На Самолет до Канады — Василь Рогач

В 1912 року, гдесь в октобру, наша мама робила надворі, а мы діти сиділи в хаті. Нараз мама кличе нас:

— Діти, діти, ходьте ту — будете видіти чудо!

То был аероплан. Люде назвали го чудом, бо не знали, яке мено му дати. Але гнеска уж веце людей перевозится аеропланом, як треном. Так и я достал два тыждни вакаций и думам собі, же поіду до Квебек Сити в Канаді, бо сын там єсть и кличе придти к нему на визит. До Канады я уже іздил треном, автобусом и автомобилем, то думам, же на сей раз спробую летіти аеропланом.

4-го июля о годині 9 рано в Кливланді великий пассажирский самолет компании Транс-Канада Ерлайн поднялся с нами в воздух. Не тревало долго, и мы уже присіли на землю в Лондон, Онт., бо там была погранична провірка. Завели нас на “костом-гауз”. Было нас 17 людей, то переходисме в ряді одно за другым. Ничого дуже не провіряли, лем спросилися, куда ідешь, як долго думашь там быти, яку роботу маєшь в США, где робишь и жиєшь и ци наміряшь жити дальше в США. Так я отвітил на тоты вопросы, и казали идти дальше.

Так мы знова на том самом аероплані и летиме до Торонта. Там я пересіл на большу машину, на котрой уж нас было повыше 50 людей. В Торонто на аеродромі рух великий, бо лем до Монтреал кажды дві годины летит аероплан с пассажирами.

До Монтреалу мы прилетіли о год. 1:30 пополудни. Там на мене уж чекали. Сват Стефан Валович привюз мене до свого дому, где я прожил большу часть своих вакаций и чувствовался як дома.

Ище того самого дня я хотіл встрітитися с нашыми людьми и вечером я пришол до Маунт Роял Парку, бо даколи мы там мали выбранне місце, где ся сходили нашы краяне. Але теперь я там познатых людей уж не встрітил. Были сами ди-писты, скитальцы, от котрых мудрой бесіды не почуєшь. Так я ишол отвидіти Михаила Бринду. Заміст с Михаилом, я встрітился с Василием Бриндом, за котрого я знал, же отышол до Чехословакии, но не знал, што он вернулся. Меже нами зашла коротка дискуссия, за котру было бы што и написати, но теперь то помину. Недалеко от Бринды жиє Иван Гойсак, а його жена єсть моя родина, и як звычайно, коли придете до родины, то вас скоро не выпустят. Так и я должен был у них забавитися и гостити. До Гойсака пришла дівочка Василия Млинаря, може 12-рочна, и привитала мене с нашыми словами так мудро и мило, же таке я ище нигде не встрічал, и каже: “Мои родиче рады бы были, штобы сте до нас зашли, бо теперь як раз у нас єсть — може вы його знате — Джон Фелеги из Миннеаполис.” То так мило было сказано, што я зараз к ним зашол и забавился до поздной ночы.

То был первый мой день подорожы из Кливланд до Монтреал. Я пишу о том так подробно нарочно, штобы показати, як то аероплан скоротил нам час. Давнійше то взяло бы пару дней, штобы совершити то, што я совершил за один день.

В Монтреалі я отвиділ и веце из нашых людей и знакомых. Уж майже каждый набыл свого гавза, але за то суть потрачены по цілом місті, и рады бы ся сходити, но не мают свого народного приміщения. Я виділ, што в Монтреал наша организация ослабла, бо там по большой части уж ніт тых людей, котры руководили организацийном роботом.

Из Монтреал мене отвезли до Квебек Сити. Там мой старший сын єсть на роботі як профессиональный представитель торговой фирмы. У него єсть бизнесовый талант, то має добру ціну в бизнесовом світі. Он докладно владіє английскым и французскым языком, а притом не забыл и нашу русску и чехословацку речь. До Канады пришол в 1932 року, як мал 10 літ. В осьмом классі достал “сколаршип” и тримал то поступно аж до закончения школы.

Радостна была встріча со всіми краянами и знакомыми в Канаді, но найбольше радостна встріча была с сынами и невістом. В той радости они потом привезли мене своим автомобилем аж до Кливланду.


Василь Рогач, Wasyl Rogach
Василь Рогач с сыном Петром в Канаді в 1953

Так то была для мене дуже радостна и интересна вакацийна подорож. На аероплані высоко в воздухі я припомнул собі тот момент, коли мама первый раз показувала нам “чудо” в небі, а теперь я сам с тым чудом летіл. И в памяти мойой вставали и другы моменты минувшого житья.

Завчасу стратил я няня мого, так мама лем со мнов ся радувала и помощи от мене чекала. Но и того долго не было, бо в 17-ом року взяли мене на войну и послали в Албанию. Там при місті Скутари в бою осталось много моих камаратов. Як окончилась война, я вернулся счастливо в нашы села. Братья казали мні женитися и на приставку отправили, но нова чехословацка власть до войска забрала. Треба признати, што в чехословацкой, армии была и школа. Мні три курсы дали при войску и научили человіка быти смільшым в світі. Выслужил я при войску и вернулся к мойой любой жені. При свекрови мы жили и двое дітей на світ привели. Но газдовати было тяжко, то я задумал в Канаду іхати. Оставил жену и двох хлопцев дома, а сам пустился в далекий світ за море.

Смутно было жити самому в чужом краю, а тут и грошей немож было заробити скоро, штобы вернутися назад. Ходил я по Канаді от края до края и бідувал, як и соткы другых нашых краянов. О пару роков пишут из родного села, што мои хлопцы сиротами остались, бо жена моя померла. Так я постановил взяти их ку собі в Канаду. Приіхали они ко мні, и пару літ жили мы счастливо. Не было и в думкі женитися другий раз. Но дозналася за мене одна жена из Миннеаполис, в США, и спровадила ку собі. Не долго того было, бо начала мудрувати по-американски, то треба было розыйтися. Но я остался жити в Америкі. Пять літ уж тут жию, але за тот часу уж 6 раз іздил до Канады. Теперь послідный раз летіл на аероплані высоко над хмарами и думал, што то правдиве чудо понад хмары летіти, и на нашу землю с высоты небесной смотріти.

А коли добрых знакомых и друзей маєте, то куда бы человік ни поіхал, всяди чувствуєся, як у себе дома и в свойом родном краю.


Василь Рогач.



[BACK]