Иван Ю. Русенко
RusenkoSon
И. Русенко с сыном.

Иван Ю. Русенко принадлежит к числу тых талантливых учеников Русской Бурсы в Новом Санчі, котры послі гимназии не могли продолжати свого образования, и не могли розвити своих природных дарований, талантов, бо у бідных родичей не было средств на то, штобы послати сына в высше учебне заведение. В гимназии И. Ю. Русенко был одным из лучшых учеников и “матуру” сдал с добрым успіхом. Но послі того он был примутеный прервати науку и приняти службу сельского учителя, штобы заробити на хліб насущный.

И. Ю. Русенко родился в 1892 року в селі Красна, Кроснянского повіта, на Лемковщині, в родині бідного сельского заробника, у котрого не было ни куска свойой земли. Коли родиче И. Ю. Русенка хотіли поставити собі хату в селі, то мусіли купити найперше кавалок поля у одного из місцевых господарей. Отец и мати робили у священника, а потом во дворі пана-поміщика, и так зарабляли на житья.

Иван с молодых літ проявлял громадну охоту и способность до наукы. А головно мал потяг до рисования и малювания. В шестом року житья он начал ходити до місцевой сельской школы. Но ище занім поступил в школу, он знал написати слова “мама Русенко”. Маленький хлопец виділ, як старша сестра писала, и он потрафил так само написати, хотя не знал ище букв.

До сельской школы в Красной он ходил 6 літ, а же учился дуже добре, то родиче дали го до выділовой школы в Кросні. В. 1905 року он был принятый до Русской Бурсы в Новом Санчі, и так мог поступити в гимназию. В Новом Санчі была в тых часах найлучше устроєна на всю Лемкобщину русски бурса для учеников гимназии, где діти бідных родичей получали квартиру и утриманье за малу плату, а то и бесплатно. С цілой Лемковщины, селянскы діти приходили, в тоту бурсу. Там мешкали и столовались, а на науку ходили до державной гимназии, як и другы ученикы. В гимназии русскому языку не учили, но зато в бурсі были свои настоятели, котры преподавали бурсакам русский язык, историю и воспитували их в русском духі.

В 1908 року была открыта и в Горлицах русска бурса, в котрой скоро собралося больше учеников, як в сандецкой бурсі. В горлйцкой бурсі так само можна было встрітити учеников из всіх повітов Лемковщины.

Меже всіми учениками новосандецкой Русской Бурсы И. Русенко выділялся своим рисовальным талантом. Нигде до ниякой школы рисования он не ходил, но як нарисовал на папері ци дакотрого из бурсаков, ци профессора гимназии, то выходили, як живы. Притом И. Русенко уміл схватити на папер характеристичны черты каждой особы, а головно єй уємны, слабы стороны в физичном сложении и в характері: так он выділялся особенно, як каррикатурист. Не лем в Русской Бурсі, но и в цілой новосандецкой гимназии каждый знал И. Русенка, як талантливого рисовальщика. А то выходило у него легко, без всякой натугы. Пару штрихов олувком — и уж правдива картина. То доставляло И. Русенку не лем славу, но и ріжны неприятности. Нарисує И. Русенко профессора гимназии, то профессор выйде конечно в смішном, каррикатурном виді, и уж неприятности.

В 1912 року И. Русенко окончил гимназию и сдал матуру, а в слідуючом року был покликаный на воєнну службу в австрийской армии и посланый до Сараєва, в Боснии. Там застала його перва світова война. И. Русенко пошол на фронт в рангі “фенриха” (прапорщика). Был на сербском, а потом на итальянском фронті. Офицером он был слабым, бо войсковой службы не пильновал, но войну пережил, и вернулся домой, где уж была польска держава.

Послі войны И. Русенко, не маючи средств для поступления в университет, должен был глядати даякого занятия. Получил службу, як сельский учитель. Польскы школьны власти не дали його за учителя на русске село, лем послали в польске село Лютча, Кроснянского повіта, где он пробыл с 1924 до 1945 року. Там и оженился с товаришком-учительком. В 1946 року он переселился с женом и дітми до Совітского Союза, на Западну Украину, где получил сейчас занятие учителя в одном селі Тарнопольской области.

Ище в новосандецкой бурсі И. Русенко подружил с Д. Вислоцкым (Ваньом Гунянка), и тото приятельство меже ними николи не прерывалось. Они оба розуміли себе найлучше и цінили друг друга. Д. Вислоцкий окончил перше гимназию и стал издавати газету “Лемко”. И. Русенко был його найблизшым и найвірнійшым сотрудником. Он поміщал в газеті свои риснукы, каррикатуры, співанкы и короткы заміткы, в котрых бичувал затемнителей и угнетателей нашого народа. Послі первой світовой войны Д. Вислоцкий переіхал найперше в Ужгород, а так в Америку, где возобновил издание газеты и календарей “Лемко”. И. Русёнко помагал, як и перше. В календарях “Лемко” за 1930-1931-1932-1933 рокы было поміщено много рисунков, вершов и статей И. Русенка. Но скоро польскы власти звернули на то увагу и пригрозили не лем утратом учительской службы, но и тюрьмом. За И. Русенко начали слідити, так што он был примушеный прекратити корреспонденцию с Д. Вцслоцкым.

Не один из читателей, коли посмотрит на рисункы И. Русенка, то не повірит, што И. Русенко был самоуком в рисовании. В американскых газетах мы видиме рисункы славных американскых картунистов, каррикатуристов, но гдекотры из рисунков И. Русенка ничым не горшы. Посмотте на рисункы “лемковского дьяка”, “целибатника”, “цачельника школы”, “фраира” и др., то мусите признати, што И. Русенко схватил и передал вірно самы характеристичны, типичны рисы тых людей. Або його сатиричны вершы из народного житья, полны свіжого, оригинального, ободряючого юмора! В каждом слові вы чувствуєте дух народного житья на Лемковщині. Так може писати лем направду высоко одаренный человік, котрый знає до тонкостей всі стороны народного житья и глубоко любит свой родный край и свой народ.

Дакто из читателей скаже, што тут в богатой Америкі такий талантливый человік, як И. Русенко, мог зробити велику карьеру и стати богачом, а там на нашой бідной Лемковщині он мусіл вести нужденне житья. То правда, што там в краю меже нашым народом не было благоприятных условий для розвития талантливых людей. С одной стороны, придавляла их ворожа чужеземна власть, а с другой — темнота и біднота свого власного народа. Но кто знає ближе И. Русенка, то скаже вам, што в Америкі он чувствовал бы себе чужым, одинокым, и не мог бы працувати с успіхом, не мог бы розвити своих талантов. И. Русенко мог чувствовати себе свободным и працувати с охотом лем меже своим народом и для свого народа. Суть люде, котрым не важно, где жиют и для кого працуют. Они подобны до той яблони, котру можете пересадити из одного краю до другого, и всюда она буде одинаково цвисти и родити, лем абы мала трохи тепла и солнечного світла. Но суть рідкы цвіты, котры можут рости и розвиватися лем в специфично свойой землі и в свойом климаті, а пересадженны на инший грунт они вянут и пропадают. И. Русенко належит до тых талантливых людей, котры можут розвиватися лем на свойой родной почві и меже своим народом. Он вышол из того бідного народа, познал його біду и чутком свойом натуром так перенялся тым, што он мог чувствовати себе счастливым лем тогди, коли и його народ был счастливым.

И. Русенко ище со школьной лавы стал культурным роботником и мог працувати с успіхом лем на культурной ниві нашого народа. Но на жаль, наша культурна нива дуже запущена, бідна, заросла копривом, осетьом и другыми колючками и дичином. Мы видиме и тут по нашых запомоговых организациях и газетах в Америкі, як тото поле запущене. Єсли бы и нашолся честный культурный роботник або трохи культурнійший писатель, то сами свои люде його затравят и проженут, а посадят на роботу даякого никчемного лизуна, шпекулянта або ошуста, котрый не способный к ниякрй прогрессивной культурной роботі, и може лем деморализовати и отупяти народ. Длятого у нас, хотя и появится такий талант, як И. Русенко, наш народ не може ище його оцінити и поддержати. Так не лем чужа неволя, но и своя народна темнота дусят у нас домородны таланты.

Штобы познакомити новых читателей “К. Р.” и нашого Календаря с творчеством И. Русенка, мы приводиме тут гдеякы його рисункы и вершы. Тоты рисункы и вершы были уж поміщены в старых календарях Л. С.,. 15-18 літ тому назад, но меже теперішными читателями найдеся напевно много краянов, котры не мали можности получити календарей с тых часов.


* * *

В Календарі на 1930 рок И. Русенко помістил слідуючий новорочный привіт:

Не выдусили нас всіх каты
И не выссали нам кровь!
Як были нашы Карпаты,
Так будут во вік-віков!
На нашой землі святой
Жиєме тысяч літ;
И кто може сказати,
Же русскых лемков ніт?
Всьо своє маме, як и другы:
Свои звычаи и бесіду,
И свои гунькы, свои чугы,
Свои співанкы — свою біду;
Свои Кичеры и Ростокы
И свою брындзю и свой сыр,
Жбыры, парии и потокы
И киселицю и свой чыр...
Руснакы мы с діда прадіда,
Будеме аж до смерти,
Дорога нам русска бесіда,
Не даме єй выдерти!
Не зіли нас мадьяре,
Ни німцы-австриякы...
Не згрызут целибатяре
Ни иншы гайдамакы.
Культура наша небогата.
Бо сме в неволі ся родили,
Ай теперь нашого брата
Новы панове присіли...
Але мы ся не дайме!
Лем тримаймеся разом,
Най згода меже нами
Буде того доказом!
Враз будеме тримати,
То нас нич не росшарпат:
Єдна Русь наша Мати
По обох странах Карпат!



NumberOne
Из рисунков И. Русенка:
Лемковскы типы — Первый газда в селі.




BossSchool
Из рис. И. Русенка: Лемковскы типы:
ПАН “КЕРОВНИК ШКОЛЫ”

Пан “керовник школы”
Учит нашы діти
Польшу 'шановати
Русь ненавидіти...
Пан “керовник школы”
Все по-польски “гада”,
Же ту Польска была
От “дзяда прадзяда”...



Long Reach
Из рисунков И. Русенка: Президент Масарик поучат
закарпатского руснака об автономин.



Big Boss
Из рисунков И. Русенка: Лемковскы типы — “НАЧАЛЬНИК ГМІНЫ”

Війт, моистевы, то голова;
Ник нема такой міны,
Як наша “особа уржендова”,
Як “пан начельник гміны”.
Як війт роскаже — не поможе,
То уж “параграф и устава”,
Печатку прибье и небоже
Нигде не найдешь права!



Independance
Из рисунков И. Русенка: Самостійна Украіна.



YoungCouple
Из рисунков И. Русенка: Лемковскы типы
— Паробок и молодиця.




ЛЕКЦИЯ ИЗ ЛЕМКОВСКОЙ ГЕОГРАФИИ
(Смотте на мапу).

Кто ма замір ся женити,
Най не чекат до осени, —
Але най ся пообзерат,
Най ся шумні поприберат,
И най ся дораз оженит!
Бо кто сой жичит доброй газдыні,
Най сой выберат жену зо Ждыні.
А кто зас любит молоды дівкы,
Тот най перейде аж до Ванівкы,
Там суть дівчата “очень хорошы”,
Але не мают грунту ни грошы...
Як лем богаты, хоц стары вдівці
Можут сой найти жену в Ванівці...
Але як ище молодый вдовец,
То най ся удаст до Костаровец,
Там сой выбере — хоц и кус брыдку,
Але достане дуже маєтку,.
А кто бы хотіл доброй співачкы,
То най ся звідат — де до Мохначкы?
Де до Тылича або до Гуты —
Там суть дівчата, што знают нуты.
А ище тото — потихы повім,
Же часом найде жену в Лабові —
Лем до Угрина ніт чого ити,
Бо там дівчата не мают діти...
А котрый любит барз чорны очка.
То най ся удаст лем до Вислочка...
Кто собі жичит зас парадницю,
То най посмотрит лем на Крыницю,
А кто заіде аж до Завадкы,
То певно найде дівчата гладкы...
А кто уж нияк не найде пары,
То най ся звідат, де суть Брунары.
Бо там на тысяч-пятьсот народа,
Єдна тысяча женского рода.
Ай в Вороблику, Шклярах, Кролику,
В Избах, в Ропиці — в Мирной, в Ріпнику,
Лемковскых дівчат мате без ліку.
Темпераменту лем тра до того
И кус отвагы и силы в ногах!
Але річь перша — то суть доляры,
Най о том знают млады и стары.
Женитися можут навет дурні,
Ци то в Ріпеді — ци то в Остурні.
Най собі каждый мапу розложит,
И най поглядат — де котре село —
Найде сой жену, яку сам схоче
И буде ся му до смерти вело!...



Gypsies
Из рисунков И. Русенка:
Цигане в шляхетской Польші.




Drotar
Из рисунков И. Русенка: Лемковскы типы
— Дротар Павлик зо Спита.




Amroz
Из рисунков И. Русенка:
Амроз говорит казанья.



ЛЕМКОВСКЫМ ПОЕТАМ

Біда с бідом,
Біда с “Бескидом”,
Біда с целибатяром, —
Но и біда с Решетаром.
Біда бабі без хлопа,
Пиякови без руму,
Руснакови без попа, —
Поетам без розуму.
Бо то писати, знате, вершы
Не буде бодай кто!
Хоц кто до танцу перший,
Хоц кто кавалір го, го, го!
Вершы писати то єсть штука,
И то не бодай яка!
Ту єсть потребна и наука,
Розум в голові, легка рука,
И острый язык, быстрый ум,
Но и от Бога дар!
Я ся не хвалю, Боже мя скарь,
Не хочу ся вславити,
Я хочу блуд и гріх, неуцтво,
Глупость, дурь на смішкы выставити.
Не берьте мі за зле,
Лемковскы вершикаре,
Учмеся, идме вперед,
Не повторяйме глупство старе.


Snooty
Из рисунков И. Русенка: Лемковскы типы — “НАЧАЛЬНИК ГМІНЫ”

Шапка на бакер с фантазиом,
Лем не зачинай с том “бестиом”.
Бо хлоп горячий, як сірничка,
Але в голові... січка!
А фраирка тыж як сірка,
Дівка тлуста и набита:
Мешты має як копыта,
Велькы, тісны и незграбны,
За то панчохы ядвабны!
Злоты зубы — гладка цера —
Робит око до фраєра.



[BACK]