Так То Было (комедия в І акті) — И. М. Новак
КОМЕДИЯ В І АКТІ

Написал И. М. Новак,
Вышний Орлик, Свидницкий округ, Чехословакия.

Дійствуючы особы: Федор, газда, літ 60; Олена, його жена, літ 55; Михаил, их сын, літ 23; Мария, Донька, літ 19; екзекутор; Шулим, єврей-корчмар, літ 60; Катрена, ворожка, літ 50; Лікарь.


АКТ 1.


(Сельска хата, стол и т. д., постель в куті, Олена хора лежит на постели. Федор коло стола курит пипку. Михал на другом конті стола читає газету).

СЦЕНА 1

(Федор, Олена и Михал).

Федор (Встае и подходит до Олены): — Єй стара вставай, бо кто буде робити! Видишь, же молоды нанич... йому лем новины треба. Треба во млинці ячменя роздерти, хоц бы замішкы зварити.

Олена: — Ты мні повіришь, як очы зорву... Видишь, же-м хвора!

Федор (до Михала): — Та ставай! Што таке важне читашь? Видишь, же мати хвора.

Михал: — Читам, няньку, як то было тогди, як вы ище были молоды. Пише гев, же тогди пущали коровы до хижы доити... А мамка хвора, то пойду по лікаря.

Федор: — То правда, сыну, же коровы так ся доило. То было за Франц Йозефа... Не было то мудре, бо худоба все в хаті лайно охабила, як ся паренины нажерла, але люде мали страх перед босорками. А по лікаря ты не ходь, радше заволай стрыну Катрену.

Михал: — Нашто вам ту дурной Катрены?

Федор: — Она ворожит, знає и зілья всяке, а мати с очей достала.

Михал: — Дурна ворожка тота Катрена... Сама суха, як бы иглу зъіла, а другым поможе! (Осмотрят маму). Мама ма горячку, то певно жолудок не в порядку. 6 тыждни постила, а вчера у Суры в Зборові зъіла квашеного гаренга, може был и згнилый, и то вшетко.

Федор (Иде к Олені, кладе руку єй на чело): — Ой жено, жено! Овес не молоченый, ярец не змолотый!

Олена (Сідає, говорит смутно): — Што усну, а уж мні перед очами (Крестится) якаси біда — щезла бы она.

Федор: — Та што ту робити?

Михал: — Высока горячка, а в такой горячкі суть тяжкы сны... треба по лікаря пойти.


СЦЕНА 2.

(Тоты и Мария).

Мария (Входит, обнимає маму): — Мама хора?

Олена: — Хоть была бы-м тя выдала за мойого житья!

Мария (Плаче): — Та умерти хочете, мамо?

Олена: — Лем кебы-м тебе до порядку дала, то бы-м спокойна была. Прокляты часы, дівка меже людей, а без грошей не выдастся... Або старый землю продай.

Федор: — Продай землю, выдай дівку, а сам идь пастися... И без того дост біды, што-день приде екзекутор, бо ходит часто от дому до дому, ци не здохло штось дакому.

Михал: — Ище неє стара, най лем почекат, а тоты часы змінятся — згнилый капитализм пропаде и народ робочий начне жити... Но я пойду и приведу лікаря.

Олена: — Не треба, сыну, не треба... Ліпше приведьте Катрену, най мня окурит зільом.

Федор: — Тоже так думаю, бо скади взяти грошы на лікаря?

Михал: — А я иду (Выходит).

Федор (До двери): — Не треба, сыну, не треба.

Мария (Иде к матери, кладе руку на чело): — И Кривого Янко говорил мні, мамко, кебы лем 5 тысяч.

Федор (В сторону): — Лем грошы, а не жену хоче, взял бы го чорт, реку. (До Марии): — Мария, идь за Михалом, най лікаря не веде... Заклич Торопилку, най возме зілья, же мама хвора.

Мария: Иду, иду (Выходит).

Олена: — Ей старый, старый, люде по селі дівці рокы рахуют...

Федор: — Най собі рахуют свою біду!


СЦЕНА 3.

(Федор, Олена, екзекутор и Шулим).

Екзекутор: — Добрый день, пан газда, як ся мате?

Федор: — Добрый день, пан доктор... Не треба уж не треба.

Екзекутор: — Што не треба? Хибаль заплатите?

Федор: — Не треба, уж єсть здорова.

Шулим: — Ваша хвора, Федоре?

Федор: — То лем так с очы достала, тай мадра єй трапит.

Екзекутор: — А мате дома коровы?

Федор: — Гей-гей, пане докторе, суть хвала Богу здоровы.

Екзекутор: — Не робте шпасы, я не доктор.

Шулим (В сторону): — Екзекутор пришол, а йому доктор в голові.

Федор: — Отпусте, отпусте, пан звіролікарь, и коровы здоровы.

Екзекутор: — Колько свиней мате?

Федор: — Не даю свиней щепити, и у пана нотаруша єм говорил. Не маю грошей.

Екзекутор (Остро): — Прошуся, колько свиней мате!

Федор (Остро): — Так, так, пан звіролікарь, не даю щепити!

Екзекутор: — Але я не єм жаден звіролікарь.

Федор: — Отпусте, отпусте, пан комиссар, велику шкоду маме. Зерно высхло, хробакы выжерли, кризис, біда.

Шулим (В сторону): — Тот Федер одуріл, думат, же шкоду списуют.

Екзекутор: — Так, пан газда, мусите шитко списати (Кладе акта на стол).

Федор (Сідат по другой стороні стола): — Так, так, пан комиссар, треба шитко списати.

Екзекутор: — У пана Шулима долг маєте?

Федор: — Добри, добри, то и долг записати пан комиссар?

Екзекутор (Злостно): — Який я у вас комиссар! (В сторону): — Доктор, звіролікарь, комиссар — што за титулы!

Федор (Голосно): — Знаю, знаю... Они пан секретарь най пребачат, мы ту ціле село при вашой партии тримали. Біда, біда... шитко хробакы вижерли.

Екзекутор: — Што о тых хробаках только?

Федор: — Таж оно и сухота была... Войнову шкоду рачат писати, та уж 11 роков по войні а шкоды не выплачены.

Екзекутор: — Колько мате коров?

Федор: — Роков?

Екзекутор (Голосно): — Коров, коров — коровы!

Федор (Голосно): — Рачат пребачити — дві: єдна чужа, а друга не моя... Кебы хоть на єдну коровину достати.

Екзекутор (Записує): — Знате писати?

Федор: — Та где бы?

Екзекутор: — Тогди палец давайте (намочит му палец до подложкы, притисне му на акта, отдерат, копию лишає на столі). — О лицитации достанете увідомление.

Федор: — Дякую, пан секретарь, то будут ділити у пана нотаруша?

Екзекутор: — Так, так. (Усміхнеся и выходит, а Шулим за ним).

Федор: — На пана Бога поручам. (Вертатся к Олені): — Але при тых панох ся мусит чловек тримати. Чула-єс, як зо мном закручал? Лем же я му не так закрутил... Отложу письмо (кладе до стола), будут шкоду выплачати.

Олена: — Кебы лем 4 тысяч, то бы сме Марию выдали.

Федор: — Проценто до банку, мой златый коханку. И берному уряду, фишкальови за пораду, а от Бати хоц бы пару гумакив добрых про нас руснакив.

Олена: — Та говорят, же длугы уж не треба вертати... Йой, та де-ж тота Торопилка? На ямці коло сердца болит...


СЦЕНА 4.

(Федор, Олена и входит Мария с Катреном).

Катрена (Зілья в рукі, иде ку Олені, три разы плюне в сторону, перекрестится, осмотрят Олену): — Абы было счастливо.

Олена: — Лем што усну, уж мі пред очами якаси — щезла бы біда от нас крещеных. (Показує на жолудок): — Туй, туй коло сердца.

Катрена: — Нич инше, то мадра волосы поспущала, а в таком часу ся легко приманче ку чловеку хоц яка біда... Федоре, принесте на черепу огня. Само перше окурити. (Федор отходит и приносит огня).

(Катрена закрутит Олену в плахту и окурит зільом): — Так хвала Богу, єдна робота скончена.

Федор: — Кебы лем счастливо. (Ку Марии): — Возмий фляшча и принес палюнкы... Шулим най запише. (Мария отходит).

Катрена: — Може и с очей достала? Добри бы было угля зметати.

Федор: — То-то я думал, бо вчера пришла с ярмаку зо Зборова така роспалена, а наднюс ту чорт тоту лабату босорку, а так на ню смотріла, што мало єй очы не выскочили.

Катрена: — Ой бо то мат злы очы, про єй очы уж дуже люда зо світа пошло... Федоре, идте донесте на решеті воды оттамаль, де ся дві воды сходжают.

Федор: Як-же на решеті?

Катрена: — На решеті процідите воду, а в устах донесете, решето возмийте на голову.

Федор: — Иду, иду (Отходит).

Катрена (Открыват Олену): — Як, дакус лепше?

Олена: — Здаєся, же гей.


СЦЕНА 5.

(Федор влітує, в устах вода, а на голові решето. Катрена дає череп, Федор выливат из уст воду, а Катрена пущат в тоту воду 7 горячых углей и омыват 4 рогы стола, потом омыват том водом Олену и подає Федорови).

Кетрена: — Вылійте тоту воду горі стріхом (Федор выходит и внет приходит назад. Катрена говорит до него):

— Хвала Богу, скончили.


СЦЕНА 6.

(Тоты и Мария приносит палюнку и кладе на стол).

Федор (Наливат): — На здоровье Олены. (Выпил, наливат и подає Катрені).

Катрена: — Най Господь хоронит ваше обыстье от шиткого злого.

Мария (Смотрит через окно):— Няню, Михал веде доктора!

Федор: — Одуріл человік.

Катрена: — А нашто його ту, та-ж я покончила.


СЦЕНА 7.

(Входит Михал и Доктор)

Доктор: — Добрый день.

Федор: — Не треба, пан доктор, не треба, она уж здорова.

Доктор (К Михалу): — Што вы мене!...

Михал: — Ничого, пан доктор, ничого, вы осмотте маму.

Катрена: — Я говорю, што лем з очы достала.

Доктор (Дивится на ню, усміхатся и иде к Олені. Подає термометер, каже показати язык): — Говорте “А”.

Олена: — “А” (Показує руком на желудок). Ту на желудку коло сердца страшно болит.

Доктор: — Та где-ж ту коло сердца — ту желудок (Показує собі на желудок и смієся весело). — А коло сердца то ту (Показує собі на сердце).


(Катрена за хырбетом доктора усміхуєся,
махат руком иронично, нібы то доктор нич не розуміє) .

Доктор (Выбирає термометер и говорит до Михала): — Тридцет-осемь-шесть... Желудок не в порядку. За тыждень легонькы ідла. (До Олены). А теперь выпийте тот олий (Подає єй рицинусовый олий).

Олена (Выпиват): — О Мати Божа, ангелы святы, яка отрова.

Доктор (Пише рецепку, подає Михалови): — Тото достанете из лікарни и подля предпису уживайте. За тыждень буде цілком здорова.

Катрена: — Нашто єй медицина?

Доктор: — Ты бабо мудрійша, як доктор... Исто окурила ты єй, бо чути ту дыму. (К Федору). Вы мні заплатите 50 корун.

Федор: — Ой я ніт... Сын вас припровадил, то най платит.

Михал: — Я заплачу, пане доктор. (Платит).

Доктор (До Олены): — Можете вставати, лем диету треба тримати.

Катрена (В сторону): — Добри грошы брати, як я вылічила.

Доктор: — Будьте здоровы (Отходит).

Михал: — До свидания.

Федор (До Олены): — Можно бы-с колбасы зъіла?

Михал: — Захрань Боже! Який вы злый обычай мате... захворіє человік, а вы колбасу йому даєте и тым хвороту згоршуєте. (До мамы). Можете встати, мамо.

Олена (Встає): — Я ся чую добри.

Михал: — А то доктор помог!

Катрена: — Не вірь, сыну, докторам, бо они нич не розуміют... То моя робота.

Михал: — Най буде по вашому, лем я то вам не узнам. (До Марии): — Донесешь медицину, што доктор предписал. (Мария выходит).

Катрена: — Будьте здоровы, Олено! (Выходит).

Олена: — Ходьте с божичком... Не забуду вас.


СЦЕНА 8.

(Тоты и Шулим).

Шулим: — Добрый день!

Михал: — Добрый день, Шулим! Што нового?

Шулим: — У вас тут был доктор... я ся вам чудую, же сте того призвали, бо он нич не вартат, он зо села и за молоду коровы пас... Але доктор Генберг то мудрый доктор, ой-йой-йой.

Михал: — Для нас и тот добрый.

Шулим: — Он нич не розуміє.

Михал: — То наше діло... А вы, Шулим, не втручайте до вшиткого так свого носа, бо стратите на красоті.

Шулим (Злостно): — Я не до тебе тут пришол, а ку Федорови. (До Федора): — Федоре, слухай, нам не треба жадной лицитации. Ты дай мі єдну корову и долг буде выровнаный.

Федор: — Якы лицитации?

Шулим: — Шкода, же-с мудрый чловек, а не розумієшь, што твои коровы посеквестрованы.

Федор: — Коли?

Шулим: — Та тот пан, што ту зо мнов был... Але я го просил, жебы не робил жадны лицитации, же мы ся выровнаме.

Федор: — Та-ж то пан секретарь списовал шкоду, ту охабил писмо (Глядат и дає Михалови).

Михал (Читає тихо, а потом говорит): — Няню, то не был секретарь. (До Шулима): — Так вы нам, Шулиме обі коровы и свиньи дали посеквестровати?

Федор (Закурил пипку, спустил голову): — Бодай же тя чорты пекли! Ни ту жити ни умерти...

Шулим: — Не хочу вашы обі коровы, а будеме и надале добры люде... Ты, Федоре, дашь мі єдну корову. Не треба жадной лицитации... Не хочу ти ганьбу робити, ты знашь, же я добрый человік и ничыє не хочу.

Михал: — А то за што долгуєте, няню?

Федор: — Та ся то назберало... И на кермеш брал палюнку, и кум Лопух поросята мішковал, и Кешули паскуды знимал... И таке инше ся даколи притрафило, то кума пришла с кудільом, то стару по бруху заболіло.

Шулим: — А дале такой Олена брала свічкы, мыло и другы вещи.

Олена: — Та-ж я того мало маю, Шулиме.

Шулим: — Мало, мало, та и я дуже не прошу.

Михал: — А колько робит наш долг, бо вижу секвестровано на 300 корун?

Олена: — Всего маю набрано на 50 корун.

Михал (Вынимат 50 корун и дає Шулимови): — Ту маєшь 50 корун на цілый долг, а палюнку борговати не вільно... Берешь ци ніт?.. Веце жебы-с нам ту екзекутора не водил.

Шулим: — Ну, ну, давай (Бере и сплюват в сторону).

Михаил: — Словом, мате вшитко выплачено.

Шулим: — Но будь здоров, Федоре, а и не гнівайся (Выходит).

Федор: — Ну ход с Богом... Але мал єм днес добрых гостей!


СЦЕНА 9.

(Тоты и Мария)

Мария (Входит): — Я была на селі, вшиткы дівкы собираются до читальни... Дозволите и мі, мамко? Вы уж здорова.

Олена: — Та иди, дівко, иди.

Михал: — И я, няню, пойду до читальни... Наша Мария буде грати головну ролю.

Олена: — А яку, дівко моя?

Мария: — За молодицу! Выдаватися буду... Буду сама співала, лем кебы вышло мі добри.

Михал: — Оле попробуй, не пошкодит проба.

Мария (Співат):


Уж єм ся выдала,
Уж по мойой зволи,
Гей уж єм ся наіла
Стеранкы без соли.

Стеранкы без соли,
Бандурок без млика,
Гей то мі доказала
Парада велика.

Гей выдай же ся выдай,
Дівко материна,
Гей бо уж ти готова
Лада и перина.

Конец.



[BACK]