Полустолітна Годовщина Талергофа
TalerAnni

Того 1964 року припадат полустолітна годовщина страшной народной трагєдии карпаторусского народа, котра остане в поколіниях Восточной Галичины и Лемковщины відома под назвом Талергоф.

1914 год, год початку I Світовой войны, был страшным для цілой Европы, но для Восточной Галичины и Лемковщины он был подвойно страшным и болізненным. Кромі нужды и страха воєнного, на наш карпаторусский в свой Восток вірующий народ, звалился лютый гнів и погоня австро-венгерскых властей.

В природной вірі карпатороссов до свого Востокй німецкы власти усмотріли зміну и загладу Австро-Венгерской монархии, и в свойой боязни о падении империи открыли безпощадне переслідование нашого простого народа, интеллигенции и духовенства. Началися тюрьмы, розстрілы, вішания, а окончательно погоня в концентрацийный табор на скоро приготовленый с бараков в німецкой провинции Стирии, коло Грацу, в місцевости знаной Талергоф.

Боязь о падении империи поднимали в великой мірі містны євреи великы обожители свойой империи, гдекотры полякы, из личной або народной зависти, но найбольше том роботом занялися найблизшы братья украинскы самостійникы, котры за вірну службу цисарской короні надіялися при помочи оружия австрийскых войск одорвати Украину от русского народа и створити на ней самостійну Украину, и тым стати подлогом для империалистичного похода Запада на Россию и єй окончательного стертая с лица земли.

Талергоф в тоты часы, то была пуста ровна поляна срєди гор Альп в Стирии (Штаєрмарку), австрийско-німецкой провинции. Коли пришли в ужитья воєнны аеропланы, то на той долині австриякы устроили собі базу для воздушного флота. Коли началася уж война и Австро-Венгрия вынашла высше упомянутых єй “страшных ворогов”, єй империалистичному существованию на скору руку побудувала там баракы, огородила их кольчастым дротом и загнала из Галичины и Лемковщины тысячи передовых людей на мукы и смерть. Талергоф мал послужити гробницом нашого народа.

В том таборі Талергофі наш народ в страшной мукі, холоді, голоді и хворотах пробыл три рокы, аж до полного краху цілой тюрьмы народов Австро-Венгерской монархии в 1917 року. Тоты, котры вытримали при житью и не померли, повертали домів зо знищенным здоровьом, но тысячи остало их там погибшых от голода и хворот, а многы были постріляны, повішаны и там на місци под так назваными “чорными соснами” — похоронены.

Коли война окончилася и на том місци образовалася республика Австрия, то кладбище было огороджено, и деревяны трираменны кресты с написами, номерами в добром стані заховалися аж до 1935 року. Само Таларгофске кладбище занимало площу около 7000 квадратных метров.

В 1936 року в Талергофі пришла зміна, бо рок перед тым войсковы власти рішили поширити свой аеродром коштом сусідной территории, котром было кладбище, бо місце, где были баракы ище далеко перед тым было наново заоране и засіяне зернами.

В 1935 року, коли донеслися слухы, што кладбище буде ликвидоване Карпаторусский Архиепископ Адам Филиповский, проживающий тогды в Нью Йорку, дал предложение, абы объявити сбор фондов в Америкі, за котры можна бы выкопати кости мучеников, перевезти их в отповідне сусідство и похоронити их в єдной братской могилі и побудовати величавый памятник. Но предложение уж не можна было выполнити, бо войсковы власти выбрали 1,767 мертвых тіл мучеников, перевезли их в сусідну місцевость, погребли их в єдной могилі и сами побудовали каплицу в роді будкы с трираменным крестом.

Коли роботы с перенесением мощей мучеников уж были закончены, комиссия переводяща тоту операцию звернулася с просьбом до Талергофского Комитета во Львові подати информации о том, якы написы должны быта уложены в каплици. Такы информации были получены с подписом комитета Д-ра Василия Р. Ваврика и Антона Гуллы.


TalerMonument

Тота каплица-памятник стоит на місци братской могилы, в котру были перевезены кости 1,767 мучеников Талергофа, в сусідной місцевостй званой Фельдкирхене в Австрии. (Фото-вырізок из австрийского журнала).

В часі выробу тых написов комиссия в Грацу встрітилася с трудностями и єден с них, славянофил Шмит звернулся до єдинственного в той місцевости украинского самостійника, абы он помог при переводі німецкого текста написи, што мал быти уміщеный в каплици.

Тот нечестный самостійник, неприятель славян, змінил слово “Ruthenen” на “Ukrainer”, хотячи такой на місци сфальшувати историю. Коли комиссия звернула йому увагу, то он затребовал оригиналу письма Талергофского Комитета зо Львова, а коли он тото увиділ, начал зо Шмитом и полковником Ваніно горячу перепалку, хотячи примусити зміну и ровночасно написал статью до львовскых “Украинскых вістей” от дня 20 июня 1935 р., алярмуючи галицкых самостійников, абы робили дашто в том напрямі, то єст постаралися перекрутити историю в свою пользу.


TalerMarch

Народне шествие улицами Львова на Лычаковске кладбище в день открытия Талергофского памятника в 1934 року.

Што было сділано потом, трудно узнати, кромі информации, котра была поміщена в газеті “Русский Голос” во Львові, котру ниже поміщаме. Из той новости-информации о Талергофі можна лем порозуміти, што протест украинского самостійника мал свои наслідкы, бо имя “русский” было вынято из оригинала, а осталися отмічены галичане и будовинцы без их национального имени. Очевидно на отзыв украинского санмостійной рушилися украинскы студенты, котры своим протестом пробували умертвити мучеников ище раз, и одобрати им их народне имя. “Русский Голос” писал так:

“Послі окончания войны баранкы, тюрьмы, гаупвахты, больницы в Талергофі изчезли совершенно. До 1936 года сохранилось только больше кладбище у соснового ліса, но затым и оно было зровнане зо земльом. Кости ганлицко-русскых мучеников были перевезены санитарными повозками на римокатолицке кладбище в селі Фельдкирхене и похоронены в єдной братской могилі, на котрой была построєена кирпична часовня в западном стилі, только на єй даху был поставленый русский 8-конечный крест.

Украшения внутри часовни были сділаны на средства Центр. Талергофского Комитета, собранны отчасти в краю и отчасти среди галицко-русскых переселенцов в Америкі. На столі лежит книга с именами 1.767 мучеников. На стіні видна позолочена надпись:

“Fern von der Heimat hier ruhen 1.767 Manner, Frauen und Kinder aus Galizien und Bukowina a s Ofer des Weltkrieges 1914-1917”

Первоначально надпись звучала иначе, а именно: “Тут покоятся тлінны останкы русскых галичан и буковинцев, павшых жертвом світовой войны 1914-1917”.

Тота надпись, єднак, была изнмінена по требованию якых-то галицкоу-“украинскых” студентов в Граци, несомнінно для того, штобы затерти сліды травли и циничного разбоя Чировского и многых йому же подобных наймытов германского насилия, вскормленных и натравленных ним против єдинокровных братьев”.

Вот то єст всьо, што осталося на чужбині от великой трагедии галицко-русского населения в часі войны!

Сохранилася, єднак, глубоко и навсегда память о ней в сердци и умі вічной страдалицы, загартуванной в тяжкой борьбі за свое чисте русске знамя. Она вынесла жесточайше гонение и мукы и теперь не боится их.

Талергоф не задоволил єй, но скріпил єй. Установка на Русь охвачує все ширше народны массы, особливо послі гнусных происков воинствующого германизма, нанправленых против славянскых народов.

Газета “Русский Голос”, Львов 1939 г. Н-р 118.

Сравни:

Przechodniu, powiedz sparcie, że tu leżą jej syny, poszłuszni jej praнwom do ostatniej życia godziny.




Гдеси позднійше в єдном австрийском журналі появилася фотография памятника-каплицы, вынтинок, котрого поміщаме в нашом тогорочном календарю.

С приближениемся 50 рочницы Талергофа на яри 1953 року редактор сего календаря звернулся до єдного краяна лемка, проживающего в Линд, в Австрии поіхати в Талергоф, собрати информации там на місци, зняти фотографии, як выглядат днеска місце Талергофа, місце цмынтаря и самого памятника. Но до часу печати календаря от краяна ище не было получено вісти. Єсли будут даякы вісти, то буде о том написано в газеті “К. Руси”, або Календарю на 1965 год.

В нашом календарю мы не в стані описати тых страшных мук и страха, який перенюс наш невинный народ в Талергофі 50 роков тому назад, ани даже помістити имен всіх талергофцов, бо на то бракло бы місця. Мы ледво можеме поверховно упомнути о том страшном событию, взрыві звірскых чувств у людей до безборонного и мирного населения.

В вічну память о Талергофі Лемко-Союз издаст дві книжечкы в 50 рочницу, а то “На вічну память о Талергофі”, вспомины талергофнця о. Василия Т. Куриллы и “Талергоф Русска Голгофта”, информативны факты талергофца Д-ра Василия Р. Ваврика в переводі на английский язык, штобы и наше молоде поколінне и люде другых народностей читающых по английнскы могли прочитати о страшной истории недалекого прошлого, и дознатися дашто веце о нашом народі.

Ку 50 годовщині замышлена будова памятника мученикам Танлергофа в Лемко-Парку, Монро, Н. Й., на што собераются жертвы на фонд його постройкы. Надієменся, што он буде ко Дню Талергонфа, то єст 2 августа 1964 р. оконченный и накрытый.

Ниже поміщаме список Талергофцов зо самой Лемковщины, котра была лем малом частью Галицкой Руси, и мученикы-лемкы составляли пропорциональне число Талергофцов. Но имена всіх тых из Галицкой, як и Лемковнской Руси Талергофцов будут внесены и записаны в памятнику-музею, разом с документами, експонатами и фотографиями, а даже с подробным описом житья тых, котрых така история буде получена.


[BACK]