Правды и Справедливости — Д-р. И. С. Шлепецкий

(Статья была послана в редакцию в Пряшев регистровано ище 7-го декабря 1960 года. К сожалінию, пряшевска редакция не считала потребным защитити правду и справедливость и статью до сих пор не опубликовала. Зато мы ради правды и справедливости поміщаме єй в нашом календарі в подлинном виді. — Ред.).

Што Было в Старой Любовні в 1918 Року?

В журналі “Дружно вперед” (Пряшев, 1960, № 6, стр. 28-29) появилася статья Павла Гапака: “Що було в Старій Любовні у 1918 році?” Статья полна извращений и нуждатся в гдекотрых розъяснениях. Ніт у мене найменьшого намірения спорити с автором статьи, котрый до сих пор не написал ничого положительного о родном краю и лем, як когут на чужом смітю”, розгребує прошле родного краю и глядат в нім повод, як бы придертися к чому-нибудь и умалити значение неоспоримых фактов историчного бытия нашых предков и их борьбы за сохранение свойой национальной самобытности. Все же ради правды и справедливости я рішил розъяснити гдекотры для автора упомянутой статьи туманны вопросы в надежді, што редакция журнала “Дружно вперед” не откажеся любезности помістити в ближайшом номері журнала мои розъяснения в подлинном виді, тым больше, што редакция журнала “починає в порядку дискусіі друкувати матеріали до цього питання”.

Павел Гапак в своих статьях вообще проявлят особенну ненависть ко всьому прошлому родного краю. Ніт у него ани найменьшой объєктивности. Он на падат на Духновича, Добрянского и другых лучшых сынов Закарпатья лем за то, што они стойко защищали интересы родного краю в такых условиях, в якых они жили и трудилися, и дійствовали такым способом, який они при данных обстоятельствах находили возможным. Он нападат на Евсеєва, Линтура, Лелекача за то, што они отклонилися от лжеучения венгерскых буржуазных историков, утверждавшых, што Закарпатье не входило в состав древной, Києвской Руси, в тот час, як совітскыми учеными и историками доказано, што в ІХ-ХІІ вв. наш родный край все-же был в составі Києвской Руси (Греков, Евсеев, Геровский, Лелекач). Впрочем, на первом совіщанию культурно -просвітительных роботников, состоявшемся 27-28 февраля 1960 года в Пряшеві, Павел Гапак прямо провокативно заявил: “Закарпатье никогда не принадлежало к Києвской Руси!” Очевидно, он совсім не сознає и не понимат, што своим вредным, ничым необоснованным утверждением он непосредственно поддержує мніние венгерских буржуазных националистов, доказующых, што Венгрия має историчне право на Закарпатье. Он нападат на своих противников лем зато, штобы отбити у них охоту писати вообще. Всі, мол, пишут плохо о нашых ділах, о жизни родного краю и о його судьбі. Только он, Павел Гапак, єдинственный у нас ученый и политик, теоретик и практик без сучка и задоринкы в очах, и горе тому, кто не послухат його! Он нападат на всіх иначемыслящых, не маючи к тому ниякых положительных данных, и называт их “буржуазном интеллигенциом”. Словом, Павел Гапак сідит “за пазухом” у Словацкой Академии Наук и оттуда, “як собака из-за плота”, лає на всіх и на всьо наше прошле и теперішнє, а словацкы и украинскы печатны органы весь тот лай печатают.

Яка же ріжница меже нашом “буржуазном интеллигенциом” и Павлом Гапаком?

Што относится происхождения, то меже Павлом Гапаком и нашом “буржуазном интеллигенциом” ніт ниякой ріжницы. Отец Павла Гапака и отцы нашой “буржуазной интеллигенции” состовляли ядро селянского пролетариата родного краю и “платали дыры” так, як могли. В незавидных условиях они жили дружно и по своим силам защищали интересы родного краю. Но зато больша ріжница меже Павлом Гапаком и нашом “буржуазном интеллигенциом” в их воспитанию.

У нашой “русофільської буржуазної інтелігенції”, котру честь маю представляти — по словам Павла Гапака, не было такых возможностей розвивати свои способности, як у Павла Гапака, котрый за рахунок братиславской стипендии хлипнул венгерской культуры в Будапештском университеті и без труда “вышол в люди”. Наша “русофильская буржуазна интеллигенция” выбивалася вперед в нищенскых условиях, в всякых недостатках, но она старалася быти честном и полезном для родного краю. Вот на глядный примір: Приізжат в Прагу “буржуй из-под соломянной сріхы” без гроша в кишени. День — як в воду кинул. Наступат ночь, а йому ніт где дітися. Иде в парк и занимат ночлег на лавкі. Суєта дня суєт, быстро повалила його в “постель” и он спит твердым сном. Приходит “блюститель порядка”, будит жильца квартиры под открытым небом и опрошує го: “Где ваша квартира?” “Ту”! — спрошеный отвічат “буржуй”. Блюститель порядка понял положение “буржуя” и ... ушол. В слідующу ночь шол дождь. Ночувати пришлося на почекальні. Послі дванадцетой годины, коли обычно освобождают почекальны поміщения для уборкы, повторятся тота же история. Блюститель порядка и ту предоставил “буржую” право на ночлег. Так шли дни и ночы не єдного нашого “буржуя” из под соломиной стріхы”. Не єден глядал ночный приют в пражских храмах, не єден шол по пражскых улицах в розбитых ботинках, словно босиком! Но зато тоты “буржуи”, хлипнул и культуры славянской Прагы, сохранили честь и достоинство человіка, не стали продажном душом, як Ласло Чопей, хлипнул венгерской культуры. Зрештом, судячи по дотеперішньой діятельности Павла Гапака, у него ніт ани най меньшого стремления строити настояще и будуще родного краю на прочных началах прошлого, на началах нашых народных культурных традиций, в тот час, як много нашых “буржуйов из-под соломяной стріхы”, вышедшых из пражскых школ, являются хорошыми строителями світлого будущего нашого народа як тут, в Чехословакии, в родном краю, под Бескидами, на Пряшевщині, так и в Совітском Союзі, в Закарпатской области. То неоспоримый факт!

Павел Гапак в свойой статьи не мог не задіти и православну церковь, котра в долголітной борьбі с агрессиом Ватикана на Восток прошла не єдном инквизициом. Лем зато, што она в борьбі с “унийом” в Закарпатью непрерывно ориентувалася на Восток, Павел Гапак обвинят єй в “царизмі”. Очевидно, он не ровнодушный к покойной “унии”, котра, пользуючися привилегиями господствующих классов, Габсбургов, гортиевцов, и т. п., породила нам немало всякых ренегатов, злійшых врагов не лем родного краю и його прошлого, но и Советского Союза.

Што было в Старой Любовні в 1918 году?

Штобы поняти положение діл и отвітити на тот вопрос, необходимо сділати екскурсию в прошле.

Нашы предкы не раз пробовали избавитися от ига иноплеменников. Та-ж вспомнути лем, сколько было в Закарпатью селянскых восстаний! Та-ж вспомнути лем, який ужас прожили нашы предкы послі подавления селянского восстания в часі Ракоция! Цілы селения в Закарпатью были прямо вырізаны, а тот, кто лем в подозріние впал, што симпатизує с восстанием, подвергалися увечью: выколювали им очы, отрізували рукы, ногы и отправляли в народ на показ. Так тоты ужасы вошли в предание народа и они до сих пор хранятся в устах нашого народа. Впрочом, в 1935 року якым образом усмиряли селянске восстание в Габурі и в Чертежном? Не єден селянин утратил своє здоровье!

И вот, всі тоты ужасы постоянно мали перед очами руководители судьбы нашого народа, вроді И. А. Поливкы, и при всякых начинаниях они думали о том, штобы не погубити народ, штобы не ввести його на уничтожение захватчиками, штобы сохранити його для будущого.

Як извістно, послі роспада Австро-Венгрии Закарпатска область “от Попрада аж до Тисы”, як она в тоты часы опреділялася, была объявлена территориом, на котру не сміли вступити чужы войска, пока не буде рішена єй судьба на мирной конференции. Захватати єй готовилися и венгры, и румыны, и полякы, и чехословакы. По хитрому договору Масарика с Жатковичом, территория меже Попрадом и Ужом, то-єсть, историчны комитаты: Земплин, Шариш и Абауй были захвачены чехословацкыми легионами до рішення мирной конференции. То положение мало немале влияние на розвитие дальшых событий, особенно, на Пряшевщині.

Всенародный съізд в Старой Любовні состоялся 8 ноября 1918 года, то-єсть, до оккупации Старолюбовнянской области чехословацкыми легионами. На съізді был созданый Русский Народный Совіт со всіми полномочиями народа для переговоров о воссоєдинению Закарпатья с Россиом. В тот час, коли состоялся съізд, к Старой Любовні подходили с єдной стороны польскы войска, с другой — чехословацки легионы. Так як чехословацки легионы занимали территорию по приказу Масарика на основании “соглашения” с Жатковичом, польскы войска отступили на свою территорию, и вся территория меже Попрадом и Ужом была занята чехословацкими легионами.

Слідовательно, в Старой Любовні состоялся всенародный съізд в тот час, коли Старолюбовнянска область ище не была занята чужыми войсками, коли представители нашого народа могли ище свободно изъявляти волю народа. Зато то и прозвучало высокоторжественно на старолюбовнянском съізді вікове чаяние народа: “Хочеме к своим єдинокровным братьям!” “Хочеме к єдиной Руси!” “Хочеме к Украині!” В свободной обстановкі всенародного съізда громко произвучало желание народа о воссоєдинению Закарпатья с Украином, то-єсть, с Россиом. Чом-же именно так? Та просто зато, што як для нашых предков, так и для нас Украина была в понятию Богдана Хмельницкого, в понятию “кровного, нерозрывного братства двох славянских народов, русского и украинского, вышедшых из єдиного кореня древнорусской народности” — по словам профессора Н. В. Водовозова. Недармо в народі укоренилися завітны слова Богдана Хмельницкого: “Боже, сохрани, Боже, утверди, штобы мы все навікы єдины были!”

Россия в тот час была объята революциом, для окружающого мира она была “во мглі”, всякы связи прервалися, возникла полна изоляция, но тым не меньше рішение в Старой Любовні было сділане по линии віковой традиции — за воссоєдинение Закарпатья с Россиом. Слідовательно, в Старой Любовні было рішено воссоєдини Закарпатье с новом, революцийном, а не царском Россиом, як злоумышлнно толкує Павел Гапак. Треба мати в виду, што в тот час уже цілы группы воєнноплінных возвращалися домів и росказували о революцийных достижениях в России. Под вплывом того в нашых народных массах возникло так сильне движение за воссоєдинение Закарпатья с революцийном Россиом, што оно заставило идти с народом даже такых врагов революции, як ватиканский агент Невицкий, котрый даже возглавил старолюбовнянский всенародный съізд.

При том слідує отмітити ище и то, што вікова мечта нашого народа о воссоєдинению Закарпатья с Россиом обусловлювалася только єдным фактором: “Хочеме к своим єдинокровным братьям!” Єдинственно то сознание родства тягнуло наш народ к Востоку, к великой Руси, котра впослідствии сплотила навікы Союз нерушимых республик свободных... То тяготіние нашого народа к России слідує россмотрювати только с прогрессивной точкы зріния уж и потому, што реакционны силы тягнули не к Москві або Києву, а к Відню и к Берлину. Представители Закарпатья, вроді И. А. Поливкы, строго осуждали такий подход к ділу. В том отношению дуже характерном была особенно діятельность И. А. Поливкы, котрого поддержувал весь маковицкий селянский пролетарият. Всі тягнули за єдно: “Хочеме к своим єдинокровным братьям!”

Як извістно, старолюбовнянске рішение о воссоєдинению Закарпатья с Россиом было сразу же задушено. Созданный в Старой Любовні Русский Народный Совіт ни раз не сошолся. Яка же была дальша судьба старолюбовнянского рішення?

Чехословацкы легионы скоро заняли всю территорию меже Попрадом и Ужом, и тым актом был введеный на Пряшевщину оккупацийный режим. Розвідчикы оккупацийной власти сразу же заинтересовалися старолюбовнянскым ділом, и началися допросы и угрозы... Сам И. А. Поливка был нісколько раз допрошаный по тому ділу и лем довірие народа спасло його от неприятного исхода. Ирина Невицка только при помощи Відня и вірных прислужников Ватикана спасла свого мужа от исчезнения. То положение являлося причином того, што о старолюбовнянском всенародном съізді не сохранилися ниякы документальны сліды. Всі записы были уничтожены, єсли они, конечно, не хранятся где-нибудь так, як хранилися рукописи А. И Павловича с 1847 года о жизни маковицкого подданого. Сохранилися только приглашения на съізд и то только потому, што они были розосланы по всім уголкам Закарпатья.

Послі оккупации Пряшевщины чехословацкыми легионами уже не можна было и думати о воссоєдинению Закарпатья с Россиом. Мало того. Возникла полна изоляция Пряшева от Ужгорода. Извістно, што представители Пряшевщины не были пущены в Ужгород на перве собрание представителей всіх областных закарпатскых народных совітов, котре состоялося в Ужгороді 8 мая 1919 года. О то постаралися гетманы оккупацийной власти. По их приказанию жандармы задержували желавшых іхати в Ужгород, отправляли на допрос... И только Д. Ф. Вислоцкому, редактору пряшевской народно-просвітительной газеты “Русь”, удалося добратися в Ужгород и єдинственно он представлял на ужгородском собранию Пряшевску Русь, як тогды называли территорию меже Попрадом и Ужом.

Яку же ролю грал в тот час Маковицкий Народный Совіт с И. А. Поливком во главі, котрый розідат жолч у Павла Гапака?

И. А. Поливка уміло занимался и внішкольной молодежью. Созданый ним “Союз Молодежы” в Свиднику (см. “Дукля”, Пряшев, 1959, № 1, стр. 98-100) был навкріз просякненый патриотизмом. Тот молодежный союз был вірном опором діятельности И. А. Поливкы, котра розвернулася особенно послі роспада Австро-Венгрии. Фактично тот “Союз Молодежыы” И. А. Поливка замінил в “красну гвардию Маковицы”, як называли в народі милицию Маковицкого Народного Совіта, Направду, ніт сомніния в том, што Маковицкий Народный Совіт розділял точку зріния старолюбовняского всенародного съізда; його постановление о воссоєдинению Закарпатья с Россиом вошло в программу діятельности того совіта. То мніние было всеобще на южных и на сіверных склонах Карпат. Маковицкий Народный Совіт был связью меже Пряшевом и Флоринком.

Як выше сказано, благородна идея старолюбовнянского всенародного съізда была захватчиками задушена. Но жизнь шла дальше, В новых, оккупацийных условиях начинатся нова тактика. Уж 19 ноября 1918 года в Пряшеві на всенародном съізді был созданый Русский Народный Совіт. На том съізді был изданый манифест, в котром, меже прочым, “требуєся для угророссов в их етнографичных границах:

1. право самоопреділения политичной принадлежности и соотвітствующе демократичным началам национальной свободы и предоставления угро-русскому народу прав, якыми будут пользоватися народы Австро-Венгрии;

2. протестує против чужых угнетений и посягательств на угро-русску землю и

3. требує свойого представительства на мирной конференции” (см. “Прикарпатска Русь”, Львов, № 1 от 25 декабря 1918 года).

При том слідує отмітити, што представители народных масс на съізді россуждали, што закріплением позиций, уведенных в манифесті, будут розрішены и всі социальны вопросы народных масс, требовавшых отміны невыносимых налогов, ликвидацию “коблины и роковины” и т. д. Впрочом, народны массы и “право самоопреділения политичной принадлежности” россмотрювалися так же, як и старолюбовнянске постановление о воссоєдинению Закарпатья с Россиом. “Хочеме к своим єдинокровным братьям!” — продолжалося говорити в народі в отсутствии представителей оккупацийной власти. Єднак, под воздійствием “діятельности” органов оккупацийной власти розвитие дальшых событий на Пряшевщині пошло по иншому пути.

Што же творилося за тот час на другой, сіверной стороні Карпат?

Нашы братья на Лемковщині тоже зараз же послі роспада Австро-Венгрии организовалися, создавали сельскы совіты, областны народны совіты, котры изъявляли волю народа. Тоты совіты тоже высокоторжественно выносили рішення о воссоєдинению Галицкой Лемковщины с Россиом. Уже 5 декабря 1918 года в Флоринкі, Грибовского повіта, в Галиции, состоялся всенародный съізд, на котром присутствовали и представители Закарпатья. На том съізді было провоглашено, што “русский народ, заселяющий область Галичины до Сяна, Дунайца и Попрада, южны склоны Карпат в Венгрии и Буковину на сівер от Серета выражат торжественну свою волю присоєдинитися к общому русскому политичному организму И протестує против своєнияся Поляков и Мадьяр к названным территориям або частям тыж же” (см. “Прикарпатска Русь”, Львов, № 1 от 25 декабря 1918 года) Сходство пряшевского и флоринского постановлений свидітельствує о том, што меже руководителями судьбы нашого народа, вроді И. А. Поливкы, была жива связь.

Як росправилися полякы с инициаторами флоринского всенародного съізда, свидітельствує процесс “Лемковской Республикы”, состоявшийся 10 июня 1921 года в Новом Санчі, на лавкі подсудимых котрого очутилися Д-р Ярослав Ф. Качмарчик, Дмитрий В. Хиляк и Николай Громосяк.

Коли же надежды на воссоєдинение с новом, революцийном Россиом впали, представители Лемковщины рішили воссоєдинитися с єдинокровными братьями Пряшевщины. В тот час в Пряшеві розвернул свою діятельность Русский Народный Совіт. Представители Галицкой Лемковщины присоєдинилися к нему и проголосили його єдинственным представителем населения Великой Лемковщины с центром в Пряшеві. О том свидітельствуют сохранившихся в архиві министерства иностранных діл Чехословакии меморандумы от 24 января и 8 марта 1919 года Чехословацкому правительству, в котрых изъявляєся воля народа о присоєдинению Галицкой Лемковщины к Пряшевщині, то-ест, к Чехословакии.

Як видно, руководители судьбы нашого народа вели корабль жизни нашого народа так, як было возможно. Главном цілью у них было — сохранити и обеспечити жизнь и процвітание свойого народа в такых условиях, в якых он очутился. Принимаючи в вид условия, в якых им приходилося дійствовати, их діятельность слідує россмотрювати, як діятельность прогрессивку. Ніт сомніния в том, што наш народ и його руководители так встрічали бы совітскы войска в 1917-1918 годах, як они встрічали русски войска в 1849 году и в 1914-1915 годах, як они встрічали совітскы войска в 1945 году. Наш народ всегда высокоторжественно хлібом-солью встрічал своих єдинокровных братьев. С ними он хотіл воссоєдинитися и жити в мирі по братскы. Доценты Ужгородского университета В. Неточаев и Н. Лелекач совсім правильно розділяют точку зріния на рішение старолюбовнянского всенародного съізда о воссоєдинению Закарпатья с Украином. Його значение именно в том, што старолюбовнянский съізд первым официально воззвал население Закарпатья к борьбі за воссоєдинение Закарпатья с Россиом.

В связи с тым слідує отмітити, што и діятельность А. В. Духновича, А. И. Добрянского и других треба россмотрювати с прогрессивной точкы зріния. Не будь А. В. Духновича, його кропотливой и безкорыстной роботы на культурно-просвітительном поприщі, не буд його соратников, А. И. Добрянского, И. И. Ваковского, А. И. Павловича, не будь його вірных послідователей, А. Ф. Кралицкого, И. А. Сильвая, А. А. Митрака, Ю. И. Ставровского, Е. А. Фенцика, И. А. Поливкы и других, за Карпатами уже давно не было бы вірных Руси закарпатцов, а были бы л ем ренегаты, злійшы врагы не только Совітского Союза, но и родного краю и його прошлого. О том старала ся бы “уния” и єй ватиканскы сообщникы.

Наконец слідує отмітити ище и то, што поведением Павла Гапака не лем мы возмущены. Оно осуждатся и в Совітском Союзі. Вот што пише львоский ученый В. Р. Ваврик, коли Павел Гапак опубликовал пасквиль на А. И. Добрянского (см. “Дукля”, Пряшев, 1959, № 1, стр. 72-84):

“Най собі Гапак “гапачит” и кряче, сколько угодно, все-же йому не умалити віске значение єдного из самых світлых культурных діятелей Карпатской Руси. Szkoda gadać”

Д-р И. С. Шлепецкий.

Прага.

Август 1960. г.
VillageWinter

[BACK]