50 Роков от Часу Атентанту в Сараєві и от Першой Світовой Войны — Д. Потоцкий

Денекотры историки, особливо німецкой народности, твердили и твердят, што убийство в Сараєві австрийского наслідника престола Франца Фердинанда и його жены, 19 літным студентом сербской народности, Гаврилом Принципом, было єдиным и справедливым поводом к объявлению войны Сербии. Австрийскы и німецкы дипломаты называли тото нападение на Сербию карном выправом против королеубийцам.

Убийство наслідника престола и предводителя австрийскых милитаристов, было лем формальном причином к тому, штобы Австрия и Німеччина могли зачати войну. Німецка держава под ведением Вилгелма ІІ и в союзі с австрийскыми милитаристами уж давно приготовляли ся до войны, а то не лем против Сербии, але головно против России и Франции, а таксамо и Англии, котра перешкаджала німцям розвинути свои силы на морю. Німеччина мала уж сильно розвиту промышленность и потребовала для своих товаров рынкы не лем в Европі, але и Азии и Африці, а там им перешкаджали Англикы и Французы. На всхід их тягла урожайна Украина, штобы мати своє зерно, свой хліб для все більше нарастающого числа промысловых роботников.

Австрийский цисар Франц Йосиф І был в тых часах уж старым чловеком и не любил тых политиков и генералов, котры гнали Австрию до войны. Предводителем тых милитаристов был наслідник престола Франц Фердинанд, сын молодшого брата цисаря. Цисар назначил Фердинанда наслідником по смерти свого сына Рудольфа. Стрык не дуже любил свого племянника, нового наслідника, а потім, як наслідник против волі цисаря, оженился с графиньом Хотек, просто єден другого ненавиділи. Старый Франц Йосиф боялся войны, бо предвиджувал, же неуспішный конец мог бы похоронити Австрию. А хоц бы ся закінчила и побідом для них, то цисар знал добрі Вилгельма, што тот забрал бы всю корыст для Гоенцолернов, а Габсбургам оставил бы лем даякы решткы.

Але старий Франц Йосиф захворіл и лікары не дуже вірили в його выздоровленя. Урядовати уж не міг, а так в урядованю заступовал го наслідник. Утворил собі зараз воєнску канцелярию, до котрой покликал лем своих прихильников. Шефом генерального штабу установил наново Конрада Фон Гетцендорфа, котрого цисар передтым пропустил з того міста за то, што всякыми способами старался пхати Австрию до войны. Старый Франц Йосиф однако выздоровіл, хоц лікары того не чекали, але наслідник не дал уж собі закрыти свою канцелярию. Яко генеральный инспектор армии заступовал цисаря на вшиткых воєнскых парадах. Был на воєнскых парадах по случаю годовщины битвы народов у Лайпцигу, где свого часу Наполеонова армия была окончательно розбита. Конферовал там с німешкым кайзером Вилгельмом ІІ, а по повороті до Відня, выдал розказ к приготовлению великых польовых маневров, котры мали отбытися будущого року в Босні и Герцеговині на границях Сербии. Маневры малій быти закінчены триумфальным приіздом наслідника престола со свойом свитом до Сараєва, а то 28 червня на Видов дан, т. є. в тот ден, коли вшиткы Сербы будут вспоминати на битву на Косовом поли, где перед 520 роками утратили свою свободу. Тоты маневры мали быти якомси противосербском демонстрациом, а наслідник престола не лем же мал брати участ в них, але и руководити ними. Вісти о тых маневрах зворушили мысли и умы особливо югословянской молодежи в Австрии, котра виділа в них провокацию.

Югословянска молодеж зачала ся усиленно организувати особливо по анексии Босны и Герцеговины Австровенгрией в 1908 році. В тых организациях пропаговала соєдинение всіх югословян и утворение спільной югословянской державы. Такы организации, переважно тайны, были не лем в містах, але и на селах, где ними руководили молоды учители. Молодеж вірила, же лем атентатами на ведущих членов віденьского и будапештского правительства высвободят югословянскы народности от габсбургского деспотизма и принесут им свободу. Длятого атентаты повторяли ся дост часто не лем в Босні и Герцеговині, але и в Хорватии.

Найактивнійшим членом тых организаций был учитель Данило Илич, котрый мав кілька пятерок (тайна организация о пятох членах) в Сараєві. Денекотры з тых членов студиовали за границями, Трифко Грабеж и Гаврило Принцип в Белграді. К ним часто приходил Неделько Чабринович, котрый працувал в державной типографии. Организаций было много, але браковало им оружье, лем у денекотрых были стары револьверы. О тото оружье повинен был постаратися, занім приіде до Сараєва Франц Фердинанд, Данило Илич посредством тых членов организации, котры жили в Белграді. Принцип, Грабеж и Чабринович достали в Белграді 6 бомб и 4 револьверы от босенскых краянов Цигановича и Танкошича, котры служили в сербской армии. Танкошич был в часі балканской войны комендантом комитов. Циганович и Танкошич выдали им бомбы и револьверы без відома сербскых урядов, а Принцип, Грабеж и Чабринович перенєсли тото оружье тайно через границу при помочи посвяченых до той тайны людей, як на сербской так и на австрийской стороні, аж до місцевости Добоє. Там уж чекал Данило Илич, вложил вшитко тото до паперовой пачкы от цукру и перенюс до Сараєва без найменьшой перешкоды, хоц того часу было уж в Сараєві повно тайных полицайтов. В Сараєві положил пачку под постель на свойой квартирі.

Праві перед самым отъіздом наслідника на маневры, приіхал го отвідіти на замку Конопище в Чехах, німецкий кайзер Вилгельм ІІ со свойом дружином. Німецкы и австрийскы газеты писали, же то сут чисто приватны отвидины. Кайзер просто хоче видіти, як його приятель на замку жиє, и обдиковати прекрасны паркы и цвітникы наоколо замку. Старого Франц Йосифа ани не звідалися, ци тота визита подабат ся му, ци не подабат. Кайзер Вилгельм уж довший час попросту цисаря игноровал, а вшыткы справы, политичного и воєнного характера, обговорювал с Францом Фердинандом. И там говорилося о политичных и войсковых ділах, хоц газеты старалися надати той визиті чисто приватный характер. Уж тот факт, што в кайзеровой дружині был извістный строитель німецкых крейсеров адмирал Тирпиц, говорил много о цілях той визиты. Наконец и сама газета — “Milisazische Rundschau” признала, што на замку Конопище были обговорены важны политичны и войсковы діла. Кромі иншого, постановили докончити постройку воєнных крайсеров (дреднаутов), вмісто за 5 роков, за 3 рокы. То означало до року 1917. На тот рок, правдоподобно, плановал Вильгельм початок войны. Франц Йосиф дуже сердился, же Франц Фердинанд провадил тоты розговоры без його відомости. Перед отъіздом на маневры, позвал наследника до свойой канцелярии и сердито му сказал, же такы пертрактации за його плечами, сут образом його особы. Дальше сказал насліднику, што был в придворной канцелярии сербский посол Йованович и от имени сербского правительства предостерегал, штобы наслідник до Сараєва не іздил. Франц Фердинанд лем пожал насмішливо плечами и сказал, што престижны доводы уж му не позволяют мінити што-нибудь в установленном плані.

Франц Фердинанд отправился через Триєст до Босни и маневры отбывалися с великом парадом. Головный стан командующого маневрами был в купелях Илидже. Туда приіхала за наслідником його жена. Перед Сараєвом мали оба страх, хоц земский комендант генерал Потьорек увірял наслідника, што ніт ниякой опасности, бо он дал город очистити от подозрительных людей. Штобы переконатися наочно, як то там в том Сараєві выглядат, поіхал туда наслідник со свойом женом 27 червня. Город был святочно настроєный, всяды самы декорации, фаны, а по улицах ходило собі спокойно население. Горожане, як их в автомобилю подавали, уцтиво их здравили и тот спокойный вид города их успокоил.

28 червня зачинался ясный, солнечный день — Видов дан, великий праздник сербов. До Сезимовой винарни, где часто сходилися студенты, пришли рано Принцип, Чабринович, Грабеж и Мелмедбасич, а с ними також Илич. Тоты штыре хотіли уж от Илича револьверы и бомбы, але понеже там были и чужы люде, Илич запровадил их до другой винарни, положено й близко набережной Аппеля. Тогды, після программы, мала проізжати генеральска свита с наслідником. Илич дал там каждому єдну бомбу, револьвер и поношок цианкалия. Потом их розмістил на их становиска.

Мегмедбасич повинен был перший бросити бомбу, а єсли бы хибувал, так другий Чабринович. На третьом місци был Грабеж, а на четвертом Принцип.

За хвилю появилися автомобили. Мегмедбасич про массу людей не мог бросити бомбу. Другий Чабринович бросил бомбу ровно на наслідника. Тот, єднако, руком отбросил бомбу назад и она упала и выбухла под слідующым автомобильом. Пошкодила сильно автомобиль и поранила в голову сідячого там Фердинандового адъютанта. Чабринович скочил до воды, принял порошок цианкалия и чекал, же настане смерть. Яд єднако не дійствовал. Полицайты скочили за ним, вытягли го з воды, сурово побили и отвлекли до арешту.

Автоколонна остановилася, настало всеобще замішание и паника. Мегмедбасич и Грабеж думали, же діло удалося и длятого опустили свои міста, штобы як найскорше сховати свои бомбы и револьверы. Лем Принцип не оставил своє місто, бо якоси познал, же Фардинандови нич не сталося.

Среди публикы наставал помаленькы спокой, особенно скоро успокоила всіх вість о том, што атентатник находится в руках полиции. Фердинанд дал приказ іхати дальше на радницу. Там почал кричати на старосту и радных, як скандально встрічают го бомбами, а же он за то Сараєво покаре. Ани не выслухал промову старосты, повернулся и приказл іхати до шпыталя к раненому адъютанту. На улицах было ище полно народа. Шофер при ізді ошибочно повернул в сторону желізнодорожной станции. Генерал Потьорек то зауважил и крикнул на шофера, штобы затримал автомобиль и повернул в другу улицу. Автомобиль остановился акурат в том місци, где стоял Принцип. Тот моментально выстрілил на Фердинанда. Другым выстрілом хотіл убити генерала Потьорка, але стоявший недалеко него детектив хотіл му вырвати револьвер, а тым скеровал кульку на жену наслідника. Потьорек думал, же Фердинанд и його жена сут лем легко ранены, але діло было доконано, за хвилю обоє были мертвы.

Настали потом массовы арештования не лем в Сараєві, але в цілой Босні и Герцеговині. Полиция и жандармерия при помочи войска, вынашла и арештовала всіх членов организации “Млада Босна”. Вшиткы, котры помагали перености бомбы и револьверы от сербскых границ аж до Сараєва, а были сташры, як 20 літ, были арештованы и сказаны на смерть. Меже ними был и 24-літный Данило Илич. Гаврило Принцип, Неделько Чабринович и Трифко Грабеж, котрым не было ище 20 літ, были сказаны на 20 літ тюрьмы. Были потом в окопах перевезены до кріпости в Терезині, где под конец войны, єден по другом умерли на сухоты.

Министр заграничных діл Австро-Венгрии граф Берхтольд, увіренный в помочи Германии, составлял при помочи своих урядников ультиматум Сербии. Віденскы бюрократы старалися там всунути такы требования, о котрых наперед знали, же Сербия не буде мочи их приняти. 23 липня послали тот ультиматум Сербии. Сербия отповіла 25 липня дост прихильно и смирливо, але Відень уж не реаговал на тоту отповідь, а объявил 28 липня Сербии войну.

30 липня мобилизовалася Россия, яко союзница Сербии, а 1-го серпня мобилизогвалася Германия и объявила войну России. Франция, яко союзница России мобилизовалася 2 серпня. Того самого дня Германия, занявшы своими войсками невтральный Люксембург, объявила войну Франции. Єдновременно німецка армия перешла границу и вкрочила до невтральной Бельгии. Англия, яко єдна из гарантов бельгийской невтральности, объявила 4 серпня войну Германии. 6 серпня объявила Австро-Венгрии войну Россия, а 11 серпня Англия Австро-Венгрии.

А так початково из Австро-Венгерской карной експедиции против Сербии, вывинулася за пару дней Перша европейска, а потом и Перша Світова война.


Д. Потоцкий.
ПРАГА, 20 июля 1964 г.
FiftyYearsEnd

[BACK]