Яков ДУДРА
Невдячны Внукы — Яков Дудра
Grateful — Ivan Rusenko, Иван Русенко

Так то быват при старости,
Же каждый ма слабы нервы,
И старый ся часто злостит,
А дакто и без перервы.

Хоц го никто до роботы
До ниякой барз не змушат,
А завсе сут с ним клопоты,
Бо он ледво сам ся рушат.

Дітей навет не забавит,
Бо все стуче и все кашле,
При іджению ся все давит,
Хоц смажене іст на маслі.

Даш му хліба и с молоком,
И поставиш му на столі,
Ище не іл, — позріл оком,
Уж в жолудку корчы, болі.

Все лем кашле и все стуче.
Не выгодно с ним никому,
И то лем єст страта, мука,
Мус го выпхати с дому.

Идте, діду, меже людей,
Не зле ся там преховате,
Нам ся с вами страшно нудит,
Ногы, преці, обі мате.

Але внет ся заберайте,
Не мате, што отвлікати,
Кожушок сой полатайте —
И документ мате взяти.

Идте, идте уж раз от нас,
Не забудьте торбу взяти,
Никто ту не стоит о вас,
Так вам повім — хцете знати.

Та што вы сой задумали,
Мои милы внукы,
Ци бы сте ся не встыдали,
Абы я протягал рукы.

По тот чужий хліб жебраный,
И каждый день ночлег просил?
Я был газда поважаный,
И газдовство я не пропил.

Лем лишил с діти на діти,
И аж внуков ся дочекал:
“Прошу с хижы выходити,
Буде нам ту, як пес, щекал”!

Выбератся дідо с дому,
В очах слезы и наріче:
“Та што кому зле я роблю,
Ту в том домі, человіче?”

Цілує дідо порогы,
Такий, як голуб сивый,
И трясутся под ним ногы,
И выглядат дзяд правдивый.

Но и с села до села
Ходит дідо дост спокойні,
Але му нич не весело,
Нагло чує, же уж по войні.

А по войні ряды новы,
То и зміна при том быват,
И поневіркы дідовы
Ровночасно перерыват.

В новом ряді своя рада,
Кажду стару річь шанує,
Вшитко до порядку складат —
Дом для етарцов будує.

Взяли діда до місточка,
До закладу старцов дому
И скончилася бідочка —
Не заваджат уж никому.

Скончилася судьба оплакана
Для старого діда Ваня,
А разом с ним и хліб жебраный
И по чужых кутах спанья.

И хоц не єст он каліка —
Ряд безплатно го ту ховат,
Єст дост добра ту опіка
И спокойна єст голова.

Кілько хоче, може спати,
Мяса достане с обідом,
И лахы єст кто выпрати,
Не сварится никто с дідом.

Прагнул дідо, и то нераз,
Того житья споконйого,
И дочекался аж тераз
От уряду, от нового.

В домі старцов по обіді
На креселку там при столі
Оповідат, в якой біді
Переживал он даколи.

Девят моргов земли орной
Отдал в ужиток сынови,
Урожайной почвы чорной
И будинок красный, новый.

На старость я достал зато
Стару торбу — “идте с Богом”
И жебрайте зима літо,
Товчте порог за порогом.

Правда, не сын мя вышмарил,
Бо он давно уж не жиє,
Лем внук барз ся не выдарил,
Котрый теперь там газдує.

Як было бы, знам я о том,
Же як бы ряд не людовый,
Вмер бы не єден под плотом,
Старый, бідный, нездоровый.


Лосье, Лемковина 1961.



[BACK]