Президентскы выборы 1948 в США
Truman
33-ий Президент США — Гарри С. Труман.

В Соєдиненных Штатах С. А. минувший рок, 1948, был роком президентскых выборов. И тоты выборы останутся надолго в памяти американской публикы, и на них часто будут указовати политичны діятели и писатели, бо своим результатом, справили полну несподіванку для всіх як дома, так и заграницом. Всі предсказания американской и заграничной прессы дотычно тых президентскых выборов оказались ложными. Помылились грубо не тилько профессиональны политикеры и политичны писатели, но и профессиональны спекулянты-грачы на Волл-стриті и всяди, котры зарабляют на “бетованью”, на рисковных закладах, што будуща подія обернеся так, як они собі представляли.

Всі предсказания перед выборами давали абсолютну и легку побіду Республиканской партии и єй кандидату на Президента Томасу Е. Дьюи. В день перед выборами досвідченны, выбиты на всі стороны спекулянты в Нью Иорку ставили 15 и 20 против 1, што Дюи побідит, но не было охотников приняти и такий заклад. В побіду регулярной Демократичной партии и єй президентского кандидата Гарри Трумана мало кто вірил, то люде не мали охоты рисковати грошами при закладах на його побіду. А можна было заробити легко великы грошы, бо охотников заставлятися, што Дюи побідит, было полно по цілой Америкі. Газеты передавали, што были и такы случаи, где спекулянты давали 50 против 1, што Дюи побідит. Выстарчило поставити одну тысячку на демократов и заробити 50,000 долларов. Так тут можеме видіти, як легко в Америкі заробити грошы на спекуляции. Но ище лекше стратити, як человік помылится.

Загальны федеральны выборы в США отбываются первого вторника в місяцу новембру. В 1948 року то припало на 2 новембра. В Америкі при теперішной механизации голосы, поданны на выборах, рахуются и объявляются публикі дуже быстро. О годині 11 вечером в день выборов звычайно уж можна знати, кто побідил. На 7-ох попередных президентскых выборах, от 1920 до 1948 року, все ище перед 12 год. в ночи с вторника на середу програвший кандидат признавал себе побіжденным и посылал поздоровительну телеграмму победителю. А на тых выборах 2 новембра 1948 р. ище ани на другий день по выборах, в середу, рано не было ясно, кто побідил. Республиканский кандидат Т. Дюи со своими найблизшыми дорадниками сиділ цілу ночь в гол. квартирі Республиканской партии в Нью Иорку, где собирались донесения из всіх штатов о результатах выборов. Выборчий дистрикт за дистриктом объявлял свои результаты, котры зараз передавались по радио. В штабах обох головных партий то додавали и зараз могли опреділити, куда клонится каждый штат. Но цілу ночь картина была неясна. В якых 20—25 штатах можна было уж около 12 год. в ночи сказати, кто в них побідил. Но в остальных штатах кандидаты обох старых партий, Труман и Дюи, были так близко себе с голосами, што нияк не можна было опреділити, кто побідил, лем треба было чекати, поки больше дистриктов в тых штатах надошлют свои результаты.

Для тых, кто жиє из политикы, або интересуєся близко политиком, то была незабываєма ночь, полна нервного напряжения. Автор сей статьи просиділ при радио цілу ночь с вторника на середу — до 7 годины рано, но и так не мог довідатися, як окончились выборы. Послі 2 годины по полночы выглядало так, што ни один из президентскых кандидатов не получил потребного большинства електорскых голосов по штатах, и Президент на сей раз не буде выбраный народным голосованием. Комментаторы и политичны експерти великих радиостанций, котры так само не спали цілу ночь, лем передавали и объясняли неустанно рахунок голосов, послі 2 год. по полночы начали розберати и толковати постановления Конституции США на такий выпадок, коли на выборах ни один из кандидатов в Президенты не получит абсолютного большинства електорскых голосов по штатах. В таком выпадку Президента выберал бы новый Конгресс, а именно Изба Представителей нового Конгресса, а Вице-президента выберал бы Сенат. Но новый Конгресс собереся на свою сессию аж в январі 1949. Так выглядало, што перешло два місяцы наша краина буде оставатись без Президента.

Такы дискуссии по радио продолжались аж до 10 год. в середу рано. Тогди было уж ясно, што республиканский кандидат програл, але ище не было ясно, ци демократичный кандидат получит потребне число електорскых голосов по штатах. То залежало в данном случаю от пару великих штатов — Иллинойс, Огайо и Калифорния, где Труман и Дьюи в том часі мали близко одинакове число объявленных голосов. Труману треба было достати ище два из тых штатов, штобы выграти президентскы выборы, а Дьюи находился в таком положении, што страта одного из тых штатов означала конец всякой надій на побіду. Коло 11 годины перед полуднем майже полный обрахунок голосов в штаті Огайо дал маленьку перевагу демократичному кандидату. В головной квартирі Томаса Дюи найблизшы дорадники цілком посоловіли. Было уж ясно, што их кандидат програл. О год. 11:14 перед полуднем в середу 3 новембра Дьюи признал себе побіжденным и послал поздоровительну телеграмму свому сопернику, кандидату Демократичной партии Президенту Гарри Труману.

При окончательном обрахунку Президент Труман получил на 2,100,000 голосов больше, як Дюи. Он побідил в 28 штатах, котры дали йому 304 електорскы голосы. Для побіды на президентскых выборах кандидату достаточно получити 266 електорскых голосов. Республиканский кандидат Дюи побідил в 16 штатах, включаючи Нью Иорк и Пеннсильванию, но он получил лем 189 електорскых голосов. Нью Иорк єсть наибольший штат по числу населения и має найбольше електорскых голосов — 47. Звычайно в Америкі рахуют так, што кандидат, котрый на президентскых выборах достане Ньюйоркский штат, тот напевно побідит. Минувшого року и тото правило было опровергнуто, бо Дюи достал Ньюйоркский штат, но и так програл. Кандидат южных демократов-сепаратистов Турмонд потяг на свою сторону 4 из южных штатов, котры дали йому 38 електорскых голосов. Кандидат новой Прогрессивной партии Генри Воллес собрал 1,200,000 голосов, но он не получил большинства ни в одном штаті.

Всего на президентскых выборах в 1948 р. было подано около 48 миллионов голосов. В США єсть около 95 миллионов взрослых граждан, котры по закону мали бы право голосовати. Як видно из приведенных выше цифр, майже половина из них не отдала своих голосов на президентскых выборах: Во многых штатах, як напримір в Нью Иорку, перед каждыми выборами треба все наново регистроватися в означенном часі. Кто пропустил регистрацию, того имя не включено в избирательны спискы, и он не може голосовати на выборах. Кромі того, кто региструєся первый раз до выборов в Ньюйоркском штаті, мусит предложити свідоцтво грамотности в английском языку. Напримір, кандидат Прогрессивной партии Генри Воллес регистровался минувшого року первый раз в том штаті, то он мусіл найперше сдати екзамен перед школьном комиссиом и принести от ней свідоцтво на доказ, што он грамотный в английском языку. В южных штатах суть ріжны ограничения, головно т. зв. “полл-текс” (виборчий податок), котрый каждый гражданин мусит уплатити, штобы быти допущенным до голосования на выборах. А негров в южных штатах вообще не допускают до выборов, даже єсли бы и готовы были уплатити упомянутый “полл-текс”. Но дуже интересно то, што велике число зарегистрованных избирателей не явилось до голосования на выборах в 1948 року. Во всіх штатах зарегистровалось до выборов 62 миллионы граждан. Значит, 14 миллионов зарегистрованных избирателей по якойсь причині не явилось отдати свои галосы на президентскых выборах. Было и так, што избиратели явились голосовати, но дали свои голосы лем на своих місцевых кандидатов в штаті, а на Президента не голосовали. Напримір, в штаті Огайо на кандидатов в губернаторы было отдано о 300,000 больше голосов, як на президентскых кандидатов. Там губернатором был выбраный популярный кандидат Демократичной партии Лауше, по родичах славянин. Значительне число демократов и республиканцев в том штаті, котры голосовали на своих кандидатов в губернаторы, не хотіли совсім голосовати на президентскых кандидатов.

Осемь літ тому назад, на президентскых выборах было отдано 50 миллионов голосов, хотя тогди взрослых граждан с правом голоса было на 9 миллионов меньше, як єсть ныні. Политичны експерты просто не знают, як объяснити тот факт, што так много избирателей уклонилось от голосования на президентскых кандидатов. На выборах в 1940 року Президент Рузвельт получил 27,243,000 голосов, а Вилки — 22,300,000. На минувшых выборах в 1948 Труман получил 23,600,000, Дюи — 21,500,000, Воллес — 1,200,000 и южный демократ-сепаратист Турмонд — 1,000,000. Даже єсли приняти, што голосы, получены Воллесом и Турмондом, были урваны от Демократичной партии, то и так Труман, Воллес и Турмонд разом получили близко на 1,450,000 меньше голосов, як получил Рузвельт 8 літ тому назад, а Дюи получил на 800,000 меньше голосов, як получил кандидат Республиканской партии на тых самых выборах в 1940 року. Всі они получили 2,250,000 меньше голосов, хотя загальне число граждан с правом голоса єсть ныні на 9 миллионов больше, як было 8 літ тому назад.

Найбольша загадка минувшых президентскых выборов заключаєся в том: Чому так мало избирателей голосовало на тых выборах?

Лидеры Республиканской партии мают свое объяснение той загадкы. Они повторяют с великым жальом, што не явились голосовати головно их люде, члены и сторонникы Республиканской партии, бо всі были дуже певны, што выборы давно рішены, што их кандидат давно побідил, и тому шкода им было тратити час на голосование. Иншы объясняют низке число отданных голосов тым, што миллионы американцев не были довольны ни одным из предложенных им кандидатов на Президента и так завзялись, што не дадут голоса ни одному.

Перед выборами меже старыми американцами можна было чути слідуючу характеристику президентскых кандидатов: “Дюи — нелюдимый, то машина, без людского чувства”; “Труман — несерьозный и непостоянный политишен, человік без ширшого образования”; “Воллес — непрактичный идеалист и опасный радикал, котрым управляют коммунисты”. И на кого было тут голосовати тым старым американцам? Так они сиділи дома.

Но в гдеякых кругах высувают и инше объяснение указанной выше загадкы. В США публика вообще все меньше вірит в выборы и все меньше интересуєся ними. Суть люде, котры говорят, што выборы ничого не рішают, што всякий голос, отданный на выборах, єсть даремный, бо над Президентом и Конгрессом стоят высшы силы, котры их контролюют и опреділяют политику американского правительства. Так кого бы вы ни выбрали Президентом, он мусит робити то, што йому прикажут тоты высшы силы. А под тыми “высшыми силами” люде розуміют финансовых магнатов, монополистов, котры контролюют економичну жизнь краины. Верховна правительственна власть в США так розділена, што упомянуты высшы силы всегда можут надавити в одном або другом місци и добитися свойой ціли. Єсли не можут крутити Президентом, то потиснут на Конгресс, а єсли бы и Конгресс не был им послушный, то дійствуют через Верховный Суд. Они суть организованы и мают в своих руках весь аппарат пропаганды (прессу, радио, фильмы, “телевижен”) и всі средства економичного воздійствия на народны массы. Они можут крутити народом, як лем хотят. А народна сила розділена, рострясена, и при теперішной системі не дастся нияк объєдинити.

В результаті того массового уклонения американских избирателей от голосования получаєся то, што Президенты США избираются незначительным меньшинством народа. Напримір, на минувшых выборах Президент Труман побідил, хотя он получил не полны 24 миллионы голосов из 95 миллионов граждан с правом голоса, то значит лем 25% всіх возможных голосов.

Друга загадка минувшых президентскых выборов заключаєся в том: Што дало Президенту тоту цілком неожиданну побіду над республиканским кандидатом Дюи? Но тота загадка связана тісно ище с третьом загадком: Чому Генри Воллес, популярный кандидат Прогрессивной партии, получил таке совсім незначительне число голосов?

Генри Воллес, бывший Вице-президент США при Президенті Франклині Рузвельті, являєся, без сомніния, найвірнійшым учеником покойного Президента и последователем його прогрессивной политикы як в домашньой, так и в заграничной области. Генри Воллес начал организовати нову Прогрессивну партию, коли всім стало ясно, што Президент Труман отступил от программы пок. Президента Рузвельта и связался с монополистами с Волл-стрита и реакционерами, против котрых Рузвельт провадил неустанну борьбу. И он принял кандидатуру в Президенты от имени Прогрессивной партии с тым опреділенным наміром, штобы провалити Трумна на выборах и отсунути його от власти. Он знал прекрасно, што свойом кандидатуром може обеспечити выбор республиканского кандидата и побіду реакции. Но то не остановило його, бо в Трумані он виділ большу небеспеку для Америкы и для цілого світа, як в республиканцах. В том часі, коли закладалась Прогрессивна партия, Генри Воллес ище не знал, кто буде президентскым кандидатом от Республиканской партии. Но кто бы ни был, ци сенатор Тафт, ци Дюи, ци Стассен, то в понятии Генри Воллеса он не представлял бы такой опасности для мира в світі и для народного добробыта в самой Америкі, як Труман. В домашньой политикі, єсли бы республиканцы загналися далеко в реакцию, то тым они лем приспішили бы пробуждение американского народа и новый зворот ище к больше радикальным реформам, як было при Рузвельті. А в заграничной политикі каждый из упомянутых выше республиканскых лидеров был бы больше осторожным и отвічательным, як Труман. Республиканцы не пустились бы наосліп в войну против Совітского Союза, а мали бы даякий обрахунок, што можна робити, а што ніт. Но с Труманом инша справа. Он серьозной справы не бере серьозно и не може обрахувати, што выйде из того або другого поступка в заграничной политикі. Он може запутатися, не хотячи, в даяку заграничну авантуру без всякого обрахунку и може, так сказати, заблудити в войну. Он окружил себе генералами и грубыми капиталистами с Волл-стрита, котры ради своих приватных интересов можут легкомысленно загнатися задалеко, а у Президента Трумана не найдеся силы и рішимости остановити их на часі.

В силу такой оцінкы положения Генри Воллес не дбал, што його власна кандидатура може облегчити побіду республиканского кандидата. Най буде и республиканский Президент, лишь бы не Труман. Он надіялся оттягнути стилько голосов прогрессивных людей, почитателей пок. Рузвельта, штобы провалити Трумана. И Генри Воллес вірші, што так станеся. Он часто повтарял, што Президент Труман буде так побитый на выборах, як ище ани один Президент в истории США не был побитый. А то и належится йому, думал Генри Воллес, бо Труман показал найвысшу неблагодарность по отношению к великому прогрессивному лидеру, Франклину Рузвельту, котрый в дійствительности поставил його на уряд Президента.

Но политика то дуже непевна гра. Человік планує одно, а потом выйде друге, часто прямо противоположне. Так вышло и тут. Генри Воллес мал в плані провалити Трумана на выборах, а вышло так, што свойом кандидатуром и предвыборном кампаниом он причинился найбольше к його побіді.

В американскых газетах много раз указовали на то, што Труман єсть добрый “практичный политишен”, но не державный лидер. Коли говориме о “практичном политишені” в Америкі, то розумієме лидера, котрый за свою головну ціль ставит выграти выборы и знає пустити в ход ріжны трикы, штобы осягнути тоту ціль. Такий лидер не старатся дуже тым, ци його программа добра, прогрессивна, ци ніт, але ци она може потягнути народ и дати побіду на выборах. Он не старатся тым, што буде за пять або десять літ, а думат лем о том, як выграти найблизшы выборы. Єсли выграт выборы, то уж в том одном факті, он видит полне оправдание и торжество свойой политикы, и єсть певный, што находится на правильном пути. На первом плані у него єсть то, штобы потягнути за собом народ, штобы не стратити популярность. А то, куда он тягне народ, ци на правильну дорогу, ци в пропасть, меньше важне, бо практичный политишен не хоче о том думати. Знова державный лидер смотрит далеко вперед и часом поставится против большинства народа, єсли видит, што тото або друге рішение може выйти на згубу крайні в будучности. В нормальных часах практичны политишены все на верху. Они говорят то, што народу любится; они страшат тым, чого народ боится — и так выгравают выборы. Новых серьозных реформ от них не можна ждати, бо то означало бы борьбу против старых привычок. Но в критичных часах, коли треба глядати новых путей, практичны политишены все провалюются. Тогди наверх выбиваются державны лидеры, котры не дбают за популярность, лем намічают план выхода из кризиса и идут твердо к свойой ціли. Рідко коли один и тот самый человік совміщає в собі прикметы и практичного политишена и державного лидера. Мы тут в Америкі мали недавно такого человіка, а ним был пок. Президент Франклин Делано Рузвельт.

Послі смерти Рузвельта можна было зараз познати, што уряд Президента перешол из рук державного лидера в рукы практичного политишена. Труман зараз от початку начал глядати сближения с консервативными кругами в Америкі и крок за кроком отходил от программы пок. Рузвельта в домашньой и заграничной политикі. Он старался показати себе меньше радикальным, як был Рузвельт, бо думал, што большинство народа уж недовольно Рузвельтовыми реформами дома и тiсном кооперациом с коммунистичном Россиом. Потом в 1946 року, коли выборы в Конгресс дали побіду республиканскым реакционерам, Труман кинулся ище дальше вправо и начал так само грати реакционну политику. Желаючи показати народу, што он не має найменьшой прихильности к коммунизму, Труман пустился в острый курс против Совітского Союза и против прогрессивных организаций дома. Из свого кабинета он усунул постепенно всіх сторонников Рузвельтовой политикы и замістил их банкирами с Волл-стрита и другыми консервативными людьми. Он сблизился с бывшым Президентом Гувером, котрого приглашал на нарады до Білого Дому и назначал в ріжны миссии без огляду на то, што Гувер належит до Республиканской партии. Знаный вашингтонский корреспондент Дру Пирсон указал недавно на то, што меже Труманом и Гувером установилось щире приятельство, бо они цінят друг друга и розуміют себе взаимно. В минувшу кампанию Гувер не выступал с бесідами против Трумана, хотя йому, як старому лидеру Республиканской партии, полагалось поддержати активно кандидата свойой партии. Тото приятельство меже Труманом и Гувером дуже характеристичне. В Трумані всі признают дост хитрого “практичного политишена”, но нияк не державного лидера. А Гувер не проявил себе ни практичным политишеном ни державным лидером, и остался в американской политикі сиротом. Теперь тота политична сирота тягнеся к практичному политишену.

Коли уж открылась предвыборна кампания 1948 року, то Труману треба было боротися против Дьюи. Всі признавали, што то была мало интересна кампания. Дюи говорил, што он против коммунизма, и Труман говорил, што он против коммунизма. Дюи призывал к острой политикі против Совітского Союза, и Труман то само. Выглядало, што суть два кандидаты, але программа у них одна и тота сама. Так што тут рішати? Чого выборы устроювати?

Труман, як практичный политишен, спохватился ище начасі, што при таком ході предвыборной кампании он мусит програти. Консервативна часть избирателей в великом большинстві пойде всьо ровно за республиканскым кандидатом, прогрессивны будут голосовати спокойно на Генри Воллеса, а остальні махнут руком на выборы и будут сидіти дома. Труман и його дорадникы знали, што на предвыборны віча Генри Воллеса горнутся великы массы народа и платят за вступны тикеты, штобы почути кандидата Прогрессивной партии. Видно было, што прогрессивный рух має большу силу, як практичны политишены предвиділи. Даже консервативны газеты предсказовали, што Воллес може собрати от 7 до 8 миллионов голосов. Каждому было ясно, што то буде означати полный провал Трумана, што он буде задавленый меже консервативном и прогрессивном массом избирателей, котры интересуются выборами.

Треба было штоси робити. И в той ситуации, три тыждни перед выборами, Труман змінил радикально тактику. Погодившись с тым, што консервативных голосов не можна оттягнути много от республиканского кандидата, Труман начал грати дуже прогрессивну ролю. Он накинулся остро на Дюи и на всіх республиканцев, включаючи и свого приятеля Гувера, назвал их прислужниками Волл-стрита и фашистами, котры стремятся знищити всі робочы юнионы в Америкі и привести до банкротства и економичного рабства всіх фармеров. Тыми бесідами он успіл нагнати правдивого страху до робочых и фармеров. Одночасно он начал полювати и на голосы прогрессивных избирателей. В своих бесідах он стал покликуватися на пок. Рузвельта и хвалити його политику. Не упоминаючи имени Генри Воллеса, он майже в цілости одобрил його программу. А штобы успокоити и тых, котры протестуют против “холодной войны” с Совітскым Союзом, Президент Труман объявил, што он хоче послати верховного судью Винсона в Москву, як свого личного представителя, на переговоры со Сталиным. Но то было устроєно так, што с сессии Генеральной Ассамблеи ОН в Парижі прилетіл сейчас державный секретарь Маршалл и “отговорил” Президента от того плану. Так никто в Москву не полетіл, но у миролюбивых людей осталось впечатліние, што Президент Труман прагне щиро уладити непорозуміния с Совітскым Союзом и обеспечити мир в світі, лем йому перешкаджают такы люде, як державный секретарь Маршалл.

И сталося чудо. В день выборов тысячы и тысячы робочых и фармеров, котры уж было махнули руком на выборы, встали раненько и пошли отдати голос на Трумана, штобы не допустити до власти республиканскых “фашистов”. Так само миллионы прогрессивных избирателей, котры уж постановили голосовати на Воллеса, начали передумувати: “Воллес всьо ровно не выйде, хоц я и дам йому свой голос, а Труман може направду змінил политику и принял программу Рузвельта, так лучше голосовати на него, штобы республиканска реакция не побідила”.

Так побідила практична политика Президента Трумана. Єсли бы не было Прогрессивной партии и кандидатуры Генри Воллеса, то напевно Труман не змінил бы свойой тактикы и не грал бы той прогрессивной роли, яку начал грати перед самыми выборами. Генри Воллес на ділі заставил його уж в ході предвыборной кампании повернути на тоту дорогу и тым дал йому побіду.

В виду слабого заинтересованья выборами и малого числа отданных голосов, тото мале большинство, яке получили демократы, обеспечило им велику побіду. Они не лем выбрали Президента, но и получили громадне большинство міст в обох избах Конгресса. В новом Сенаті они мают 54 міста, а республиканцы лем 42. А в Избі Представителей демократы мают 263 конгрессменов, а республиканцы лем 188. И меже демократичными конгрессменами єсть велике число прогрессивных людей, котры победили лем завдяки поддержкі сторонников Прогрессивной партии.

Своим духовным складом и цілом свойом политичном минувшином Президент Труман принадлежит к консервативному фронту. Но практкчна политика привела його к сотрудництву с прогрессивным рухом при Президенті Рузвельті, а перед минувшыми выборами заставила його грати прогрессивну роль. Выборы он выграл, но теперь на него буде тиснути, с одной стороны, його старе консервативне окружение, в яком вырос, а с другой тота прогрессивна программа, яку присвоил собі в розгарі предвыборной борьбы. До того, предстоящы штыри рокы не заказуются спокойными, нормальными, а дуже бурными. В домашньой и заграничной политикі навалюются остры, критичны вопросы, рішение котрых буде зависіти в первой мірі от Президента США.

Президент Труман побідил на выборах, но теперь она має перед собом дуже трудны задачы — такы, якы не стояли ище перед ни одным Президентом в истории Америкы.




[BACK]