Ціна Талантов и Народной Культуры

Уж пізно в осени до редакции нашого календаря пришло письмо с Кракова от єдного ученого лемка. В том письмі, меже иншыма народныма справами, он пише так:

“В нашой Польші ище николи не писалося тилько о лемках и лемковской культурі, кілько пишеся теперь, особливо сего року. Теперь, як правительство барже затерло сліды за лемками, и лемкы притихли, то научны кругы польской общественности начали выгребувати их и славити их культуру.


Carvings
Красота оригинальных лемковскых ручных выробов получила першу надгороду на выставкі в Горлицах, на Лемковині, котра там была устроєна в яри 1960 року.

В нас, як Вам напевно відомо, в місяци июлю закрылася парумісячна выставка искусства народных меньшинств. Выставку организовало Министерство Культуры и Штукы (искусства). Отділение лемковской народной штукы на той выставкі отнесло правдиву триумфальну побіду. В теплых словах о богатой и чудесной лемковской штукі пишут найповажнійшы нашы газеты и журналы в Кракові и Варшаві. Ище николи в истории штукы, кругы польской общественности, не мали можности запознатися так докладно и полно о лемковскых творческых талантах и штукі, як сего року. Єсли было бы Вам лемкам в Америкі интересно знати, то я мог бы Вам прислати выдержкы в переводах для Вашого ужитку”.

Уж было поздно для нас достати такы переводы до нашого календаря. Хоц не вшитко, но дуже статей в газетах, а особливо в польскых журналах мы читали и виділи зме множество приведеных репродукций тых творов, много из них в кольорах.


CathChurch
Костел в Рабкі (спадистий дах). В польскых журналах, што раз частійше выражаются великы похвалы высокой штукы лемковского будовництва, но часто и нарікают, што лемкы накидали стиль своих лемковскых церквей польскым костелам, чого свідком може послужити повысила фотография дзвоницы лемковского стиля прибудована к костелу.

Але то не вшитко. О выставках в Польші писали нам нашы передовы люде в Польші, а навет оповідали нам устно такы нашы американскы краяне, котры были в краю на свои вакации и попали на выставку етнографичных групп, заселяющых Польшу. Они принесли зо собом и фотографии из Лемковской выставкы, котры сами брали. Всі они в єден голос признают, што лемковске отділение на віставкі єст найбогатше не лем по числі своих експонатов, но и по их артистичной вартости и оригинальности.

Lemko
С ЕТНОГРАФИЧНОЙ ВЫСТАВКЫ В КРАКОВІ, 1960. — “Лемко”, вытесакый сокиром из дерева різьбарьом-каменярьом Григорием Пецух из Закопаного.

Найбольше интересу о той выставкі возбудили три дівчата из Когус, Н. Й., а то Мария Бойко и сестры Павлина и Анна Кондрат, котры в єдной группі, кромі Польшы, отвиділи 12 европейскых держав. О той свойой подорожи они подали свои заміткы в “Лемко” журналі на английском языку, а теперь приготовляют при помочи Стефана Шкимбы сериальну статью до “Карпатской Руси”. Тоту фотографию, где стоит четверо лемков в народных строях за скриньом. Решту фотографий с выставкы мы перебрали из ріжных журналов и газет выходящых в Польші. Всі они представляют собом захватающий интерес для читателя знающого дашто о лемках, а ище больше для тых, котры перший раз видят або чуют о лемках.

Кромі всіх журналов, котры широко ронзесли вість о лемковской культурі, найважнійшым, єднак, слідує уважати книжечку, издану тым самым комитетом, котрый собрал и уформувал тоту выставку, а то Комитет Етнографичного Музею в Кракові. В той книжечкі сут точно списаны по номерах всі експонаты, а єст их 110, єст опис поясняющий значение, походжение и оригинальность отдільных предметов, котры занимают полных 14 страниц и окончательно из всіх 21 фотографий експонатов шести народных групп девят приурочено лемковскым експонатам.

Couple
С ЕТНОГРАФИЧНОЙ ВЫСТАВКЫ В КРАКОВІ, 1960. — “Лемко”, вытесакый сокиром из дерева різьбарьом-каменярьом Григорием Пецух из Закопаного.

Помимо того, што Комитет Етнографичного Музею так старанно собрал и посвятил много усилий и часу и труда лемковекым предметам талантов и культуры сама книжечка встрітила сильну критику, по причині єй фальивого заглавия. В заглавии книжечкы “Выстава Народной Штукы, жиющых в Польші білоруссов, литвинов, русскых, словаков, украинцов и жидов — дуже подозріло отсутствує имя лемков. Тот фальш бье в очы, скоро человік отворит книжечку и познакомится с єй содержанием. Человік чувствуєсуя обманеным, и даже не зна правдивой причины. То так выглядат, як бы под заглавием библии помістити политичну економию, або показати на соловья и назвати го вороном.

Напротив такого фальшерства писали и скаржилися нам лемкы в Польші в многых до нас письмах. Протест отбился тоже из Совітского Союза. Автор многых книг и журналист проф. В. Р. Ваврик во Львові открыто выступил против такого фальшерства в статьи до газеты “Карпатска Русь”. Он удивлятся, як люде, котры так много потрудилися для устройства выставкы, котрым належится велика подяка, могли допуститися такой неточности и несправедливости относительно лемков.

Мы не наміренны выступати в ничийой обороні, но віриме, што со свойой стороны Мария Волєнска, Мариян Зигмунд и Тадеуш Северин выполнили свою роботу сознательно и щиросердочно. Но заглавие книжкы не было их добровольном ошибком. Они мусіли поддатися диктату политичных приказов, людей, котры мают верх над культурным житьом цілой державы. Но мы зато віриме, што такым фальшом они лем доказали, што хотят укрыти живый народ, но укрыти го, завязати го в темный мішок они не сможут.


Nursemaid
ЕТНОГРАФИЧНА ВЫСТАВКА В КРАКОВІ 1960. Образ Матери-Кормилицы из Верхомлі Великой, пов. Новый Санч, на Лемковині, зділаный на гладко протесакой дошкі. (Высше карбов остало грубо тесане дерево) мальованый лемковскым самоуком, признаный “мастерпийсом”, то єст твором рукы надзвычайного таланта.

Под такий самый диктат, напевно подпали и с поданном числа населения каждой из принявшых участь в выставці народности, бо каждый знає, што выставка являтся не лем средством показания культуряы и талантов, але ровночастно и информацийными данными о отдільной народности. То єст дуже важна ціль выставки, и тым не можна собі легковажити. Но высше упомянутым особам и так належится подяка от лемков, бо тым они открыли очы широкому населению свойой державы о лемках, о котрых не хотіли ани говорити, ани писати. Теперь всі говорят и пишут. Писаня идут по державі и поза границу.

Candelabra
С ЕТНОГРАФИЧНОЙ ВЫСТАВКЫ В КРАКОВІ, 1960. — Шестигранный подсвічник, котрого оригинальность різьбы признана лемковскым різьбарям.

В выставкі в Кракові были собраны ріжны виды и формы талантливых лемков, котры завершили дашто для культуры, котры штоси створили на свою руку, ведлук свого уподобания. Кромі великодных писанок в комнатах лемковского отділения вы могли видіти деревяны штукы и выробы, красоту деревяного будовництва, котре особливо выражалося в будові особливого характера лемковскых церквей, женскых ручных робот, вышивок, гафтуваня, гачкуваня, лемковску мужеску и женску ношу ріжных сел, господарскы и домовы знаряды, малюнкы и різьбу, так стародавну, як и теперішню.

Лемковска выставка в Кракові тішилася великом популярностьом, бо в ню внесли образы крыницкого маляря Никифора Дровняка, на котры люде смотрятся, як на штоси с иншого світа, за што и Никифор стал славным и посберал многы дипломы и медали до свого капелюха. Другым такым дивным с своим твором начинат быти молодый Григорий Педух, котрый иде слідами незрозумілого искусства Никифора по линии рисунков и різьбы. И його деревина и камінна штука нашла собі місце на выставки Його творы можеме видіти в вытесаном сокыром из дерева “Лемка” и “Лемкини” в перетягнутом виді, и др.

Friday
С ЕТНОГР. ВЫСТАВКЫ В КРАКОВІ 1960. — Пятница Параскева из Завадкы, то другий с ряду в ціні незаменимый примірник талантливых маляров, котрых имена днеска никому уж неизвісшы.

На выставці были модели лемковскых церквей, котры теперь подивляют, яко особливо высокоцінны памятникы будовництва сокиры и рук тесльов лемков. В упомянутой книгі упоминатся, што даже тогды, коли для лемков выполняли роботу при будові, шитью народного убора, чужы майстры, то и они мусіли выполняти свои роботы по строгым вымаганьом лемков, согласно до их смаку и уподобания. Но в другых изданиях польскых журналов находиме жалобу, што лемковскы майстры, котрых нанимали полякы до будовы костелов надавали костелам вид своих лемковскых церквей, иншыми словави свойом теслярском и будовничом сокиром поширяли вплывы свойой культуры на поляков. Полякы такым майстрам не возражали, бо робота направду выходила из под их рук заворожительно красива. Такы костелы с великыма банями находят по польскых селах в сусідстві лемков, як и тота в Рабкі, Ропі коло Лосі и Білянкы и десяткы другых.


CandleHolder
ЕТНОГРАФИЧНА ВЫСТАВКА В КРАКОВІ 1960. Фантастичной красоты подсвідчник. Выглядат больше на діло буйной природы, як на твор людскых рук.

О старинной різьбі и малярстві, котре лемкы головно творили в своих церквах можна повісти то само. На выставку принесено пару старовічных образов выконаных незнаныма лемками самоуками. Образ св. Параскевы-Пятницы из церкви в Завадкі и образ Матери Кормилицы цз церкви в Верхомлі Великой признаны выключными “майстерписами”. Матер Кормилица зрисувана на простой покарбованой дошкі. Образы, котры тыраются по лемковскых церквах, як Укрижованый, Бичованый Христос, Николай Чудотворец, св. Георгий, Страшный Суд и др., переходят всяку штуку и фантазию днешных дней, што свідчит о многых и великых талантах лемков, котрых имена никому днеска не відомы. В різьбі лемкы тоже не уступали никому с дорогы, о чом може свідчити хоц бы тот буйной фантазии подсвічник, вырізьбленый в дивной формі, и то так, як бы сама природа його позагинала и покоружила.

Мария Волєнска в свойой статьи, звертатся до лемков-артистов, котры кончат артистичны школы по великых польскых містах, и просит их, штобы при наберанию наукы они николи не забывали традиции своих лемков, а штобы они в народной культурі розвивали свои таланты, што лемковска культура, то штоси задушевне, штоси прекрасне. Мы віриме, што тоты молоды артисты рисовщикы, маляре, каменяре, різьбаре підут за тым голосом. Най тота выставка буде для них добрым приміром, што коли они будут розвивати нове творчество в духі прадідной лемковской культуры, то их успіх и признание світом будут обеспечены.

Eastern
Наочны свідкы лемковской еткографичной выставкы в Кракові в Польші минувшого літа. То сут американскы дівчата лемковского роду Павлина и Анна Кундрат и Мария Бойко, из Когус, Н. Й., котры были на визит в Европі. Они зробили из ней фотографии и помістили допись в журналі “Лемко” за місяцы Сентябрь и Октябрь 1960 г.

Но кромі выставкы в Кракові отбывалася в меньшом розмірі выставка в Горлицях. Она только што закончилася перед открытием Краковской Етнографичной Выставкы. На той выставкі лемкы тоже того повіта приняли активну участь своим рукодільным творчеством. Жены околичных сел принесли писанкы свойой артистичной роботы, а мужчины свои деревяны выробы. И женщины и мужчины получили першы надгороды за красоту своих робот. За выроб пищалок получил надгороду ліщинян, а за ручного выробу деревяных забавок получил надгороду Василь Бодак из Пстружного. Яка то красота, то можна судити из поміщеных ту його “Куркы” рухомой и музыкальной забавкы и різьбленых слоиков, придатных кравчиням в роботі.

FolkCostumes
С ЕТН. ВЫСТАВКЫ В КРАКОВІ, 1960. — Лялькы, убраны в стародавный лемковский строй. На переді скриня (лада) богато в різьбу и многокольоров розмалювана лемковскыми малярами різьбарями.

С пошаном народного творчества, як видно, то лем мы в Америкі стоиме позаду. Меже нами на емиграции были и ище сут люде великого дарования до творчества всіх видов искусства. Сут меже нами маляре, різьбаре, столяре, будовничы, всякого рода ручны майстры. Но о них никто не зна, так, як бы их меже нами не было. Такы нашы майстры дуже мало выходят меже людей. Они так влюблены в свой талант, што отказуют собі всякых веселостей и розрывок. Скоро окончат роботу, котра дає им хліб, спішат домів и часто не ждут ани на вечерю, лем сідают в свойом гараджу, або пивници и берутся докончити зачату роботу. Нераз такы предметы заберают не тыждні, а цілы місяцы роботы. Но они от ней николи не страплены, николи не завнуваны. Тота трудна, и невозможна для другого робота, для них являтся забавком. Но их тоты выробы, их творческий труд мало кто видит, и мало кто о них знає. Ширшого поза свой дом місця выставкы они не мают. И так часто со смертьом даровитого человіка, отдавшого ціле своє житья культурному творчеству оно померат с ним. Єсли их діти не подбают сохранити таку памятку по свойом талантливом родичу, то чужы, котры слідовательно придут в дом, николи того не пошануют.


Eggs
Великодны писанкы розмальованы в роспискі и покраскі талантливых рук лемковскых женщин, котры находилися барже в каждой лемковской хижі. Фотография Михаила Дужого.

От часу покупкы Лемко-Парка мы начали носитися с организациом, хоц бы лем в єдной из його комнат музея, где мы могли бы зложити нашых людей талантливы дарования для вічной памятны.


Eagle
“Орел” — деревина різьба Андрея Сухорского, переселенця из села Вилькы на Лемковщині в Совітскй Союз.

Во том напрямі на ділі было ище барз мало зроблено. Перед великодньом была устроєна в Лемко-Парку выставка писанок. Єсли взяти под увагу, што в той выставкі приняло участь девят жен, єдна жена вышиваными обрусами, а єй муж с деревяными выробами, то уж тым был даный ладный, но неорганизованны початок. Выставка отбылася лем на газетный призыв, но комитета до той выставкы ище не было организавно. Кольоровы фотографии были сняты из писанок и выробов, но они не надаются до техникы нашой печати. Писанкы и деревяны птиці, минатуры домвого знарядя остало в Лемко-Парку под надзором Петра Сокола, но без комитетской опікы. Кромі того из Кливланду прислал Васко Слюсарчик (Мохначка) дротяне корытья, а Григорий Крестинич (Высова) вышивку свойой жены Варвары. Антон Цисляк (Устье Русске) зробил колесову кудель с прядущом лемканьом. Немного того ище єст, но початок зробленый.

Но штобы идея музея не кончилася с днем його заложения, мушено зыйтися тым передовым людям, котры розуміют значение такого предприятия и выбрати с помеже себе комитет и каждому члену комитета роспреділити припоручения, выдати одозву и музей начне оформлятися, приходити на своє місце.


NoiseMaker
Рухома и музыкальна діточа забавка роботы Василя Бодака из Пстружного, належит до експонатов першой надгороды на выставкі в Горлицях в 1960 р.

Дату на основание музея наша редакция предложила бы в часі около нового року так, што коли уж начнут собератися талантливы жены и мужчины для выставкы своих артистичных выробов перед великодньом, штобы он уж уміло знал выкорыстати цілу выставку на розвой и укріпление нашого першого народного музея на емиграции.

Коли в тот музей буде уж внесено много експонатов так даровитых рук старшой емиграции, як и нашого молодого поколіния, тогды буде можна издати книжку с фотографиями всіх експонатов и с объясненим, кто и як то зробил и саме значение експонатов. Такы книжкы можут быти изданы на лемковском и английском языках, и они станут великым интересом и информацийным жерелом для читающой публикы, якыми звычайно сут издания всіх выставок и музейных институтов.




[BACK]