Гандляре и Мясаре (Картина из недавной минувшины) — Н. Горбаль, Бортне

У нас на Лемковщині в старых, передвоєнных часах не было индустрии, ани великой торговли, но были свои славны гандляре худобом, о котрых знала вся Лемковщина от Нового Торгу до Буківска и Лютовиск. Бывало, такий гандляр на одном тилько ярмаку потрафил купити и от рукы продати кілька штук ялового статку и ружного рода коров.

Але то знали хвалити и нагваряти! Купил даяку худобу, може и десять минут не минуло, и схватил простого хлопа зо села, то бьеся пястуком в груди, як в бубен, присігат на вшиткы святости, же он корову от телятка выховал и, же єсть властиво тювна, то ани до буяка не треба больше водити.

Раз на ярмаку в Горлицях я был свідком такой сцены:

Одному гандляру трафилося купити дуже таньо полторарочного быцка. Заледво перепровадил його на другий конец торговиска, а там якийси хлопина иде. Гандляр зараз познал, же тот глядат ялівкы.

— Вы, няню, за ялівком позерате? — говорит гандляр.

— Та смотрю, може бы-м купил.... Жена казала, што як недорого найду....

Гандляр ани не дал му докончити слово, лем показує на свого быцка и кричит:

— Та вот ту мате! Такой штукы, няню, на цілом ярмаку не найдете. Найменьшого ганчу нема, бо я єй от цицкы выховал. Не продал бы-м єй за жадну ціну, але грошы мі потрібны на погріб мамы.... Дайте руку — згодимеся!

Хлопина хвильку затримался, позріл на быцка и каже:

— Коли я бы хотіл купити ялівку....

— Тювной глядате? — перервал му гандляр. — Та власно моя як сам раз для вас, пятый місяц юж тювна: 14 червня допроваджал єм єй до расового бугая, внет теля, буде под верхом.

Хлопина смотрит недовірчиво, то на гандляра, то на быцка.

— Тювна, як бога прагну, бо от того часу ся не вертала! — кричит гандляр и бье ся в груди пястуком, аж по торговиску дуднит.

Хлопина посмотріл острійше на гандляра, подышол до быцка, двигнул му хвіст в гору и плюнул в сторону гандляра:

— Тьфу, псякровь! Або ты цілком глупый, або мене хочеш на дудка выстричи....

И отышол собі скоро, лем му чуга по пятах зашелестіла.

В близком родстві с гандлярами были мясаре-різникы. У них бріхы, підгорлята выростали великы, а и за карком было на што посмотріти. Убраны, як офицеры, и грубы цигары або итальянске “верджино” курили. Коли господарь привюз нерогатину на торговицу, то такий мясар навет руком не обзерал, лем “шпицомбутом” порушал и господаря обертал на сміх за його працу.

Так было в недавных часах, бо за нашой памяти. Але теперь минуло ся таке циганство. Мясаре потоньшали, бріхы мают уж нормальны, за карком, обернулося на вату, а и підгорля ся скорчило. Гандляре, котры с руком на сердци вмовляли в людей, же быцкы суть тювными ялівками, — пошли до иншой роботы.

Коли в минувшу войну совітскы войска переходили через наше село, один солдат, гдеси от Москвы родом, сказал: “Всі должны работать, а не комбиновать”.

И на то пришло. Наша держава взялася серьозно за тоту справу и “комбинаторов” строго карає. Теперь не треба быцка або ялівку на ярмак гнати, бо надвышку от продуцента купує держава и платит отповідны ціны, а при доброй штукі приходит ище премия. На каждом пункті скупу єсть вывішена тарифа, то господарь зараз видит, скілько отримат за килограмм жиой вагы. И выплата иде зараз на руку, а при том єсть честна обслуга.

Н. Горбаль,
Бортне, п. Горлицы.


MerchantandButcherImage

[BACK]