Село Бехеров — Василь Брында

Єдной літной неділі при приємной погоді послі обіда мы, скілька молодых хлопцов выбралися на прогульку. Зашли мы аж на Дуяву, на тот маленький кусок лукы на самой граници меже Польшом и Чехословакиом, меже селами Бехеров-Конечна, котру протинат так звана “цисарска дорога”, тягнувшася с Будапешту на Краков. Там мы встрітили страго польского “дідича” Вилюся, котрый мал посілости в Конечной. Дідич Вилюсь спросился нас: откаль вы хлопцы? С котрого вы села — Ондавкы?

Мы повіли, же из Бехерова.

— О, то вы с того старого села. Ваше село дуже старе, найстарше на всю околицу, старше, як Бардейов.


BecherovSchool

Школа и часть вышнього конца села Бехеров. Видно ліс Ставлинец
— за лісом село Конечна (за границом).

Нам, тогды молодым подросткам, якоси не было в интересі, кто от кого старший, або чом старший и ширше спроситися о истории свого села, а видно, же дідича то интересовало, бо знал добрі о ней, и он бы радо нам росповіл о нашом селі, бо давно такы “хроникы” сохранялися в дідичскых записницах.

И як то дивно вызерат, мы повинны были изучати на память истории другых народов и держав, такых, як єврейскы, арабскы, римскы, мадьярскы, а о свою, даже свого села, то нич учитель ни настоятель духовный не нашли потребным пригадати никому в селі.

Читаючи в календарю “Лемко” опис хроничный с пару сел на Лемковині, пришла мі на вздогад встріча с Вилюсьом и його слова, так и я задумал, як бы отнайти початкы свого родного села Бехерова. Думал я, же то буде легко, але показалося дуже трудном справом, бо коли мы о то попросили в краю, то по довшом часі достали сме отвіт, же всі книгы “схематизма” под сохранение взяла партия, и теперь не каждый к ним може мати приступ. Мы не знали, к кому звернутися. Мы звернулися с просьбом до нашых ученых єдносельчан и они аж теперь послали нам короткий опис. А ци всьо точно, то трудно повісти. Але благодариме и за тото, што нам послали.

Штобы описати историю и историчны события села, то не можно оминути, абы не описати околицы, так як история каждого села была связана с околицом. Я вірю, же хоц опис дост обширный, зато не буде никому обтяжно читати, бо каждый рядик интересный.

В. Б.

————o————

Маковицка окрестность являтся єдном из люборытнійшой русской окрестности на Восточной Словакии, о котрой уже с давных пор говорится, яко о окрестности русской.

Як повідают, Маковица с Мукачевом составляли єдно велике воєводство под именом Мукачевско-Маковицке Княжество, котре венгерский король Людвик I. в 1352 году подарувал Русско-Литовскому князю Теодору Корятовичу.

В предании говорится, што Теодор Корятович на Маковици построил много сел и церквей, хоц время основания и имя основателя Маковицкого Ірада нам неизвістны.

В 1247 году название Маковицы было:

“Tegus comes de sarus-deinde ascedit od montem, oqui dicitur Makovcha”.

Она находилася недалеко от земли Бартфа, нынішного города Бардейова. В теперішны часы Маковицом называтся гора, лежаща недалеко рікы Топля и Бардейова. Быти може, што в 13-ом столітию Маковицом называли ту гору або холм, где ныні видиме над селом Зборов, и розвалины Зборовского Замка.

Маковицка окрестность получила своє название от той окрестности, где находится кріпость, котра показує на славянске происхождение. Та кріпость существовала уж в 1240 году. В гдекотрых источниках говорится, што в 1385 году владільцом замка был Емерик Бабек, русский воєвода.В 16-ом столітию кріпость и с к ней принадлежащыми добрами принадлежала родині Тарцаєвых, но король Фердинанд І-й, из-за того, што Георгий Тарцай был приверженцом Йоанна Заполя, котрый добивался венгерской короны, в 1548 г. отдобрал кріпость с добрами и передал свому приверженцу Гашпару Шерегий.

В 1601 г. опікун Шерєдиєвых внуков по имени Янозиус, князь Остроский, кріпость с добрами продал за “80 тишец дукатов семьи Сигизмунд Раковци.”

В той кріпости помер 8-го юня 1676 года Франц Раковци, 1-й Воєвода Седмоградский.

14-го октября 1684 г. царский генерал Шулц завоювал кріпость от Гелены Зриний, жены Франца Ракоция 2-го, и послі кріпость спалил, котра с тых пор лежит в розвалинах. Потом кріпость с добрами перешла во власность графа Аспермонте, а за ним графской фамилии Ердоді.

Позднійше графы Ердоді, Аспермонт и Сірмай меже собом поділили Маковицу.

До 1848 г. была по всюди панщина. Не было уголка, где бы не было панской земли и ліса. В тоты часы к Маковицкому панству принадлежало около 85 сел, между котрыми находился и Бехеров. Центром Маковицы был Зборов. Тоты добра часто міняли своих владільцов. Барже каждый владілец был жестокий ку селянам принадлежащым к його панству. О єдном владільцу сохранился такий россказ: “Коли владіл над селянами бездітный владілец, котрый страшным способом мучил, угнетал и преслідовал людей, селянство терпіло невыносимы мукы. Всі молитвы, с котрыми они зверталися к Богу о освобождении из под його владычества оказалися даремными. Против того владілца селяне зділали бунт. Тот увидівши свою безсильность — біжал. Штобы селяне не знали, куда он біжал, он подбил свого коня подковами обернувши их в отворотну сторону и пустился по направлению к Долгой Лукі. Долетівши ниже Долгой Лукы, приостановил свого коня, штобы ище раз полюбоватися взглядом на свой замок, котрый был так красивый, што тота красота настолько його очаровала, што он получил сердечный удар, и остался на дорогі лежати мертвым. (То был Франц Ракоций 2). Говорят, што там його и похоронили и поставили на його могилі памятник, як благодарность Богу, што он избавил их от того страшного притисненителя. Тот памятник стоит и сегодня при дорогі, ведущой в Бардийовский курорт.

В двадцетых годах 18-го столітия, коли Маковицкы добра находилися уже в руках графа Аспермонта, єден раз доброславскому священнику было приказано возити навоз. По росказу Михаила Конюка, тогдашного пряшевского крылошанина, священник оділ епитрахіль, фелон и пошол в Зборов к поміщику, накладал и возил навоз при насмішках населения. Графиня, выглянувши из окна свойой палаты, поинтересовалася узнати, што то за диво. Она позвала служанку и спросила, кто тот человік. Служанка отвітила, што то русский поп.

— А хибаль русскы попы обязаны ходити на панщину? — допитувалася графиня.

— А так! — отвітила служанка, — так само, як и решту селяне.

Єсли договоры не исполнялися управляющыми даже относительно священников, можно собі представити, яке было их отношение с простым трудящимся селянством.

В том и серед поміщиков гдекотры отличалися особенном жестокостью. Достаточно сказати, што дворянин Адам Дежерий, як оповідают, 6-го юня 1670 года продал свого подданого из градиска в Пряшеві на торгу за 90 флоринов (златых).

Но так, як йому мало было полученых готовком грошей, то он взял ище товарами на 12 флоринов и 60 грайцаров. При том треба додати, што дворяне пользовалися даже глядияторскым правом, слідовательно могли наказувати своих селян смертью. Такым образом поміщик был паном житья и смерти селянина. “Я дворянин, для мене тюрьмы, ланцы и мотузы, право меча... оставили родителі мои”. От самоволия поміщика можно было лем біжати. Но куда? К другому пану? Были місца, где селянин цінился даже ниже скота. Геркулеса, (Таке было имя пса) собаку кружльовского поміщика, Симеона Микурского в первой половині 18-го віка селяне должны были здоровити, перед ним шапку знимати под штрафом 25 палок. Кромі того, житья селянина было прикреплене к єдному місцу, кружилося постоянно в тых-же самых рамках. Виділ тоты самы лица, ходил по тых-же дорогах, кончил туже саму роботу. У него не было индивидуального житья. Ніт сомніния , што и он розмышлял, його сердце чувствовало и желало, но йому не можно было ділати то, што думал або желал. Свободном вольом роспоряжался лем поміщик, а над селянином стоял лем меч Барина. Житья не могло проявлятися свободно, оно подчинялося тому, чого хотіл поміщик и именно зато в житью селянина не случалося ни событий, ни перемін, ни переворотов, ни даже происшедствий. Он носил на свойом хребті только тягости житья. Сокровища свойой душы не мог показати ани использовати, хоц их выявлением мог бы принести случайно пользу собі и обществу. Против Барского приказа не можна было нарікати або вырчати. Слідує нам замітити, што селянин не мог даже женитися свободно. На женячку должен был дати своє позволение поміщик. Поміщик назначал не лем час женитьбы, но часто и то, кого женячу взяти. Не треба опустити из виду, што цінность земли в тоты времена опреділялася не простором и не єй природными богатствами, але числом робочых рук мающыхся на ней. Народна масса обезпечала не лем материальне благосостояние бар (поміщиков), но и их общественне положение и тоту вооружену силу, на котру поміщик, а єдночасно вождь оперался. Чым численнійший был состав вооруженных сил, тым больше значение мал барин. Явно зато, што поміщики, так як не охотно признавали право переселения за массом, так не могли ровнодушно относитися к ділу женитьбы своих подданых. Всяке народне движение, котре случилося в преділах добр, дотычалося основы собственного могущества.


BecherovCenter

Середина села Бехеров. Видно дорогу и церковцю,
построєну в 1923 р. За лісом село Регетовка.

В притиснениях и немилосердных утомленый народ, естественно, не мог не скорбити, смутитися. Єднак духом он не упал николи. Надіялся, несомнівался, што пройде мимо и тота чаша, а появится колиси заря и над Карпатами, орошеными кровью мучеников и политой слезами сирот. Штобы розвиватися, и не росстроитися, к тому необходимый труд, нужно от слова перейти до діла, и мати смілость положити основы благосостоянию и найти в собі достаточно твердости и терпіния, штобы начатый труд продвигался вперед, не звертаючи увагы на тымчасовы неудачы и на могущы предвижения. Без начала и без настойчивости к проведению идеи в житья, всякое желание останет просто мечтом. Яка воля — така и доля. Без труда ніт добра.

Подобным житьом жили и селяне села Бехерова.

Село Бехеров было основано в 14-ом столітию Бехером, то єст шолтысом, в гористо-холмистой містности не совсім благоприятными климатичными условиями. Бідны, узкы земельны кускы його жителей давали слабый урожай, котрый часто нищил град. Проливны дожди не рідко относили с них верхный плодородный слой земли. Не лем сіно, але и солома скормлюєся рогатым скотом. Почва удобрялася переважно листями, привезенными из ліса на зимову подстель.

Не маючи иншых домашных животных, почва обраблялася коровами. Зато не дивно, што Бехеровяне послі одміны кріпостного права, ходили по світу глядати счастья. Уізжавшы, оставляли дома своих родителей, дітей, и жену, придане котрой часто шло на покупку билета за границу. Даколи для той ціли продавалася корова, конь або и участок земли. Зо слезами в очах и с сердцем, готовым розорватися от смутку, уізжавший в послідний раз обнимал свою голодну, одіту в лахматье, семью. В тоты часы и панщина была строга и трудна. Дворяне, владільцы земель, давали землю в аренду. Земли по большой части брали в аренду євреи, котры держали население в твердых руках. Так-же и урожай селяне должны были ділити с засіяных полей с арендатором. Часть арендатора называлася “дейжма”, што ровналася осем або десяти снопам из урожая и годично сто дней роботы. С скотом треба было с арендатором также ділитися. В часах восстания феодалов против правительства, наше население тяжко страдало так, як происходили ріжны поборы (налогы) або ріжного рода контрибуции. Несмотрячи на бідный стан селянства, они построили для себе великоліпный мурованый храм, с прекрасным иконостасом, який сділал замічательный русский художник Петр Димитриевич Ковалицкий. Бехеровский храм являтся украшением страны, його вид плінит всіх путешествующих из Галиции от Горлиц через Маластов, Гладышов, Ждыню, Конечну, дорогом ведущом ку Бардийову, приспівшому на хребтах Бескидов. Храм был приведеный в совершенство и 1847-м году, коли был торжественно освященый покойным епископом Иосифом Гаганцом в сослужению крылошаников Михаила Яковича, Александра Духновича и Виктора Добрянского.


BecherovChurch

Маленька православна церковь с цмынтарьом в Бехерові.

Настал 1848 год. Завіял по всьой Европі дух народности и свободы, розпалися оковы средньовікового феодализма. Для містного населения мал огромне значение русский поход 1848-49 годов в Венгрии. Он оставил яркы и благодатны сліды так, як население получило возможность ввойти в близшы, живы общения с русскыми войсками, могло наочно переконатися в том, што русскы в России, во первых, не варвары и дикари, якыми их изобрали польскы, венгерскы, австрийскы “патриоты”, а подруге, што они их родны по крови и по духу братья, с котрыми они єднако молилися в єднаковых храмах и свободно обяснялися на єдном и том же, хоц и ріжнозвучном языку. В 1848 г. нашы діды радувалися, бо знали, што встрічают своих братов и являются частью великого древне-русского народа. Возрадовалися они, што Русь вспомнула за поневоленых своих братов, стогнущих под венгерскым гнетом. Но радость была недолга. Русске войско оставило преділы Закарпатья своих братов, и нашы діды дальше остали под властю Австро-венгерской короны. О том, што захватчикы не были добрыми опікунами к населеню, доказує и пісня:

Добри было в Угорской краині,
Покля был Кошут в Дебречині.
Тепер нас залегла сама немчужиня,
Зараз схудобніла Угорска краина.

Правда, німцы боронили співати тоту пісню. Таж необходимо учит тот печальный факт, што Карпаториский народ жыл тогди в тяжкых условиях социалного порабощения и в неменьшой невыносимой обстановкі политичного гнета, завдякы котрому не было в тогдашной Угорской Руси ни свободной руской печати, ни возможности национальной организации. Русске национальне сознание и русский дух в народі жыл, но ненаходил свого выражения. Русская совість возмущалася против вражого насилия, но о том никому ничого неизвістно так, як не было где проявити голосу протеста. Меже тым под личином кажущого міра и тишины, и под оболочком терпеливого и пасивного переношеня всіх тяжких ударов великомагнатского денационализаторского режима кипіло живе русске житья, билося правдиве русске сердце. Так, як духовне житья селянина исчерпувалося житьом религиозным, то хранение той єдинственной русской духовной цінности от дерзкого посягательства врага было священном задачом подневольного народа, котрий несмотря на переливающуюся чашу страданий и терпіня перенюс всьо блестящо.

Враг рішился отняти у народа интелигенцию и суміл подчинити свойой воли даже духовенство, но не удалося йому вырвати русску душу у карпаторусского простого народа. Видячи безцеремонне наступлениє мадьяризации и на свою русску Церковь, народ стихийно сопротивился переходил в православие. Наше русске население отвертатся от свого денационализированного униятского священства, котре принимат венгерскы фамилии (мадьярскы имена), и стыдатся свого происхожденя. Денационализация части світской интелигенции принимат таких великых розміров, што переходит в католичество не с конгресионального соображения, лем зато, штобы показатися лучшыми венграми, або же стаются калвинами. Народ своє обрыдительне отношение к униятскым священникам выражат и тым, што всеціло от него отвертатся плечами. Єдным из первых сел, котре вернулося назад к свойой первоначальной православной вірі было село БЕХЕРОВ в 1891 г. Правда, венгерске правительство увиділо в том движению результат панславистичной и руссофильской агитации. Зато тых, котры верталися в православиэ, преслідовало и начало против него судебне слідство. Для того, штобы избіжати преслідованя со стороны властей, население біжало заграницу, по большой части в Америку. Америка встрічала переселенцов не так дружелюбно. Благодаря незнания містного языка бехеровяне принималися лем на тяжкы роботы в угольны шахты, на постройку тунельов, на рубку ліса, всяди там, где отказувалися робити американскы давны граждане. Бережливы и трудолюбивы бехеровяне взаимно помагали друг-другу в повседневном трудном житью. Когда розразилася Перва Світова война, населениэ Бехерова с нетерпіниєм ждало русских войск.

На конец 25-го марта 1915 года, коло сусідных сел Ондавкы и Вышной Полянкы был прорваний Австро-венгерский фронт. Такым чином наново появилися в селі русскы войска, особенно козакы. Русска Армия проходила через Конечну, Бескиды, Дуяву до Річок. (Бескид, Дуява и Річкы, то назвы участков на хотари).


BecherIcono

Иконостас в великой церкви в Бехерові.

Здавалося и нам, што долгождана радость наступила: Русь кладе свои головы и проливат кров за наше освобождение. Она пришла до нас.

Радость наша скоро переміняєся в горесть. Послі шестнедільного пребывания русских войск у нас, в конци они должни были нас оставити. Коли ген. Брусилов главнокомандующий югозападным фронтом, был принужденый измінити свой оперативний план в направлении Львова, на прощание он написал на Бардиевском мості:

“До свидания, Русский Бардиєв”.

Перше, чым дошло к тому трагичнопечальному отступлению русской Армии с Карпатского фронта, совершилося значительне событие воєннооперативне, историческы-знаменательне, котре по праву можна считати народном гордостю.

Описуваєме событиє происходивше на фронті коло Стебницка Гута, где попал к русским в плен 28-й Пражский-чешский полк, 3 апріля 1915 года. Свірипы бои того карпатского района стояли больших жертв с обоих сторон. Доказательством того являтся множество воєнных могил, котры видны до сих пор коло каждого села. Во всьой Маковицкой области можеме видіти также и многы “окопы". Около них находятся, як в лісі, так и в розораной земли много зарытых не розбитых гранат, а в лісах ище долго послі Первой Світовой войны можно было найти не закопанны трупы павшых солдат. Не єден из домов был орудием розрушений. Поля тых сел были розрыты окопами, котры напоилися человіческой кровью. 1916-го года венграм показалося, што их завітной мечті наступил час осуществитися, и зато епархиальным управлениєм греко-католицкой церкви в Пряшеві в июню місяци 1916 г. было издано: Объявити грекокат. вірникам своих приходов переход на новый стиль католицкого календаря. Наступили смутны часы. Жандармы ходили по селах и накладали штрафы на тых, котры працували в дни католицкых праздников. Началися арешты и преслідования. Тюрьмы наполнилися “протестующыми”. Для доказательства свойой правды, свойой віры и календаря доставали селяне из под сіна, соломы и жыта попрятаны книгы в 1918 г. Тутко Василь и Баницкий Иван іздили в Відень, где заявляли протест и требование отмінити роспоряжение о введению нового календарного стиля. Власти потребовали подписы от недовольных сел.

Тутко и Баницкий вернулися домів и о всім доложили народу, собрали также подписи от 22 сел, к чому кажде село приложило свою печать, а с тым наново поіхали до Відня. Власти осмотріли подписы с печатями и заявили: “Мы в том не виноваты, што роспоряжение было вынесено на місци от містных священников, и зато то в их власти отмінити, або потвердити”. В том же 1918 году Баницкий Иван от имени сел околицы ходил до Митрополита Шептицкого и просил його отмінити выше веренне роспоряжение, но без результатно.

1918 г. Римокатолицка пасха была во пят неділь раньше православной. Правда, были и такы священникы униятскых церквей, котры понимали важность и значение старого календаря и правоту прихожан, но боячися свойой церковной власти, тайно давали совіты людям. Так, напримір, покойный протоиерей Др. Михаил Артим позвал к собі на раду Марию Гузий и сказал: “Я буду служити пасхальну службу, а вы свою звычайно постну пойте. Не смотрите на то, што я буду кричати. Надомном власть, и я должен єй слухати, а вы можете єй не слухати. Я буду співати пасхальный канон, а вы свой постный”. Так и было. На третий день католицкой пасхы (2-го апр. 1918 г.) бехеровяне Кокош Анастасия, Гафич Анастазия, Гузий Мария пошли пішком до Пряшева к Епископу Новаку. Они увиділи його радующым и ликующым. Епископ Новак встрітил их со словами: “Христос воскресе”, на што бехеровскы жены отвітили: “Наш ище не воскрес, ище не была жидовска ветхозавітна пасха”. Дальше жены предложили просьбу и требование отмінити роспоряжение о новом календарном стилю.

Епископ страшно удивился, што находятся люде, котры противлятся його роспоряжению. Радость пасхальна у него смінилася на гнів и злобу, и он выгнал бехеровскых жен зо свойой приимной. Приближалася православна Пасха. Каждый зо старунком звідувался єден другого: што ділати? Кто буде пасхы святити? Покойный протоиерей Артим Михаил наново позвал Гузий Марию и сказал: “Я буду служити воскресну службу, вы пойте пасхальну. Я должен слухати свого епископа, а вы необязаны його слухати. Най каждый возме свячену воду и дома най освятит собі пасху”.

Епископ Новак як бы для розбора недорозуміния послал в Бехеров слідственну комиссию. Др. Артим Михаил принюс всі стары книги, из котрых видна была незаконность римскых нововведений календаря и праздников. Розстроеный с спором и упавший духом, прот. Артим в тот же день от розрыва сердца в 1918 г. умер.

Артим, яко коренный маковичанин, котрый там родился и барже ціле житья там прожил, любил всегда говорити лем на свойом маковицком нарічию. Правда, то не любилося аристократам, иззачого он подвергался со стороны тых, котры продали свою национальность розличным издівательствам. На такы издівательства он отвічал: “Будут з мене язык тягати, и так руснаком буду”. Коли началася Перва Світова война, село было под огньом, Артим не уізжат в Відень, або в Будапешт, як то зділали иншы. Он остаєся на місци с населением, штобы переживати с ним всі радости и трудности.

Яка бы Армия приходила в село, считала його, як и каждого другого урядника шпионом. Зато много неприятностей треба было перенести от тых и другых войск.

В своих власных сочинениях:

“Memorandum centennarial memorial erectionis dioecesos Eperjesieusis u Defeusa Memorandi ex Occosione centennarial memerial erektiouis diocecis eperjesieusis Per me editi.

Contra reputaeiones RSSMI DNNI Canonici DRIS Nikolaj Rusznak Ad me Novissime Directas.

Юридичного характера Артим доказал, што як епархиальне так и державне правительство не має так, як то являтся внутренным ділом, самого народа. Правда, в той борьбі он терпіл всякы преслідования.

Його єжедневны мнимы друзья были и инквизиторами. Артим вірил в будуще народа, доказательством являются и його слова: “Послі закончения войны и отстранения висілиц, народ даст свой неожиданный отвіт на тото насилие”. То не любилося тым, котры боялися правды и начинали йому угрожати и вызывали королевского адвоката, штобы он звернул своє внимание на Артима, котрый не може приказати свому языку и не боится жадных грозьб.

Коли Артим видит, што церковны представители также злоупотребляют свойом силом, то он говорит: “Церковь в философическых вопросах также може ошибатися, подобно юридическым и фактическым”. Зато, штобы епископы не злоупотребляли свойом властью, Артим был за то, штобы епископов изберал народ стым, штобы епископ знал, кто його избрал, и кто його господин.

В самы трудны часы не оставил своих прихожан в бою за русску віру, русску азбуку и русске слово. Страшны переслідования тогды переживал русский народ Маковицы, когда на приказ церковных властей жандармы выгоняли народ во время русскых праздников в поле на роботу, а в католицкы “кольбами” згоняли селян с полей в церковь.

Артим встал на защиту русского населения, зато впал жертвом неприятелей. Всьо то разом взяте сильно повлияло на бехеровян. Но на их счастье в тоты часы пала Австро-Венгерска монархия, а с ньом умерли и римокатолицкы страхы и угрозы и преслідования.

Што относится населения, то на основанию переписей село Бехеров составлят слідующу картину своих жителей:

В 1869 736 душ
В 1880 743 душ
В 1890 717 душ
В 1900 732 душ
В 1910 729 душ

————o————

ДОПОЛНЕНИЕ И ПОЯСНЕНИЕ

С датом основания Бехерова може быти ошибка о єдно столітиє, бо як Зборовский Град (Замок) так и Бардийов существовали уж в 13-ом столітию, то нияк не стосує, штобы в том-же самом часі не истновало село Бехеров, котре лем друге от того замку. Бехеров, правдоподобно был с тых німцов, котрых мадьярский король Бела 4-ый послі татарского опустошения в первой половині 13-го столітия, запросил и умістил през ціле словенско от Тренчина по Бардийов, абы заселити пусты просторы. К тому и то, што Бехеров лежит на дорогі с юга на сівер, з Византии до Балтику, але спорити о том не можна, бо неє точнійшых доказов.


————o————

Первый раз русска армия была на Маковици ище в декабрі 1914 року, а в місяци марті — то уж другий раз.


————o————

Єсли ген. Брусилов написал на мості “до свидания”, то в 1914 в том часі русскы войска зашли аж за Клюшов (село за Бардийовом), в Бехерові были 9 дней.


————o————

Пражский-Чешский полк 28-й цілый с офицерами сам здизентеровал с фронта, жителі села Бехеров приглядалися (я тоже), як в ясный день внет по всході солнца провадили в “тыл” цілый полк, лем 2 козакы, єден в переді, а єден зо заду.


————o————

В 1918 году, Д-р. Артим постарался и написал прошение сам до короля Карла 4-го, абы позволил йому освятити пасху своим мирянам (вірникам) по старому календарю. Король написал на мадьярском языку. В листі короля говорилося так: “Хліб можна освящати каждого дня, бо нигде неє указано, абы были избранны дни, в котрых можна або не можна освящати”. Др. Артим о том листі не выявил никому, аж як в пасхальну неділю (по старому стилю) всі бехеровяне принесли пасхы в церковь, и як он мал звычай, начал: “Мои любенькы, мои любенькы, маю про вас велику и радостну новину”. Вынял с под риз (с под пазухы) лист, прочитал, и показал всім, кажучи, же он, Артим, такий “маленький хробачок” а “його величество не згорділ йому дати отвіт, што не секретарка на машинкі, але он сам свойом руком цілу сторону написал”.

С прошением до короля о позволение освятити пасхы в 1918 року Артим выступил явно до борьбы против самоволи єпископа Новака так, што выборол права святкувати по старому календарю, кто собі желає, на што кажда фамилия достала писемны позволения. Єднак, епископ Новак пробувал ище раз пострашити людей и Артима, послал в село “слідственну комиссию”, то было 2-го сентября в 1918 р.

В той комиссии был и тот самый епископский адвокат, котрый подписал сгаданы “позволения”, то Артим йому казал: “На што я раз наплюю, то назад не лижу”, а адвокат казал, же и он не лиже, то на то Артим показал тот папір-позволение с його адвокатскым подписом. О том всьом был веденый диспут, народу осталася лем мала часть с того так, як комиссия засідала в школі при закрытых дверях. Люде, єдны чекали при школі, а другы при фарі. За тот час (от 9 до 1:30) часто, то єден, то двох панков заходило к фарі и до школы. Коли Артим пришол домів, то чекаючым людям заявил; “Єдно уж єм зробили, календарь буде по старому, а ище мам другу роботу, а то — вышмарити Новака с Пряшева, а єсли не зможу, то перейдеме на православие”. Лем о том не знал, же його минуты житья были подрахуваны, покля он был в школі при комиссии. Памятам, што люде говорили, же в той комиссии было згадовано часто имя “Бескид”, другого имени не памятам, и лем йому дуже дивовалися.


————o————

Смерть Артима, як його кухарка заявила, што єдну лыжку стравы прогылтнул, а другу не донюс к устам.... “Удар сердца от радости”, казали єдны, а другы казали: “Панкы заходили чогоси до фары, и здаєся, же кухарка не доглянула горця, в котром варила горох к обіду про Артима”.

(В 1919 року Чехословакия колковала австрийскы грошы, кухарка принесла столько, як 4-5 добрых газдов).

Похорон отправил лем його молодший родный брат зо зятьом и сыном, котрый в тот час был капеляном в австрийской войсковой униформі, ни єден поп ани зо сусідных фар не явился, они “пировали”, же Артим минулся.


————o————

Др. Артим Михаил спадал до категории діятелей Пряшевщины. Його клич был:

Кто с рана пропускає,
Тот под вечер доганяє.

Интересно, што коли в школьном времени поет Попрадов вступил членом в Образовательный Славянский Кружок, то його товариш Артим отнесся к кружку совсім холодно.

Літа минали, мадьяризация усилялася. В обороні карпаторусского народа за його национальны права стоит лем А. Добрянский и Ставровский (Попрадов). Решта интеллигенция поддаєся. Наконец А. Добрянского арестовано и выслано в ссылку, а Попрадов захворіл и помер. Теперь Артим видит, же зробил ошибку, не хотіл помочи, коли было лекше, коли было веце, то теперь бере и тягне сам. Вышло йому як в байкі, с ослом и коньом.

В 1900 року стає депутатом в парламент заступати Маковицку окрестность, котру заступал на два периоды, а на третьом стратил, лем про пару голосов.

При том ище слідує пригадати два выпадкы, котры случилися в 1917 року в селі Бехерові с епископом Новаком. Первый раз в праздник св. Ильи, а другий раз в Воздвижение Ч. Креста.

Коли еп. Новак дознался, што Бехеровяне не хотят святкувати по новому календарю, то почал обвиняти Артима, же то он людей бунтує, або принайменьшом не хоче людям погрозити. Артим, обороняючи себе, запросил епископа, абы пришол на Илью отслужити службу Божу в Бехерові, а же он пойде и отслужит в Бардийові. Епископ вызов принял с охотом. Приіхал на автомобилю с двома клериками. На нижньом концу села выступили с авта, а ишли піше горі селом. Люде всі в роботі, много женщин, несучи граблі на плечах, наумысно крутилися, то на загородах, то на дорозі собі стоят и о дачом говорят, абы епископ их виділ с граблями. Але при церкви было их найвеце. Там были тоты, котры приготовилися сповідати епископа, и высповідали його дуже добрі. Епископ Новак с тым не задоволился, то Артим просит його придти в Бехеров ище раз в праздник Воздвижения Ч. Креста, а же он пойде отслужити в Пряшев, в епископску кафедру. Епископ иде горі селом, а хлопи старикы (молоды были на войні) на дорозі товчут каміня для поправкы дорогы, а где не было хлопа, то товче баба. Епископ до них каже: Люде, бойтеся Бога, што вы робите, та днес таке велике свято, а вы молотами товчете"?

— Ваше преосвященство, за яке свято говорите?

— Та Воздвижение.

А люде отповідали:

— Ваше преосвященство, як то так, та ище лем опредвчером было усікновение главы Йоанна Предтечи, а уж днес Здвига (скорочено Воздвижение). О, є, вы певно думате католицке, так? Та мы, а и Вы, ваше преосвященство — руснакы, а нашы русскы свята о два тыждні позднійше за католицкыма.

И то где лем приостановился, то всядыль доставал подобну отповідь. Веце раз до села не приходил, а думал над иншыми планами — розорити пастыря, то розыйдутся овцы стада.

В 1921 року селяне перешли на православие, лем 9 фамелий остали вірны при униятском священнику, а в 1923-ом православны побудовали малу церковь-каплицу, в котрой и днес отправлятся Литургия кажду 4-ту неділю (фара має три села). Перейти на православие было легко, бо люде были вдохновенны Артимом, а чехословацкы законы к религии инакшы от мадьярскых. Днес там над церквом восточного обряда Рим не має власти.


BecherovEm

Группа єдносельчанов из села Бехеров в Монтреалю, Канада.

————o————

К той истории села Бехеров я написал малый додаток с той причины, што хоц человік, котрый провірил и описал всі документальны события и факты, якы лем мог найти в архивах, але як дошол к борьбі про зміну календаря, а он тогда был ище дуже молоденький, он о той борьбі сам ничого не мог знати, а в архивы го не пустили, так кто йому о том оповідал, то много проминул, або недокладно выложил.

Мы, сынове села Бехерова, теперь граждане Канадскы, дуже а дуже дякуєме тому человіку, нашому єдносельчану, котрый отдал много труда, покаль всьо то переглянул и описал, не лем для нас теперь жиющых, але и для будущых поколіний, бо тот його труд буде сохраненый на долгы часы.

Шкода, што днес там в нашом родном краю, по незнаным нам причинах просты люде, интеллигенция не желают собі абы их имена были показованы за границом. Так бы повісти чогоси боятся, подписатися под таком невинном и чисто научном статьом. Нам то не выглядат на здорове явление. Хоц ту в том календарю ніт имена автора, але в том календарю, котрый буде положеный в наш Музей-Архив оно буде припоєне к його труду.


Василь Брында.



[BACK]