Нашы Спорты (комедия в 2 акті) — Иван Похна
КОМЕДИЯ В 2 АКТАХ

(Сценичный образок из житья нашой молодежи в Америкі)

Написал: Иван П. Похна, Оттава (Канада), Август 1949 года.

Дійствуючы особы: Джов — 22 рокы, Сем — 20 літ, Кейди — 20 літ, Софи — 19 літ, Прохожий — 60 літ, Полисман — 30 літ, Роботник — 50 літ, Дівчина и Хлопец — по 18 літ.


АКТ I.

(Сцена представляє улицу скромного американского міста).

СЦЕНА 1.

Джов (стоит, подперши дом плечом, ногы переплетены, рукы в кишенях): — Ей, бо то на світі ніт такой другой доброй и великой контри, як наша Гамерика... (Проходится). Ту то собі каждый чловек свободный и никого ся не боит. Ту як чловек хоче робити, то робит, а як ніт, то не робит — може собі идти на “пулрум”, або на “шов” свободно, або до клубу (смотрит на публику) можете идти каждый вечер в карты заграти... А уж кто має вельо грошы, то собі іде аж до Флориды або Калифорнии.

Єс, ту в Гамерикі то не так, як там деска в старом краю, скади моя мама и “деди” приіхали. Там люде не можут ничого робити так, як они сами хотят... Моя мама казала, што ани женитися єй не дали там, где она сама хотіла, то теперь зато с деди все має тробел...

(Глядат по кишенях, нашол пол сигареткы, но не має сірника закурити).

И наш “деди” тыж повідал, же там в старом краю ани айскриму ани пая люде не ідят, то я не знам, як они там жиют.


СЦЕНА 2.

(Прохожий иде улицом по гросери).

Джов: — Гей, мистер! Мате мечка?

Прохожий: — Но, не мам. “Вери сори”, бо я навет и не курящий, ани моя жена не курит, то мечкы не носиме. (Иде дальше).

Джов (Смотрит за ним, а по хвили до публикы): — Фони чловек! Та ціла Гамерика курит, и бабы и дівкы, а он повідат, же не курящий... Мусит быти протестант або цілком безбожный.


СЦЕНА 3.

Сем (Входит, в рукі фотоаппарат): — Галов, Джов! На кого чекашь? Як хочешь, то ход до парку... видишь, який “файн ведер”. Я мам камеру, то будеме брати пикчеры. Днес там будут и нашы дівкы, то будеме мати дуже фону.

Джов: — Тобі, Сем, то нич инше не на мысли, лем все глупости... А по друге, я с пикчерами ся не бадрую и до парку не иду — я мам дост свого троблю.

Сем: — А я зас с дівками ся не бадрую так, як ты, бо я тыж мам дост своих троблів... Смот на мои “шусы” — уж треба новы, и мусят быти спортовы, и “нектай” уж мні треба новый, а “спорт-сута” то уж мушу мати того літа, бо Кейди мні повідала, же як не буду мати спортового сута, то ани на стриту со мнов не выйде...

Гей, слухай Джов, пожич мні кводра. Мні треба конечно на днесь в вечер... Я на другу субботу тобі отдам — “анест” отдам.

Джов (шукаючи по кишенях): — Но, не можу, бо я мам лем “форти сентс”, а на днесь мам дейта с дівком и завтра мой “биртдей”.

Сем: — Твой биртдей? Джи, гратулюю тобі! Геппи биртдей, Джов! (Подают собі рукы). А котрого завтра?

Джов: — Дванастого.

Сем: — Дванастого? Гей, таж то и мой биртдей завтра!

Джов: Є? Твой биртдей? Гратулюю тобі так само! Геппи биртдей... А може машь мечка? Я мам сигаретку, а не мам мечка.

Сем: — Но не мам, я уж не ношу мечков, бо я перестал курити. Кейда мні повідала, же чловек, котрый не курит, буде долго жити.

Джов: — А мні Кейда повідала, же она любит лем такого бойса, што курит, бо она и сама сигареткы курит.

Сем: Не правда, бо я ище не виділ, штобы она курила?

Джов: — Ов, ты глупый! Ты ище дашто больше не виділ, што она робит... Та-ж она тебе не любит, она с тобом ходит лем так на “фони”.

Сем: — Ов, джи! Який то тробел с тыма дівками — машь дівку, то маш тробел, а не машь дівкы, то другий тробел, бо ани не машь до кого зайти, лем все на пулрума тай на пулрума.

Джов: — Ов, велл, треба итти на пулрум, а може там єсть Майк, то заграме “гейма”. Майк єсть “гут спорт”, он все має мечка и кводра на гейма.

Кейда уж ту днесь не выйде, а я хотіл єй видіти и сказати, же то уж остатний раз я так долго ждал. Най знає, же я не люблю такого циганства. То уж не “фони”.


СЦЕНА 4.

(Прохожий несе гросери в обох руках).

Сем: — Гей, мистер! Може мате мечка? Мой френд хоче закурити, а не має мечка, ани я не мам, бо я перестал курити, то уж не ношу зо собом мечкы... Люде повідают, же кто не курит, то буде долго жити. Вы, мистер, не знате, ци то правда?

Прохожий (Стал, кладе торбы коло себе): — Ов, єс, правда! Правда! Але вы, бойсы, выглядате так, як нашы. Я вас познаю, же вы славянского роду, а оно то не файно, што так долго стоите ту на улици и жебрете мечка. Так робите, як и айришы.


(Джов и Сем позерают на себе).

Джов: — Мистер, ту єст Гамерика! Фри контри! А вы як не любите, то не мусите мечка давати.

Сем: — Они, тоты стары гриноры, нич не любят, што в Америкі єсть, ани спорта, ани гейма не любят. Они так, як и мой “деди”, што лем доллары складают.

Джов: Єс, мистер, ту в Гамерикі не так, як там в старой контри, скади вы приіхали. Там люде ани мечков не мают, а як бы-с хотіл от другого просити, то тебе заарештуют.

Прохожий: — Што вы, бойсы, плетете? Такого глупства нигде на світі ніт. Але нема дива, же вам тот “бродкест” нагнал до вашых голов такой глупоты.

Сем: — Мистер, я не знам ничого, бо я там не был, ани не хочу іхати. Мы ту американскы ситизены, и нам ту добри. Я на другий тыждень уж буду мати спорт-сута и спорт-шусы.

Джов: — Сем, не бадруйся со старым хлопом... Он такий самый, як и мой “деди”.

Прохожий: — Єс, правду маєшь, такий самый, як и твой деди. Мы оба зо старого краю. Мы ту приіхали, штобы робити и вас выховати на добрых и честных ситизенов. Я ты-ж мам сынов, аж штырьох, але всі они инакшы, як вы оба. Мои сынове роблят, а не дармуют так, як вы, што час тратите ту по улицах и бідного мечка жебрете. Я знам добри, што жаден из вас не мате ани кводра в кишени.

Джов: — Ов єс! Я мам фифти сентс, а як мні потребно, то и больше мам.

Сем (на стороні вывертат кишени): — А я тыж мам, як мні треба. Я мам и камеру, яку я купил за свои грошы — о видите!

Прохожий: — Вы оба бойсы уж сте дорослы хлопы, то послухайте мене старого... Я уж довше в Америкі, як вы оба, и я бы-м вам радил идти домів и братися до даякой честной роботы.

Сем: — В нас вдома ниякой роботы ніт, бо мама и деди вшитко пороблят. А по друге, хоц бы и цілый день робил, то ничого не заплатят.

Джов: — Теперь, як уж по войні, то для вшиткых людей в Америкі роботы ніт. Я чул, як сам Президент тото казал на редио... А и пейды уж доброй ніт.

Сем: — Так, так, уж вшиткого дост нароблено, лем люде глупы, што не хотят купувати. Єй, кебы я мал грошы, то вшитко купую, а найперше спорт-сута и кару... А Кейді бы-м купил цілый дозин “найлан” и білы “шусы”.

Прохожий: — Велл, як виджу, вы оба єднакы, и мні старому тяжко с вами бесідувати, штобы вас дачого навчити, хибаль лем даколи даяка світова зміна може вас навчити.

Джов: — А што думате? Може внет буде нова война, то мы оба готовы.

Прохожий: — Я не знам, ци внет буде ци ніт, але ани для мене ани для вас она не потребна.

Сем: — Ов, сюр! Як буде нова война, то мы оба сджьойнюєме до армии и будеме воювати за “фри контри”. Мы вшиткых сфайтуєме...

Джов: — Так, так! Мы ся никого не боиме!


СЦЕНА 5.

(Тоты и Полисман)

Полисман (в службі, с палком в руках, ліниво подходит): — Гвот ис гоинг он? Робери ор политикс? Гет авт!


(Джов и Сем идут в противны стороны, оглядаются).

Прохожий (Сберат гросери):— Тоты молоды спорты мні повідали, же ту єсть фри контри...

Полисман: — Мув-ан! Мув-ан!


(Занавіса падат).




АКТ II.

(Вечером в парку).

СЦЕНА 1.

(Джов и Сем сидят на лавкі в парку, дешто инакше перебраны.
Подают один другому “чув-гум”).

Джов: — Джи, мене шуса грызе, аж нога болит.

Сем: — Сдоймий шусу, та най тебе не грызе.

Джов (Снимат одну шусу): — Тоты модерны спорт-шусы то лем ногы грызут и на саксах роблят діры.

Сем: — А мои шусы суть “гут”. Мой деди купил вчера дві пары на “окшен сейл” — одну про себе, а другу про мене.

Джов: — Велл, знаєшь што, Сем? Я уж тобі повідал, же Кейда лем так на “фони” тебе любит, бо она хоче, штобы я с ньом ходил, но я уж теперь не хочу, бо я мам Софи.

Сем: — Ов, Джов, ты так переберашь дівками, як моя мама на маркеті томейтусами.


(Иде до стоячого смітника, вынимат газету
и перезераючи сідат знова на лавку).

Джов: — А што там нового в паперах?

Сем: — Та машь єдну половину, то читай сам... Котру сторонку любишь?

Джов: — Дай мі “Америкен спорт”.


(Хвилю читают оба).

Джов: — Та-ж ты мні не дал спорта, гев лем самы диворсы, розводы и мордерства... Я тото не люблю... (Шмарил газету на землю).

Сем: — Ци любишь, або не любишь, то оно так має быти, бо Америка на том стоит. (Шмарил газету под ногы).

Джов: — Глупы люде, што ся женят, а потом розводят, и лем все платят грошы.

Сем: — Ту свобода, то можна вшитко робити, лем біда с тым, што треба за вшитко платити.

Джов: — Я не знам, чого то ту в нас не дадут таке право, як в Мексикі, што за єдну годину тай уж ся оженил? Вшиткы люде из Голливуд идут до Мексикы женитися...

Сем: — То не женитися идут вшиткы, але там в Мексикі єсть дуже кавбоив, што красно співают, а и на конях добри уганяют, та тото каждый любит.


СЦЕНА 2.

(Джов, Сем и Роботник)

Роботник (Сберат папірья до мішка): — Гей, бойсы, вы знате читати?

Джов и Сем: — Ов, єс, мы оба ходили до школы.

Роботник: — А вы видите там надпись, штобы папірья складати до баксы, а не так, як вы ту розметали по цілому парку.

Сем: — Мистер, ту єсть фри контри.

Роботник: — Ов, єс — видно, што вы мали добре выхованья, певно родились на фармі близко ліса. (Собрал паперы и отходит).


СЦЕНА 3.

(Джов, Сем, Кейда и Софи).

Кейда и Софи (входят с пакунками в руках, пакункы єднаковы. Джов скоро надіват шусу на ногу. Сем поправлят сута и краватку): — Галов, спорты! Галов Джов! Галов Сем!

Джов (невесело): — Галов.

Сем: — Галов, галов! Гав ду ю ду? (Руком втерат лавку). Сідайте ту с нами. Мы уж давно на вас ждеме.

(Кейда и Софи сідают посередині — Кейда коло Сема, а Софи коло Джова).

Кейда: — О та мы ходили до стору дашто купити.

Софи: — Єс, я тобі, Сем, купила презент, то на твой быртдей (подає Семови).

Сем: — Ов! Джи! Тенкс, Софи! Тенкс вери моч...

Кейда: — И я тобі, Джов, купила презент! Чир! Геппи быртдей... (Дає, а Джов не бере). Та чого не берешь?

Джов: — Я никому не купую презенты, то и для мене най никто не купує.

Кейда: — Джов! Та ты лем все ся гнівашь... каждый день с тобом лем тробель.

Джов: — Я не гнівамся, але то ты все так робишь, штобы я гнівался... Ты чого собі сіла там коло Сема, а не коло мене?

Сем: — Што-што? Я ту ничому не винен! (Встал на ногы). Як хочете, то я зараз иду авт...

Софи (Тримат Сема за рукав): — Сем, сідай ту коло мене!... Ци може мене не любишь?

Сем (Сідат). — Ов, єс, Софи! Я тебе люблю, я каждый день иду коло вашого гавзу, штобы тебе видіти, але я не мал смілости тобі тото сказати, а днесь ту уж кажу, най и Джов знає.

Джов: — Як ты, Кейдо, сядешь ту коло мене, то я прийму от тебе и презент.

Кейда (Охотно пересідат и дає пакунок): — О-кей, Джов.

Джов (Охотно принимат пакунок): — Тенкс, Кейди! Тенкс вери моч! Теперь сюр знам, же ты мене любишь... А коли буде твой быртдей?

Кейди: — За два місяцы — на дванастого.


СЦЕНА 4.

(Тоты самы, а дальше приходят хлопец и дівчина,
котры идут до Лемко-Клуба).

Дівчина: — Галов еврибади!... Вы не идете на Лемко-Клоб? Ходьте с нами. Там днесь буде штоси нове и барз фони. А потом буде танец.

Хлопец: — Коман, Сем! Ходьте всі, то пойдеме разом. (Чекат хвилю и видит, што не идут). Велл, гут бай. (Отходят).

Джов (до Сема, Кейды и Софи): А-а, я не хочу идти на там-тот клоб, там лем стары люде идут.

Кейда: — Но, Джов, теперь уж и молоды мают свой клоб, уж мают и своих членов. Ци не правда, Софи?

Софи: — Ов єс, сюр! И мы обі ты-ж записалися членами. Там ся платит лем тен сентс на місяц, а потом уж можешь собі ходити каждый вечер.

Сем: — Софт-дринк або айскрим ты-ж там мают?

Софи: — Сюр, же мают! И музыку добру мают!


(Софи и Кейда отходят в сторону и тихо собі штоси радят,
потом вертаются к бойсам).

Кейда: — Велл, бойсы, мы обі идеме на Лемко-Клоб, а вы як хочете, то ты-ж ходьте с нами. (Смотрят хвильку на них, потом отходят). — Гуд бай.

Софи: — Єс, сюр! Ходьте, спорты, то будеме танцувати на ваш быртдей... Гудбай.


СЦЕНА 5.


(Джов и Сем смотрят раз за дівками, раз на себе.
Помішали пакункы, не знают котрый чый).

Сем: — Ов, джи! Ходьме за нима… Але котрый то мой пакунок? (Передают собі з рук до рук).

Джов: — Я хочу свой презент занести додому.

Сем: — А я свой возму до клубу.

Джов: — Котрый то має быти мой презент? ... Я дуже цєкавый, што то Кейда мні подарувала на тот биртдей...

Сем: — Джов, я не годен вытримати, я хочу знати, што Софи купила для мене. Але як ту познати, котрый то мой пакунок? (Бере от Джова, важит в руках).

Джов (Бере и тыж важит в руках): — То оба пакункы єднаковы, бо они знают, же мы оба гуд френды.

Сем: — То мусит быти штоси спортове, бо пакункы легкы... Дай мні, най посмотрю. (Розвиват на лавкі пакунок. Одна бакса, потом в ней друга, потом в той третья, дальше четверта, аж в пятой найменьшой єсть лем один сода бискет).

Ов! Джи! (Оба смотрят).

(Джов кладе свой пакунок на землю и скоро розвиват. Така сама форма. В послідной баксі маленька 5-центова лялька).

Джов: — Як то так? Што то має значити? Та ци мы уж такы бортакы?

Сем: — Та видно, же так! Ты все повідал, же дівкы глупы, а видишь, як нас вырыхтували!

Джов: — Я цєкавый, где они навчилися такы фоны над бойсами робити.

Сем: — То певно там в клубі, где они сходятся вечерами.

Джов: — Та як же так можна дакого дурити?

Сем: — Джов, ту Америка, фри контри, то вшитко можна робити...

Джов: — Як фри контри и вшитко можна робити, то я иду просто на тот клоб и запишуся членом.

Сем: — Як ты, Джов, идешь, то и я иду и тыж запишуся членом. Най ся с нас обох дівкы больше не сміют.

Джов: — Як свобода, то свобода! А мы оба собі идеме на наш клоб, бо там суть нашы дівчата, што мы их любиме.


(Отходят).


(Занавіса падат — Конец).



[BACK]