Послівоєнне Десятилітие в Лемко-Союзі — Стефан Геренчак

24—26 декабря 1955 р. в Карпаторусском Ам. Центрі в г. Юнкерс, Н. Й., отбылся 18-ый головный съізд нашой народной организации: Лемко-Союза в США и Канаді. На том съізді наша организация закончила перве десятилітие свойой діятельности и свого существования послі 2-ой світовой войны, котра была найстрашнійшом, найбольше кровопролитном в истории человічества.


18thConvention
Делегаты XVIII Головного Съізда Л. С. 24-26 декабря 1955 р. в городі Юнкерс, Н. Й.

Друга світова война принесла огромны зміны в жизни и ділах всіх народов, а даже и в жизни каждого человіка на землі. Ци мы то сознаєме ясно ци ніт, но світ змінился так далеко, же от закончения 2-ой світовой войны на землі начинатся направду нова исторична епоха. В той войні человік открыл способы освобождения атомной енергии. А то єсть така сила, што она може подняти человічество на небывалу высоту, єсли буде розумно застосувана для добра людей, но с другой стороны, она може знищити коротко, быстро и окончательно всю жизнь на землі, єсли попаде в рукы нерозумных и легкомысных людей.

Лемко-Союз существує як чартерованна организация от 1 августа 1931 року. Так взявши под увагу тоты переломовы зміны, якы принесла в жизни людей 2-а світова война, мы можеме и историю нашой организации розділити на два периоды: предвоєнный и повоєнный.

До предвоєнного периода треба включити и рокы войны. Так тот период охватит діятельность Лемко-Союза от його початков аж до 12-го головного съізда, котрый отбылся 23-24 декабря 1945 року, т. е. зараз послі войны. А 2-ий период начался от 12-го головного съізда и тягнеся до нашых дней. В 1957 року мине 26 літ от основания Л. С., из того на предвоєнный период приде 14 літ, а на повоєнный 12.

В финансовом отношении наша организация за цілый первый период свого существования стояла слабо. Мы мали свою типографию, в котрой печатались газета “Лемко”, а позже “Карпатска Русь”, Календари, брошюры и книжкы на свойом народном языку, но машины в той типографии были стары, а готовых фондов было мало. Так и издательска робота не была материально обеспечена. В финансовом справоздании менаджера типографии Л. С. на XII Головном Съізді 23-24 декабря 1945 р. были поданы такы цифры фондов:

В кассі:


Оборотный Фонд 2,062.93
Политичный Фонд 90.84
Народный Фонд 543.81
Депозит на Почті 30.00

Всей готовкы 2,727.58

На пожичках в К. Р. Ам. Центрі:


Оборотного Фонда 10,043.20
Народного Фонда 2,000.00
Желізного Фонда 3,560.05

Всего 15,603.25

Так финансово наша организация при концу того первого периода свого существования стояла дуже слабо. На руках готовкы не было ани 3 тысяч долларов, а 15 тысяч было завязано на пожичках в Народной Будові Карпаторусского Центра. В воєнном часі доходы Карпаторусского Центра были слабы, то он не мог сплатити пожичкы. Штобы помочи Центру, то Л. С. дал майже всі свои готовы грошы на Народну Будову и так вычерпал всі свои фонды, котры и так не были великы, бо всего разом лем около 18 тысяч.

В послівоєнном периоді финансова ситуация як Л. С., так и Карпаторусского Центра, поправилась. За перве десятилітие послі войны Карпаторусский Центр выплатил всі пожичкы на Народной Будові. А фонды Л. С. увеличились больше як в 3 разы. Финансове справоздание менажера типографии Л. С. на XVIII Головном Съізді Л; С. 23-26 декабря 1955 року показало таку картину:


Оборотного Фонда 46.084.79
Народного Фонда 6.724.19
Школьный Фонд 5.968.96

Всего 58.777.94

Но политичны обставины в том послівоєнном периоді были дуже тяжкы для нашой организации. Не раз выглядало так, щто с огляду на неблагоприятну политичну ситуацию тут в нашой крайні, в США, и на переворот в старом краю Лемко-Союз не сможе продержатися. Одны говорили, што Лемковщины уж ніт, то и Лемко-Союз стратил подставу свого существования. Другы боялись той дикой нагонкы на прогрессивны организации, яка велась тут в Америкі послі 2-ой світовой войны, то лишали нашу организацию, кидали газету и отсувались цілком в сторону от народной роботы.

У нас в старом краю зараз по войні было проведено массове переселение лемков на Совітску Украину. То было предпринято во имя укріпления новой совітско-польской дружбы и вічного, нерушимого союза меже обома державами. Поляков переселяли с тых территорий, котры остались в Советском Союзі, а русскых, белоруссов, украинцев, включаючи и лемков, переселяли со старых русскых земель, котры Сталин признал новой народной Польші. В совітскых газетах писали, што мудра политика Сталина путем такой выміны населения устранит раз на все польско-русску национальну вражду и приведе к правдивой братской дружбі меже Совітскым Союзом и новом Польшом. Но были люде, котры смотріли на то цілком иначе: они предсказували, што переселение большых масс людей по национальному признаку приведе там не к устранению старой национальной вражды, а к заострению єй; и не к укріпленню братского сотрудництва меже Совітскым Союзом и новом Польшом, а скорше к отчуждению тых краин.

Стефан Геренчак, Stefan Harenchak
Стефан Геренчак — 9-ый Гол. Предсідатель Л. С., избранный на XVIII Головном Съізді 26 декабря 1955 в городі Юнкерс, Н. Й.

Тіневы стороны той политикы начали показуватися зараз, як тилько стали проводити єй в житья. Урядникы в комиссиях по переселению дуже скоро и легко переходили от добровольного переселения до примусового выкидуванья селян со старых насидженных земель. А же людей выкидували по национальному признаку, то вся тота процедура розъярювала национальну ненависть. Коли люде по селах виділи, што добровольне переселение принимат на практикі характер примусового, то они кинулись сами помагати тому: так украинцы начали выганяти силом польскых жителей из сел на Совітской Украині, а полякы в Польші обернулися с ненавистьом ко всім, кто не признавался до польской народности або римо-католицкой віры. Потом дальше началась и різня. У нас на Лемковщині тота дика политика с насильным переселением подготовила терен для выступления украинскых фашистскых банд, а, наконец, привела к примусовому выселению остатков нашых людей с Лемковщины на западны польскы земли и роспорошенью их по польскых селах в ціли полной денационализации.

Мы можеме представити собі, што цілком иначе выглядала бы ситуация там в старом краю, єсли бы зараз послі освобождения от гитлеровской оккупации там оперли политику меже славянскими народами и державами на принципах славянского братства и солидарности славянскых народов. Тогды не потребно бы было забивати собі голову обміном населения, выділением национальных групп, бо выстарчило бы проголосити коротко, што всі славяне суть братья и, як члены славянской родины, мают право жити, где лем хотят, в славянскых краинах, приміняючись к обставинам того місця, где кто находится. В первы рокы послі войны то было легко провести. Полякы могли остатися в Западной Украині под совітскым законом и мати свои польскы школы в каждой місцевости, где бы их нашлось достаточне число. То само русскы, украинцы могли бы остатися под польскым законом и мати таку саму свободу и такы самы права. Така политика сближала бы славянскы народы, а не розъєдиняла их. Несчастье было в том, што в тых часах в Совітском Союзі Сталин рішал самовольно всі діла, даже такы, в котрых совсім слабо розберался.

Тоты послівоєнны события в старом краю поставили в надзвычай трудне положение и наш Лемко-Союз в Америкі. Наша организация все голосила идеи славянского братства и учила своих членов относитися с симпатиом к социалистичной революции в России, а тут славянскы братья и социалисты доконали такого насильства над нашым народом, на яке не отважилась николи перед тым самовольна польска шляхта ани австрийскы цисари. Всі попы и стары патриоты, котры все выступали заіло против Лемко-Союза, теперь подняли бішену агитацию против нас. Были выпущены специальны летучкы с изображением мапы Лемковщины в виді великого кладбища с крестами в тых місцях, где перше на мапі были означены села. В своих газетах попы и стары патриоты робили собі сміхы над лемками, співали “вічную память” Лемковщині, штобы так выкорыстати старокрайову трагедию для подрыва нашой организации в Америкі. Они ходили помеже членов Л. С. и говорили им: “Та нашто вам лемковска организация, коли Лемковщины уж нема?”

Правление Л. С. и редакция нашой газеты “Карпатской Руси” нашлись перед дуже трудном задачом. Коли мы поднимали протесты против насильства над нашым народом в Польші, то гдеякы люде, котры мали себе за дуже прогрессивных, протестовали и ругали нас, што наша газета веде “титовску” политику, выступат против народной власти в Польші и поддержує реакцию.

Но мы в Лемко-Союзі стояли твердо на позициях борьбы за права свого народа. Мы были певны, што так не може там долго остатися, бо то фальшива политика, котра перше або позже буде роскрыта, и тогды всі признают єй полну несостоятельность. Мы посылали протесты польскому правительству в Варшаві против примусового выселения нашых людей, из Лемковщины и домагались, штобы всім выселенным было дозволено вернутися, кто лем пожелає того, и штобы держава вынагородила всі шкоды тым людям.

Но проходили рокы за роками, а ниякой зміны там в краю не было замітко. Одно, што нам удалось осягнути, то свободный доступ нашой газеты до Польшы. Члены Л. С. предплачали “Карпатску Русь” своим родственникам и знакомым там на выселении, так все больше екземпляров нашой газеты попадало в рукы нашых людей в Польші. Они читали газету любовно, но со страхом. Гдекотры писали в редакцию, што дуже любят “Карпатску Русь”, но боятся получати єй, штобы не мати неприятности со стороны сусідов-поляков. Из того можна было видіти, што в душі велике большинство польского народа остаєся при своих старых традициях и вірі.

Доки жил Сталин, то ниякы помылкы там не признавались. Хоц было и зле, то и так треба было кричати, што оно добре. Но послі смерти Сталина пришли скоро зміны. Найперше в Совітском Союзі начали пересмотр його политикы, а так и во всіх краинах народной демократии обернулись против него. Так по раз первый и там в социалистичных краинах нашы люде могли заявити отверто, даже перед польскыми властьями, што примусове переселение нашого народа из Демковщины в западны воєвудства Польшы было несправедливе, означало национальне насильство, котре треба направити.

При концу 1955 року наша газета была допущена свободно и в Совітский Союз. И знова члены Л. С. и читатели газеты начали предплачати “К. Русь” родным и знакомым в Совітском Союзі. Так мы установили связь со всіми нашыми людьми, котрых минувша война розогнала из родных отцовскых гнізд. Теперь наша газета иде свободно в Польшу, Чехословакию и Совітский Союз. Редакция получає єжедневно письма от читателей из тых краин. Всі пишут, што дуже любят “Карпатску Русь”. А любят єй не лем за то, же она издаєся на свойом народном языку, но головно за то, же она пише найбольше о свойом народі, о своих людях и подає такы новости, якых великы газеты не поміщают, а именно родинны новости. Недавно один читатель “К. Руси”, родом от Перемышля, предплатил нашу газету свойому родственнику в Совітском Союзі. Он сам не лемко, но як получил первы два номеры “К. Руси”, то отписал свойому родственнику в Америкі так: “Ага, я еще забув вам сказати, що я одержав газеты дві “Карпатска Русь”. Дуже цікаві. В нас в такім характері газет нема, щоб поміщували ріжні родинні оголошеня, переписували листи, дрібні оголошеня.”

Но именно тым наша газета, як орган Лемко-Союза, зыскала собі таку популярность и любовь свого народа не тилько в Америкі, но и в старом краю. Каждый народ має свое народне житья. Тоты народы, котры мают свои национальны державы або великы империи, мают инше народне житья, як малы национальны группы. Так и газеты у них иншого характера. У кого єсть своя держава, мусит писати много о державных ділах. А мы лемкы не маме свойой лемковской державы, ани не стремимеся єй будувати, но свое народне житья мы маме. Отже наша народна газета должка заниматися тым народным житьем. “Карпатска Русь” выполнят тоту задачу. И за то нашы люде любят єй и держат єй всяди за свою народну газету.

Вот за то Лемко-Союз и його газета мают теперь таку широку поддержку свого народа, а и много симпатии у другых людей. Єсли Лемко-Союз в том повоєнном периоді мог увеличити так свои фонды и стати материально обеспеченном организациом, то он завдячує такий успіх як свойой прямолинейной, ясной и справедливой политикі в обороні прав нашого народа, так популярности свойой газеты. В найтруднійшых часах, коли другы тратили надію, наша газета и правление Лемко-Союза стояли твердо при своих народных правах и традициях. Мы николи не ставили крест на свойом народі, як то робили нашы попы и стары патриоты, а с ними и гдекотры краяне, котры называли себе дуже прогрессивными.

Мы желали бы и нашым братьям в Польші, штобы они створили у себе таку свою народну организацию, як наш Лемко-Союз в Америкі, и газету в таком характері, як “Карпатска Русь”. Ци они вернутся ище сего року на свою родну землю, ци останутся ище даякий час на Западі, но своя власна народна организация и своя народна и родинна газета им буде потребна. Недавно один из лидеров Украинского товариства в Варшаві писал нашым людям в Америку, што лемкам в Польші не можна творити свойой отдільной лемковской организации, бо лемков в Польші осталось мало: лемков єсть лем 60,000 человік, а всіх украинцев разом с лемками — 250,000. Значит, треба триматися разом в одной организации, то буде больша сила.

Но в Польші нашым людям не повинно росходитися о “силу” в том значении, як тото слово уживатся в упомянутом письмі, бо ни лемкы отдільно, ни всі польскы украинцы разом с лемками не будут стремитися к будові даякой свойой державы. Там кажда округа може мати свою организацию для ведения культурной роботы и сохранения своих народных традиций. А лемкам to уж непремінно потребна своя власна лемковска организация, особенно єсли они вернутся на Лемковщину. Така организация им потребна, штобы оторватися ясно от политичного авантуризма украинских самостійников. Мы знаме, што они уж показали на Лемковщині и показуют теперь всяди в заграничных краях, где лем находятся. Так штобы не отвічати за их авантурничу политику, ани не быти нияк связанными с том политиком, нашым лемкам треба отгородитися. Украинскы самостійникы показали себе в минувшині политично незрілыми людьми, их интеллигенция выглядат, як бы была вітром подшита — она дуже падка на политичны авантуры. И звычайно за тоты авантуры росплачатся тот, кто с ними связуєся, бо самостійницкы лидеры повтічут за границу, а простых людей и рядове товариство лишат на произвол судьбы.

В Совітском Союзі єсть инша справа. Там єсть одна политика. Но заграницом всяди в нашых организациях можут быти всякы политичны маневры. За то и в Польші нашым лемкам найлучше буде мати свою власну лемковску организацию, независиму от политикы заграничных украинскых самостійников.

Мы мусиме пристосувати и свою народну организацийну роботу к обставинам новой епохы, в яку мы всі вступили послі войны. Нам смішно, коли политичны біженцы и самостійны скитальцы хотят импонувати “силом”. Ныні и найбольшы державы начинают числитися с тым фактом, што даже над их силу може найтися больша сила.

Тут мы хочеме высказати признательность всім тым урядникам головного правления Л. С., отділовым урядникам и всім членам, котры в найтруднійшых часах того минувшого повоєнного десятилітия нашого организацийного житья не стратили духа и віры в свою народну правду. Нам всім приятно, што теперь робота нашой организации и нашой газеты находит высоку оцінку и похвалу также у нашых лемков в Польші, Чехословакии и Совітском Союзі.

А найбольше приятно нам то, што робота нашой организации Лемко-Союза и газета “Карпатска Русь” признаются и цінятся также меже нашом лемковском молодежом там в старом краю. Тоты молоды лемкы выросли там уж при новых социалистичных порядках, они покончили средни и высшы школы, но видно, што там чым высше образование у человіка, тым больше он любит свой народ.

Мы будеме старатися всіми силами кріпити и надальше культурну связь с нашыми братьями в старом краю. Надіємеся, што и сей Календарь попаде в рукы многым нашым молодым и старшым лемкам за морем. Так Редакция шле им всім сердечный привіт — в Совітском Союзі, Польші и Чехословакии.


Стефан Геренчак.





[BACK]