Забобоны, Чары и Страхы — Ярослав Кобан

Забобоны, чары и страхы водятся меже людми с самого начала, як существує человік на землі; Они так стары, як и человічество. И ныні, в 20-ом віку, коли человічество достигло такого высокого стопня цивилизации, все ище находится велике число людей, котры вірят в забобоны, в чары, и боятся невидимых, несуществующых страхов. И не лем в темном народі и в отсталых державах то єсть, но и в самых передовых краинах, меже найбольше цивилизованными народами встрічаются всякы смішны забобоны, а при забобонах чары и страхы.

Я раз читал в одной истории, што страх нагнал найперше нашых предков до віры и молитвы. Люде боялися ріжных явищ в природі, и с того страху начали покланятися и молитися всякого рода идолам и божкам. То выходило у них цілком логично, бо як віришь в одно, то мусиш вірити и в друге. То значит, як віришь в якусь тайну силу, котра може тебе погубити, то мусишь повірити и в иншу силу, яка може тебе спасти.

В старом краю каждый из нас наслухался иного ріжных оповіданок о страхах. Я тут хочу привести один примір из свого власного житья, який врізался мні глубоко в память. Не помню, скилько літ я мал тогди, але не было ани 7, бо до школы ище єм не ходил, а в нашом селі в тот час діти начинали ходити на семом року. Мой покойный дідо был війтом, и як до війта всегда сходилися газдове, особенно в зимі. Як вымолотили, то не мали што робити в долгы зимовы вечеры, и заходили до війта дашто побесідувати або послухати. Я, малый хлопец, радо прислухувался такым бесідам.

Одны говорили о том, як служили при войску, другы оповідали, што виділи и пережили в Америкі, иншы россказували о худобі, о газдовкі, но майже все такы бесіды сходили на страхы. Дуже часто мама злапали мене за руку и приказували: “Марш там до кута — тото не слухай, бо ты ище малый!” Но всьо ровно я чул, бо любил слухати такы бесіды и добри уха напинал, штобы всьо почути.

Як пришол до нас Косцьо “с хижкы”, то уж было што послухати. Так го называли, бо жил сам в маленькой курной хижкі, без комина. То был старый вдовец, котрый ище был в Кошутской войні, и як он не говорил за войну, то говорил за страхы. Але больше говорил за страхы и все повтарял, што таке и таке притрафилося йому в житью, и што то чиста правда. Таку одну “правдиву” приповідку тут вам приведу: (Говорит Косцьо с хижкы).

“Як я был ище парібком — было мні може 24 рокы — то я раз пас уці на кошарисках (“Кошарисками” называли поле на границі нашого села с Флоринком и Камюнком). Коли начало мрачитися, то уці сами одна за другом сходилися до кошара. Як всі уці были в кошарі, то я обышол кошмар довкола, жебы с одна уця не осталася на дворі, бо волк бы мал добру вечерю. Але всі уці были в кошарі, то я підышол до колибы, поправил солому, на котрой я спал, постелил копривяны міхы и приготовился до спанья. Мал я на думці змовити “Отче наш”, але постановил собі, же помолюся аж по вечері. И так я підкшол до ватриска. Огонь ище не выгас, с чорных огарів блимала маленька бліда поломін. Доложил я до огня дров, роспалил и думал дашто вечеряти. Взял я торбу, вынял хліб, отламал кусок, потом взял солонину, отрізал фалат, наложил на патык и печу. Як зо солонины начала омаста капкати, то я підставлял хліб, бо преці гріх, жебы дар божий падал до попелу або на землю, и так собі закусую.

Нараз, як бы сто перунов стрілило — гремит, хараще, пращит в глубоком лісі. Я зо страху аж ся трясу. Смотрю в сторону темного ліса — Флоринской Ямы, але не виджу нич, бо было темно. Но слухам и чую повільны, тяжкы крокы по патычу, галузью — храст, храст, храст. И што раз ближе и ближе. Уж підходит до ватриска. Приходит и сідає коло огня. Ой газдове, повідам вам, же то был страх над страхом. Виділ я немало страхов, але такого ище-м не виділ, як жию. Мал 7 голов, а на каждой голові одно велике червене око на чолі. Тіло обросле, як медвідь, долгы рукы, на пальцах великы пазуры, на ногах конскы копыта. А до того мал долгий волосатый хвостиско.

И так тота потвора сидит с другой стороны огня, напротив мене, а потом бере, вынимає з торбы велику жабу, надіває на великий патык и тоже пече так, як я солонину. Я досит смілый хлоп, и малых страхов нич ся не бою, але того цмока, повім вам правду добри єм ся встрашил. Но пришло мні на мысель, як стары люде говорили, што треба робити в таком выпадку, и голосно кричу раз: “Всякое дыхание да хвалит Господа”. Тот цмок лем ся порушал. Повтарям другий раз. Цмок пече жабу дале и бормоче: “Ты хвое и я хвое”. В тот час я кричу третий раз: “Всякое дыхание да хвалит Господа!” Цмок як не скочит, як не вріже жабом в огрнь, то ціле ватриско мі рострепал, а сам бухнул в глубь ліса с такым траском, гаратом, што мі ся здавало, же ани одна ялица не стоит просто, лем вшиткы до горы коріньом. Я аж зопріл, цілком был єм мокрый, та ба... и підомном было мокро.”

Такых приповідок Косцьо с хижкы оповідал много, больше або меньше страшных. Розумієся, што люде, котры такых приповідок наслухалися через вечер, всі ишли додому зо страхом. Я сам виділ на свои очы, як при выході из хижы они уж на порозі крестилися. Настрашены, они глядали спасения у иншой невидимой силы.

Но в теперішном світі далеко больше людей вірит в забобоны, як в страхы. И вірят в забобоны не лем нашы карпаторуссы, но и другы народы. То залежит от просвіты. Чым меньше человік просвіщенный, тым больше вірит в забобоны. Вірят в ріжну дурницу. Наприм., што чорный кот означат несчастье. Перейти по-під розложенну стоячу драбину — так само несчастье. Або цифра 13 — навет великы модерны готели тут в Америкі не мают того числа на дверях в комнатах, бо через забобоны люде не хотят такы помешканья нанимати. Во многых высокых будинках ніт 13-го поверха, бо люде боятся на таком поверху жити. В такых будинках за 12-ым поверхом слідує 14-ый, а тринадцетка пропущена.

Тоты вышеупомянуты забобонны річы приносят несчастье. Но суть иншы річы, котры по вірованию забобонников приносят счастье, як напримір: молоко от чорной козы, 4-листковый конич, заяча лаба, коньска подкова.

В Нью Норку в пятницу 13 августа минувшого року была открыта научна выставка для осміяния людскых забобонов. Выставка находилась в Музеі природной истории, на 79 ул. и 8 евню. Я мал нагоду быти на той выставкі, видіти много интересных річей и послухати интересных лекций. Неякий д-р Саудер заявил в свойой лекции, што в США єсть 10,000,000 людей, котры носят при собі заячы лабы “на счестья” и платят за них огромны суммы. За одну заячу лабу платится от 10 центов до 5 долларов. Найдорожша заяча лаба єсть с такого заяца, котрый был застріленый о 12 год. в ночи на цминтарі. Вшиткы 4 ногы заяца мают свою вартость для забобонных людей, але задня ліва нога найдорожша, бо она якобы має найбольшу силу.

И подумати собі: 5 долларов за одну заячу лабу платят, где цілого заяца можна купити за 75 центов и мати всі 4 ногы, а до того ище пару фунтов доброго мяса. И то дієся тут в Америкі, в такой цивилизованной державі!

Так само сказал д-р Саудер, што в США люде, котры вірят в чары и ворожкы, выдают на то рочно 125,000,000 долларов. Суть ріжного рода ворожкы, бачы и чародіи, котры ворожат на картах, долонях, лахах и Бог знає на чом. То огромна и дуже поплатна профессия. А то всьо ошуканство легковірных людей.

У забобонных людей великий попыт має и 4-листковый конич. В Америкі на том розвилася обширна индустрия. Тот конич вырабляют из ріжных материалов: як хочете, можете купити деревянный, желізный, золотый. И ничого не треба больше, лем купити 4-листковый конич, вложити до пакета и чекати счастья.

С заячом лабом то уж єсть больша церемония, бо с заячом лабом треба нарабляти. Наприклад, як дівка хоче, штобы єй хлопец любил, то мусит каждый день чухатися заячом лабом по носі, по лицях або гдеинде.

Меже нашым народом в старом краю заячы лабы не мали такого значения в забобонах. В старом краю дівкы сіяли лен на Св. Андрея дагде по дорогах або стежках, кади люде переходили. Посіяла лен ночом, а рано позерала, кто первый через тот пляц перейде. Як паробок перешел, то был знак, што дівка выйде замуж за паробка; як женатый хлоп — то дівка выйде замуж за вдовца; як жена або дівка перешла, то был знак, што посіявша лен дівка в том року не выйде замуж. Але як бы перешол пес, то уж велика біда, бо то віщувало штоси недобре.

В нашом селі был такий выпадок. Одна красива дівка, котра вірила в тоту дурницу, посіяла собі лен на Св. Андрея, але боялася псов в сусідстві, то их повязала, жебы не перешли єй через посіянный лен. Но вышло иначе, бо псы не были навчены до привяза и в ночи зачали так выти, што газдове мусіли вставати и попущати их. С той радости псы політали ту и там, побродили по лені взад и вперед, а дівка в плач, бо была настрашена, што велике несчествя на ню иде. И то так плакала, што єй мати ходила по хижах и тоже плакала, штобы люде дашто отробляли, бо дівчату ктоси штоси поробил.

И много такых дурных выпадков трафлялося по нашых селах, што люде вірили, же то на добре або на зле (охабне помело, свячена гривнична свічка, мотуз с повішенного, не пити с лівой рукы).

С тым связаны были чары, бо люде вірили, што чарами можна предохоронити себе от забобонного зла. Чародійов в старом краю называли бачами и ворожками, а ту в Америкі тым занимаются т. зв. “форчюн теллерс”. Як в краю, так и тут в Америкі тыми річами занимаются по найболвшой части циганкы.

В Америкі по великых містах встрічате первоклассны “тийрумс” (чайны покои), прекрасно умеблювацы, с таинственном атмосфером, а в тых пляцах в кутику сидит циганка, убрана в чисто циганский костюм. Елегантны дамы, богаты, приходят туда на чай и платят дорого за тот чай. Як выпвют чай, то одна за другом идут с чайном посудом до циганкы, котра дивится на розмочены чайовы листкы и баят, ворожит, плете дурницу.

Такых пляцов в Нью Иорку єсть соткы.

В бідных кварталах циганкы нанимают порожны “сторы”, где платят великы рентні, и там до окна дают даяке сушене листвя, стару свічку, чорного кота и т. п. А сама циганка сідат там и чекат на костумеров. И не думайте, же не мают костумеров. Мают досит.

Одна карпаторусска честна жена, и уж не так молода, призналася мені, же циганка выдурила от ней $45.00. Тота жена пойшла до циганкы — поворожити. Циганка говорит: “Дай мі твою хусточку”. Жена дала. “Дай мі 50 центов”. Жена дала. Циганка положила 50ц. до хусточкы и казала жені три разы плюнути до той хусточкы. Жена плюнула. Циганка завязала хусточку на три узлы и гварит: “Давай $5.00”. Жена и то дала. Циганка штоси помахала руками, пошептала и знову:

— Давай $10.00.

Жена дала. Циганка взяла жену до другой комнаты. Там на столі світилася велика свічка, нижня часть комнаты была обложена люстрами, под повалом были фотографии всякого рода болванов. Одным словом, комната была страшна, и жена начала боятися. А циганка говорит:

— Теперь будеме ворожити, але давай больше грошей.

И так вытягла от ней всьо, што мала. Потом тота жена говорила мі: “Вытягла всьо, што єм мала при собі, а я ище была рада, же-м жива вышла.”

Так тота честна, религийна жена стратила 45 долларов и ничого ся не довідала, бо што ся можна довідати от дурной циганкы?

Але не думайте, што лем жены вірят в забобоны або чары и ходят до ворожкы, бо суть и мужчины, котры в то вірят. Я приведу тут коротку сповідь нашого человіка, лемка, што ся му притрафило, як зашол раз до циганкы, штобы му поворожила. Имя його не подаю, бо он ище жиє, а за тоту пригоду говорил мі под великым секретом. Дословно не можу писати, што он мі сказал, але меньше-больше было так:

Одного дня тот краян наділ на себе новый сут, взял трохи десяток до кишени и поіхал до Нью Иорка купити пару кошель и другых потребных му річей. Он ани не думал о ниякых ворожках. Але як так ходил и дивился по сторах, то в одном окні увиділ циганку. Смотрит, а циганка кличе його до середины. Хлоп ся усміхнул и думат: итти або ніт? Але подумал: “Та што-ж, она мя не завісит, а посмотрю, што буде”. И войшол до середины. А был то хлоп ище не старый, коло 40 літ. Циганка взяла го до задньой комнаты, казала хлопу сісти, взяла його за руку и говорит: “Ты, человіче, машь дуже зимну кровь... треба штоси робити, жебы кровь розрушати”. Стара циганка накрутила грамофон, наложила рекорд, закликала молоду циганку и заграла “козачка”. Стара выйшла преч, а молода циганка скочила “гопака” танцувати. Танцує, гопкат, всякого рода фигуры показує, а потом бере и його до того гопканья. С початку не хотіл итти, але циганочка насилу затягла.

И так гопкали обоє, ани не знал, як долго. Но дост долго танцували и гопкали, бо циганочка “выгопкала” з него 160 долларов и пару фунтов вагы. Потом ище пришли два цигане и хотіли його набити, бо протестувал, же го обокрали. А тот краян потом мене хотіл набити, бо я сердечно сміялся с него и говорил йому, што добре ся му стало, коли вірит в дурны ворожкы.

Так видиме, што ся тут діє в культурной державі. А што в старом краю? Там тота віра в чары и ворожкы была ище больше поширена. Я сам можу привести вам сотни приміров из старокрайового чародійства, але николи тоты чары не вышли на добре.

Мні живо в памяти остался один такий выпадок, бо то случилося у нашого близкого сусіда. Газдыня поскаржилася циганкі, што коровы дают єй якесь густе, клеисте молоко, и то уж другий тыждень. Циганка каже, што то чары. Газдыня просится, ци тому немож порадити.

— Та чому ніт? — повідат циганка. — Як заплатите...

— Та уж даяк заплачу, лем поможте, або дорадте, што робити.

— Дате мі кабат и те6етку?— торгуєся циганка.

— А поможе?

— Напевно поможе.

И згодилися. Газдыня дала кабат и тебетку, а циганка свою дораду.

— Возмийте, — каже циганка, — вязанку коничу або травы и узду с коня, кантарь, привяжте вязанку до кантаря и волочте коло цминтаря раз довкола и перед всходом солнца по росі за 7 дней, а потом дайте траву зъісти коровам.

Газдыня рада не рада, але послухала. Начала вставати начасі, поки ище темно, штобы дакто не виділ, и волочит узду по росі — один день, другий, третий...

И досить ся удавало, што никто не виділ. Але газдови, єй мужови, было дивно, бо коли складал на коня хомонт, то всьо сухе, а кантарь мокрый и свіжа трава на ньом. Што таке? Начал стеречи и прилапал жену, як отрабляла чары. Ничого бы не говорил єй за то, же волочила кантарь по росі, але як жена призналася, што она дала циганкі, то уж не мог стерпіти, а добре потяг тым змоченым кантарьом жену по хирбеті. А коровы сам вылічил, бо давал позор, што ідят и яку воду пьют.

О такых выпадках можна бы писати цілы книга, бо того было полно по нашых селах. Про дурны чары не одна жена и не один муж тяжко пострадали, но все ище найдутся люде, што в таку дурницу вірят. Тут в Америці для борьбы с тыми дурницами организовался национальный комитет из 13 членов. Организатором комитета был Н. Матсовкас. Полна назва комитета: The National Committee of 13 against Superstition and Fear.

В комитет входят учены люде, профессоры университетов, директоры научных музейов, докторы. Штобы показати свою погорду к забобонам, то комитет был организованый в пятницу 13 августа (1946) из 13 членов, хотя “тринадцетка” рахуєся дуже несчастливым номером. А в пятницу 13 августа 1948 року тот комитет устроил перву выставку в Нью Норку. Там можна было видіти много дуже интересных річей.

Так само тот комитет предложил 13-місячный календарь, т. зв. Вембо. 13-ый місяц входил бы меже март и апріль, но його назва ище не установлена. Каждый місяц мал бы 28 дней.

Може дакому буде дивно, чого я пишу так много о забобонах, чарах и страхах, раз то суть такы дурницы, над котрыми розумны люде сміются. Так я хочу сказати, што навело мене на мысель написати сию замітку. Я мал нагоду быти на той выставкі Комитета 13 в Нью Иорку и там я виділ и чул, яку огромну роль грают ище страхы, забобоны и чары в людском житью по цілому світу. Мні то выглядало смішным, дурным, але и серьозным, бо там было доказано, што люде по світу, без розличия национальности, религии або расы, тратят огромны суммы грошей а часто свое здоровья и житья про тоты дурницы. Ддятого, подобно упомянутому Комитету 13, я постановил боротися, штобы выкоренити и в нашом народі тоту застарілу віру в страхы, забобонні и чары.


Ярослав Кобан,
Юнкерс, Н. И.



[BACK]