На Вічны Воспоминания Потомкам о «Талергофі»

КОРОТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИЧНОЙ ТРАГЕДИИ 1914—17 Г. В ПОЕЗИИ


На убочі коло Грацу, Австрийской краины,
В Талергофі на поляні, по меже соснами,
Покоятся нашы родны, братья и краяне,
За Русь житья там отдали, вірны Галичане.
Преносили страсти, мукы, за нашу свободу,
Пали жертвом за Русь святу от німецкой злобы.
Там в бараках на подлозі в хворотах лежали,
От голода и холода смерти ожидали,
От побоив и шыбениц, разстрілов без міры,
Якы из мести творили — наци-янычары.
Штобы таку трагєдию ясно всім поняти,
Треба секрет о замыслах німцев розгадати,
Бо замыслы, то причина цілой истории,
От Талергофа до Майданков — людской трагєдии.
Трудно точну историю пером написати,
Ни словами на будучность в память передати.

*

Началося от лютой здрады, до нашой памяти,
Як германы задумали Русь завоювати.
Штобы того доконати, им Русь заграбити,
Треба было хитрый обман, подступ придумати.
Зготовили німцы планы, як треба зробити,
И начали по программі в житья заводити,
Штобы духа ослабити, опору зломити,
Треба было само перше народ розъєднити.
Придумали нову наци, из русского роду,
Защепили в душу злобу на здраду народу.
Отец-мати их ховали, в школу посылали,
В школі дітьям ядь вщепляли, вражды научали.
Вышли из них янычары татарской породы,
Ренегаты и здрадникы Руси на загладу.
“Самостийну” тым выродкам німцы обіцяли,
Штобы вірных Руси сынов катам предавали.
Тых выродков вражой злобы меж народ заслали,
Штобы єдинство розбити, вражду затіяли.

* *

Ище далеко до часу, ниж войну начали,
Як на нашу Галицку Русь драгонов пригнали.
Пришли они для похода дорогу чистити,
Перешкоду, вірных сынов Руси, вынищити.
Тогды нашы янычары горячку достали,
Як гончы собакы шалено по селах вганяли,
Родных своих отцов, братов за здрадников брали,
И за Юдин грошь, пять корон, катам продавали.
Спискы людей зготовляли и провокували,
Кто опасный, за Русь стоял, били, катовали.
В конці, січо-янычарскы орды узброили,
Иншы жандармскы мундуры на себе наділи.
Трудно тайну отгадати лютой ненависти,
Яком были просякнены выродкы-нацисты.
Як жестоко, без чувства мстили русскому народу
Украинскы запроданцы німецкой породы.
Бо из роду были они нашой крови, кости,
Исторично и культурно, с русской народности.

* * *

Надлетіли чорны крукы на нашу Родину,
Страшна буря зорвалася понад Лемковину.
Розлетілися по селах наци-гайдамакы,
Вытворяли нашым лемкам пакости всілякы.
Вшитко кругом вывертали до горы ногами,
Борыкали, же глядали здрады коло домов.



Вертаются люде с церкви, Богу ся молили,
Пришли домов на обору, очам не вірили.
Розметано вшитко кругом, як от урагана,
Перед хижом стоит жена — збита, заплакана.
Пришол газда, звідуется: “Што вы тут робите?”
В хыжі, в стайні звывертано — “чогож вы глядате?”
Ты проклятый вражий сыну, признайся до вины,
Што за рубли руссам служиш, продаєш краину.
“Бойте Бога! Я нич не знам, што вы обвиняте,
Хыбаль Богу душу винен, можу ся признати”.
Храпнул корбач по плечах, кольбами зас с боку,
Так без чувства збили жертву, аж до обмороку.
Як зас “фюрер” махнул руком, діло завершити,
Гайдамака аж подскочил петлю заложити.
Повели го чрез заграду, за хижу до саду,
Завісили там на груші, без доказу здрады.
Заплакану, збиту жену связали, забрали,
Никто словом не упрекнул, лем діти плакали.



Такы подобны погромы по селах творили,
Поневинні людей били, до арештов брали.
Гайдукы их закованных в тюрьмы заганяли,
Для постраху при дорогах, на вербах вішали.
Як в Горлицях, для приміра, тюрьмы заполняли,
Для росправы ката-німца с Тироля прислали.
На приказы того ката людей выберали.
Там на очах серед двора без суда стріляли.
Там принял смерть о. Саидович, за Русь и за віру,
А “геройский чин” довершил Детрих с револьвера.
В Перемышлі серед міста драгоны буяли,
Сорок шесть селян и женщин шаблями зрубали.
Така была лиха доля нашой Галичины,
От провокаций и погромов вірных Руси сынов.
Так невинно всі страдали: селяне, студенты,
Священникы, адвокаты и интеллигенты.
В містах вязней загоняли, нарочно для злобы,
До вагонов для худобы, без ідла, без воды.
Вывозили гын далеко, в горы коло Грацу,
Заганяли до бараков, што не было пляцу.
То поляна Талергофа, тюрьма с бараками.
Вокруг стража поставлена, патроль с багнетами.
Там в бараках на соломі на подлозі спали,
Преносили страсти, мукы, в таборі три зимы,
Там в болізнях ожидали смерти до загину.
Часто их там до команды на допросы звали,
Кто не добре дашто зознал, зарас розстріляли.
Каждоденно из бараков мертвых выносили,
Кто на ногах ище ходил, гробы копати мусіли.
Коли хворы в безпамяти на тифус лежали,
Заберали безпритомных, живцем загребали.

Там команда, як деспоты, байдужно гуляли,
Украинскых доносчиков, за гайдуков мали.
Німцы здрады не створяли, лем вынищовали,
На кого злобны выродкы, пальцем показали.
Они всі брудны роботы, радо выполняли,
То вішали и стріляли, живцем загребали.

Будь прокляты вражии сыны, што народ здрадили,

Што Русь-матер, родных братов, на мукы предали!

* * * *

ТАЛЕРГОФ: То перший табор — німецкой практикы
За ним скоро збудовали: Освенцім, Майданкы.
То таборы новомодны людскых мук и страстей,
Для нищения чужих племен, расс и народностей.
Забудовы уж с пецами, газом и домнами,
Где дусили и палили людей вагонами.

И там вірно послужили для брудной роботы
Украинскы душегубы наци-ренегаты.

ТАЛЕРГОФ: То “Голгофта”, — русского народа,
Где тысячы вірных сынов Галицкого рода
Преносили страсти, мукы за чужы провины,
Страдали там от вражой злобы, — Карпаторусины!

ТАЛЕРГОФ: То "Русска Гробниця” — стражниця єдности
Где страдали галичане русской народности,
Там за Русь, віру и любовь до свойой Родины
Мукы и смерть принимали, — Сыны Лемковины!

ТАЛЕРГОФ: То “Кровна жертва”, на Алтарь Родины,
Где за віру, любовь к предкам, за Русь мать єдину,
Там на алтарь, яко жертвы в гробах уложены,
Дружно жизни там поклали, — Вірны Галичане!

* * * *

Построєна там капличка с три-раменным крестом
На вспомины для прохожых, вандровных туристов:

Прохожий туриста!
Коли придеш до Галича на нашу Родину,
Спомний о нас, што тут лежат вірны Руси сыны.
Пали жертвом людской злобы, за віру прадідну.
Боронили, отстояли чести — до загину!



Теперь и мы в Лемко-Ларку “Стражницу” збудуйме,
На вспомины “Талергофа”, — потомкам лишиме,
Штобы знали, споминали, чом предкы страдали
За Родину, Русь єдину, за нас житья дали.

И мы вірны предкам нашым за любовь к народу,
Павшым борцам в обороні чести, віры и свободы,
Вічну память в сердцах нашых на все, сохраниме,
Перед прахом тлінных мощей главы приклониме!

“Вы жертвой упали в неровной борьбі,
Любви безотвітной к народу,
Вы все, што могли, отдали за него,
За честь, достоинство, — свободу!”

Уложил А. А. Ц.
Лемко от Прадіда.
EternalMemEnd65

[BACK]