20-літие Лемко-Союза в Америкі

ПОЧАТКЫ ЛЕМКОВСКОЙ
НАРОДНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В США

Лемко-Союз получил свой организацийный чартер в штаті Огайо 1-го августа 1931 року. От того дня он стал членском корпорациом. В розумінии закона то значило, што Лемко-Союз стал правном особом и мог на свое организацийне имя принимати обязательства, набывати маєток и отвічати за свои акты, дійствуючи через законно выбранных урядников, як своих агентов.

Так сего 1951 року Лемко-Союз празднує 20-літие свого чартерованного организацийного существования.

Но организацийна робота среди выходцев из Лемковщины для создания свойой народной лемковской организации в Америкі началась давнійше.

При конці 1922 року в Нью Йорку начала выходити газета “Лемковщина”, котру издавал Лемковский Комитет, основанный того же року тогдашным редактором “Правды” В. П. Гладиком. Отвічательным редактором “Лемковщины” был д-р С. Пыж, котрый тилько што приіхал из старого краю (из Прагы). Газета выходила регулярно, два разы на місяц, и в коротком часі позыскала собі около 800 предплатников, так што уж могла утриматися о своих власных силах. При поддержкі газеты Лемковский Комитет собрал значны суммы на Русску Бурсу в Горлицах и на другу помощь старому краю. Но в июні 1923 року д-р С. Пыж был выбраный редактором “Правды”, органа запомоговой организации Общества Русских Братств в Филадельфии, и должен был оставити роботу в редакции “Лемковщины”. Газета выходила ище якийсь час, с перерывами, под редакциом В. П. Гладика.

При конці 1927 року в Нью Йорк переіхал из Канады Д. Вислоцкий (Ваньо Гунянка), котрому Лемковский Комитет отдал оставшыся фонды на возобновление издательской роботы, а также всі адресы старых предплатников “Лемковщины” и другы рекорды. Д. Вислоцкий начал выпускати с початку, на фонды Лемковского Комитета, місячный журнал “Лемко”, а с 1 апріля 1928 року газету “Лемко” — два разы на місяц, котра печаталась в типографии “Правды” в Филадельфии. Газета “Лемко” была официальным органом Лемковского Комитета.

Д. Вислоцкий взялся енергично до роботы. В первом номері газеты “Лемко”, от 1 апріля 1928, было поміщено слідующе заявление редакции:

“Вмісто місячных книжечок “Лемко”, Лемковский Комитет рішил издавати газету два разы в місяц. Раз потому, што много читателей “Лемка” того требує, як тоже и Кливландске независиме братство приняло “Лемко” за свой братский орган с тым условием, єсли книжечкы замінится газетом. Притом єсть надежда, што и другы нашы независимы братства примут “Лемка” за свой орган. Лемковский Комитет просит нашых діятелей поддержати “Лемка” и занятися сбором подпискы.”

В том же номері “Лемка” было опубликовано воззвание Лемковского Комитета к независимым братствам и клубам, штобы они принимали газету “Лемко” за свой орган и оказовали єй поддержку. В том часі существовал в Гейзельтон, Пенн., первый отділ Лемковского Комитета, то редакция призывала организовати отділы и по другых місцевостях.

Но початкы организацийной роботы были трудны. В 2-ом числі “Лемка” от 15 апріля 1928 редактор Д. Вислоцкий объявил такий финансовый отчет:

“Лемковский Комитет выпустил дві книжечкы “Лемко” и первый номер газеты “Лемко”. Тото всьо коштує 468.93. На то пришло в редакцию предплаты и грошей из продажы книжечок и газеты 302.64. Лемковский Комитет дал на издание 225.00, так всего получено 527.64. Росход по изданию был 468.93 — осталося в редакции 57.71.

В виду браку средств газета “Лемко” скоротилась и в другой половині 1928 и цілый 1929 рок выходила лем раз на місяц. Разом с газетом “Правда” она проводила енергичну кампанию по сбору жертв на судовый процесс за Русску Бурсу в Горлицах. Тота робота увінчалась успіхом, бо процесс был выграный в найвысшой судовой инстанции, и Горлицка бурса, незаконно захвачена польскым адвокатом, была вернена нашому народу и открыта для нашой школьной молодежи.


ПОЧАТОК ЛЕМКО-СОЮЗА

До 1 февраля 1929 року в газеті “Лемко” упоминалось лем за Лемковский Комитет. Но в номері 2, от 1 февраля 1929 року, упоминатся первый раз за Лемковский Союз. В том номері на первой страниці поміщена корреспонденция Теодора Кохана из Виннипега, Ман. (Канада) о собрании молодых лемковскых емигрантов в том місті. На собрании они рішили основати Лемковский Союз и предложили через газету такий проект:

“Єсли Лемковский Союз роспространится по цілой Канаді, и американскы лемкы пойдут нашыми слідами, то нас буде велика сила. Тот Лемковский Союз должен складатися из Рад — на примір, в Виннипегі Рада № 1, а коли буде несколько Рад, то тоты Рады выберут головный Совіт, котрый буде мати свою квартиру при Редакции, т. є. органі того Союза, наприм., теперішньой газеты “Лемко”, бо Редакция єсть всегда в связи с политичным світом. Кажда Рада буде мати свою кассу и буде объявляти свой стан кассы в свойом органі каждого місяца или квартально. Ділом Редакции буде смотріти за ростом Лемковского Союза. Можно бы и так, штобы головна касса была при головном Совіті, но выясняются потребы, штобы касса была в отдільных Радах, а Редакция повідомила бы членов, куда нужна помощь”.

Kohan Theo
Инициатор и Первый Гол. Предсідатель Лемко-Союза Теодор Кохан.

В корреспонденции Теодора Кохана был поданый и короткий начерк Устава Л.С.

Обовязкы членов были так обрисованы: “Каждый член обовязаный платити найменьше $2.00 в год, т. є. на подписку газеты $1.00, а $1.00 в народну кассу (газета выходила лем раз на місяц). А заможнійшы можут платити и больше — по их волі. Єсли напримір, было бы нас 10,000 членов, и из того пошло бы $10,000.00 на народный фонд в один год, то вже мы сможеме поставити на ногы будь котру бурсу, ци тут ци в старом краю. А до того Союза сможе належати и найбіднійший лемко и брати участь в народной роботі.”

Зараз под корреспонденциом Т. Кохана было поміщено письмо Теодора Пейка из Пас, Ман., котрый, отвічаючи на письмо Т. Кохана, писал так:

“А теперь Вам доношу, што мене то дуже обрадовало, што Вы стараетесь основати Лемковский Союз. Нас гев єсть пару хлопцев-лемков, то вшиткы с охотом приступят и дадут коллекту.

“О того доляра, о котром вспоминате, то я не хочу, жебы мні вертали, най останеся на фонд газеты, бо я дуже довольный, што нашы братья в Америкі не забывают о свойом родном краю. И я, што буде в моих силах, поможу и не забуду, бо коли мы о собі забудеме, то нашы ворогы нас под свои ногы возмут. И за то мы лемкы в Америкі и Канаді мусиме держатися купы, жебы нашому краю, Лемковині, дати помощь.

“В старом краю тыж сегодня люде берутся до світа, и польскым и словацкым панам под ногы ся не дают, то мы бы тяжко грішили, як бы мы им не помогли. И я Вас прошу не забывати о нас, коли той помощи буде треба. Мы лемкы молоды, недавно в Канаду пришли, але охочы до житья, и о том краю из котрого мы тото житья вынесли, николи не забудеме, бо коли бы сме забыли, то бы сме ся не могли назвати людьми и лемками. Берьтеся до роботы скоро.”

Vislotsky Dim
Редактор газ. “Лемко” и Организатор Лемко-Союза Дмитрий Вислоцкий.

Редактор Д. Вислоцкий дуже обрадовался тым новостям из Канады и поддержал горячо в газеті проект Т. Кохана. В передовой статі он писал:

“Коротко, просто, по хлопски, але ясно. Каждому ясно. Тото коротке писемце Теодора Пейка додало охоты нашому краяну, г-ну Кохану до роботы. Тото коротке, ясне писемце додало охоты и нам. Оно додаст охоты всім лемкам в Америкі и Канаді. Оно показує им дорогу.”

Газета “Лемко” печаталась тогды в типографии “Правды” в Филадельфии, так редактору “Лемка” было легко порозумітися с редактором “Правды” д-р С. Пыжом. Проект Т. Кохана был зараз одобреный, и уж в самом том номері “Лемка” был объявленый тымчасовый гол. уряд Лемковского Союза в таком составі: Теодор Кохан — головный предсідатель, Д. Вислоцкий — секретарь, а д-р С. Пыж — кассир. Каждый предсідатель новооснованной Рады входит в правление Л. Союза. Лемковский Комитет, як организация временна, перестає существовати. Тота программа остаєся в силі до первой конвенции Л.С.

Письмо Т. Кохана и його программа Лемковского Союза была поміщена и в газеті “Правда”. Кромі того, в номері “Правды” от 15 февраля 1929 р. была поміщена редакцийна статья, в котрой, меже иншым, было сказано слідующе: “Предложение Т. Кохана и вість об основании первого отділа Лемковского Союза в Канаді нашли восторженный отклик среди американскых лемков, чому доказательством служат многочисленны письма, получаємы и нашом редакциом. Нам передают, што в цілом ряді міст подготовляєся основание отділов Л.С. То буде самый правильный путь. Місцевы отділы, коли их буде больше, скличут конвенцию и там завершат свою организацию выбором центрального правления и принятием одного общого устава.”

Зараз начали открыватися отділы Л.С., або як их на початках называли в газеті “Лемко” — Рады. Номер 1 получила Рада в Виннипегу, номер 2 — существовавший уж отділ Лемковского Комитета в Гейзельтон, номер 3 — новооснованный отділ в Детройт, номер 4 — отділ в Нью Йорку, номер 5 — в Акрон, О.


ОСНОВАНИЕ ОТДІЛА Л.С. Ч. 6 В КЛИВЛАНД, О.

Важну роль в дальшом розвитии Л.С. отограл отділ ч. 6, организованный 24 марта 1929 року в Кливланді. В отділ вписалось зараз на початку 102 члены. О том организацийном собрании в Кливланді была прислана в газету “Лемко” слідующа допись (поміщена в н-рі 5, от 1 мая 1929 р.):

“Сошлось у нас несколько лемков дня 24 марта на собрание и позвали прот. о. Іасона Капанадзе. Собрание началось молитвою “Царю Небесный”, а послі молитвы Г-н Михаил Баволяк перечитал из газеты “Лемко” воззвание Рады ч. 1 Лемковского Союза, штобы организовати по всіх містах, где пребывают лемкы, як в США так и Канаді, Лемковскы Рады и вступати в Лемковский Союз.

“Избрано президию на час собрания: предсідателем Михаила Баволяка, секретарем Прокопия Русиника. Первый выступил с бесідом прот. Капанадзе и воззвал лемков организоватися для защиты Лемковской Руси, котра розорвана на дві части — одна часть под польскым, а друга под чехословацкым владінием, и обі державы не тилько не признают ниякых прав лемкам, а даже не признают их существования як русского народа. И потому задача Лемковского Союза спішити им на помощь для их культурной и економичной, а через то и национальной защиты. Головна культурно-народна защита то школа, и потому задача Л.С. дати Лемковщині школу.

“Одным из присутных было предложено, штобы наш отділ окрестити именем Прот. Ивана Наумовича, Просвітителя Галицкой Руси, што цілым собранием было принято. В правление нашого отділа избрано: г-на Михаила Баволяка предсідателем, г-на Афтанасия Ардана кассиром, а г-на Прокопия Русиника секретарем. Протоіерея Капанадзе за його народну роботу избрано почетным предсідателем. Кромі того избрано двох организаторов, котрыми были избраны іеромонах о. Н. Шамбура и И. Чичлик. И собрание не ошиблось, коли их избрало, бо коли на первом собрании вписалось всего 31 член, то на втором собрании, котре отбылось 14 апріля, наше общество взросло уж до 102 членов и собрано всего $151.00. Грошы вложено в банк, пока нам не дадут знати, скилько и где выслати.

Кто буде слідующий за Кливландом? Такы лемковскы центры, як Пассайк, Юнкерс, Ембридж, Олифант, Мейфильд, Симпсон, Джермин, Филадельфия и много-много их!”

Отділ Л.С. ч. 6 в Кливланді стал найсильнійшым отділом в новоначинающойся организации. На початках записалося до отділа 102 члены, а за пару місяцев число членов того отділа возросло до 150. При конці 1929 року в том одном отділі было больше членов, як во всіх остальных “Радах” Л.С. Из приведенной выше корреспонденции легко можна догадатися, яка была причина такого початкового успіха кливландского отділа. Настоятель великого православного прихода поддержал роботу организаторов и сам записался за члена, то прихожане пошли за ним. Скоро потом тот самый протоіерей выступил против Л.С. и пробовал убити отділ. Он оттяг велику часть початковых членов, но другы осталися и продолжали роботу независимо от священников.

По другых місцевостях организация отділов ишла слабо. И отділы, котры были организованы независимо от священников, числили по парунадцет або по парудесять членов. В самой Филадельфии, не взираючи на тот факт, што там поміщалась редакция “Лемка” и редакция “Правды”, котра в тых часах подпорувала роботу по созданию лемковской организации, отділ Л.С. ч. 8 было дуже тяжко заложити. Коли нарешті отділ был основаный 8 июня 1929 р., то до него записалось заледво 10 членов, в том числі редактор “Лемка” Д. Вислоцкий, редактор “Правды” д-р С. Пыж, финансовый секретарь ОРБ И. Куча, контролер ОРБ С. Німец. Остальны члены были: Ф. Фалатович, А. Копина, И. Волк, И. Бега, И. Цап и Л. Крупяк.

Всю организацийну роботу взял на себе редактор “Лемка”. Он розъізжал по лемковскым колониям и устроювал лекции. До конца 1929 року удалось довести число отділов до 12. Но меже тыми отділами были такы слабы отділы в майнерскых околицах Пеннсильвании, як в Маунт Кармел, в Мерион Гайтс, Кулпмонт, в Сейнт Клер, котры ни тогди на початках, ни потом не проявили замітной діятельности. Як тилько місцевый священник выступил против Л.С. то и тоты члены, котры дали записатися на лекции редактора “Лемка”, отскочили от организации. Такы великы лемковскы колонии в околиці Нью Йорка, як Пассайк, Юнкерс, Елизабет, Стамфорд, Ансония, котры потом отограли велику роль в будові Л.С., тогди ище не рушилися. Головна сила Л.С. находилась в Кливланді, где уж літом 1929 року отділ устроил дуже успішный пикник на поддержку газеты и организацийной роботы. И в Кливланді было в тых часах найбольше предплатников газеты “Лемко” (около 60).

В виду такого положения діл редактор “Лемка” Д. Вислоцкий рішил перенести редакцию из Филадельфии до Кливланд, Огайо. От 1 января 1930 року “Лемко” начал выходити в Кливланді, як орган Л.С. Газета выходила теперь раз на тыждень.


ЛЕМКОВСКЫ РЕКОРДЫ И ФИЛЬМ “ЛЕМКОВСКЕ ВЕСІЛЯ”

Skimba Stefan
Стефан Шкимба, издатель лемковскых рекордов.

Много до оживления организацийного руху среди лемковской емиграции в США причинилися в тых часах Стефан Шкимба в Бруклині, родом из села Воловец, повіт Горлицы, и Михаил Дужий в Клифтон, Н. Дж., родом из Перегримкы, повіт Ясло. Стефан Шкимба уж давнійше выпустил рекорды лемковскых співанок и “Лемковского Весіля”, а потом разом с М. Дужым, талантливым механиком и фотографом, приготовили фильм “Лемковске Весіля”. Стефан Шкимба также начал Лемковску радио-программу. То возбудило у старшой лемковской емиграции в околиці Нью Йорка интерес к своим народным лемковскым справам и подготовило грунт для организации отділов Лемковского Союза в штатах Нью Йорк, Нью Джерзи и Коннектикот, котры в скором часі стали головном опором Л.С. Сам Д. Вислоцкий выдал своим коштом Мапу Лемковщины, котра так само причинилась к возбуждению у нашых емигрантов интереса к родному краю.

Duzey Michael
Михаил Дужий, издатель фильма “Лемковске Весіля”.

Протягом 1930 року было организовано 7 новых отділов: ч. 13 в Стемфорд, Конн., ч. 14 в Гери, Инд., ч. 15 в Воррен, Огайо, ч. 16 в Клифтон, Н. Дж., ч. 17 в Конемау, Па., ч. 18 в Джерзи Сити, Н. Дж., и ч. 19 в Геркимер. Так само в 1930 року был организованый в Кливланді первый женский отділ Л.С.


І ГОЛ. С’ІЗД Л.С. В КЛИВЛАНДІ

Организациом тых отділов был подготовленый созыв первого головного съізда, котрый отбылся в г. Кливланді 22-го февраля 1931 року. Объявление о созыві съізда подписали члены тымчасового правления: Федор Кохан — предсідатель, д-р С. Пыж — кассир и Дмитрий Вислоцкий — секретарь. Они предложили слідующу программу съізда: 1) Отчет тымчасового правления Л.С.; 2) Обсуждение Статута и Чартера; 3) Желізный Фонд; 4) Газета; 5) Ясне опреділение лемков а) к Совітской России и б) к украинскому самостійничеству; 6) Организацийны вопросы; 7) Выбор правления.

Предсідателем на съізді был д-р Александр Телех, из Акрон, Огайо, містопредсідателем — Иван Гальчак, из той же місцевости, а секретарями — Мих. Бескидняк, из Канама, Па., и Юлиян Федак, из Кливланд, Огайо.

Подробного протокола с того первого головного съізда не было опубликовано в газеті “Лемко”. В газеті были поміщены лем урывковы заміткы редактора. На съізді было присутных 58 делегатов и гостей. Статута организация ище не мала, то на съізд приглашались всі, кто интересовался народным ділом. Перед съіздом в газеті “Лемко” было поміщено таке воззвание: “Съізд делегатов Л.С. и всіх русскых людей, котрым лежит на сердці народна организация карпаторусского народа, отбудется в неділю, 22 февраля 1931”. Значит, кто приіхал, то считался делегатом. Приіхали переважно нашы передовы люде из Огайо, Питтсбурщины и Детройта. Ньюйоркска околица не была представлена. Первый съізд оперался головно на Кливланді и Акроні, где в тых часах были найживійшы отділы Л.С. Из тых двох отділов был выбраный переважно первый уряд Л.С. До гол. уряду вошли:


Мих. Баволяк — предсідатель,
Д-р. С. Пыж — містопредс.
Д-р. А. Телех — секретарь,
Юлиян Федак — кассир,
Стефан Ткач — фин. секр.
Иван Гальчак — гол. организатор,
Д. Вислоцкий — редактор.

На съізді был прочитаный и одобреный первый статут организации. Новому правлению съізд припоручил постаратися о чартер для Л.С. в штаті Огайо. Так на основі рішения первого съізда три головны урядникы в Кливланді: предсідатель Михаил Баволяк, кассир Юлиян Федак и ф. секретарь Стефан Ткач — внесли прошение и получили чартер. В чартері сказано, што ціли, для якых корпорация была основана, суть слідующы:

The purpose of this organization shall be to promote benevolence, education, economics and politics.


KOHTECT НА “МИСС ЛЕМКО”

Послі первого съізда рушилася организацийна робота в цілой Ньюйоркской околиці. В часі от 1-го до 2-го съізда центр организацийной роботы пересунулся из Огайо к Нью Йорку. В самом Огайо робота для организации ослабла, бо меже руководящыми членами Акронского отділа и редактором “Лемка” возникли личны непорозуміния. Головный секретарь Л.С. д-р А. Телех подал резигнацию с уряду и выступил против организации. Через то отділ в Акрон майже прекратил свое существование. Но то уж не пошкодило Л. Союзу, бо в Ньюйоркской околиці открывались новы отділы, в котрых робота розвивалась дуже успішно. За старанием Стефана Шкимбы из Бруклина и Стефана Геренчака из Джерзи Сити был устроєный в Джерзи Сити “Бюти контест” для выбора Лемковской красавицы, або “Мисс Лемко”. Наскилько организаторам того предприятия удалось заинтересовати широку публику тым ділом, видно из того, што для участия в “контесті” пригласилось 86 молодых дівчат лемковского роду. Контест состоялся 14 января 1933 року. Титул “Мисс Лемко” был признаный дівчині Марии Костик, из Стювартсвилл, Н. Дж.


ІІ ГОЛОВНЫЙ С’ІЗД Л. С. В ПИТТСБУРГ, ПА.

2-ий головный съізд Л.С. отбылся в Питтсбургу 11—13 февраля 1933 року. Коли первый съізд закончил свою роботу в один день, то Питтсбургский съізд продолжался уж три дни.

В Питтсбургском съізді принимали участие лем делегаты, выбранны отділами згодно с Уставом организации, и головны урядникы. Всіх делегатов было 24, в том числі 14 из околиц Нью Йорка, 5 из самого Кливланда и 5 из Питтсбурщины. Так тоты цифры говорят ясно, где находилась теперь головна сила Л. С.

Bavoliak
Михаил Баволяк — 2-ий Председатель Лемко-Союза.

Съізд в Питтсбургу рішил перебрати газету и типографию на организацию, а редактору и другым роботникам платити місячну платню. До того часу газета “Лемко”, хоц и была органом Л. С., но законно належала до редактора. Так само машины в типографии были набыты редактором при финансовой поддержкі поодинокых членов в Кливланді, котры дали жертву и пожичку. Съізд постановил, што организация перебере то на себе, а редактору и кливландскым членам верне пожичкы, якы они мали на машинах в типографии.

Съізд в Питтсбургу мал важне значение для укріпления Л.С. Послі съізда редактор Д. Вислоцкий охарактеризовал роботу, проведенну в Питтсбургу так: “То был историчный Лемковский Съізд, от котрого фактично почалася наша народна организация, бо уж не єдиницы, а организация поведе дальшу народну роботу. Єдиницы будут сполняти лем волю организации.”

И состав нового головного правления, выбранного в Питтсбургу, показал, як пересунулся центр организации:

Предсідатель Ярослав Кобан, Клифтон, Н. Дж.; Містопредсідатель Стефан Геренчак, Джерзи Сити, Н. Дж.; Секретарь д-р С. Пыж, Филадельфия, Па.; Кассир Юлиян Федак, Кливланд; Мен. А. Цисляк, Стемфорд, Конн.; Редактор Д. Вислоцкий, Кливланд; Организатор Дмитрий Семанцьо, Сингек, Н. Дж.; Замістители членов гол. правления — Иван Малютич, Юнкерс, Н. Й., и Йос. Ванига, Ансония, Конн.

Koban Yaroslav
Ярослав Кобан — 3-ий Председатель Л.С., выбранный на II гол. съізді в Питтсбургі, Па.

До головного правления по раз первый были выбраны и женщины: Варвара Крестинич (Кливланд) — містопредсідателька и Анна Венгрин (Кливланд) — организаторка.

Питтсбургский съізд был сильный духом, но материально организация была ище слаба. Число предплатников газеты было все ище мале. Из доклада редактора на съізді приведеме тут такы цифры:

Из предплаты и объявлений от 1 января 1931 до 1 января 1932…………… 2,694.68

от 1 янв. 1932 до 1 янв. 1933……………2,695.08

Єсли взяти под увагу, што предплата на газету была в том часі $2.00 рочно, и што в повысшых суммах включеный и доход из объявлений, то видиме, што предплатников было не много больше, як 1000, в обох роках. Но притом не треба забывати, што то были рокы найострійшого економичного кризиса в Америкі, и многым нашым людям было трудно и о тоты два доллары на рок.


БЫСТРЫЙ РОСТ Л.С. ПОСЛІ ІІ С’ІЗДА

Найбольший рост Лемко-Союз показал в часі от ІІ до ІІІ головного съізда. То лем рок и три місяцы часу было меже ІІ съіздом в Питтсбургу и ІІІ съіздом в Юнкерс, Н. Й. (от февраля 1933 до мая 1934), но за тот час организация в самом членстві выросла больше як вдвое. Коли на съізді в Питтсбургу были лем 24 делегаты, то на ІІІ съізд в Юнкерс прибыли 52 делегаты, окрем головных урядников. Но не лем в числі членов выросла организация за тот час. Она взяла больше прогрессивный курс, або як тогди говорили — пошла больше “наліво”. Через то гдеякы стары патриоты консервативного духа отошли от организации, а скоро послі ІІІ съізда начали открыту пропаганду против Л. С., но на их місце организация достала много новых членов и читателей и стала направду массовом народном организациом.

В сентябрі 1933 року редактор “Правды” в Филадельфии, Па., д-р С. Пыж был примушеный оставити роботу в редакции той газеты, так он, як гол. секретарь Л. С., получил возможность працувати больше для организации. Он розъізжал по отділам Л.С. и по місцевостям, где ище не было отділов, читал лекции и писал постоянно до газеты “Лемко”. В самом Обществі Русскых Братств розгорілася борьба, бо велика часть членов не была задоволена напрямом газеты “Правда” при новом редакторі. Так тоты члены обернулися к Лемко-Союзу и начали поддержувати його роботу.

О том, яка была ситуация в Л.С. до ІІ съізда в Питтсбургі, и якы зміны пришли в часі от ІІ до ІІІ съізда, писал редактор “Лемка” Д. Вислоцкий в предсъіздовом номері газеты, от 10 мая 1934 року так:

“Лемко-Союз почал фактично существовати, як организация культурно-просвітительна, от февраля 1931 року — послі І съізда, котрый выбрал головне правление и препоручил йому постаратися о чартер для организации, што и было зроблено. Но организация была совсім без средств. Отділы, якы были, то существовали больше на папері. Найважнійше орудие организации — газета была оставлена на голові редактора. Мало членов вірило ище в успіх такой не “посмертной” организации...

“Тоты два рокы от Кливландского до Питтсбургского съізда были роками критичными. Но урядникам организацию, а редактору газету удалось допровадити до Питтсбургского съізда в февралі 1933. Тот съізд показал, што организация росне. Но все-таки и на том съізді не было певности, ци она уж сильна в народі настилько, штобы перебрати типографию и газету на свою власность и сама вести.

“От ІІ до ІІІ съізда наша организация взросла в моральну силу и членство о цілу половину. Допись в прошлом номері из Филадельфии свідчит, што Филадельфия дала добрый початок для нашых колоний в Пеннсильвании, и всі они должны идти слідами Филадельфии.”

В той дописи из Филадельфии, на котру откликувалася редакция, говорилось не тилько о рості отділа, но и о потребі больше прогрессивной роботы и больше прогрессивной программы в Л.С. Допись написал гол. секретарь Л.С. д-р С. Пыж. Меже иншым, в дописи говорилось так:

“Свою популярность наш отділ позыскал собі свойом робочом прогрессивном программом и борьбом за освобождение нашых лемков от вікового ярма темноты и вызыску всякыми паразитами. Филадельфийский отділ має товаришеску связь с русскыми робочыми (выходцами из России), котры стоят в отділах РНОВ, и робочыми выходцами из В. Галичины, котры стоят в украинской робочой организации. Разом с ними нашы члены выступали на торжествах в честь признания Совітского Союза Америком и на другых собраниях и предприятиях, где ходило о защиту интересов американскых трудящыхся масс и о защиту Совітского Союза от нападов со стороны своих білогвардейцев и чужых империалистов.”

Успіх ІІІ съізда удивил всіх. В слідующом номері “Лемка” послі того съізда редактор в передовой статі написал: “Съізд перешол с такым єдинодушием и порядком, якого, здаєся, на ниякых нашых карпаторусскых конвенциях до того часу не было... Словом, наш ІІІ Лемковский Съізд выпал так успішно, што найбольшы оптимисты того не ожидали.”

На том съізді по раз первый было устроєне предприятие в честь делегатов, котре выпало надзвычай успішно. Так само по раз первый были приготовлены и приняты на съізді резолюции, в котрых выражена точка зріния делегатов на ріжны проблемы текущого момента. Интересно ныні привести тут головну часть первой резолюции того съізда о “национально-культурной и национально-политичной программі” Л. С.

“Исторично и культурно лемкы были связаны с русскым Востоком, и народны массы Лемковщины всегда ориентувалися на Восток и стремились к сближению с русскым народом. К тому сближению с Востоком они стремятся ище больше ныні, коли там в результаті великой большевицкой революции устранено всякий национальный и социальный гнет и майже завершена робота по створению безкляссового общества. Но подобно як украинцы и белоруссы стараются ныні розвивати свой народный язык и свою национальну культуру, штобы такым способом легче просвітити и подняти культурно свои народны массы, то так и лемкы хотят розвивати свою народну лемковску бесіду и послуговатися нею для культурного поднятия лемковскых народных масс.

Herjak Makari
Макарий Геряк — 4-ый Предсідатель Лемко-Союза.

“Съізд хоче звернути увагу членов Л.С. и всіх лемковскых робочых в Америкі на злостны напады на ту нашу национально-культурну программу с разных сторон. С одной стороны нападают на ту программу всякы стары карпаторусскы лидеры, котры повторяли все народу фразы о єдинстві русского народа, но не робили ничого реального для просвіщения нашых народных масс. Они теперь кричат, што лемкы отділяются от Руси и не хотят быти больше русскыми. С другой стороны атакуют т. н. “лемковский сепаратизм украинскы националистичны лидеры всіх мастей. Можна встрітити даже украинскых робочых лидеров, котры доказуют, што розвитие лемковской национально-культурной жизни с лемковскым языком и объєдинение лемковскых трудящыхся масс в свойой лемковской организации означає ослабление революцийного руху в Польші. Но єсли розвитие украинского языка, белорусского, литовского и др. не означає ослабления революцийного руху, а тилько усиление його, то ніт смысла виступати с подобными аргументами против лемков. Єсли бы той самой логикы в национальном вопросі держались напримір, в СССР, то могли бы говорити с такым самым правом, што розвитие украинской национально-культурной жизни означає ослабление революцийного руху в СССР. В дійствительности, однако, т. н. “лемківська окремішність”, єсли и означає ослабление чого-нибудь, то тилько ослабление украинского шовинистичного национализма в Галичині, ориентующогося ныні на Германию и другы капиталистичны державы Западной Европы.”

Предсідателем организации был выбраный Макарий Геряк, из Стемфорд, Конн., а містопредсідательком Мария Похна, из Клифтон, Н. Дж. Остальны урядникы остались тоты самы. Съізд рішил также, штобы головный секретарь д-р С. Пыж перешол на постоянну роботу до редакции “Лемка”.


ОБ’ЄДИНЕННЫЙ ПОХОД ДУХОВЕНСТВА
И ЗАПОМОГОВЫХ “ПАТРИОТОВ” ПРОТИВ Л. С.

ІѴ головный съізд Л.С. открылся в г. Олифанті, Па., 30 мая 1935 року и продолжался три дни. За тот рок от ІІІ до ІѴ съізда Л.С. выдержал шалены атакы со стороны русского и карпаторусского православного духовенства и со стороны старых “патриотов” запомоговых организаций. Быстрый рост Л.С. и його прогрессивна программа, принята на ІІІ съізді, розрушали гніздо старых и молодых паразитов, церковных и запомоговых, котры на отсталости и доброті лемковской емиграции устроили собі легке житье. Доки организация была слаба, и газета єй занималась справами етимологии и фонетикы, доки лем осмівала в каррикатурах и вершах отдільных запомоговых и духовных лидеров, то тоты люде не звертали на то великой увагы. Правда, отдільны священникы протестовали на своих приходах, што газета “Лемко” выступат “против церкви”, но сами тому дуже не вірили, и организованной кампании против Л.С. не было. Но теперь, як Л.С. взял ясну робочу линию и начал ширити идею сотрудництва робочых-лемков с другыми прогрессивными робочыми организациями, то всі тоты патриоты легкой наживы на темноті нашого народа заворушились и подняли разом борьбу против Лемко-Союза. Одны в своих газетах, а другы на проповідях в церкви начали страшити людей, што всіх членов Л.С. американскы власти будут депортувати из Америкы, бо Л.С. пристал к “коммунистам”. В свойой пропаганді они выкорыстували особенно слідующы три факты:

1) што Лемко-Союз послал привітственну телеграмму М. Литвинову по случаю його приізда в Вашингтон для переговоров о возобновлении дипломатичных отношений меже Соєдиненными Штатами и Совітскым Союзом,

2) што послал делегацию к совітскому амбасадору Трояновскому в Вашингтоні по ділу открытия емиграции для надвышкы населения Лемковщины в Совітский Союз и 3) што на ІІІ съізді в Юнкерс Л.С. рішил стати членом американского Общества друзей Совітского Союза.

Діялись просто неимовірны річы. Священникы по церквах проклинали газету “Лемко” и заклинали людей, штобы не брали тоту газету до рук. На членов Л.С. и читателей “Лемка” доносили компаниям, штобы позбавити людей роботы. То діялось головно по майнерскых місцевостях в Пеннсильвании.

Не можна сказати, што тоты дикы напады на Л.С. не шкодили организации. Много было отстрашено от организации, а другы были так застрашены, што организовати новы отділы приходилось все труднійше. Но тоты, што остались, загартувались лучше, научились роспознавати своих ворогов и стали больше сознательными членами. Они взялись лучше до роботы, придбавали новых членов и читателей. Завдяки тому организация значно окріпла, а головно возросло число предплатников. Коли за 1933 рок из предплаты на газету пришло лем $2,333.58, то за рок от ІІІ до ІѴ съізда (от мая 1934 до мая 1935) пришло уж $3,585.63. То значит, што число предплатников доходило уж до 2,000.

При конці 1934 року редактор “Лемка” Д. Вислоцкий совершил поіздку до Совітского Союза. Вернувшись из той поіздкы, он устроил лекции во многых місцевостях. Лекции были на тему “Стара и Нова Россия”. В своих лекциях он росповіл народу о новом житью и прогрессі в Совітском Союзі и тым причинился много до розбитья клевет о новом житью в России, якы ширили меже нашым народом попы и запомоговы редакторы.

На ІѴ съізді в Олифанті было всіх делегатов, разом с гол. урядникам, 65. Съізд рішил перенести издание газеты и канцелярию Л.С. из Кливланду до Нью Йорку и выдавати газету два разы на тыждень.

Так от 1 января 1946 року газета “Лемко” начала выходити в Нью Йорку два разы на тыждень.

Интерес к частійшому выходу газеты был так живый среди читателей “Лемка”, што протягом 1935 року на призыв предсідателя М. Геряка было собрано специального фонда “Лемко” — два разы в неділю” поверх $3,000.00. Тота сумма была собрана окрем звычайных жертв на Пресс-Фонд “Лемка”.

Shuflat Gregory
Георгий Шуфлат—5-ый Предсідатель Лемко-Союза.

На съізді в Олифанті головным предсідателем Л.С. был выбраный Георгий Шуфлат из Валлингтон, Н. Дж. И слідующий гол. съізд назначено до Пассайку, Н. Дж. — знаного центра нашой емиграции.

Ѵ головный съізд отбылся в Пассайку, Н. Дж., 3-4 сентября 1936 р. Делегатов от отділов и округов было 58, а разом с членами гол. правления и контрольной комисии — 67.

Съізд посвятил много увагы справі помощи старому краю и справі организации нашой молодежи в Америкі.

Съізд призначил финансовы средства и выбрал людей, котры должны были занятися организованием молодечых отділов. Было рішено выдавати специальный журнал на английском языку для молодых членов и постановлено, што єсли при Л.С. буде организовано по крайньой мірі 10 отділов молодежи, то буде скликаный специальный съізд молодечой организации для выбора гол. урядников и приготовления планов дальшой роботы.

Журнал для молодежи начал выходити скоро послі съізда, а при концу 1936 року отбылся в Нью Йорку съізд нашой лемковской молодежи при участии 17 делегатов из слідующых місцевостей: Кливланд, Акрон, Ансонии, Нью Йорк, Бруклин, Пассайк, Юнкерс, Сингек и Елизабет. На том І съізді молодежи был выбраный уряд для молодечой секции Л.С. и были выроблены планы дальшой роботы среди молодежи. Но тоты планы не удалось выполнити.

Што до старого краю съізд рішил помагати той культурно-просвітительной и народно-господарской роботі, яка розвивалася на Лемковщині и Пряшевщині, а с другой стороны подпорувати акцию за открытие емиграции для малоземельных и безземельных селян из перенаселенной Лемковщины на свободны земли заграницом, особенно в Совітский Союз.

Гол. уряд был перебраный в старом составі.

Зараз послі Пассайкского гол. съізда отбылся в Нью Йорку великий Народный Конгресс лемков, карпатороссов и украинцев для укріпления Єдиного Народного Фронта против фашизма, в котром от карпатороссов головну роль грал Лемко-Союз.


БУДОВА СВОГО НАРОДНОГО ДОМА —
КАРПАТОРУССКОГО АМ. ЦЕНТРА

ѴІ гол. съізд Л.С. отбылся в Нью Йорку 3-5 сентября 1937 року. Делегатов от отділов и округов было 60, а разом с членами гол. правления и контрольной комиссии — 69.

Ньюйоркский съізд принял рішение о будові Карпаторусского Американского Центра в Юнкерс, Н. Й., и призвал всіх членов складати жертвы и давати пожичкы на тоту Народну Будову.

Предсідатель и другы головны урядникы остались тоты самы.

ѴІІ головный съізд Л.С. отбылся 27-29 октября 1938 року в свойой Народной Будові — в Карпаторусском Американском Центрі в Юнкерс. Будова была уж под дахом, но в середині ище не была выкончена.

Час от ѴІ до ѴІІ головного съізда прошол под знаком борьбы за тоту Народну Будову. Головна увага была звернена на сбор фондов. Зараз послі ѴІ съізда в Нью Йорку была объявлена кампания для сбора жертв и пожичок. Кампания проводилась с великым натиском со стороны редакции “Лемка” и головных урядников. За 12 місяцев — до ѴІІ съізда удалось собрати $30,000.00, в том жертв на $10,000.00 и пожичок на $20.000.00, а было уж обрахувано, што вся будова с полным выкончением в середині буде коштувати понад $70,000.00.

Первый головный съізд в свойом Народном Домі и предприятие на закончение съізда прошли с великым успіхом. Всіх воодушевляло сознание того, што находятся в свойом власном домі.

Всіх делегатов разом с членами гол. правления было 70. В тото число включены и делегаты канадскых отділов Л.С. По числу делегатов то был найбольший съізд Л. С.

Головный уряд остался надальше тот самый.

Послі закончения засіданий съізда отбылись в субботу вечером и в неділю грандиозны народны предприятия. В субботу был законченый Контест на Карпаторусску Газдыню. А в неділю был устроєный величавый концерт. Тоты два предприятия принесли Карпаторусскому Центру $2,000.00 чистого доходу. Так само собрано на тых предприятиях около $3,000.00 пожичок и членскых взносов на свою Народну Будову.

В контесті на Карпаторусску Газдыню собрала найбольше жертв Харитина Попивчак, из Карнеги, и она была объявлена Головном Газдыньом К. Р. А. Центра.

Лемко-Союз в тых часах разом с другыми карпаторусскыми организациями выступал в обороні Чехословакии и нашого родного краю перед фашистскыми агрессорами. В момент ѴІІ съізда Л.С. Чехословакия была уж предана западными демократиями в Мюнхені и подчинена Гитлеру. Польша и Мадьярия торговались о розділі Подкарпатской Руси и Словакии где были проголошены “автономны штаты”, под руководством місцевых мадьяронов и фашистов, готовых продатися Гитлеру и мадьярскым панам.

Cislak Anthony
Антоний Цисляк — долголітний Менажер Типографии Л. С.

Л.С. принял участие в великом народном карпаторусском вічу в Нью Йорку 9 октября 1938 року, на котром был организованый Карпаторусский Народный Комитет. Вслід за тым при поддержкі Л.С. Карпаторусский Народный Комитет созвал цілый ряд массовых віч, на котрых принимались резолюции в обороні свободы и самоопреділения карпаторусского народа в Подкарпатской Руси, на Пряшевщині и на Лемковщині, под Польшом. Лемко-Союз разом с Карпаторусскым Народным Комитетом домагался, штобы всі три части карпаторусской территории — Подкарпатска Русь, Пряшевщина и Лемковщина были объєдинены в одну автономну Карпатску Русь.

В 1938 року было закончено формование Карпаторусской Секции МРО — карпаторусской робочой запомоговой организации в США.

Скоро послі перенесения головной канцелярии Л.С. и редакции газеты “Лемко” из Кливланда до Нью Йорка правление Л.С. начало переговоры с Генеральным Секретарем Международного Робочого Ордена о создании отдільной карпаторусской секции при той робочой запомоговой организации. Правление Л.С. згодилося покрыти часть росходов тымчасового организатора секции. Робота по организации первых отділов для будущой Карпаторусской Секции началась при Русской Секции в 1936 року.


ВОЙНА В ЕВРОПІ

ѴІІІ головный съізд был назначеный попередным съіздом на май 1940 року. Но в виду воєнных событий в Европі, в виду розвала Польшы и освобождения совітскыми войсками В. Галичины по ріку Сян в сентябрі 1939 року, гол. правление Л.С. рішило, што съізд треба скликати скорше. Тота справа была дана на голосование отділам, и огромным большинством членов было рішено приспішити съізд.

Так ѴІІІ гол. съізд Л.С. был скликаный на 29 декабря 1939 року — до Карпаторусского Центра в Юнкерс. На тот час и редакция газеты “Лемко” находилась уж в Карпаторусском Центрі, куда была переведена из Нью Йорка в июлі 1939 року. Народна Будова К. Центра была уж закончена, приведена до порядку и готова приняти нашых гостей с цілой Америкы.

Делегатов на ѴІІІ гол. съізді было меньше, як на трех попередных — разом с головными урядниками и окружными организаторами — 61. Делегатов было меньше, бо то был час, коли в Америкі велася бурна кампания против Совітского Союза, то гдеякы отділы боялись прислати делегатов. При конці 1939 року отношения меже Америком и Совітскым Союзом были майже такы, як и теперь, при конці 1950 року. Американскы официальны кругы с Президентом Рузвельтом на чолі и вся пресса осуждали різко Совітский Союз за пакт о неагрессии с гитлеровском Германиом, за “розділ” Польшы и за войну с Финляндиом.

Интересно привести тут, што писала по поводу тогдашньой антисовітской пропаганды газета “Лемко” в первом послісъіздовом номері (от 9 января 1940):

“По свойой лживости, безстыдству и бредовой истерии теперішня антисовітска пропаганда превышат даже то, што писалось и говорилось против Совітской России в 1918-1920 роках. Старый страх Европы перед сильном Россиом и нова ненависть западно-европейского міщанства и капиталистов всіх стран к большевизму теперь злились разом, и мы являмеся свідками безпримірного в истории прояву массового шалу, сконцентрованного против одной идеи и одного народа. То отразилось до певной міры и на нашом 8-ом съізді. Значительна часть нашой карпаторусской емиграции, котра ище недавно с восторгом привітствовала освободительный поход совітскых войск в розгромленну Польшу и посылала телеграммы в Москву с просьбом о присоєдинении Карпатской Руси к Совітскому Союзу, теперь стратилась в той озлобленной антисовітской пропаганді. Одны повірили тому, што пишеся ныні в газетах против Совітского Союза, и рішили, што от Совітского Союза не можна ждати ниякой помощи для Карпатской Руси. Другы настрашилися того, што ныні и американске правительство веде антисовітску политику, и притихли, штобы не стягнути на себе подозріния американскых властей. Через тоты причины гдекотры отділы Л.С. и другы организации не прислали своих представителей на съізд.”

Съізд в своих резолюциях высказал радость по поводу освобождения Восточной Галичины и присоєдинения єй обратно к Руси. В резолюции было сказано, што и послі освобождения Восточной Галичины за преділами Русской Державы остаются значительны “обломкы русской етнографичной территории в Карпатах, а именно: Лемковщина на сіверных склонах Карпат за Сяном и всі русскы земли за Карпатами, то-єсть Подкарпатска Русь, захваченна мадьярами, и Пряшевщина, приключенна к Словакии”. Съізд домагался, штобы и тота территория русского народа была воссоєдинена с Совітскым Союзом.

Съізд рішил соєдинити газету “Лемко” с газетом “ Карпатска Русь”, яка начала выходити в Нью Йорку як орган Карпаторусского Народного Комитета, и выдавати объєдиненну газету под названием “Карпатска Русь”, штобы тым подчеркнути єдинство карпаторусской емиграции в борьбі за освобождение родного краю.

Так само съізд выбрал делегацию до старого краю: Д. Вислоцкого и Г. Шуфлата. Справа посылкы делегации до старого краю была головном на ѴІІІ съізді, и головно для той справы приспішено созыв съізда. При обсуждении справы делегации было установлено, што один из редакторов должен поіхати до старого краю, а другий остатися и выдавати газету. Д. Вислоцкий представлял, што лучше йому поіхати с делегациом, бо он не має американского гражданства, то в такых часах, якы были тогди, йому было бы трудно оставатися отвічательным редактором, тым больше што комиссия Конгресса под предсідательством конгрессмена Дайса усиляла нагонку в прогрессивных организациях на всіх передовых членов-неграждан. Но по той самой причині вышла трудность у Д. Вислоцкого и с получением паспорта для поіздкы до старого краю. Польша была розбита, то он не мог и не хотіл старатися о польский паспорт для поіздкы в Совітский Союз, а иншого паспорта получити не удалось. В виду того делегация не могла выіхати в тых часах до старого краю.

Holovach John
Иван Головач — 6-ый Предсідатель Лемко-Союза.

На ѴІІІ гол. съізді уряд был зміненый. До гол. уряду вошли: Иван Головач — предсідатель, Анастасия Глюз — містопредс., Василий Вархоляк — кассир, Ярослав Кобан — секретарь, д-р С. Пыж — редактор. Антоний Цисляк остался надальше менажером.

ІХ гол. съізд Л.С. отбылся в Карпаторусском Центрі в Юнкерс, Н. Й., 30 и 31 мая 1941 року. На том съізді установлено Центральный Комитет организации из 15 членов, и йому поручено головне руководство в часі от одного головного съізда до другого. Головне правление осталось, як и давнійше, причом члены гол. правления вошли в Ц. К. Головне правление было избрано в прежнем составі.

О три тыждни послі закрытия того гол. съізда Л.С. началася германско-совітска война. 22 июня Гитлер кинул всі свои силы на Совітский Союз. Отношение Америкы к Совітскому Союзу змінилось в одной хвилі. На Гитлера тогди смотріли всі американцы як на страшного непобідимого тирана, котрому никто в Европі не може опертися. Америка готовилась к обороні на тот час, як Гитлер покорит весь остальный світ и заатакує саму Америку. Длятого в интересах Америкы было, штобы Россия подержалась як можна найдольше и ослабила трохи германску воєнну силу. В Америкі начали говорити, што чым больше німцев перебьют русскы войска, тым меньше останеся німцев для атакы на Америку. То значило, што русскы воюют за Америку. Так в Америкі росли все больше симпатии к Совітскому Союзу и русскому народу. Американске правительство заявило публично о свойой готовности помагати Совітскому Союзу грошами и воєнными материалами.

В Лемко-Союзі было скликане перве засідание новоизбранного Центрального Комитета организации на 10 августа 1941 року. На том засідании Ц. К. Лемко-Союза объявил кампанию сбора жертв в пользу Общества Красного Креста Совітского Союза и призвал всіх карпаторусскых емигрантов “выявити ділом свою солидарность с русскым народом и героичном Красном Армиом”.

С того засідания Ц. К. была послана слідующа телеграма совітскому амбасадору в Вашингтоні К. Уманскому:




The Central Committee of the Lemko Association of USA and Canada meeting August 10, 1941, at Carpatho-Russian American Center in Yonkers, N. Y., by unanimously adopted resolution expressed admiration for the heroic Red Army and the whole Soviet people who by their self-sacrificing struggle against invading Hitlerite hordes are not only defending freedom and independence of the Soviet Union but also saving Carpatho-Russians and other Slav peoples from brutal Fascist opression.

Іn the name of 400,000 Carpatho-Russian immigrants of the USA and Canada we together with all pregressive American organizations pledge full support in this struggle to liberate all mankind from the nightmare of Fascist domination.


John Holovach, Pres.
Yaroslav Koban, Secr.




На тоту телеграмму совітский амбасадор прислал на имя Предсідателя Л.С. слідующий отвіт:




18 Августа 1941 г.

Дорогой Гражданин Головач:

Прошу передать мою сердечную благодарность Карпато-Руссам Америки и Канады за их теплые чувства к Родине и единство с великим Русским народом в его жестокой борьбе против предательски вторгшихся фашистских орд.

Несмотря на то, что противник силен — нет никакого сомнения в нашей победе над гитлеризмом.

Народы Советского Союза поднялись на отечественную войну. Враг будет выброшен за пределы нашей страны.

Свободолюбивые народы объединяются в борьбе с фашистскими поработителями. Настал час объединения всех Славянских народов против общей опасности.

Свержение ига Гитлера в Европе также неизбежно, как и его поражение в войне, навязанной им нашей Родине.

С приветом


К. Уманский
Посол СССР в США.


Кампания, объявленна Лемко-Союзом, розвивалась успішно.

Уж на первом массовом митингу в Вебстер Голл в Нью Йорку 16 августа 1941 р. было собрано около $3,000.00. Подобны масс-митингы были устроєны и в другых місцевостях то самим Л.С. и Карпаторусскым Народным Комитетом, то совмістно с русскыми и украинскыми прогрессивными организациями.

Кампания сбора жертв на медицинску помощь Совітскому Союзу проходила с такым успіхом, што до конца 1941 року от нашых карпаторусскых робочых, объєдиненных в Л.С. и при газеті “К. Русь”, было собрано понад $24,000.00.

7 декабря 1941 р. Япония совершила подобный зрадничий напад на США, як и Гитлер на Совітский Союз. Так от 1 января 1942 року Л.С. рішил половину собранных жертв передавати на Американский Красный Крест.

Х гол. съізд Л.С. так само отбывался в свойом Народном Домі — Карпаторусском Ам. Центрі в Юнкерс, 29-30 мая 1942 року.

На съізді присутствовало всего 59 делегатов и членов Ц. К. Из Канады не мог приіхати ни один представитель нашой емиграции по причині строгых ограничений переізда канадско-американской границы. В тых часах и газеті Л.С. был забороненый доступ в Канаду.

В своих резолюциях съізд призывал к енергичной поддержкі воєнных усилий Америкы и к открытию 2-го фронта в Европі для скорійшого розгрома гитлеровской Германии. Так само Съізд призвал всю нашу емиграцию усилити сбор жертв на медицинску помощь для героичной Красной Армии.

В 1942 року Л.С. принял участие в Первом Американском Славянском Конгрессі, який отбылся в Детройті, Мич., 25-26 апріля. От карпаторусскых организаций на Конгрессі было около 70 делегатов, в большинстві от Ц. К. и отділов Л. С.

В том же 1942 року при енергичной поддержкі гол. правления Л.С. и газеты “К. Руси” был созваный в Питтсбургі на 12-13 июля Американский Карпаторусский Конгресс, котрый прошол с великым успіхом при участии 214 делегатов от приходов, братств, гражданскых клубов и культурно-просвітительных организаций.

В резолюции того Конгресса было сказано: “Мы говориме от имени карпаторусскых организаций, членами котрых состоят выходцы из всіх частей Карпатской Руси: из бывшой Подкарпатской Руси, приключенной насильно к Венгрии; из Пряшевской Руси, составляющей восточну часть т. зв. независимой Словакии, и из галицкой Лемковской Руси, котра послі розвала Польшы была оккупована германскыми войсками. Мы заявляме, што лучшы сыны карпаторусского народа, вірны карпаторусскы патриоты боролися всегда за объєдинение тых розорванных частей Карпатской Руси в одну территориальну цілость и за присоєдинение цілой Карпатской Руси к державі великого русского народа. Карпаторусский народ всегда стремился к соєдинению со своими братьями в России. И сегодня карпаторусский народ на свойой родной землі хоче належати до той державы, где находится головна масса русского, белорусского и украинского народа”.

ХІ гол. съізд Л.С. был скликаный до Карпаторусского Ам. Центра в Юнкерс на 23 декабря 1944 року и закончил свою роботу в двох днях. На съізді было присутных 66 делегатов и членов гол. правления и Ц. К.

То был историчный момент для всего карпаторусского народа. Совітскы войска освободили уж всю Подкарпатску Русь и часть Лемковщины и Пряшевщины.

В своих резолюциях Съізд выразил сердечну благодарность Красной Армии и Совітскому Правительству за освобождение нашых братьев от германского рабства и за братску помощь нашому народу в старом краю. Притом было сказано в резолюциях, што наш народ жиє в Карпатах с незапамятных часов, являєся первоначальным господарем той территории и має право домагатися, штобы сусідны народы признали йому тоту территорию.

На том Съізді было рішено выдати “Нашу Книжку”, котру можна бы послати во всі села в старом краю.

Adamiak John
Иван Адамяк — 7-ый Предсідатель Лемко-Союза.

Головным предсідателем Л.С. был выбраный Иван Адамяк.

В часі от Х до ХІ гол. съізда кампания Л.С. и Ам. Карпаторусского Конгресса по сбору пожертвований на медицинску помощь Совітскому Союзу проходила с такым успіхом, што через редакцию “К. Руси” было переслано на тоту ціль до $100,000.00 готовыми грошами. Всі суммы, собранны на медицинску помощь Совітскому Союзу, передавались в американску организацию по оказанию помощи России — “Рошен Вор Релиф”. Правление Л.С. и редакция “К. Руси” получали от правления “Рошен Вор Релиф” часто письма с выражением подякы и признательности за добру роботу в кампаниях на помощь русскому народу.

Так само в тых часах дійствовала в Нью Йорку Карпаторусска Радио Программа, започаткованна Лемко-Союзом. С початку Л.С. должен был оказовати финансову поддержку той программі, но потом под енергичным руководством Николая Цисляка она оплачалась сама из объявлений и жертв от нашых людей в окрестностях Нью Йорка.


ПОДКАРПАТСКА РУСЬ ОСВОБОЖДЕНА
И ПРИСОЕДИНЕНА К СОВІТСКОМУ СОЮЗУ

Скоро послі ХІ гол. съізда Л.С. пришли утішительны вісти о полном освобождении всіх карпаторусскых земель по обох сторонах Карпат от німецкых оккупантов. В январі 1945 року началась грандиозна зимова офензива совітскых войск, в котрой вся Польша была очищена от неприятеля, а притом и всі лемковскы села в Польші и Чехословакии.

В том самом часі в Америку была передана вість, што на съізді Народных Комитетов Подкарпатской Руси было принято єдинодушно рішение о возсоєдинении Закарпатья с Совітском Украином. Тот съізд Народных Комитетов Закарпатья отбылся 26 ноября 1944 року в Мукачеві, но мы в Америкі узнали о том аж в январі 1945 из донесений американской прессы из Лондона. 12 января 1945 року лондонский корреспондент “Ассошиейтед Пресс” передал таку відомость:

Народна рада на Подкарпатской Руси провела плебисцит меже населением, и народ єдинодушно высказался, што он хоче належати до Совітского Союза. На основании того плебисцита депутат чехословацкой рады Иван Петрущак предложил д-ру Бенешу заявление, што Подкарпатска Русь должна быти отділена от Чехословакии и присоєдинена к Украинской Совітской республикі. Притом Иван Петрущак увідомил чехословацке правительство, што и восточна часть Словакии аж по Татры, населенна карпаторусскым народом, должна быти присоєдинена к Совітскому Союзу.

Тота вість заскочила несподіванно членов чехословацкого правительства в Лондоні. Чехословацкы лидеры мали Ивана Петрущака за свого человіка, бо в Лондоні, як депутат чехословацкой рады, он писал, што Карпатска Украина хоче остатися при Чехословакии. Чешскы и словацкы лидеры, котры не хотят отказатися от карпаторусской территории, натискают на Президента Бенеша, штобы он чым скорше вернулся с цілым чехословацкым правительством на чехословацку территорию и занялся ближе карпаторусском справом. Из чехословацкых кругов в Лондоні передают, што д-р Бенеш со своим правительством переіде в Кошице, скоро тилько тото місто буде освобождено от німецкых оккупантов. А тымчасово Президент Бенеш послал министра Франтишка Немца в Москву, штобы он там объяснил совітскому правительству ситуацию на Подкарпатской Руси. Министр Ф. Немец был назначеный губернатором Подкарпатской Руси и так посланый в Москву, штобы он мал большу власть говорити от имени Подкарпатской Руси.

Одночасно чехословацке информацийне бюро в Лондоні передало представителям американской прессы слідующу информацию:

“Совітский Союз подписал с д-ром Бенешом договор, по котрому Подкарпатска Русь должна была остатися в рамках новоотбудованной Чехословацкой республики. Недавно заграничный комиссар Совітского Союза В. Молотов послал ноту чехословацкому правительству в изгнании, объясняючи, што Россия єсть готова стояти при том договорі. Но притом он указал на тот факт, што на Подкарпатской Руси єсть сильне стремление присоєдинитися к великой Украині. Чехословацке правительство не знало, як толковати тоту ноту: ци то єсть ультиматум, ци приятельска порада, ци тилько установление фактичного положения. Д-р Бенеш рішил, што в той ноті совітский комиссар заграничных діл хотіл тилько передати информацию чехословацкому правительству. Он поручил свому министру Немцу обсудити и выяснити справу Подкарпатской Руси в переговорах с совітскыми представителями в Москві. Но на Подкарпатской Руси возникли непорозуміния меже министром Немцом и місцевыми коммунистами. Он хотіл начати мобилизацию мужчин в чехословацку армию, но всі рекорды рождений были понищены. С великым трудом он достал список молодых людей в войсковом віку. Но тут выступила рада под руководством коммунистов и призвала карпаторусске население голоситися на службу в совітской армии. Так министр Немец не мог провести мобилизации до чехословацкой армии. Он выдал тилько воззвание, штобы в чехословацку армию вступали добровольно, кто хоче. Но Карпаторусска Рада спротивилась и тому, указуючи, што Подкарпатска Русь єсть автономна краина, и чехословацкий министр не має права выдавати самостоятельно своих декретов и воззваний.”

Така была ситуация на Подкарпатской Руси. Чехословацкы дипломаты коло д-ра Бенеша были примушены примиритися с том ситуациом. Но на Пряшевщині и на Лемковщині по другой стороні Карпат ситуация сложилась иначе. То были пограничны районы, отділение котрых вызвало бы глубоке недовольство меже словаками и поляками и унеможливило бы приятельскы отношения тых краин с Совітскым Союзом в будучности. Мы виділи, як тяжко было чехословацкым демократам росстатися даже с автономном территориом Подкарпатской Руси. А што до Польшы, то она находилась ище под специальном опіком западных держав, и Совітский Союз мусіл укладатися о восточных границах Польшы с Америком и Англиом.

Коли совітскы войска освободили Лемковщину и Пряшевщину, то там так само пришла мобилизация, и подобно як на Подкарпатской Руси, наша молодежь ишла не в чехословацку ани не в польску армию, а в совітску. Тым было признано, што по национальности тот народ належит до Совітского Союза и получит возможность переселитися туда, єсли пожелає.

На конференции головных союзных держав в Ялті, в февралі 1945 року, справа восточных границ Польшы была окончательно рішена. Америка и Англия пристали на линию Керзона. Так для лемков в Польші остались лем два выходы: або оставити свою родну прадідну землю и переселитися до Совітского Союза, або оставатися на свойой территории под Польшом и добиватися от нового польского правительства обеспечения своих национально-культурных прав. Но народ наш у себе дома послі изгнания німецкых оккупантов не мал ниякой народной организации ани руководителей, котры бы потрафили создати народну организацию и перевести всенародный плебисцит для рішения справы о том, што робити дальше в создавшомся там положении. И получилось так, што каждый мусіл рішати особисто сам про себе, ци переселятися, ци оставатися. Церковь, котрой наш народ на Лемковщині так кріпко тримался, не могла йому ничого помочи в рішении той тяжкой проблемы. Тут могла помочи лем своя народна лемковска организация, а такой организации наш народ там не мал.


ХІІ ГОЛОВНЫЙ С’ІЗД Л. С.

ХІІ гол. съізд нашой организации отбылся уж послі закончения ІІ Світовой войны — 23 и 24 декабря 1945 року в Юнкерс, Н. Й. На съізді было присутных всего 65 делегатов, в том 9 от Карпаторусского Общества в Канаді и 14 членов Ц. К. и Контрольной Комиссии.

По рішению попередного гол. съізда, ХІІ гол. съізд должен был отбытися аж на весну 1946 року, но знова был приспішеный в виду тревожного положения в родном краю.

Из писем от нашых родных из освобожденной Лемковщины мы стали постепенно довідуватися, яку страшну ціну заплатил наш народ в минувшой войні. Десяткы сел были цілковито знищены и тысячы людей выгублены німцами и украинскыми фашистами. А потом начали приходити вісти о насильствах польскых властей над нашым народом на Лемковщині, о примусовом выселении польскыми войсками жителей цілых сел и о страшном бандитизмі и грабежах над беззащитным народом, який ище остался на свойой родной землі.

Съізд послал телеграмму главі Польского правительства в Варшаві с протестом против насилий над нашым народом на Лемковщині и апеллювал к братскым чувствам славянской дружбы с просьбом обеспечити житье и национальны права нашому народу под контрольом польскых властей.

Справа переселения и помощи нашым братьям в старом краю была обговорена подробно на том съізді. Майже всі делегаты высказались в том смыслі, што в Совітском Союзі нашым лемковскым переселенцам открываются возможности к лучшому и богатшому житью, як они мали дома, хотя на початках будут мати трудности. Но притом было сказано, што диктувати нашым людям в краю в справі переселения мы из Америкы не будеме, бо мы найлучше розумієме, што то не легко кидати свой родный край. Мы должны домагатися справедливости и протекции як для тых, котры переселяются, так и для тых, котры останутся.

Таку позицию занял ХІІ головный съізд в справі переселения. На том съізді б. редактор “Лемка” Д. Вислоцкий заявил, што он выіде скоро до старого краю. Съізд одобрил то и объявил, што один из редакторов іде до старого краю, на Лемковщину, як представитель нашой организации и корреспондент нашой газеты. В связи с тым было рішено, што газета дочасно, доки останеся при одном редакторі, буде выходити раз на тыждень.


ЛЕМКОВСКИЙ РЕЛИФОВЫЙ КОМИТЕТ

Положение в старом краю, особенно на Лемковщині под Польшом, становилось все горшым. В редакцию “К. Руси” приходили письма со всіх частей Лемковщины с просьбом о помощи. Украинскы фашистскы банды, т. зв. бандеровцы, терроризовали и грабили население. Недобиткы украинскых националистов, гитлеровскых послугачов, выкиненны Совітском Армиом из Восточной Галичины, засіли в нашых горах и чекали на нову войну. А штобы прокормити и одіти себе, они грабили до решткы лемковскы села. Нашлись и гдеякы отдільны группы молодых лемков, котры пристали к тым бандам. Молоде польске народне правительство, заняте в тых часах борьбом с террористичными бандами “подземной армии” на польскых землях, не мало ище надост воєнных сил, штобы послати их в нашы горы и очистити тоты районы от фашистскых банд, як то сділало чехословацке правительство по другой стороні Карпат — на Пряшевщині и по цілой Словакии. До того ище меже місцевом польском державном администрациом и полициом в нашых родных сторонах было много ненадежных елементов и скрытых ворогов нового польского правительства, котры тайно помагали фашистскым террористичным бандам, як польской “подземной армии”, так и бандеровцам. В результаті так зложившыхся обставин население Лемковщины осталось без всякой защиты. Ни сам народ не мог организовати свойой самообороны, бо місцевы польскы власти не позволили, ни не мог получити обороны от державных властей.

Для несения помощи нашым братьям на Лемковщині в той крайньой нужді был организованый в маю 1946 року специальный Лемковский Релифовый Комитет. В порозумінии меже представителями ОРБ, Лемко-Союза и другых групп лемковскых емигрантов была скликана 18-го мая в Нью Йорку конференция в той справі. На конференции было рішено основати чисто релифову, благотворительну, неполитичну организацию для несения материальной и моральной помощи лемкам в старом краю в том трудном для них переходном часі. Организацию названо “Лемко-Релиф Коммитти” (Лемковский Релифовый Комитет). Директорами того Комитета были выбраны слідующы представители нашой емиграции: Петр Гардый, Михаил Голод, Петр Фекула, Петр Смей, Иван Дзвончик, протоіерей Йосиф Дзвончик, прот. Дамьян Крегель, Георгий Чичила, д-р С. Пыж, Антоний Каня, Симеон Галькович, В. П. Гладик, Мария Костик, Иван Адамяк, прот. Йосиф Федоронко, Ярослав Кобан, Николай Цисляк, Иван Малютич.

Комитет выдал воззвание в справі материальной помощи родному краю, собрал в коротком часі понад $4,000.00 и начал посылати одежду нуждающымся в старом краю по обох сторонах Карпат. Но скоро його діятельность была загамувана трагичным примусовым выселением лемков из Лемковщины на западны польскы земли.

С початку была надія, што помощь родному краю можна буде наладити через выіхавшого туда представителя Л. С., бывшого редактора “Лемка” Д. Вислоцкого. Як раз ко дню первой конференции Лемковского Релифового Комитета получено вість, што Д. Вислоцкий прибыл счастливо на Лемковщину и находится в Новом Санчі. Но он не мог остатися на Лемковщині, по причині поширившогося там бандитизма, лем переіхал до Совітского Союза и поселился в Ужгороді.


ХІІІ ГОЛ. С’ІЗД Л.С. В КЛИВЛАНДІ

ХІІІ гол. съізд Л.С. отбылся 30-31 августа 1947 р. в Кливланд, Огайо — в том місті, где 16 літ тому назад он начал свое существование. На съізд прибыло 61 делегат, включаючи членов Ц. К. и представителей Карпаторусского Общества в Канаді.

В часі от ХІІ до ХІІІ съізда организация значно взросла в членстві, но ище больше в предплатниках на газету. В свойом докладі на ХІІІ съізді Предсідатель И. Адамяк сказал:

“От посліднього съізда наша организация Л.С. взросла в членстві приблизительно на 30%, а в читателях “К. Р.” мы взросли понад 50%.”

То выявилося и в финансовом стані организации. Коли на ХІІ съізді всіх фондов в Л.С. разом с Желізным Фондом было около 18 тысяч долл., то к ХІІІ съізду фонды взросли до 28 тысяч. Газеты печаталось теперь 3.800 екземпляров, в том было до 3,500 регулярных предплатников.

Улучшившеся так финансове положение дало можность Л. Союзу послати в июлі 1947 року делегата на Світовый Фестиваль демократичной молодежи в Прагі. То был первый случай, што Л.С. послал свого представителя на международный конгресс за границу. Делегатом была послана студентка университета Анна Чачо, редакторка английской страницы “К. Руси”. К моменту съізда она ище находилась в Прагі, но єй интересны корреспонденции из подорожи в Прагу и на Пряшевщину печатались регулярно в “К. Руси”.

Засідания ХІІІ головного съізда Л.С. проходили под пригнобляющым впечатлінием відомостей о примусовом выселении лемков, оставшыхся на родной Лемковщині, в Польші. Выселение было проведено польскым войском на весну 1947 року. Забрали нашых людей с их родной, прадідной земли, из их хат и господарств и россіяли меже польскым населением по западных областях Польшы.

Предсідатель, редактор и ген. секретарь доложили съізду о том, што было сділано правлением Л.С. для направления той кривды, причиненной нашому народу. Были посланы заявления и просьбы Польскому правительству и Славянскому Комитету. Съізд припоручил Ц. К. Лемко-Союза, штобы разом с Лемковскым Релифовым Комитетом были выбраны два делегаты, котры в отповідном и подходящом часі могли бы выіхати в тоты части Польшы, где находятся выселенны лемкы, и там на місци узнати о положении выселенцев, а также штобы тоты делегаты предложили Польскому правительству просьбу о позволении вернутися на родну землю всім выселенным лемкам, котры того пожелают.


ХІѴ и ХѴ ГОЛ. С’ІЗДЫ Л. С.

ХІѴ гол. съізд Л.С. отбылся 4-6 сентября 1948 р. в Ансонии, Конн., при участии 65 представителей.

Из докладов гол. урядников показалось, што организация находится в добром стані. Но справа примусового выселения нашого народа из Лемковщины и утрата свого родного краю оставались в центрі увагы делегатов. И на том съізді предсідатель резолюцийной комиссии д-р С. Пыж в свойом докладі заявил слідующе:

“В самой Польші замічаєся зміна в отношении к справі выселения лемков из Лемковщины. Там на высокых урядах были выкрыты шкодникы, котры грали стару шовинистичну политику. От тых людей пострадал и наш народ в старом краю. Длятого мы увірены, што постепенно буде роскрыто, кто виноватый в той справі, кто подпорувал фашистскы банды в Карпатах, а потом звалил вину на нашых людей. Як то буде выяснено, то и нашым переселенцам позволят вернутися с Запада на свою родну землю.”

Warholiak Wasyl
Василий Вархоляк — 8-ый Председатель Лемко-Союза.

Предсідателем Л.С. был выбраный Василий Вархоляк, из Нью Йорка, генеральным секретарем Анна Чачо, а кассиром Захарий Мерена, из Клифтон, Н. Дж.

ХѴ гол. съізд Л.С. отбылся 3-4 сентября 1950 року в Карпаторусском Ам. Центрі в Юнкерс, Н. Й., при участии 58 представителей.

Съізд отмітил дальше укріпление финансового положения Л.С. и газеты. Но притом редактор газеты д-р С. Пыж указал в свойом докладі на новы трудности, с якыми встрічаются ныні всі чужеязычны газеты в Америкі, особенно прогрессивны газеты, в виду усиления в Америкі реакционного курса в домашньой и заграничной политикі, а также в виду небывалой дороговизны, причиненной колоссальными выдатками на вооружения.

Съізд присоєдинился к Стокгольмской петиции Світового Конгресса сторонников мира и призвал всіх членов Л.С. и всіх карпаторусскых емигрантов подписати єй.


15thCongress
Делегаты 15-го Головного Съізда Лемко-Союза в г. Йонкерс, Н. Й.

В справі нашого народа в Польші съізд принял и переслал Польскому Народному Правительству слідующу резолюцию:

Мы, делегаты ХѴ Головного Съізда Лемко-Союза, заявляме, што примусове выселение нашых братов-лемков из их родной прадідной Лемковщины в западны области Польшы нанесло глубоку рану нашому народу, котру отчувают всі лемкы — не тилько живущы в Польші, но и нашы емигранты в Америкі, нашы переселенцы в Совітском Союзі и нашы братья на Пряшевщині, в Чехословакии.

Правление Л.С. посылало уже просьбы в той справі Народному Польскому Правительству и Славянскым Комитетам. Мы просиме наново Народне Польске Правительство розобрати справу примусово переселенных лемков в Польші и рішити єй в духі новой политикы славянской солидарности и єдинства. Рана, нанесенна нашому народу, буде загоєна и народна кривда направлена, єсли власти Народной Польшы позволят выселенным примусово нашым братьям, котры того пожелают, вернутися на их родну землю в Карпатах, на Лемковщину, и поможут им начати нову господарку на родной землі. Из писем от выселенных лемков мы узнали, што большинство их єсть готово по повороті на родну землю организовати вспольну господарку и тым поддержати будову социализма в Польші.


Officials
Члены Головного Правления и Центрального Комитета Лемко-Союза, избранны на 15-ом Головном Съізді 4 сентября 1950 р. в г. Йонкерс, Н. Й.

Як вся славянска емиграция в Америкі, так и нашы лемковскы емигранты все споминают свой родный край, из котрого были выгнаны за куском хліба в чужину том нуждом, яка там царила при старых реакционных антинародных режимах. Подобно другым славянскым емигрантам, и нашы емигранты из Лемковщины не тратили николи надіи, што послі установления на родных землях народной свободы они сможут, хоц на стары рокы, вернутися в свои родны стороны. Теперь послі историчной побіды славянскых народов над німецкыми фашистскыми захватчиками и установления на славянскых землях народной власти, тота надія сдаєся близком свого осуществления. Но для нашой лемковской емиграции в Америкі примусове выселение лемков в Польші из Лемковщины на запад и россіяние их меже польскым населением убило тоту надію в такий момент, коли исполнение єй сдавалось всім дуже близкым. Без свого родного краю, нашым емигрантам весь світ стає чужином.

В виду той природной связи всіх емигрантов с родным крайом, мы принуждены поднимати тоту справу на собраниях нашой народной организации в емиграции. Мы віриме, што дружба и сотрудництво народных правительств славянскых держав в послівоєнны рокы открыло нову страницу в истории всего славянства, и тому надіємеся, што в той новой атмосфері славянской братской дружбы Народне Правительство Польшы найде возможным розобрати справу выселения нашого народа и придти к такому рішению, котре позволит нашым братьям жити мирно на свойой прадідной землі, сохранити свой язык и розвивати свою народну культуру в границах Народной Польшы и под защитом Народного Польского Правительства.


ЗАГАЛЬНЫ ПРИМІЧАНИЯ

Така єсть в короткости история возникновения и діятельности нашой народной культурно-просвітительной организации Лемко-Союза в Америкі.

Из той короткой истории мы видиме, якы трудности встрічал Л.С. и при основании и потом в свойой діятельности. Як культурно-просвітительна организация, он сділал дуже много для нашой карпаторусской емиграции в Америкі и для родного Старого Краю. Аж Л.С. возбудил в нашом народі интерес и любовь к своим народным традициям, к свойому родному краю, к свойому материнскому языку и к свойой народности. Он пробудил у нашых людей охоту до читанья и писанья на свойом народном языку. Много неграмотных емигрантов и емигранток из газеты “Лемко” и из Календарей Л.С. научилось читати. Нашы женщины аж при Л.С. были притягнены до организацийной роботы и до читанья газет и книжок.

Плодотворна была діятельность Л.С. и на издательском полі. Он выдавал свою газету “Лемко”, потом “Карпатску Русь” и єжерочны литературны альманахы — Календари Л.С. Кромі того, из типографии Л.С. вышло много другых книг — повістей, драматичных штук, историчных очерков, политичных брошюр и т. д. Єсли собрати всьо разом, што было издано Л.С. за 20 літ його діятельности, то получится ціла библиотека на нашом народном языку.

Л.С. начинал тоту роботу на народном полі, котре было цілком занедбане. Дуже трафно охарактеризована тота біднота нашого народа в статі “Лемка” от 7 января 1936 року п. з. “Народне Марнотравство”:

Ныні, коли Лемковином начали интересоватися не лем мы сами лемкы, но и другы народы, можеме всі добре видіти, як страшно занедбаны были тота наша Лемковина и лемковский народ.

Суть свои и чужы газеты, котры хотіли бы дашто написати о лемках, о их минувшині, о их краю, о их народных обычаях, співах, обрядах, о их житью, а не можут достати точной и полной информации о тых справах, бо єй ніт. Никто специально тым не интересувался и не собирал тых информаций.

В архивах Пряшева, Бардиова, Кросна, Біча, Нового Санча, Кракова и др. было много документов, относящыхся до истории Лемковины, но никто не собрал того разом и не выдал в світ. И наша земля, нашы горы не исслідованы ище научно, бо не было кому занятися тым. Наш народ по обох сторонах Карпат має много прекрасных народных співанок, оповідань, обрядов, но не было кому собрати тото народне творчество, обробити научно и выдати в світ. Часом тут в Америкі хочеме дати даяку лемковску народну співанку молодым нашым музыкантам, штобы єй заграли и заспівали, и аж тогди видиме, же не маме нот до той співанкы. И показуєся, же тых нот нигде нема, бо ище никто их не написал.

Ци мы такы бідны, же мы цілком не могли зробити того перше? О бідноті нема што и говорити, бо мы тут в Америкі тратили грошы як воду на такы річы, котры были нам совсім непотребны. Та и ныні, хоц депрессия, тратиме миллионы надармо, без всякой корысти для себе.

Добра половина лемковского населения с обох сторон Карпат (из галицкой Лемковщины и Пряшевщины) находится в Соєдиненных Штатах. Тоты лемкы побудували майже всі русскы, карпаторусскы и украинскы православны и униатскы церкви и утримуют их по сегоднявший день. Тут в Америкі суть місцевости, где мают по 5-10 и больше церквей, одну близко другой, и во всіх церковне стадо складатся майже выключно из лемков. При каждой єсть священник и дьяк, котры кромі церковных отправ ничого не робят, и на всіх тых церквах суть громадны долгы, от котрых треба платити высокы проценты.

Ци не єсть то народне марнотравство?

Возмийме для приміра три місцевости; Кливланд, Детройт и Питтсбург. В каждой из тых місцевостей єсть от 10 до 12 церквей, утримуванных лемками. Религийне житье народа не стратило бы нич на том, єсли бы, напримір, лемкы в Кливланді оставили собі лем дві церкви, а остальны 10 заперли и пропустили 10 попов и 10 дьяков. За тоты грошы, што заощадили бы на такой реформі, могли бы легко открыти историчный музей, напримір, в Бардиові и утримати 10 молодых ученых студентов, котры бы посвятилися изучению истории нашого народа на Лемковині. Подобно детройтскы лемкы могли бы утримати, напримір, земледільский институт на Лемковині и при институті 10 молодых ученых агрономов, котры могли бы збадати почву-землю по всіх селах Лемковины и научити наш народ ліпшой господаркы. Так само питтсбургскы лемкы могли бы легко основати и утримати на Лемковині, напримір, горный институт, а при нем 10 молодых инженеров, котры бы занялися изучением минеральных богатств Лемковины.

Тоты приміры можна бы продолжити дальше. Кажда больша місцевость могла бы утримати тот або другий научный институт и школу в родном краю, єсли бы лем не тратила таку массу грошей на всякых бездарных попов и на церковну борьбу.

Но нам лемкам, на жаль, до того ище далеко. Неодному из нашых краянов здавало бы ся, што такы учены историкы, агрономы, инженеры при тых научных институтах то дармоіды и непотребны люде. Многым нашым лемкам здаєся, же лем поп потребный.

Другы народы тратят миллионы на утриманье своих научных институтов, на стипендии для студентов, а наш народ того ище не признає. Мы волиме ище мати 12 церквей в одной місцевости, одну близко другой, и 12 добре плаченых попов, котры учат нас ненавидіти себе взаимно, як одну школу для народа. Но длятого мы вічно темны и бідны.

Кто виноватый тому? Сегодня о том не будеме писати больше, но най каждый наш читатель застановится сам над тым, най обсудит то зо своими знакомыми и най старатся сам отповісти собі на то-то пытанье, кто виноватый той нашой отсталости и біді.




В таком недбальстві наш народ жил столітиями у себе дома, на родной землі, и с тым духом он емигровал в Америку. Вся його культура, вся його политика заключалась в религии и в церкви, и оберталась коло церковных свят и обрядов. Кто знал порядок церковных служб, або знал прочитати Апостол и заспівати в церкви, то считался передовым человіком в селі. И тоты передовы люде могли говорити о Давидах, Иродах и другых юдейскых царях, знали историю Іерусалима, Вифлеєма, но не знали истории свого родного краю и свого народа. Они не знали, коли и як возникли нашы села и міста на Лемковщині, откуда взялся наш народ на той землі. Не лем не знали того, но и не хотіли знати, не интересовались тым. Вся премудрость была в церкви, а остальне всьо, то лем світска облуда.

В старых часах, коли и другы народы наоколо держалися такой самой наукы, наша Лемковщина была там, где и другы, и наш народ на Лемковщині не стоял ни горше, ни лучше, лем так, як и його сусіды. Но в минувшом столітии у другых народов наоколо нас началось национальне пробуждение, они начали розвивати свою национальну культуру, старатися о школы на свойом родном языку, боротися за национальны права, за свою автономию и независимость. Наша Лемковщина и вся Карпатска Русь не пошла по тому пути за другыми народами, лем осталась при старой наукі. У нас свойой світской интеллигенции в тых часах не было, лем одно духовенство. Даже сельскых учителей не было, бо по селах як где была школа, то учили в ней дьякы. Ни торговцев, як отдільного клясса, не было, лем селянство. Так вся робота с народом в тых часах осталась на руках духовенства. И тото духовенство рішило, што и в новых часах церкви буде достаточно для нашого народа, што она заступит йому и национальну культуру, и борьбу за национальны права, и всякий другий прогресс, якым интересовались другы народы. А што до самой народности, то священникы сказали народу: “Наша церковь оборонила нам нашу русску народность при старой Польші, то оборонит єй и в будучности.”

При конці минувшого столітия и на початку нынішнього 20-го столітия настоятелями приходов по нашых селах на Лемковщині были свои священникы, лемковского роду — Хилякы, Дуркоты, Венгриновичы, Гнатышакы, Прислопскы, Курилы, Калужняцкы, Копыстянскы, Мохнацкы, Качмарчикы и др. Они были “руссофилами” и трималися кріпко русской старины, так народу сдавалося, што дійствительно в церкви єсть своя стара русска віра, своя народность, и тому не треба ничого иншого робити, лем триматися церкви, бо церковь спасе наш народ при всіх обставинах. Так коли другы народы начали уж будувати свои культурно-просвітительны народны организации, закладати школы, научны институты, изучати свою историю, двигати свою литературу, то нашы лемкы дальше концентрували всю свою увагу на церковь и от ней ждали помощи на всі потребы. Коли позже старых священников-лемков, связанных с традициями нашого народа и нашого краю, начали заміняти молоды украинскы националисты, присланны из Восточной Галичины, то нашы лемкы не могли найти иншого отвіта на их пропаганду украинского национализма, лем нову церковь. Штобы спасати свою народность, они лишали украинскых попиков и их униатскы церкви, и кинулися закладати православны церкви. Но скоро показалось, што и православна церковь не служит нашому народу, а польскому правительству, польскым панам. В православных церквах так само не было своих священников, лем ріжны пришельцы и проходимцы, якых прислала высша церковна власть из Варшавы.

Тота сама история повторилась и с нашыми емигрантами в Америкі. Старшы емигранты приізжали в Америку с том науком, што в церкви єсть вся наша русска народность и народне спасение. Так первы емигранты, як лем собрались где в маленьку группу, зараз будували церковь и спроваджали собі священника и дьяка. Коли молоды священникы из Восточной Галичины начали им розбивати стары церковны традиции и вносити в церковь украинску националистичну пропаганду, то нашы емигранты лишали униатску церковь, и будували православну. А коли и в той православной не полюбилось им дашто, то будували третью, четверту и т. д. Так вся робота нашой емиграции была при церквах. И борьба на тых церквах вычерпала духовно и материально нашу емиграцию и розбила єй народне єдинство.

Так тота церковь, котра по учению старых патриотов должна была спасти нам нашу народность и отстояти нашы национальны права, розбила народне єдинство меже лемками як в старом краю, так и тут на емиграции в Америкі.

Человіку оторватися от того, в чом был выхованый, дуже трудно. Из приведенной выше короткой истории Л.С. можна видіти, як тяжко было заложити меже нашом емиграциом народну культурно-просвітительну организацию. А в старом краю так и не удалось до конца заложити таку организацию.

Из той же истории Л.С. можеме видіти также, што лем культурно-просвітительна организация може двигнути поневоленный, бездержавный народ и научити його боротися за свои национальны права, за свою народность. Церковь того не може зробити, бо церковь має на ціли религию, а не народну культуру. Церковь може обслугувати религийны потребности народа, но не народно-культурны. В Лемко-Союзі не было николи больше, як 3-4 тысячы человік, рахуючи членов и читателей газеты. При таком малом числі нашых людей, тота народна культурно-просвітительна организация сділала громадну роботу для культурного поднятия нашого народа и для обороны його народных прав. А што можна бы было зробити, єсли бы хоц половина, або лем четверта часть тых нашых людей, котры будували церкви и ведут доныні борьбу на церквах, будувала народны культурно-просвітительны организации и свои народны школы и научны и економичны институции! Мы мали бы тогди с чым выступити перед світом в обороні прав нашого народа.

Географично положение Лемковщины было дуже трудне, бо она не лем лежит на далеком пограничу русской етнографичной территории, но и входит узкым клином меже польску и словацку территорию, отділяючи як словаков, так и поляков от верхов Карпатскых гор. Из истории знаме, што в давных часах тота лемковска территория была о много ширша и обнимала не лем гористы районы в Карпатах, но и широкы предгорья по обох сторонах Карпат — в Ряшевском и Кроснянском округах на сівері и Земплині и Шариші на югі. Но послі упадку галицко-русскых княжеств начался острый наступ римско-католицкой церкви на наш народ, и население на низинах было окатоличено, а разом с тым ополячено и ословачено. Так в нашых часах остался лем узкий клин в горах, на котром наш народ сохранил свою народность.

Оборонитися в таком географичном положении мог бы лем добре организованный и объєдиненный народ. Нам лемкам потребно было, штобы каждый наш человік стоял в свойой народной организации и подпорувал народну роботу. С организованным народом числились бы нашы сусіды и признали бы йому його народны права. Но для народной культурной и господарской роботы наша Лемковщина была дуже слабо организована. И голос Лемко-Союза в Америкі был дуже слабый, бо за ним стояло маленьке число нашой емиграции.

Так тут маме ясно, чому дошло до той трагедии с нашым народом на Лемковщині. Даже в той церкви, котру нашы лемкы так любили, и на котру стилько гроша выдали, руководство перешло к чужесторонному духовенству, не связанному ничым с нашым народом ни с нашым родным крайом. Нашы лемкы слухали, што им другы говорили, а свого народного діла не пильнували. Єсли бы наш народ на Лемковщині и тут в Америкі мал в своих церквах хоц таке духовенство, яке мал в старом краю до 1914 року, до Талергофской трагедии, то ище бы мал якусь свою опору, бо тото духовенство вышло из того самого краю и народа и было природно связане с ним, то в потребі подняло бы голос в обороні того краю. Але тоты священникы, якых ныні нашы емигранты держат по своих церквах, православных и униатскых, тут в Америкі, суть в великом большинстві цілком чужы нашому родному краю, даже не знают, где находится тота земля, из якой наш народ пришол. Так и церкви, в котрых тото духовенство руководит, сталися давно чужыми нашому народу.

Из того всього выходит, што ныні нам лемкам в Америкі своя народна организация потребна больше, як коли нибудь перше. Лем в свойой народной организации мы можеме сохранити свой народный дух, який дорогий каждому человіку. Лем через свою народну организацию мы можеме сохранити связь со своими родными братьями и сестрами, роскиненными по широкому світу, и можеме помочи одны другым. В свойой народной организации мы можеме также поднимати все голос в обороні свого народа и свого родного краю, за котрый сознательны нашы люде николи не забудут. Мы нераз говорили, и теперь повторяме, што там в Европі мусит придти к тіснійшому объєдинению славянскых народов и к занеханью той межеусобной вражды, яка толкнула польскы власти на политику примусового выселения нашого народа из Лемковщины, бо єсли не буде такого объєдинения, то славянскы земли будут открыты для новой агрессии с Запада.

А тіснійше объєдинение славянскых народов приведе к большой национальной свободі. Примусовы выселения будут забыты, теперішны державны границы будут устранены, як и меджы на полях, и каждому буде дозволено жити там, где йому найбольше любится.




[BACK]