Народны Таланты — Николай Цисляк

Меже звычайными людьми дуже часто заходят горячы споры о том, який человік має высшу ціну — ученый без таланта ци талантливый без наукы?

Тоты споры выходят от того, што многы были наочными свідками такых выпадков, где выпадково выученый человік принялся за роботу, знал єй розпочати, но не знал собі способу, затратился в ней и оставил всьо неокончено. Потом за тоту саму роботу взялся простый неученый, а талантливый и выпровадил роботу на порядок, часом, на велике чудо, дуже добре, и то без всякых трудностей. Приміром, хворый человік обышол много высокоученых докторов, и никотрый му ліку не нашол, а потом звычайный человік власной практикы отнял му хвороту, як бы руками взял. Або судовы росправы: Найдете ученых, высокой рекомендации адвокатов, котрых ище в школі называли “брильянтовыми учениками”, но такий адвокат прожиє вам ціле житья и ани одной справы в суді не выграт. А другий незнаный никому стане — и по пару словах справа выграна. Такых приміров найдеме во всіх областях общественных отношений меже людьми.

Я не стану спорити, ани давати свое рішение той справы, бо до основного выроку той справы провадят многы ниткы. Тут ани таланты не можна унижати, ани науку не можна легковажити, а ище треба взяти под увагу то, што много ученых людей вышколувалися в области свого таланту. Такы люде, не лем же мают дар и свою власну практику, но и в теории они достали науку с талантов и практикы людей, котры жили перед нами. Даякий талантливый человік працувал ціле житья в даякой области наукы, а человік в школі перебрал тоту готову практику в пару тыжднях, и на основі того он робит дальший прогрес — вмісто самому доходити той осягненой наукы и тратити на то своє ціле житья. Счастливый тот народ, в котором родится много талантов, но ище счастливший тот, котрый має школу для возвышения и полного выкорыстания их в народну пользу.

Учеными людьми называме тых, котры ходили в школу — училися. Талантливыми людьми называме тых, котры от дитинства мают потяг до даякой особливой роботы и без великого труду в той области выбиваются наперед другых. Коли вы зробите річ, котру другий человек из вашего товариства не потрафит зробити, то вы мате талант в той области. Часом аж десятый человек потрафит вам доровнати, часом аж сотный, а часом и тысячный негоден того доконати. Тогды мы называме, што то суть рідкы таланты, бо рідко трафляются. Коли вы скажете о другом нешколуваном человіку: “Я бы той роботы не выкопал, хоц бы мні рукы поламал”, то будьте певны, што вы бесідуєте о талантливом человіку.

Моим намірением в сей статі єсть представити ряд людей с замічательными талантами, походящых из нашого лемковского роду, котрых я встрічам в каждоденном житью тут в Америкі, Канаді, а особливо в нашой старой лемковской колонии в Кливланді, где я перебывам теперішными часами.

Діти нашых лемков в Америкі и Канаді дуже часто занимают высокы, отвітственны и важны роботы во всіх областях американского житья. Им не дивуємося, бо кромі своих талантов, они мали отповідну школу до того. Но коли вы перейдетеся по місточках, заселенных лемками, то вас здивує, што люде, котры в большинстві свойом приізджали в Америку безграмотными, управляют перворядными бизнесами, являются наставниками в индустрии, а навет являются мейорами своих місточок. И у нас в Кливланді то можна видіти. Лемкы своими способностями розвили ряд бизнесов, котрыми сами руководят, працуют механиками, и наставниками на желізных дорогах, в сталевых и другых индустриях, на разных предприятиях, где можут их заступати лем добре школуваны люде.

До такых лемков належит, меже иншыми и Тимофтей Гамбаль, из Лабовы, котрый выраблят планы и будує модерны домы, и стался высокорекомендованным будовничым, хоц не мал школы на тоту роботу. Николай Лабик, из Торонто, котрый про свою спрытность в рахунках все держал в организации финансовы секретаркы, сильно подивлят талант в рахунках Петра Цапа из Крампной, котрый просто в памяти розвяже вам трудны рахунковы проблемы в множении або ділении дробями, и то в пару секундах. Достал бы такий человік школу, стал бы другым Ейнштейном по линии математикы.


Penmanship
Автограф Теодора Кохана

Я все был заинтересованный в рисунках и звертал увагу на многочисленны рукописи дипломов и грамот, але нигде я не запримітил такой высокой деликатности калиграфичного письма, як в рукописи Теодора Кохана из Виннипегу в Канаді, родом из Флоринкы. Про красоту свойой рукописи он получил роботу в Сити Голл для выписывания дипломов и грамот, где он працувал ціле свое житье. Приведенный тут верш по його рукописи “Вспомин о Лемковщині”, написанный на 77 року його житья, указує, што його почерк не много утратил ище из свойой красоты. Теодор Кохан был инициатором основания нашой народной организации Лемковского Союза, и мы горды, што он належит до талантами одаренных лемков.


Prokopchak
Иван Прокопчак,
из Росстайн, повіт Ясло.


Violin
Ручка скрипкы Ивана Прокопчака

Коли вы встрітите Ивана Прокопчака из села Ростайне, вы нигда не отгадали бы, што в том человіку сидит. Он невыставляющойся личности, скромный, тихий. За долгы рокы мало кто звертал на него увагу. А он добрый артистичный коваль. Коли в Кливланді подготовляли славне Лемковске Весіля” и дружбам треба было сокирок, то допросили Прокопчака постаратися о то. Як он то выробил и облистил платаном, то всі, кто виділ, застановился над красотом його роботы. В свои вечерны годины он выраблят гусли великой чистоты и досконалой формы. До того он ище різбар. Гдекотры годовкы своих гуслей он украшат різьбом звірят або музыкальных гениев и композиторов, котрых образок он даколи виділ. Покус грає на скрипкі, но ище лучше грає в представлениях ролі. Поровнайте його фотографию с фотографиом “Діда Тимка” в “Лемковскых Вечирках” минувшого року, а сами увидите, який с него артист — тут Иван Прокопчак, а там правдивый русский православный дзяд.

Талантов до гранья роль в представлениях у нас єсть больше и с часом все новы выкрываются и приходят в драматичный кружок. При открытию такых талантов не диво, што мы в состоянии час до часу поставити любе представление. Натуру тых артистов, не выпоминаючи: их имен, можете видіти на фотографии представления “Женаты Женятся”, поставленного в Кливланді минувшого року.


Marriage
Акторы представления “Женаты женятся” —
Кливланд, О., 10 май 1952


Наш кливландский Лемко-Клуб, меже иншым, украшают три пары ляльок, хлопці и дівчата, убраны в лемковский народный крой. Ушитья лашков на таку др бнотку вымагат специального знанья и терпеливости. Тоты лялькы не лем же украшают клуб, но и за каждым разом вызывают живый интерес меже посетителями клуба, а ище больше меже общественными роботниками нашого міста, и через то здобыли для клуба прихильну репутацию. Лялькы убрали Юлия Дмитрик, Пелягия Сипляк, Текля Дзямба и Мария Цисляк. Тота послідня навет николи в краю не была. Убор ляльок постоянно по каждом пранью мінятся и богатіє.


Dolls
Лялькы в лемковском народном строю —
на выставкі в Лемко-Клубі в Кливланд, Огайо.


Каждого року в сезоні великодных свят нашы жены в Кливланді усвоили собі звычай писати писанкы на фонд свого отділа. Сего року писанкы были так красивы, што мы дали их фотографовати. Сам фотограф не мог очей от них оторвати и перечудуватися, откаль жены набирают столько розмаитых узоров, а всі они написаны вольном руком в чисто лемковском стилю. Хоц они всі в лемковском стилю писаны, кажда жена має свой особливый способ и форму рисунка и свой секрет што до кольору.


Ardan
Татьяна Ардан, Кливланд, Огайо.
Stelma
Розалия Штельма (Хміль)
родом с Ожинной, повіт Ясло.


На образку показаны зразкы писанок лемковскых жен в Кливланді: Текли Дзямба из Вышовадкы, Розалии Штельма из Ожинной, Татьяны Ардан и Марии Федак из Мшанной. В першом гнізді на ліво вверху писанкы Текли Дзямба отличаются богатом и просто фантастичном розмальовком, як бы морозовый клаптик або россып искор при електричном велдованью. Ровномірность рисунка указує на велику быстроту писанья, а комбинация красок направду сверхколоьорова.


eggs
Великодны писанкы лемковскых жен в Кливланд, Огайо.

В другом гнізді девять писанок Татьяны Ардан, писаны свободном руком с особливом четкостьом и с отмінном, но тоже сверхкольоровом окраском.

В третьом гнізді с ліва на долині писанкы Розалии Штельма, як бы покрыты лиством або голузками разных дерев с ніжно подберанными красками.

В четвертом гнізді с права на долині писанкы Марии Федак. По єй писанках роскинены дробны весенны цвіты. Она придержуєся найбольше стариннного лемковского стилю што до розрисовкы писанок и их ясного, привабливого кольору.

На загал красота и оригинальность писанок так пречудна, што покупатели берут их на росхват цілыма дюжинами, як бы им задармо давал, и платят красну ціну за них.

Дакто скаже, што то не штука написати писанку. Най попробує. У нас соткы женщин и майже всі пишут писанкы, но мы нашли меже ними лем тых несколько жен, котры пищут писанкы оригинально, што надаются до продажи публикі.


Warhol
Анна Вархол росписуе великодны писанкы

А Анна Вархол, из Оттавы в Канаді, родом с Терстяной, не лем же пише писанкы, але два рокы тому наробила с ними много шуму в канадской прессі, где были поміщены єй оригинальны взоры лемковскых писанок, а при том описана коротко история и судьба Лемковщины. Писанкы свои она пише с великом быстротом, но кольорує их не техничными красками, а натуральными, котры она выварює из дубья и трісок ріжных дерев и рослин. Робота при писанках у ней так легка, што она пише их и приспівує співанкы, якы складаются в єй мыслях:


Писаночкы мои,
Сама-м вас писала,
Из руж и фиялок
Краску добирала.

Писаночкы мои
Красно-м росписала,
Як пришол великдень,
Людям єм роздала.

Писаночкы мои,
Смутна мі новина,
Без людей остала
Мила Лемковщина.

Родне моє село,
Терстяна го звали,
Там широка ріка,
Где мы ся купали.

Там ріка прозорна,
Ясьолком єй звали,
Там терстянскы хлопці
Коней напавали.

Коней напавали,
На пищалках грали,
Завадскы дівчата
Голос поддавали.

Лемковщино моя,
Родимая мати,
Кобы-м ище могла
Тебе отвидати.

Річеньку быструю,
Свою мамусеньку,
Сиву зазуленьку,
Сестричку родненьку.


Moriliak
Стефан Мориляк,
зо Шляхтовы, пов. Новый Торг.

Стефан Мориляк зо Шляхтовы одареный иншым талантом: он рисує пером людскы постати в разных уборах, котры у него выходят живо и реально. Рисунок двох лемков новосандецкого повіта в старинном уборі он виділ в одной книжкі, и без всякых техничных прирядов або способов, якыми теперь побольшают такы образкы, он на око побольшил их до разміра великого образа. Кто виділ даколи тоты типы и посмотрит теперь на тот рисунок, то признат, што то зроблено дуже удачно-талантливо, што навет подвижность и рух тых типов переданы рисунку. Стефан непереможный актор комичных роль, якого трудно найти меже простым народом. Надіємеся, што Стефан Мориляк с часом розрисує своим пером лемковскы типы мужчин, дівчат и жен и с другых лемковскых сел и повітов, в чом желаме му доброго успіха.

Spivak
Сидор Співак.

Взглянувши на чугы, интересно буде для тых, котры не памятают того крою, подати информацию, што чуга то верхний убор, сшитый с доброго грубого сукна, служила для охороны от зимы, вітров и сніговицы, а кромі того, мала и другы практичны функции. Великий наплечник с долгыми тороками фурман в лісі або в подорожи, в часі великой сніговицы або непогоды, перекидувал через голову. Долгы торокы охороняли його лице, што сніговица не ліпила йому в очы, а помеже торокы фурман мог набдюдати дорогу и вьо, што дієся перед ним, и управляти свободно ліцами ци даяком другом роботом. По боках, вмісто рукавов, висіли дві торбы або кишени с отвором из середины, в котрых могла поміститися мериндя або невеликы дорогы покупкы, беспечны перед крадежом. В часі далекых подорожей на ночлег фурман наполнял оден рукав сіном або содомом, што служило йому за заголовок, решта чугом накрылся до спанья. Чуга в давны часы была великым богатством в домі. Паробок не поберелся до женячкы, пока не справил сой чугу. Чуга была украшена с заду и по боках тороками, лем біднійшы газдове або коморникы носили чугы без торок. Людей из такых сел, где выпасали больше овец и мали больше сукна на чугы и торокы, другы біднійшы села называли “торокарами”, а чугы без торок звали “шутяками” от слова “шутый”. От того то и походит, што многочисленны лемковскы фамелии по призвищу Шутяк походят из біднійшого роду. Перекинувши через плеча чугу, газда чувствовался поважно яко ответственна голова свого дому або громады.

Teleh
Мария Телех, Кливланд, Огайо

Напено не єсть больше, як десять людей в Кливланді котры знают, што Мария Телех из села Воловец зна малювати, хоц она с тыми людьми прожила тут парудесят роков. Сценарию на головной гали Лемковского Народного Дома в Кливланді малювал лемко, котрый окончил львовску артистичну школу. Но послі того, як я увиділ в домі Марии Телех єй малюнок водными кольорами села Воловец, як она собі його выображат в мысли послі 52-рочного житья на емиграции, я спросился руководителя ремонта Народного Дома Осифа Дзямбу:

— Чом вы не дали малювати сценарию Марии Телех? Мали бы сме далеко лучшу артистичну роботу, а кошта меньшы.

Осиф Дзямба удивился на мене:

— Первый раз чую, што Мария Телех знає малювати...


Volovets
Село Воловец, Горлицкого повіта.
(Робота Марии Телех — водна краска).


Каждый, кто посмотрит на єй роботу “седо Воловец”, признат великий талант єй рисунка, В єй малюнку єсть перспектива, што дуже важне в каждом малюнку, передный и задный план, комбинация натуральных колоров и много интересна горизонтальна линия.

Три поміщены тут виды лемковскых сел оливной краскы: “Вчас рано”, “По дожджі” и “На краю лемковского села (теперь власность Юрия Млинаря в Нью Йорку) — малюваны моими руками. Треба повідти, што я не мал ани одной годины артистичной лекции, а єднак на роботу в них звертают увагу и дают велику признательность тым малюнкам люде, котры кончили школы в разных областях малярства.

Повыше приведены упоминкы о нашых народных талантах суть занадто поверховны, бо люде котры не жиют из своих талантов, часто никому не признаются, што они можут зробити, як приміром Мария Телех або Стефан Мориляк. Но суть межи лемками и такы, котры своими талантами добилися своих предприятий и вырабляют або продукуют всякы предметы для загального ужитку. Люде далеко ліпше цінили бы нас, коли бы знали нашы таланта и их вклад в американске житья и в культурне розвитие нашой новой американской нации.


Village
Николай Цисляк: “На краю Лемковского села”.

EarlySummer
НИКОЛАЙ ЦИСЛЯК:
“Літне рано” (оливкова краска)

Villagepg29
НИКОЛАЙ ЦИСЛЯК:
“На краю Лемковского села” (оливна краска).


С нашой организационной стороны было бы дуже много зроблено, єсли бы в одном из лемковскых центров в Америкі, найлучше в Юнкерс або в институции Лемковской Народной фармы, котра єсть в плані, была отведена одна або пару комнат, в котрых бы мож было собрати для постоянной выставы примірникы талантов нашых людей не с одной містности, але с цілой Америкы и Канады. Кромі того, там мож бы собрати всі примірникы газет и книг, написанных лемками або издаванных лемковекыми организациями, заглавия всіх лемковскых співанок, изданных на рекордах, почавши от Шкимбового “Лемковского Весіля” до послідных, изданных лемковском фирмом “Попрад”. Припущаме, што на Колумбия, Окей, Бронсвик, Виктор и другых меньших компаниях было издано до 200 штук разных лемковекых рекордов, а то єсть дуже громадный труд. Там можна бы умістити сразкы выробу сукна и полотна нашими предками, и оригинальну ношу, як шили кошели, холошни, лайбикы, гунькы, чугы, шапкы, як плели капелюхы, як шили керпці. На моделях, хоц бы малого розміра, мож бы показати разницу, як носилися в каждом лемковском повіті. Нашли бы ся люде, котры для такой выставкы побудували бы малого разміра типы лемковскых хиж, особливу архитектуру лемковскых церквей (Три вежы, по порядку што одна то высше), а навет, як городили козярками плоты на Лемковщині, бо так нигде инде не городили. Там могли бы быти показаны давны домовы приряды и начинья, деревяны коновкы, цебрикы, боденкы, ступкы, кудели, варстаты, столбцы до струганнья гонтов, млинец и множество другых прирядов. Дальше слідували бы разны выробы, котрым дали початок лемкы тут в Америкі. Таке місце не лем же было бы поучне о минувшом житню нашых предков, але и много интересне и притігало бы до себе множество визиторов нашого роду зо всіх близкых и далекых сторон Америкы и Канады.


Николай Цисляк


[BACK]