Переяславска Рада
К 300-ЛІТИЮ ВОССОЄДИНЕНИЯ ЮЖНОЙ И СІВЕРНОЙ РУСИ

В январі сего 1954 року русский и украинский народы будут споминати и праздновати 300-ну рочницу дуже важного события в их истории: послі продолжительного розъєдинения Русской земли Южна Русь соєдинилась наново с Сіверной Русью. То было довершено на Переяславской Раді 8 января 1654 року (18 января по новому стилю), где козацка старшина Украины с гетманом Войска Запорожского Богданом Хмельницкым постановила єдинодушно оторватись от Польшы и отдатись под защиту Московской Русской державы.

То был великий крок вперед на пути к объєдинению тых русскых земель, котры попередно составляли Русску державу, но послі страшного татарского погрома были розграблены и поневолены сусідными державами.

До початку ХІІІ столітия центром Русской державности был древний Киев. Тот период в русской истории называют Киевскым периодом. То была Киевска Русь, котра дошла до найбольшого росцвіта и силы при великом князі Ярославі Мудром. В Киевской державі были объєдинены всі русскы земли и всі русскы племена, як предкы нынішных великороссов, так и предкы нынішных украинцев и белороссов. Ци то на сівері ци на югі и западі, всяди для территории той державы была одна вспольна назва — Русска земля.

Но державне устройство Киевской Руси, оперте на стародавном обычаю коллективного управления цілым княжескым родом, привело скоро к роздроблению той старой Русской державы на множество маленькых и слабых княжеств, котры в 13-ом столітии были легко розбиты и вынищены татарскыми ордами из Азии. То была така грозна катастрофа, што саме существование Русской державы было прерване на пару столітий. Сіверны княжества попали в татарску неволю, а западны и южны были захвачены Литвом и Польшом. Лем на далеком, холодном Сівері, куда не могли дойти татарскы загоны, сохраняла свою независимость Новгородска земля. Вся остальна Русь была опустошена, міста и села выпалены, большинство народа побито або уведено в полон. Так в том страшном погромі погибла и цивилизация старой Руси, єй господарска и духовна культура, политична организация и державны традиции.

Послі татарского погрома Сіверна Русь нашла способ и средства вылічитися от той хвороты, яка погубила стару Киевску Русь, но Южна Русь не нашла. На Сівері откинули систему діления земли на удільны княжества и коллективного управления княжескым родом, и постепенно створили сильну центральну власть одного самодержца, котрому другы удільны владітели и князи должны были подчинитися и признати його власть. И там скорше можна было взятися за отбудову державности, бо там послі татарского нашествия громадилось все больше народа. Из южных областей старой Киевской Руси, выставленных на постоянны напады татарскых наіздников с востока и грабежны походы западных сусідов, остаткы населения втікали на сівер, где на широкых просторах за глубокыми лісами можна было скорше найти беспечне місце для житья и господаркы.

Так на Сівері коло Москвы начала формоватися нова Русска держава, котра приберала к своим рукам все новы области, росширяла свои границы и росла в богатстві и силі. Ище на початках, коли Сіверна Русь находилась в татарской неволі, московскы князи потрафили так устроити свои отношения с татарскыми ханами, што сами собирали данину со своих и сусідных владіний и пересылали татарам, чым оберегали свои земли от дальшых опустошений. А коли они выросли в большу силу, то выступили открыто до бою с татарами. Так уже в 1380 року князь московский Дмитрий, прозванный Донскым, потрафил выставити против татар поверх 100 тысяч войска и нанести им сильне поражение на Куликовом полі. А через дальшых сто літ Московска держава скинула цілковито с себе татарске ярмо, перестала платити данину татарам и начала наступати на них и на Азию. Всі русскы земли на сівері были объєдинены наново в одной державі под руководством московскых владітелей. Укріпившись так и освободившись от татарской угрозы, Москва звернула свою увагу на запад и юг и дала порозуміти западным сусідам, што она не положит оружия, доки не освободит всіх остальных частей Русской земли, оторванных от Руси, и не собере назад всю русску народность в одной Русской державі.

Иначе сложилась судьба западных и южных частей бывшой Киевской Русской державы. На ослабленны своими межеусобицами и потом опустошенны татарами западны и южны русскы княжества потяглися Польша и Литва. Польша захватила Галицке княжество, а Литва всю остальну Западну и Южну Русь. Так под Литву перешли бывшы русскы княжества Владимиро-Волынске, Киевске, Турово-Пинске, Полоцке, Смоленске и за Дніпром — Переяславске, Сіверо-Новгородске и Черниговске. Так громадна часть Киевской Руси собралась в Литовской державі. За вынятком Галичины, котра перешла под Польшу, всі остальны земли Южной и Западной Руси належали до Литвы. Присоєдинивши таку массу русскых земель и русского населения, Литва перемінилась на ділі в Русску державу, бо в ней русске население мало полну перевагу над литовскым, и в культурном отношении русскы земли стояли выше от самой Литвы. Так в той державі запанувал русский язык и русска православна віра. Литовско-Русска держава была без поровнания больша от Московской Руси. Выглядало так, што дальше объєдинение русскых земель буде продолжатись не около Московской Русской державы, а около Литвы.

Но в 1386 року польскым панам удалось оженити великого князя литовского Ягайла с польском королевном Ядвигом и так соєдинити Литовско-Русску державу в династичном союзі с Польшом. Тото событие змінило весь ход истории на Востокі Европы. Сам Ягайло принял католицизм и стал польскым королем. Он оставался надальше великым князем литовскым, и Литва сохраняла свое отдільне державне управление, но тым не меньше польскы и католицкы вплывы начали теперь проникати в Литовску державу и вытісняти в ней русску культуру.

Польша в том часі была уже панском, шляхетском державом, где магнаты и меньшы дідичы-шляхтичы мали такы широкы свободы, права и привилегии, якых нигде инде не было. Польска держава по правді была “панством” — не королевством и не республиком, а панством, где всьо зависіло не от короля або президента, а от панов шляхты. Шляхта собиралась на свои сеймы и ухваляла законы, а магнаты засідали в сенаті. Так они управляли державом. Шляхта владіла земльом, но была свободна от податков и мала полну власть над хлопами-земледільцами, котры обрабляли землю шляхтичов. Панщина была уже в полной силі. Хлоп на землі шляхтича был вынятый из-под юрисдикции державных-королевскых судов и отданый под суд того шляхтича, на землі котрого сиділ.

Вот тоты польскы порядкы дуже полюбились литовско-русской аристократии, и она охотно перенимала их и добивалась всіми способами, штобы стати наровні с польском шляхтом.

На початках связь Литовско-Русской державы и Польшы была лем династична и держалась на том факті, што великий князь литовский был одночасно и королем Польшы. Если бы в Польші выбрали иншого короля, то тота связь была бы розорвана. Доки продолжался род Ягайла, то той небеспекы не было, но в 16-ом столітии на королі Сигизмунді-Августі вымерала династия Ягеллонов, бо у того короля не было потомка. Однако польскы вплывы были уж так сильны в Литовско-Русской державі, што на Люблинском сеймі в 1569 року литовске и русске дворянство голосовало великым большинством за нерозрывный политичный союз обох держав навсегда, т. е. и по смерти посліднього короля из династии Ягеллонов. Польша и Литва соєдинились як дві ровноправны половины єдиной державы, получившой назву Річи Посполитой. Польша называлась Короном, а Литва Княжеством, и обі разом творили Річь Посполиту, т. е. республику. Тота республика должна была мати короля, но не была на ділі королевством, бо короля выберала шляхта. То был властиво президент республикы, хоц и назывался королем.

Люблинска уния меже Польшом и Литвом означала, што земли Южной и Западной Руси, котры до того часу входили в состав Литовской державы, были теперь связаны реальным, нерозрывным союзом с шляхетском и католицком Польшом. Но ище больше печальным послідствием Люблинской унии для Руси было то, што южнорусскы земли были теперь оторваны от Литовского княжества и приключены непосредственно к Польші, то-єсть к Короні. Попередно прямо до Польшы належала лем Галичина. Холмска земля, Бельз и часть Подолии с Каменцем Подольскым были ище до Люблинской унии выділены из Литовской державы и присоєдинены к Польші. А теперь по Люблинской унии под Польшу перешли Волынь и вся остальна Южна Русь, котру стали называти Украином. На сіверо-западі из Литовской державы была выділена Подляхия (западна часть позднійшой Гродненской губернии) и присоєдинена прямо к Польші, но остальны белорусскы земли оставались надальше при Литві.

Так послі Люблинской унии на тоты стары русскы земли, выділенны из Литвы, пришла польска державна администрация, и великом массом рушили польскы магнаты и шляхта со своими порядками. Панове и шляхта заберали земли, заселенны и незаселенны, або выпрошували собі от короля урядовы посады и земли в дідичне владіние. И всяди, где появился польский шляхтич, приходила и панщина для селян. Но в восточных и южных частях Украины, дальше от границ старой Польшы, было ище много дикых полей, остававшыхся пустыми, незаселенными от первых татарскых наіздов. Так не лем из пограничных районов, но даже из глубокой Польшы и Литвы туда убігали тысячами отважнійшы селяне, котры не хотіли отрабляти панщину и переносити панску и шляхетску сваволю. Там они жили свободно, доки и к тым місцям не дошла шляхта со своими порядками. В степах южной и восточной Украины и в тых часах постоянно бродили шайкы татарскых грабежников, то и тоты свободолюбивы люде, што втікали от шляхетского ярма, мусіли, при своих другых промыслах, знати ище владіти оружием и вести постоянну борьбу с татарами и другыми степными наіздниками. Скоро они научились творити и свои воєнны товариства и ходити за добычом на татарскы и турецкы земли по берегам Чорного моря, або и наниматися в воєнны походы и на иншы краины. Так выросло на Украині козачество, котре потом поставилося против польской шляхты и против Польшы.

Извістный русский историк В. Ключеский говорит в свойом Курсі Русской Истории, што козачество колись было роспространено по всей Руси. Ище в ХІѴ в. козаками называли наємных роботников, котры не мали опреділенного занятия ани постоянного містожительства, лем волочилися с місца на місце и нанимались на яку попало роботу. На южных окраинах не тилько Украины, но и Московской державы такых людей охотно нанимали укріпленны міста и земледільцы для обороны перед татарскыми грабежниками. Торговцы давали им оружие и средства для выхода в степь за добычом, а потом купували от них принесенну воєнну добычу. Иншы ловили рыбу, розводили пчолы, або промышляли дачым иншым, штобы заробити на житье. На літо уходили в степь, а на зиму стягались до міст. Найбольшыми центрами того козачества стали придніпровскы міста Канев и Черкасы. Иншы козакы сідали и на землі, но не забывали козацкого ремесла, и як тилько надарилась случайность, то приставали к даякой воєнной дружині и ишли в поход.

Так коли польскы урядникы и польска шляхта пришли на Украину, они застали там полно козацкого народу всякых видов и промыслов. В очах польскых панов то был явный беспорядок и насмішка над шляхецкыми привилегиями, бо тоты люде ходили при шаблях, а и друге оружие носили, в воєнны дружины собирались и на воєнны выправы ходили, а до стану шляхецкого не належали. Правда, трафлялись меже козаками и люде дворянского або шляхецкого роду, котры могли брататися и с польском шляхтом, но то были лем єдиницы и то переважно с криминальным рекордом. Вот наробил такий шляхтич даякой біды у себе дома, што грозила му кара, то он втікал тыж на Украину. А вся остальна козацка масса на Украині то были біглы міщане, ремесникы и головно панщизняны хлопы, котры полишали своих панов. Так польскы комиссары из Варшавы и місцевы польскы урядникы цілый час пробовали зробити даякий порядок с тым козацкым народом. Головно ходило польскым панам о то, штобы хлопам отобрати шабли и послати каждого хлопа к його пану отрабляти панщину. Но с другой стороны тоты козакы там на Украині были потребны и польскым панам, бо на выпадок татарского нападу на пограничны районы под руками было все готове войско для обороны. Однако, при такой массі козаков способных до воєнного діла и польскы паны на Украині не были беспечны, бо як не было иншого діла, то козакы грабили и панов и при малійшом поводі собирались в большы ватагы и поднимали восстания против цілого панского порядку, и тогды не лем грабили, но и різали шляхту.

Так в Варшаві придумали такий план, штобы из козаков вытягнути то, што корыстне для панов и державы, а убити то, што было шкодливе. То была т. зв. реестрация козаков. Их хотіли списати, порегиструвати и так выбрати из козацкой массы найлучшу часть для обороны границ, дати им державну платню, як наємным войскам, а остальных козаков вернути до их старых занятий. И козаков, принятых так на державну службу, называли реестровыми козаками. По польскым понятиям то были легальны козакы. Они не належали до шляхецкого стану и не мали шляхецкых привилегий, а были просто вояками на державной службі. Если такий козак потом сіл на землю, то он мусіл платити податок. В 1625 року число реестровых козаков доведено до 6,000 человік, но и так то не вычерпало ани десятой части козацкого народа на Украині. Так нелегальных козаков оставалось все далеко больше, як легальных. Польскы власти робили всі старания, штобы тых нелегальных козаков “роскозачити”, то-есть вернути их до панщизяной роботы. Але то были даремны усилия, бо кто уже раз покоштувал “козацкого хліба”, то вертатися в панске ярмо нияк не хотіл. Коли польскы власти за дуже натискали и устроювали воєнны облавы на нелегальных козаков, то тоты козакы сідали на лодкы и спускались вниз по Дніпру за порогы, або и пустыми полями пробирались вниз, бо там за порогами Дніпра на островах была Запорожска Січ, то-есть своя козацка держава, куда не могли достатися ни польскы комиссары, ни их карательны отряды. Там уж человік был цілком свободный от панов. Козакы сиділи не тилько на островах, в Січи, но и на землях по обох сторонах Дніпра, куда не сягала польска власть, бо то было уж близко крымскых татаров. Тоты козакы мали цілком свое власне управление и величали себе рыцарством войска Запорожского. Не всі они занимались воєнным ділом, бо были и такы, што выходили на иншу роботу, ловили рыбу, били дику звірину и управляли землю, достарчаючи поживу тым, што сиділи в.укріпленном таборі в Січи и занимались майже выключно воєнным ремеслом, то-єсть глядали добычы в воєнных походах.

Но Польша пришла на Украину не тилько с социальным и политичным утиском. Разом с польскыми панами и урядниками на Украину накинулось и польске католицке духовенство с религийным насильством против православной віры місцевого населения. 27 літ послі политичной Люблинской унии пришла церковна уния, уложенна на Брестском соборі в 1596 року. Часть православных епископов и панов соєдинилась с римском католицком церквом. Так православный народ розділился на дві ворожы части — православну и униатску. Легальном была объявлена лем униатска церковь, так православны магнаты, дворяне и всяке панство переходило быстро в унию, штобы не стратити своих шляхетскых привилегий. Так и по містах православны свободны міщане, торговцы и ремесникы, начали тратити политичну опору. Но тоты люде жили своим трудом, а не панскыми привилегиями, то они трималися завзято свойой православной церкви. И просте, рядове духовенство трималося свойой старой віры, бо оно было зависиме от простого народа, котрый стоял кріпко при свойой прадідной вірі. Свободный козак, котрый занимался воєнным ремеслом, мало дбал за віру. Он ненавиділ державных урядников и панов без огляду, ци то были свои православны, ци католицкы. Первы козацкы восстания не мали религийного характера — козакы грабили и різали як своих православных, так и польскых панов. Но позже, коли послі введения церковной унии на Украині усилился и религийный гнет, то козацкы лидеры порозуміли, што борьба за православну віру єсть найбольше популярна меже найшыршыми массами народа и до такой борьбы можна затягнути и простых панщизняных селян-хлопов, и міщанство, и рядове духовенство. То выкорыстал в полной мірі Богдан Хмельницкий, котрый в 1648 року поднял найбольше восстание против Польшы и потом привел Украину к союзу с Московском Русском державом.

Богдан Зиновий Хмельницкий належал до козацкой старшины реестровых козаков, но не был шляхецкого стану. Он был сыном Чигиринского сотника Михаила Хмеля, котрый правдоподобно вышол из міщан місточка Хмельника в Подолии.

На свои часы Богдан Хмельницкий был дост высокообразованным человіком. Он учился в Киево-Братской школі и в іезуитской школі в Ярославі, в Галичині, владіл свободно польскым и латинскым языками, а позже изучил турецкий и французский.

Практикы в воєнном ділі Богдан Хмельницкий наберал уж с молодых літ. В рядах козацкого войска он участвує в 1620 року в польско-турецкой войні. В битві под Цецором погиб його отец, а сам Богдан попал в турецкий плін и два рокы прожил в Константинополі. Вернувшись из пліна, он осіл в отцовском маєтку в Субботові, Чигиринского повіта. Чигирин находился в тых часах на самом южном пограничу с Запорожьем, откуда было близко и в Запорожску Січ и на Крым. Як козак, он не мог сидіти спокойно на селі, то приставал к запорожскым козакам и ходил с ними в морскы набігы на турецкы чорноморскы берегы. В 1629 року получил звание Чигиринского сотника. Он іздил часто и в Варшаву по своим личным ділам и в посольствах к королю от козаков. В Варшаві звернули на него увагу — он служил при кабинеті короля Зигмунта ІІІ и в королевской гвардии. А в 1645 року король послал його с посольством во Францию для переговоров с французскым правительством по ділу найма козаков на французску службу для войны с Испаниом.

Так Хмельницкий в тых часах был лояльным для Польшы козаком. Иншы козакы робили востания на Украині против польскых панов, но Хмельницкий не участвовал в них. Коли жил на Украині, то занимался устройством свого маєтку в Субботові. Аж в 1646 року, як вернулся из Варшавы, Хмельницкий поддержал на Украині бунты против панов, но то было за намовом самого короля Владислава, котрый старался усилити королевску власть против шляхты и панов, операючись на козаков.

Ище попередно у Хмельницкого возникли непорозуміния с польскым шляхтичом, Чигиринскым подстаростом Чаплинскым, с котрым попередно он был в великом приятельстві. Началось всьо из личных суперечок, а потом тот Чаплинский придумал, што Хмельницкий должен платити податок со свого маєтку в Субботові, бо он не шляхтич. В отсутности Хмельницкого Чаплинский послал реквизицию до маєтку и забрал бойового коня Хмельницкого, а потом выпросил у старосты Чигиринского пана Конецпольского отдачу йому Субботова в управление, як королевского маєтку, на том основании, што Хмельницкий не лем не платил податок, но и документы його на владіние тым маєтком не суть в порядку. Так Хмельницкий стратил тот родинный маєток по отцу. Тогды он іде в Варшаву к королю, с котрым был дуже добре знакомый, и король Владислав выдал йому привилегию на потомственне владіние Субботовым на шляхецком праві. Так теперь Хмельницкий стал сам шляхтичом, то його ворогы не могли йому забрати маєток законным способом. Але в такых выпадках польска шляхта мала свой старый обычай вооруженного наізду. Коли один шляхтич не мог поладити с другым шляхтичом, и трудно было добитися законного рішения, то он собирал своих приятелей, нападал вооруженном силом на противника и заберал му маєток. Такий наізд совершил Чаплинский и на маєток Хмельницкого в Субботові. Самого Хмельницкого не было дома, но один из його сынов пробовал ставити отпор и был убитый. Хмельницкий поіхал ище раз в Варшаву на скаргу, но не добился ничого.

Тут Хмельницкий виділ, што ниякой законной дорогы в Польской державі для него не осталось. Для козака осталась лем одна дорога — на насильство отвітити насильством. В декабрі 1647 року он біжал на Запорожье и призвал запорожскых козаков на восстание против польскых панов. Запорожсцы охотно пристали и выбрали його гетманом. Зараз запорожскы козакы розышлись по Украині подготовляти народ на восстание, а сам Хмельницкий пустился в Крым к татарскому хану звати и його на помощь против Польшы. Татары згодилися разом с запорожскыми козаками идти на войну. Так с весном слідуючого року велика сила собралась под командом Хмельницкого и вступила в Украину.

Польскы гетманы перевідалися, што готуєся, и со всіми силами рушили к южным границам Украины. В тых часах на Украині были сконцентрованы головны воєнны силы Польшы. Но зараз в первых двох битвах, под Жолтыми Водами и под Корсунем, Хмельницкий розгромил польскы войска и забрал в плін гетманов. Народ, подготовленный до восстания, поднимался по цілой Украині против панов. Хмельницкий с тыми силами, якы были под його командом, мог идти спокойно в глубь Польшы, бо польскы армии на Украині были уж знищены. Но в Білой Церкви он получил вість из Варшавы о смерти короля Владислава, так вмісто идти дальше и выкорыстати тоты беспорядкы, якы возникли в цілой Польші, он остановился и ждал выбора нового короля, штобы начати тогды переговоры с польскым правительством. Но на всякий случай он продолжал собирати ище большы войска. По цілой Украині и далеко за преділы Украины были розосланы воззвания до борьбы против панов. Хмельницкий призывал и панщизняных хлопов к собі в табор, явившыхся хлопов организовал в полкы и учил воювати. Так козацке восстание перемінялось теперь во всенародну борьбу. Борьба велась не тилько против панов, но и против унии, в обороні православной церкви.

Но Хмельницкий не ишол дальше на Польшу, лем чекал там на Украині коло Білой Церкви дальшого розвития событий в Польші послі смерти короля. Он чекал, што польскы паны пришлют теперь послов вести с ним переговоры. Польскы паны приходили с посольством к нему и вели переговоры, штобы выграти на часі, но и самим полякам было дивно, што Хмельницкий не иде дальше с такым огромным войском, яке было у него, коли вся Польша была открыта, бо не мала ни короля ни войска. В половині июня он сам послал своих послов в Варшаву с жалобом на притіснения со стороны польскых урядников на Украині и на насильне введение унии, но притом повтарял, што он остаєся вірным подданным Польской державы.

Справу дальшой войны рішила польска шляхта. Она собралась літом того року на сейм и откинула предложения о мирных переговорах с Хмельницкым. Сейм рішил продолжати войну для усмирения бунтов на Украині. Была объявлена генеральна мобилизация польской шляхты на войну. С цілой Польшы рушила шляхта против Хмельницкого. На вість о том Хмельницкий также рушился от Білой Церкви и встрітился с тым шляхетскым войском под Пилавцами и розбил го на голову. Масса шляхты была вырізана козаками и татарами, иншы попали в плін, а решта розбіжалась. Послі той побіды Хмельницкий дошол без всякой перешкоды с польской стороны аж до Збаража в Галичині. В октябрі того року осадил Львов, а в ноябрі подошол к Замостью. Тут и в таборі Хмельницкого возникли серьозны непорозуміния, бо козацкы старшины домагались идти на Варшаву. Польша была совершенно бессильна. Всяди поднимались бунты хлопов против шляхты, так козацка старшина не могла порозуміти политикы Хмельницкого. Но Хмельницкий мал иншы планы. Он не хотіл розбивати Польшы, лем проучити панов и шляхту, а потом договоритися с королем и стати правителем Украины под главенством польского короля.

Так от Замостья Хмельницкий послал своих послов на елекцийный сейм, где мали выберати нового короля, и наказал своим послам працувати за выбор Яна Казимира польскым королем и вести переговоры о мирі. 17-го ноября Ян Казимир был выбраный королем и сейчас выправил свого посланца к Хмельницкому. Хмельницкий принял королевского посланца с великыми гонорами. Посланец передал Хмельницкому приказ от короля уходити из Польшы и ждати королевскых комиссаров на Украині. К великому удивлению и козаков, поляков и татаров Хмельницкий подчинился тому приказу. 24 ноября отступил от Замостья и попровадил свое войско назад на Украину, штобы там ждати польскых послов, вести с ними переговоры о мирі и выторговати новы права для Украины. А тымчасово он розослал призывы к хлопам по Украині, штобы прекратили бунты против панов, а панов просил, штобы не мстилися за бунты своих хлопов и не преслідовали православных.

Так были рострачены плоды великых побід Хмельницкого над польском шляхтом в 1648 року. На Украині Хмельницкий ждал польскых послов, котры долго не приходили, бо польске правительство оттягало справу, штобы собрати войско для новой войны. Наконец, в февралі 1649 року приіхали польскы делегаты. Переговоры не привели к миру, бо польска шляхта не згодилася отдати Украину под власть Хмельницкого. Хмельницкий, як собі выпил и был в веселом настроении, то любил дразнити польскых послов: “Выверну я вас всіх ляхов догоры ногами и так потопчу вас, што будете под моими ногами... И выбью из лядской неволи народ русский... Стану над Вислом и скажу дальшым ляхам: “Сидьте и мовчте, ляхы.” Вашых дуков и князей туда зажену, а будут и за Вислом брыкати, то достану их певно и там.”

Но то были пусты похвалкы, бо Хмельницкий пропустил найлучшу нагоду до такой росправы с польском шляхтом в літі попередного року.

Переговоры розбились, и война началась наново на весну в 1649 року. Хмельницкий знова покликал весь народ до борьбы. Со своим войском и с татарами он быстро вступил знова в Галичину и обложил Збараж. На выручку тому польскому войску в Збаражі рушил сам король Ян Казимир. Хмельницкий лишил часть войска для облогы Збаража, а с головными войсками и татарами выступил против короля. В августі дошло до великой битвы под Зборовом, где польскы войска были розгромлены. Самому королю грозил плін. Но Хмельницкий в критичный момент дал приказ застановити битву. Повідают, же крымский хан, татарский союзник Хмельницкого, был перекупленый поляками, то зрадил Хмельницкого и домагался угоды с польскым королем. Но больше правдоподобно, што сам Хмельницкий не хотіл такого унижения для короля, бо он не мал в плані брати короля в плін, а лем договоритися с ним и получити от него власть над Украином.

Так послі той битвы был заключеный Зборовский мир. Хоц война была народна, но мир был козацкий и шляхетский. Хмельницкий и козацка старшина старались выторговати больше прав для себе, а простым хлопам казали вертатися назад в панщину. Число реестровых козаков было увеличено до 40,000, они должны были жити на территории воеводств Киевского, Брацлавского в Черниговского, где Польша не мала права держати инше войско. Так тоты воеводства составляли козацку Украину, котру признала Польша в Зборовском мирном договорі. Гетман козацкий не подчинялся польскым урядам, а тилько прямо польскому королю. На той территории всі урядовы посады должна была занимати своя православна шляхта. Но маєтковы права шляхты и панов были сохранены. Они мали право вернутися на свои маєткы и заставити селян отрабляти панщину.

Мир на такых условиях не можна было удержати. Шляхта, яка вернулась на Украину, стала накладати на селян ище горшу панщину, як перед тым, и мстила жестоко народу за восстание. Селяне отвічали на то новыми восстаниями не тилько против польской шляхты, но и против козацкой старшины и самого Хмельницкого.

В конці 1650 року польске правительство рішило розорвати Зборовску угоду с Хмельницкым и послати воєнну помощь польской шляхті в козацкой Украині. С початком 1651 шляхетске войско вдерлося на Украину и начало жестоку росправу с населением. Хмельницкий собрал знова козацке войско, покликал на помощь крымского хана и призвал народ до борьбы. Он прогнал поляков с Украины, но в великой битві под Берестечком потерпіл тяжке поражение. Польскы войска вступили знова на Украину. Теперь розгорілась беспощадна борьба, бо народ всяди давал отпор польскым войскам, организовал свои партизанскы отряды и бился не на житье, а на смерть. В сентябрі того року под Білом Церквом был заключеный новый мир. Из козацкой Украины было выділено Брацлавске воеводство, так што козакам оставлено лем Киевске и Черниговске воеводства, и число реестровых козаков было уменьшено до 20,000. Польскы панове получили право вернутися на свои маєткы на Украині.

Но и тот мир не можна было утримати, бо народ не хотіл поддатися назад в панске ярмо. Так бунты против шляхты и против панов продолжались, а шляхта призывала польске войско, котре опустошало цілый край и немилосердно выбивало население. У Хмельницкого и козаков не было уж сил оборонити свою Украину от польскых войск. Не было иншого выходу, лем покоритися перед польском шляхтом, або поддатися даякой другой державі, котра могла бы оборонити край перед насильствами польской шляхты. Так пришло до Переяславской Рады, на котрой Хмельницкий с козаками проголосил присоєдинение Украины к России и присяг на вірность московскому царю.

Сношения с Москвом Хмельницкий начал уж давнійше. Ище в літі 1648 року послі первых побід над поляками он писал в Москву с выражением готовности служити московскому православному царю, єсли тот поддержит козаков против Польшы. Посланцы из Украины говорили в Москві, што православный народ Украины не має иншого защитника перед католицкым утиском, кромі православного русского царя. Но Москва лем недавно закончила неудачну войну с Польшом (1632-1634), заключивши Поляновский мир, по котрому мусіла уступити Польші и Смоленск, длятого там вагались, што робити, ци вмішуватися наново в войну в союзі с такыми непевными людьми, як украинскы козакы и сам Богдан Хмельницкий. В Москві напевно знали, што тот самый Хмельницкий служил в один час и в польской королевской гвардии и участвовал в польской войні с Московском державом. Воюючи по польский стороні против Москвы, Хмельницкий при осаді Смоленска проявил таку храбрость, што получил от короля Владислава дорогу шаблю. Так в Москві боялись, што тот Хмельницкий с козаками затягне и теперь Московску державу до новой войны с Польшом, а потом сам помирится с польскым королем и обернеся ище против Москвы. Но в Москві не хотіли также оставити без поддержкы и православный народ на Украині в борьбі с католицком державом. Ситуация была дуже трудна для московской дипломатии. Послі Зборовского мира Хмельницкий скоро увиділ, што нова война с Польшом неуникнена, то знова просил Москву наступити на Польшу. Але притом и грозил, што єсли його не поддержат из Москвы, то он ударит и на Москву с крымскыми татарами, або помирится с Польшом и разом с ней обернеся против московского царя. Раз в бесіді с царскым послом в 1649 року, перед новом войном с Польшом, Хмельницкий выразил желание в случаю неудачы перейти со всім войском Запорожскым в Московску державу, а именно в тоту Украину, котра належала до Москвы — Слободску Украину (Харьков, Белгород лежали в той московской Украині).

Так и тут видиме, як смотріли тогды на простый народ, на селян в панщизняном ярмі. Их готовы были оставити надальше в польском ярмі.

Послі Берестечка, в 1651 року, коли Хмельницкий стратил всі выгоды, якых добился в первых двох походах на Польшу, Москва признала, што найлучше буде приняти предложение Хмельницкого о переселении козаков из Польшы в Московскы преділы. При таком переселении козаков Москва не мусіла вступати в войну с Польшом, а Хмельницкий с козаками не мусіли отдаватися под власть турецкого султана. Но поки были закончены переговоры в той справі, Польша ударила знова на Украину и нищила беспощадно всьо на свойом пути. Теперь Хмельницкий усиленно молил московского царя приняти його в подданство, бо иначе йому не остаєся ничого иншого, лем отдатися под защиту турецкого султана и крымского хана. В такых обставинах, на початку 1653 року, в Москві рішили приняти Украину в подданство и вступити в войну с Польшом. Але и послі принятия такого рішения в царском совіті затягали справу и лем в літі того року объявили Хмельницкому о свойом рішении, а в октябрі 1653 року собрали в Москві Земский собор и рішили присоєдинити Украину до России. Так наконец были посланы царскы послы к Хмельницкому с поручением приняти Украину под руку московского царя. Хмельницкий собрал свою старшину и другых представителей на раду в Переяславі, где 8 января 1654 всі присягли на вірность царю.

Потом Хмельницкий послал своих представителей в Москву, котры договорились с царскым правительством о новом управлении Украином. В одобренных там “Статьях Богдана Хмельницкого” и в царскых грамотах было установлено, што Украина сохранит свои стары порядкы и отдільне управление под властью своих выборных старшин и гетмана, выбранного вольными голосами. Всі украинскы станы сохраняли свои стары права и вольности. Число козацкого войска увеличалось до 60,000. Гетман мал право принимати амбасадоров и сноситися с заграничными правительствами. Гетманске правление обязалось платити невеликий податок, сбор котрого был оставленый місцевым урядам.

Так в тых договорах были обеспечены права украинской шляхты, козацкой старшины, реестровых козаков, міщан и духовенства, а просте селянство, то-есть головна масса народа осталось там, где и было. Оно должно было робити панщину, но теперь для своих украинскых панов. Правда, в освободительной войні против панской Польшы много бывшых панщизняных хлопов выбилось из панщины, стало козаками и свободными людьми. А в тых южно-русскых землях, як Галичина, Волынь, котры остались надальше под Польшом, панщина стала ище тяжшом, як была попередно.

Як видиме, на Переяславской Раді не вся Южна Русь и даже не вся Украина были присоєдинены к России. Козакы с Богданом Хмельницкым на чолі присоєдинялись с тым, што могли контролювати, а в 1654 року они контролювали лем малу часть того, што мали в 1658. В переговорах с царскыми послами козацка старшина торговалась и выторговала собі як найширшы привилегии от царя. По тым договорам они замінили польскых панов и шляхту в управлении Украином. В тых часах иншых переговоров и договоров не могло и быти, бо правительства не признавали народ, лем отдільны станы (сословия) и их привилегии. Так и козакы говорили головно за себе и добывались привилегий, штобы разом с православном шляхтом стати правящым станом на Украині.

Послі Переяславской Рады Россия разом с Хмельницкым ударили на Польшу. На початках тота вспольна война розвивалась дуже успішно, но на Украині крымский хан, котрый был перше в союзі с Хмельницкым, теперь связался с Польшом против Хмельницкого и России. Войска переходили постоянно в одну и другу сторону и опустошили страшно весь край. А до того и меже козаками возникли партии — московска и польска. Козацка старшина, взявши державну власть в свои рукы, начала притісняти рядовых козаков. Послі смерти Хмельницкого на короткий час польска партия меже козацком старшином взяла верх и договорилась с польскыми панами о повороті Украины обратно под Польшу. Пришли страшны межеусобны войны меже козаками. Но в общем діла розвивались так, што просты козакы, селянство, міщане и рядове духовенство в огромном большинстві стояли за Россию, а шляхта, высша козацка старшина и высше духовенство тягнуло назад к Польші.

Так Богдан Хмельницкий и його наслідникы не смогли присоєдинити окончательно к России ани той части Украины, яку контролювали в момент Переяславской Рады. При России осталась лем лівобережна Украина, по лівой стороні Дніпра, а по правой стороні Дніпра лем Киев и с малым округом коло Киева.

Переяславска Рада має лем тото значение, што она указала дорогу для дальшой политикы и поставила Южну Русь на путь объєдинения с великом Россиом. Тото объєдинение было потом довершено иншыми средствами, иншыми людьми и в далеко ширшых розмірах. Но Переяславска Рада осталась памятном в истории Руси и Украины як первый крок в том напрямі.




[BACK]