. — один том.

34. Западные и Восточные Славяне и их соседы в Европе в древнейшее время — один том. (Благодаря этой работе, история чехов и словаков углубляется на 700 лет, а история восточных славян — на 1700 лет).

Незаконченная работа:

35. Ѵyvoj hlavnich českych nárečí ve spojeni s pradejinami českych plemen.

Как видно, А. Д. Григорьев в Пряшеве завершил 10 своих научных трудов. Из них к печати подготовлено 5 трудов. Много потрудился он и в деле их издания. К сожалению, он умер 4 мая (н. ст.) 1945 года в Праге, не дождавшись их издания. Похоронен он в Праге на русском кладбище вблизи кладбища бойцов Советской Армии, павших в боях за освобождение Праги от немецких захватчиков в мае 1945 года.

Все неизданные труды А. Д. Григорьева сдал в Чешскую Академию Наук в Праге его сын Ростислав А. Григорьев еще при жизни отца. И вот, в деле издания неизданных научных трудов А. Д. Григорьева предоставлено слово чешским и советским ученым, и мы надеемся, что неизданные научные труды А. Д. Григорьева будут в близайшее время изданы.

Весьма ценным материалом для дальнейшого исследования исторического прошлого русского народа, для изучения условий сохраненных памятников старорусской письменной традиции и для характеристики общей обстановки культурной жизни далекого русского севера являются рукописи, которые А. Д. Григорьев нашел и приобрел во время своих трехкратных поездок в пределы Архангельской губернии. Это подлинные памятники эпического творчества русского народа. Значительное количество (около 100) этих рукописей А. Д. Григорьев передал в библиотеку Академии Наук в Петрограде, по поручению которой он совершал поездки по русскому северу. И только часть их А. Д. Григорьев сдал на хранение в Славянскую библиотеку в Праге. Здесь они хранятся согласно списку рукописей, при котором они были сданы в Славянскую библиотеку, в соответствии с классификацией А. Д. Григорьева, который все рукописи распределил по группам в зависимости от места их приобретения и отчасти содержания и общего характера. В состав этой коллекции входит 68 рукописных сборников, содержавших 4391 лист, далее 2 лубочных издания — 64 страницы — с 118 картинками и 3 старопечатных изданий — 178 страниц. “Собрание рукописей А. Д. Григорьева в Славянской библиотеке в Праге” подробно описал профессор А. В. Флоровский. Его описание напечатано в издании Академии Наук СССР “Труды отдела древнерусской литературы” (Москва-Ленинград, 1960, том ХѴІ, стр. 573-580). В сборниках находятся такие интересные статьи, как “Поведание о нашествии Мамая на Русь”, “О зачатии Москвы” и др.

При этом следует отметить, что значительная часть рукописей, приобретенных А. Д. Григорьевым, принадлежала к составу книжного имущества крестьянской семьи Верещагиных. Сохранились рукописи несколких поколений этого рода. Часть их была и переписана его членами. Это характеризует общую обстановку культурной жизни наших предков.

Наконец, следует отметить еще и то, что А. Д. Григорьев достойно держался за рубежом. Будучи его учеником в Ужгороде, я, И. С. Шлепецкий, уроженец Пряшевской Руси, часто посещал его в Пряшеве и в Праге. Знаю, что Александр Дмитриевич жил очень скромно. Но это не мешало ему быть честным и характерным русским ученым. И действительно, А. Д. Григорьев не осрамил русского имени за рубежом. Он достоен особого внимания русских людей. Ему, несомненно, принадлежит почетное место среди заслуженных русских ученых, потрудившихся на поприще исследования исторического прошлого русского народа.


Прага, Июнь 1962 г.
Д-р. И. С. Шлепецкий.


[BACK]