Никифор Дровняк

Выстарчит вам назвати имя Никифора и каждый человік, старик и дітина в Польші знає, о ком говорите. Всі зараз знают, же говорите о Никифорі Дровняку, славном лемковском малярю-самоучкі из Крыниці. Выстарчит вам показати, где небудь кусник його малюнка, як вшиткы скажут, што то робота Никифора...

Никифор Дровняк
Никифор Дровняк

И так, фигура на половину глухого, с трудном вымовом лемка, сына бідной служниці, а радше глухонімой жебрачкы, взросла быстро, як блискавица, полетіла, як спутник. Он вошол в сердця и мысли народа, як легендарна поезия, бо його талант и єсть поезиом в артистичном світі.

Близко 60 літ тырался Никифор помеже гуляющы тлумы богатых курортников, котры сезонами сходилися в Крыницу барже из всіх закутков світа. Никто не пошпотался на Никифорі, котрый от вчас рана выходил из свойой пивниці, сідал на мурку коло дорогы, послинюючи пенсель, малювал дивны фигуры святых с парасолями, небывалы структуры будов, храмов и городов. Никому не были потребны непонятны малюнкы на папериках, оправках, урывках из газет, на пуделечках от сірников.

Проходяще мимо паньство нераз гурмом обступляло го посмотріти на роботу, посміялися над ним, пожартували и отходили. В своих жартах и насмішках назвали го Матейком, величайшым польскым артистом минувшого столітия. Правдивого призвиска и так не знали. И сам Никифор того непевный. Йому не был кто повісти, бо мама не говорила совсім, няня не знал. Напевно лем люде крыничане, котры знали його маму, повіли му што пишеся Дровняк.

Образ роботы Никифора на выставкі в Вроцлаві в 1958 р. занял передове признание.

Аж в остатных десятьох роках, коли Никифор склонился к свойой старости, перестрадал голод, холод и поштуркуванья, судьба так загадочно повернулася, як загадочным остаются його малюнкы и он сам. Много о ньом было уж сказано и написано, но все ище замало знают за нього, все ище не добралися до середины, абы пояснити силу його таланту и способностей, чого он такым єсть. Никифор, котрого знали лем крыничане, стал славным на всю Польшу, а навет крочыл свойом славом поза єй границі и цашол собі місце в артистичных галлереях Лондона, Парижа и Риму.

Ніт хибаль в Польші газеты, або журнала, котры не писали бы за Никифора, котры не поміщали бы його рисунков. За каждый раз, коли Никифор возме участь в даякой выставкі, то уж всі газеты и журналы напишут о том дивном, безмовном Никифорі. В хроникі в театрах, тоже показуют го с його рисунками и доказуют, што Никифор “бодай же наславнійший маляр Польшы”.

И не диво, не грамотный, не бесідливый, “незакорнорожденный” бідак, николи не видівший студия, не знавший, што то значит освічена и огріта комната, получил признание высокых критиков арту в культурных центрах світа.


БИОГРАФИЯ НИКИФОРА

Мати Никифора Евдоха была глухонімом жебрачком, непридатном до жадной службы. Жила она в нижньой Крыници селі. Отцом йому был выпадковый мужчина, котрого, быти може, сама Евдоха лем раз в житью встрітила. Великий тягар послі той встрічы упал на рукы бідной Евдохы, котрой треба было кормити и ховати малого Никифора, опікуватися ним. Не могла научити го бесідувати, бо сама не бесідувала. Не было кому заопікуватися Никифором и дати му даякий притулок. О школі уж ніт, што вспоминати. Не ходил да школы, не зна читати, ани писати, а природа одарила го быти великым и дивным артистом.

Штуком малярства Никифор перенялся, коли раз на отпусті в Крыници стратился мамі и за людьми зашол в церковь, где увиділ добрых артистов чудесны мальованя, прекрасну різьбу иконостаса и алтаря, и где в тот час совершался чин служы Божой, совершаный парудесять священниками. Штобы запечалити на вікы тот чудесный, не понятный и фантастичный для нього світ, Никифор начал малювати. Але он малювал уж не согласно того, як святы были описаны в книгах. Он представил собі, што ище дивнійшы святы существуют, то их малювал, но согласно його понятию святы мусіли озератися на земны потребы, то штобы охоронитися им, напримір, от дожджу, носили парасоли, іздили по модерному в автомобилях и т. п. Лем тых отмалюваных святых познате, но тых, котрых придумал сам Никифор, не познате. Такых святых называют Никифоровыма святыма.


Krinitsa
Крыница город. Общий вид на лемковску здравницу.

С дітиньства, як и його мати Евдоха, Никифор провадил своє житья жебрачо, но задармо хліба не хотіл істи. Он ходил от газды до газды, малювал, што пришло до головы, и зато газда дал му істи, кинул даяку приодіву, переночувал. Літом ишол к здройовиску, где было полно паньства. Они цєкавилися ним, кидали му по грошу до мисятка, в котром Никифор выставлял надпись “я сирота”, хоц уж до 60 літ му доходило.

Трудно представити собі, як Никифор пережил Першу и Другу світовы войны. Єдно певне, же добрых часов для него не было, Говорят, што до 1945 року он жил в крыницкого дьяка Гриняка. Но тот вышол на переселение до Совітского Союза и Никифор остался сам, майже без лемков, бо велике большинство крыничанов вышли разом с Гриняком. Но в 1947 року Никифора, разом с другыми лемками польске правительство на силу жене на запад до Щецина, яко страшно “небезпечного” для судьбы польской державы. Но на ярь, крыючися поза дерева, Никифор піше вернулся в Крыницу. На три заводы правительство высылало го на запад, но за каждый раз Никифор вертался в свою Крыницу, сідал на мурику при улици Пулаского, роскладал свои фарбы и начинал малювати природу Крыницкой околицы, домы, церкви и святых. На выгнаню Никифор совсім перестал малювати, так, як бы жадным малярьом не был.

У Никифора ніт метрикы, ани жадного другого легального документа, кромі недавно выданного му президиом городской Народной Рады, што Никифор має поверх 60 літ, прозывают го Матейком, и што єсть сыном глухонімой женщины незнаного назвиска, а уродился в Крыници, повіт Новый Сач в 1895 року.

KriniChurch
Вступ до громадной девятиколонной лемковской церкви в Крыниці селі.

Но прозывка славного польского артисты Матейка йому теперь не потребна. За його власны труды он прославил своє власне имя Никифор, котре безперерывно росне и росне. Никифор научился познавати гдекотры буквы. Общество Польскых Артистов было приняло го в свой союз, но по причині слабограмотности скоро выключило го из свого союза. Того событие было для Никифора ровнодушным. Могли держати го в Союзі, а могли го выкинути.

Никифор з легка покулює, любит ходити в вытертом до блищача убраню в помнятом капелюху. Живится булками и цукерками, звычайно ість, не отрываючися от роботы. Водит коло себе собачку. Чує, як она гавкат. От звука єй гавканья он назвал єй “Гавка”.


ТРУДЫ НИКИФОРА

О трудах Никифора можна судити лем с того, што появятся в прессі. Перша статья о його трудах появилася в журналі “Аркада” под заглавием “Маляре Наивного Реализму в Польші”, котру написал Ержи Вулф, перед войном в 1938 року. По войні першу долгу статью о Никифорі напечатал краковский “Денник Литерацкий” в 1948 року. Потом начали появлятися статьи в “Пршекрою”, присыланы Гальчинскым с Крыницы. Обща оцінка його трудов была поміщена в каталогу II Фестивалю в Шопоті, 1949 року. В том каталогу выименованы сто ріжных малюнков Никифора, а “Польска Штука Людова” в том самом року присвятила Никифору цілый зошит.

Никифору было устроєно пять выстав. Перша в 1948 року в Варшавском Звьоннску Пластиков, на Краковской Выставі Пластиков аматоров и потом в Шопоті на фестивалю в 1956 р. и знова в том самом року в Варшаві и с Польском Выставком в Лондоні. В 1957 року на выставкі в Римі был надгородженый медальом признательности.

В 1957 року уж вся польска пресса — газеты и журналы поміщали статьи своих вланых корреспондентов, котрых специально высылали в Крыницу для интервью с Никифором. Лем в єдном выпадку, так далеко, як нам відомо, и то певно не хотячи, было сказано, што Никифор єсть лемко и был с ними разом выселеный с Крыницы. Обширно открыли свои страницы для Никифора “По просту”, “Панорама”, “Сім дней в Польші”, кольоровый и иллюстрованый журнал на английском языку “Поланд” и ряд другых. Множество фотографий самого артисты и репродукций його творов было поміщено во всіх изданиях при статьях о нем.

В 1957 року выходит в Кракові специальна книжка под заглавием “Никифор”, где на 124 страницах описане значение трудов Никифора. Книжку написал Андрей Банах, с 17 колоровыми репродукциями и 32 єдноколоровыи репродукциями образов Никифора, под Литературным издательством. В 1958 року в Варшаві готовилася ище обширнійша книга о трудах Никифора.

В минувшом 1958 року уж цілый ряд выстав был устроєный в Польші, в котрых почетне місце занимал Никифор зо своима трудами. В Дипломі, котру Никифор получил с выставкы в Римі в 1958 року, и котра в кольорах была показана в “Пршекрою”, коротко отмічено: “Никифору за деликатну поезию и оживляюще наивне малярство”. Єден из лучшых польскых поетов написал поему а честь Никифора под заглавием “В краині Никифора”. Под краином он розуміє тот дивный фантастичный світ, який жиє лем в творах Никифора.

Тепло озыватся о Никифорі и выходяща в Варшаві газета “Русский Голос”. В літі минувшего року она помістила новость о выставкі, в котрой Никифор брал участие:

“Замічательный лемковский художник на выставкі в Кнопке Ле-зете.

В неділю 29 июня с. р. в Кнокке Ле-зетте отбылося торжественне открытие выставкы народной живописи. От польской Народной Республикы выступат в ней замічательный художник-самоучка, лемковский народный живописец, извістный под именем Никифора. Кромі него выставил свои роботы также польский художник-любитель фантастикы и колористикы — Оценко.

Живопись Никифора, то чисто народне по діткы восприятие окружающого світа, церковок, родной Лемковщины, видов Карпатскых гор, фантастичных храмов с традицийными куполами старорусского многоглавия. Примитивизм його творчества можна поровнати с примитивом (простотом) Києвскых рисунков пятнадцетого и шиснадцетого віков”.


Stroller
Вчас рано, в плюту, ци погодный день,
Никифор Дровняк покулюючи, спішит до міста на мурок до свого занятия.


О Никифорі постоянно ище пишут польскы газеты, поміщают його фотографии, його рисункы, о котрых не можут набесідуватися. О Никофорі дальше говорят, пишут, аргументуют. Для простых, а ище больше для ученых людей он загадочна сказка, дивна поезия. Його малюнкы так и называют — поезиом. Тым своим дивом, як бы го не называли, он будит, оживлят и свіжит культурне творчество цілого краю.

Тот бідный немова-лемко останеся загадочном особом в поколіниях іка далекы вікы. Но в теперішный момент он символизує. свойом особом ціле наше лемковске племя, котре бідне, безмовне и никым не уважане, а в котром крыєся велика любовь к свому родному краю, котрой посторонны им люде не можут, або и не хотят порозуміти.




[BACK]