Вічна Им Память — М. Ш.

ВЛАДИМИР А. ЦИСЛЯК

Vlad Chislak, Владимир А. Цисляк
Пок. Владимир А. Цисляк.

16-го июля 1955 року в городі Торонто, Онт., пал жертвом скрытоубийчой рукы наш передовый народный труженик, один из головных организаторов Лемко-Союза в Канаді — Владимир Андреевич Цисляк. Он был брутально замордованый незнаными бандитами на одной из головных улиц Торонта. От дня його трагичной смерти уплыло уж много часу, но преступникы все ище не были роскрыты.

Найтяжшу утрату понесла найблизша родина покойного. Остались в великом смутку жена Ольга и два дорослы сынове — Андрей и Иван, а также два родны браты в США — в Нью Йорку Антоний Цисляк, бывший менаджер типографии Лемко-Союза, и в Кливланді Николай Цисляк, менаджер тамошнього Лемко-Клуба. В Польші, на выселении, остался брат Иван, а в Совітском Союзі дві сестры Александра и Мария.

Велику утрату понесли и всі нашы народны организации, в якых Владимир трудился всю свою жизнь тут в емиграции.

В посмертной споминкі о покойном Владимирі його односельчанин и блзикий друг Иван Похна подал в газеті “Карпатска Русь” от 29 июля 1955 г. таку коротку биографию Владимира Цисляка:

Вл. А. Цисляк родился 12 августа 1900 года в Устью Русском, повіт Горлицы, на Лемковщині. Он был сыном славной фамелии, бо його отец Андрей Цисляк ище колись при старой Австро-Венгрии был кандидатом на посла до Віденского парламенту.

Перед первом світовом войном молодый Владимир начал ходити до гимназии в Горлицах и жил в тамошньой Русской Бурсі.

В 1920 року панска Польша забрала Владимира на воєнну службу. Но хаос, який настал в Польші в часі войны польскых панов с Совітском Россиом, дал можность Владимиру втечи на чехословацку сторону и достати там роботу. По войні польске правительство объявило амнистию дезертирам, так Владимир вернулся домой и зголосился добровольно в польску армию, штобы отбыти войскову повинность. Тут його зробили капральом и поставили на роботу в канцелярии войскового магазина.

Отбывши войскову службу, Владимир вернулся додому и помагал в господаркі, а притом коло свого отца учился и Громадской секретаркы, яка потом, послі смерти отца, была передана на його рукы. В 1925 року Владимир оженился с Ольгом Яцевич в Ганчові, но якось не любил сельску господарку на другом селі, то в 1926 року оставил всьо и выіхал сам в Канаду глядати красшого кавалка хліба.

Первы штыри рокы в емиграции он прожил в Виннипегу, где робил всякы роботы, а притом учился друкарства. Тут он познакомился с такыми старыми лемковскыми емигрантами, як Теодор Кохан и Д. Пырч, а также його бывша перва учителька в школі в Устью Русском Дренкевич. В зимовы місяцы он посіщал вечерню школу английского языка.

В Виннипегу в том часі возникла перва мысель о створении свойой лемковской народной организации Лемко-Союза. Владимир вписался первым членом отділа Л. С., а члены выбрали його первым секретарем.

С наступлением великой депрессии, там на Западі Канады не было ниякой роботы, то Владимир переселился до Гамильтону, а так до Торонто. Тут он встрітил много нашых молодых емигрантов, добрых и честных лемков и Карпатороссов, и почал организовати отділы Л. С. Тяжка то была робота в тогдашних часах. На нашых собраниях, на улицах або в парках падала всяка зневага на него самого, на членов, на нашу газету и взагалі на наш народ. Владимир не отступал ани на один крок, лем все боролся и оборонял честь свого народа, за што члены любили и поважали його, и срока на рок все выберали до найвысшых урядов в организации.

До самой смерти он был членом Центрального Комитета Карпаторусского Общества, урядником Народного Дома, урядником Кооператива и корреспондентом “Карпатской Руси”,

Перешло 10 послідних літ свойой жизни он робил наборщиком в польской друкарні на Квин улиці в Торонто. И на той самой улиці, не дуже далеко от місця роботы, в прекрасну, теплу июльску ночь здыбала його люта смерть.




ЄВА ШКИМБА (ШОСТАК) ПОМЕРЛА
НА 96-ОМ РОКУ ЖИЗНИ

Eva Skimba
Єва Шкимба с членами свойой фамилии.

Мало кто из нашых карпаторусскых емигрантов в Америкі доживат до такой глубокой старости, до якой дожила Єва Шкимба в Гейзельтон, Пеннсильвания. Она померла 18 апріля 1956 р. на 96-ом року жизни.

Єва родилась в селі Перегримка, повіт Ясло, на Лемковщині. Походила из роду Шостаков. До Америкы приіхала в самых початках нашой емиграции и поселилась в маленьком майнерском місточку коло Гейзелыону, в Пеннсильвании. С початку робила по “бординг гавзах”, где жили майнеры. Робота была тяжка, и розбити треба было долгы годины, а за малу платню. Но нашы крайовы дівчата от малых літ были призвычаєны до тяжкой роботы, то и тут молода емигрантка выдержала.

По двох роках послі прибытия в Америку Єва вышла замуж за Николая Шкимбу, родом из села Дошниця, повіт Ясло, с котрым прожила 56 літ. Муж помер в 1937 року.

Житья их не было легке, бо коли они побралися, то роботы ишли дуже слабо. Майны робили по три дни на тыждень. А фамелия увеличалась, бо приходили діти. Было у них пятеро дітей, из котрых трое жиют, а двое померли. Тоты трое уж всі женаты и мают свои фамелии. Всі діти пошли до бизнесу, бо и мама была в бизнесі — мала гросерню и бучерню за 40 літ.

Покойна Єва интересовалася всю свою жизнь и нашыми народными ділами. Была сознательна в прогрессивном духі и все была готова поддержати добру роботу для нашого народа. В Гейзелтон, Па., был основаный первый отділ лемковской организации в Америкі, и то головно завдяки Єві Шкимба. То было в 1922 року, коли в Америкі не было ище Лемко-Союза, но был Лемковский Комитет. Так Виктор Гладик, редактор газеты “Правда” в Олифанті, Па., пришол в том часі до Гейзелтону и начала объясняти, што лемкам в Америкі треба мати свою народну организацию и организованно помагати своим братьям в старом краю, на Лемковщині. Єва Шкимба зараз згодилася и перва записалася членкиньом до отділа лемковской организации. За єй приміром пошли и другы люде, так што в Гейзелтон был створеный лемковский отділ, котрый стоит и ныні в Лемко-Союзі. За тоту роботу Єва Шкимба дуже цінила В. Гладика и называла його добрым русскым патриотом.

До послідных дней свойой жизни Єва Шкимба читала нашу газету “Карпатску Русь” и интересовалась письмами из старого краю, бо хотіла знати, як жиют там нашы люде. Коли уж не могла сама читати, то єй сын Стефан мусіл прочитати єй кажде число газеты. Мама была твердого русского характера, то и сына воспитала в народном духі. Он американский уроженец, но все говорит: “Я американский лемко”. И дочкы покойной Євы — Мария (по мужу Верковска) и Єва (по мужу Дубовик) хранят свято завіты свойой матери и тримают со своим народом.

Єва Шкимба любила свой русский народ и помагала все народному ділу, то заслужила собі на то, штобы память о ней осталась меже нашым народом. Она може служити найлучшым приміром всім нашым матерям в Америкі.

М. Ш.



[BACK]