Солнце Свободы

“По первый раз в русской истории объєдиненны твердо, на всі часы, всі русскы земли в русской державі — объєдиненны украинцы и білоруссы в своих национальных республиках той державы. За границами русской державы осталося всього около 900 тысяч русского населения, котрому, по договору зо сусідными славянскыми державами, дано до выбору — остатися в своих родных селах, або переселитися в свою национальну державу.

Тых 900 тысяч русского (білорусского, украинского) населения осталося за границами русской державы по природным, географичным и етнографичным причинам.


Monument

В рок по открытию памятника партизанам Лемковины, в 1964 р.
До памятника все час до часу лемкы приносят квіты и вінці.


Из тых 900 тысяч населения поза границу русской державы нашлося около 400 тысяч лемков в єдной безпрерывной массі лемковскых сел. Так што, кромі лемков, за границами русской державы осталося якых 500 тысяч русского населения. Тоты 500 тысяч переселятся в свою национальну державу, єсли не всі, то в каждом случаю в большинству так як тоты их села порозрываны, переплетены польскими и словацкими селами. Переселится также много лемков в Совітский Союз, но не цілими селами. Наши лемковскы села останутся русскими так в Польші, як и Чехословакии, хоц людей буде в них меньше, так як многы выідут в Россию. Зато в наших селах послебодится для тых, котры останутся, газдове убольшат свои “орекы”, так што люде будут ліпше жити.

Чом лемки, покаль, не присоєдиненны до свойой национальной державы? Мы пишеме “покаль”, потому што мы переконаны в том, што и лемкы присоєдинятся с часом до свойой национальной державы, єсли лем захотят, што они сами будут роспоряжатися своим крайом, як роспоряжатся днеска своим крайом каждый славянский народ, хоц бы найменьший.

А коли тот час приде?

Тогды, коли лемкы створят свой Лемковский край. На то лемкы мают полну основу, бо мают свою землю, на котрой жиют, своих понад 700 сел в беспрерывной массі. Но тота их земля с их селами не єст крайом в политичном смыслі, потому што тота наша родна земля, нашы родны лемковскы села розорваны помеж словацкы и польскы административны и культурны провинциальны и районны центры. Наша лемковска земля, нашы 700 сел без свого крайового центра.

Итак, наш народ повинен створити на сам перед свой лемковский культурный центр, с котрого шла бы просвіта на родной бесіді во всі нашы лемковскы села, до всіх 700 сел. Для народной просвіты на родной бесіді не може быти ниякых политичных границ. Так створится Лемковский край в понятию самого нашрго народа. А тогды лемкы, их народны руководители будут працувати над тым, штобы тота наша земля с єй населением была объєдинена в єден политично-административный край с политично-административным центром.

Вы, може, скажете, што полякы и словакы не по годятся с тым, штобы лемкы мали свой край. Єсли вы так думате, то вы не вірите в славянске братство, в славянску ровность и справедливость. А они єст — славянске братство, славянска ровность и справедливость. Они пришли до славян тогды, коли они очистилися от римско-німецкой панской политикы. Славячско-німецка война, яку мы лем што пережили, в великом свойом огні очистила славян от старой политикы и незгоды. Так полякы, як словакы будут дуже задоволены, што и их братья, 400 тысяч лемков, уж доросли до того культурно, штобы мати свой край. Ниякий словак або поляк не скаже, што 400 тысяч лемков не мают права на свою родну землю и свой родный край. Сусідны славяне поможут лемкам створити свой край”, и т. д.


Discussion

Представитель Лемко-Релиф Комитета из Америкы Петра Гардый,
веде живу дискуссию с лемками в Высові.


В таком духу продожал свои предвіщания наш бывший редактор Димитрий Вислоцкий (Ваньо Гунянка), теперь проживающий во Львові в остатньом свойом календарю на 1946 рок. Каждый познат тоту статью по єй характері, кым она напитана.

Правда, што слова о объєдинению русскых земель уж не были в тот час пророцтвом, ани предвіщанием, бо тото было уж завершене совітскыми армиями при помочи партизанов на полю войны, а война уж была окончена. Што русскы земли, кромі 900 тысяч русского населения с их территориями, были воссоєдиненны, не было уж новином, о том знал цілый світ. Не была знана лем окончательна судьба тых 900 тысяч русского народа оставшогося поза границами объєдиненной русской земли.

Димитрий Вислоцкий предвиджал, што Лемковщина, заселена компактном массом русского населения получит всі возможности свого розвитая под управом новых славянскых держав, котры не будут здіватися больше над меньшыми от них племенами, а дадут им можность полного культурного розвитая и национальной справедливости, яко “ровны з ровными”.

Для нас в Лемко-Союзі то не вызерало фантастичным, бо то была наука Лемко-Союза, котру мы уважали за добру и справедливу, найсправедлившу, яку могла предложити чия нибудь друга конституция на світі.

И хоц программа была найсправедливійша и пророцтва не мусіли ждати тысяч роков, бо они творилися такой в тоты часы, то они нияк не сполнилися. Судьба Лемковщины и його народа была рішена независимо от Лемко-Союза. В тот момент нашым тогдашным управителям слідовало меньше писати предвіщания, а больше актувати в том напрямі, штобы тоты прекрасны наукы Лемко-Союза провести в житья, бо тогды была на то нагода, для того мы уж были организацийно приготовлены. На том пророцтва скончилися, а лемковский народ стал перед трудно зрозумілым лицом новой судьбы.

180 тысяч лемков такой в том 1945 року добровольно або вполдобровольно переселилися в Совітский Союз, где в початках на розореных войном районах и в новых обставинах встрітили для себе горько-плачевну судьбу. Подобна, а може горша судьба встрітила через рок оставшыхся 100 тысяч особ (30 тысяч фамилий, согласно польской прессы), котры под примусом войскового карабина в годині часу мушены были опустити свои родны и прадідны економичны и культурны маєткы и были поганы на Запад Польшы, где тоже встрітили зруйновану войном пустыню.


Sleighs

Взаимна помочь Новичанов. Коли в Новици газда будуєся, спрягатся ціле село и иде привозити материалы на будову. Ту видно, як спряжены новичане вывозят материал из Устья Русского в зимі, коли коммуникация на санках улекшена.


Наша золота Пряшевщина, хоц осталася рыдающа при глухой стіні опорожненой Лемковщины задержалася в єдной массі и начала проводити наново своє житья на якы условия єй позволили.

Вся тота история была утруднена с тым, што лемкы розорвалися и потратилися по світу, а связи трудно было находити по причині забороны перепискы и печати, забороны екопомичной помочи єдны-другым. Были то тяжкы и безнадійны рокы, но их треба было пережити покля показалися новы лучы повольно всходящого солнця свободы.


Festival

IX Фестиваль співу и танцу Пряшевского краю в Свиднику, 1963 р.


Як раз того, 1965 року минат 20 роков от переселенияся лемков до Совітского Союза. Лемкы там настрадалися и напрацувалися дост, але и значно поправили свою судьбу, а в декотрых областях вышли на верх всього того, што могли осягнути. Економичный стан поправился. Многы лемкы успіли поставити собі новы домы, многы будуются. Може не зарабляют так, як бы им хотілося, но тоже не мают страху от безроботья, бо робота всім забеспечена, коли лем хоче кто робити. Хворы мают мощность корыстати с докторской помочи, насколько то єст можливо с их стороны. Діти мают доступ до школы и до свого розвеселения. То относится до тых, котры працуют на земли. А судьба тых, котры жиют в містах, або тых, котры окончили школы, далеко світлійша. Може и они не мают грошей на розмет, але на всьо, што им єст потребно до житья — мают. Кого голова не болит, што нема банковых вкладов, тот жиє счастливо.

При том поднесению и лемковска культура, створена прадідами не позволила умертвити себе, а напротив вышла наверх, стала извістна всім народам Совітского Союза и при помочи новой интеллигенции буде розвиватися, а головно то относится до співчой и музыкальной культуры. Лемковскы співанкы печатаются в русскых и украйнскых співниках, а лемковскы мельодии и співы награны на рекорды и передаются по радио не лем в областях их житья, а по просторам Совітского Союза.


SongDance

Поздравительна открытка c X фестивалю пісни танцу Пряшевского краю
в 1964 року во Свиднику.


Лемкы в Польші своим трудом так само утвердили грунт под своими ногами. Єдна часть повернула в горы, в свои родны села, где на началах старинных обычайов начинат организоватися нове культурне житья при помочи співчых, музыкальных, танцорскых и театральных кружков. До 20 роков даже остала издана книжечка с лемковскыми співанками, а в Устью Русском поставлено памятник партизанам Лемковщины, котрый стане центром в народном переданию, як стражница народных прав. Освоєны лемками индустриальны земли на западі Польшы для лемков будут служити, як жерело заробков вмісто заморской емиграции.

Благодаря тому, што в Америкі был оживленый Лемко-Релиф Комитет, было много дано помочы материальной тым, котры найбольше єй потребовали, а так само подана надія, котра вышла на добро, бо и для них солнце начинат повольно всходити.

Наша Пряшевщина по войні остала на найліпшых началах, то и найвысше поднялася в економичном и культурном положению. Доказом того може послужити тот факт, што барже по всіх селах Пряшевщины люде жиют зажиточно, а для продолжения и розвития прадідной культуры существуют культурны кружкы, котры дают тысячы выступлений по селах Пряшевщины рочно. Для соревнованияся устроюєся рок рочно фестиваль в Свиднику. Минувшого року 1964 отбывался десятый фестиваль за два дни, в котром приняло участие 40 найлучшых кружков зо сел Пряшевщины. В тых двох днях фестиваля выступило высше 3,500 ріжных талантов нашой молодежы, под руководством соток учителей хора, хореографов, лидеров оркестры нашого роду. Большинство кружков выступают в народных кроях своих сел.


Tourists

Участникы I Лемковской групповой поіздкы 1963 рока на Лемковину.
Взято коло Крыниці (на горі Криживці) над селом Ростока.


Тысячы туристов из Америкы и Канады рок рочно с большом силом начинают отвиджати своих родных в Совітском Союзі, в Польші и Чехословакии, то они сут свідками тых повольно проникающых прамен свободы к нашому народу.

В 20 годовщину розрішения судьбы Лемко вины мы о стали свідками, што солнце народне всходит, но не такыми дорогами и не такыми методами, як то предвиджали, бо признакам славянского зрозуміния зарас по войні не было сліду. Народ лемковский прошол ище много тернистой дорогы, и теперь сам на свою руку, без огляду на нашы аз-за моря предвіщания прокладат собі реальну дорогу свойой судьбы.

Мы за морьом, помимо той оголомшаючой обставины з родным крайом ни головы ни нашой енергии не утратили. Хоц теперь нашой старшой емиграции уж меньше с нами, бо она вічно жити не буде, то и так мы укріпилися за тот час економично и душевно. Нашы отділы Лемко-Союза закупили цілыи ряд своих народных домов, а большой увагы слідує придати покупкі цілой здравницы Лемко-Парку, котра своим членством (высше 1,400) перевысшила всьо можливе во всьой истории нашой емиграции.

Для запечатліния и документации нашого житья построєно в Лемко-Парку Талергофский Памятник, котрый подобно, як памятник лемковскым партизанам в краю стал стражницом народных прав, так памятник Талергофа остане яко литарня (лампаш) при дорогі нашых будущых поколіний в Америкі.

Бо найважнійша наша ціль, то наша молодежь. Для молодежы мы працували ціле наше житья и маме для ней два желания. Перше, штобы она была счастлива, не знала нужды, голоду ни войны, а друге, штобы она не забывала край своих предков и задержала с ним якнайблизшу связь для добра и счастья по обоих сторонах океана.

Лемковщина по войні не впала в любовны обятия славянскых братов, як то предповідало и предвиджалося. Она далеко по войні с трудом и перешкодами реальном дорогом житья иде на встрічу повольно всходячому солнцу свободы.

FreedomEnd

[BACK]