У Лемков в Совітском Союзі — Ваньо Гунянка

Американскы лемкы, через свою народну организацию Лемко-Союз, поручили мі отвидіти своих родных братов и сестер, отцов и дітей, якы переселилися из своих родных сел в Карпатах в свою родну национальну державу — Совітский Союз. Я выполнил тото поручение американскых лемков настолько, насколько было возможно його выполнити в так коротком часі. Бо, розумієся, никто не може требовати, штобы в так коротком часі при розрушенной войном коммуникации отвидіти лемковскых переселенцев в СССР из всіх понад 350 лемковскых сел, во всіх областях и районах Совітской Украины, где они росселилися. До сего часу я мал можность быти лем в двох областях Украины, в котрых поселилося найбольше число лемков: в одной из восточных областей — в Сталинской области, и в одной из западных областей — в Тернопольской области. В тых двох областях живе днеска найбольше число лемковскых переселенцев.

На том, розумієся, не конец, бо я буду старатися побывати всяды, где лем жиют лемкы большыми группами, и описати их житья в газеті “Карпатска Русь” в своих корреспонденциях. Покаль што я был там, где мог быти, и зробил то, што мог зробити в тых тяжкых повоєнных условиях.


VislotskyLuchky
Д. Ф. Вислоцкий в с. Лучки, Микулинецкого района. Тарнопольской области, бесідує с переселенцами из Горлицкого повіта. Сентябрь 1946.

Бо треба знати, што тота найтяжша война в истории русского народа знищила нашы городы и села, дорогы и мосты, коммуникацию в западных частях Совітского Союза, и, насколько тота коммуникация восстановлена, то она головно мушена служити отбудові краины, знищенных городов и сел, промышленности и земледілия, бо в повоєнном часі найголовнійше из всього — отбудова краю, його промышленности и земледілия, так як лем с поступом отбудовы и дальшой розбудовы промышленности и земледілия може улучшитися житя населения, а в том и житя нашых лемковскых переселенцев в СССР.


Resettled
Группа переселенцев-лемков из Горлицкого повіта в с. Лучки, Минулинецкого района, Тарнопольской обл. Сентябрь 1946.

И єсли я смог побывати у лемков-переселенцев при тых повоєнных трудностях, то лем завдяки помочи, яку оказал в том ділі Всеславянский Комитет в Москві, ку котрому я звернулся о помочь в той справі от имени американскых лемков и их организации — Лемковского Союза.


1. В МОСКВІ

Приіхавши в Ужгород, также як один из лемковскых переселенцев, я почал роздумувати, до кого бы мі звернутися за помочью в выполнении поручения американскых лемков, кто понял бы найліпше справу лемковскых переселенцев и знал найліпше нашу емиграцию в Америкі. И я пришол в конці на то, што никто нашу справу так скоро не порозуміє, бо никто о нас в краю и Америкі столько не знає, як люде во Всеславянском Комитеті в Москві.

Ище в Америкі я представлял собі Всеславянский Комитет, як доброго отца всіх славян, котрый служил славянскым народам в часі найтяжшой их войны против найгоршого их врага — добром отцовском порадом, помочом в их объєдинении як ровных с ровными, и причинился до світлой славянской побіды над німецкыми фашистскыми поневолителями и вынищувателями славян, над дикым німецкым империализмом.


Priest
Священник с. Муховки, Чортновского района, Тарнопольской обл. УССР, о. Михаил Соболевский, лемко-переселенец из Устья Русского, с женой Юлией Соболевской. Сентябрь 1946.

Так што я звернулся к Всеславянскому Комитету в Москві с письмом, в котром я коротко представил справу лемковского переселения и просьбу их американскых родных. За даякий час, як отповідь на моє писмо, я получил телеграфично вызов в Москву для подробнійшой информации в той справі.

Розумієся, што то была велика радость для мене, для свіжого гражданина Совітского Союза. Бо треба вам знати, што для каждого совітского чоловіка являтся великым счастьем побывати в Москві, в столиці великой свойой отчизны, в сердці великого Совітского Союза. Беспокоило мене лем то, што придеся мі летіти в воздухі первый раз в мойом житю, а гварят, што люде слабого сердца літати не можут. Из австро-венгерской армии 35 літ тому назад мене освободили по причині слабого сердца. Друге мене беспокоило то, што як я вынайдуся перед высокыми людми во Всеславянском Комитеті, як я буду говорити с ними.


ThreeYouths
Діти священника с. Муховки о. Михаила Соболевского, ученикы средньои школы с, Ягольница, Чортковского района, Тарнопольской области. Всі они отлично учатся. Літом іздили в Киев на всеукраинский смотр художной самодіятельности. На снимкі сліва напоаво: Наталия — ул. 9-го класса, Константин и Мария — ученикы 10-го класса.

Но коли я зашол на аеродром в Ужгороді и познакомился с його начальником и помочником начальника, двома русскыми летчиками, и побесідувал с ними, то мой страх як бы руком отнял: так на мене подійствовали их певность и отвага. По пути в Москву я познакомился с другыми русскыми летчиками и переконался, што самолеты под управлением такых летчиков найбеспечнійша коммуникация. Я переконался, што русскы летчикы высоко интеллигентны люде, спокойны, отважны и певны себе и своих машин. Русский летчик, то человік, якому в ниякой ситуации не дрогне рука, не зрадит нерв, не закружится голова. Он не знає, што то страх; он чувствує себе в воздухі, як рыба в воді. Вам старчит посмотріти на того певного себе и свойой машины летчика, штобы ваше беспокойство зникло. С тыми людми я почувствовал себе в воздухі, як бы літал ціле своє житя.

Оставалося зо мном ище друге мое беспокойство — як я вынайдуся перед руководителями Всеславянского Комитета: перед генералом А. С. Гундоровым, його предсідателем, и полковником В. В. Мочаловым, отвітственным секретарем. Но коли мене им представили, то я сразу почувствовал себе добри. Мі здалося, як бы я уж встрічался с тыми людми сдавна; я переконался, што они просты, добродушны люде, як мы с вами, и бесідуют просто и сердечно, по-товарискы. Они заявили мі, што читают с интересом нашу газету и календари Л. С. и знают из них о лемках и другых карпаторусскых емигрантах в США и Канаді и готовы помочи мі в той справі, для якой уполномочила мя наша организация на емиграции. А покаль Всеславянский Комитет, як представителя карпаторусской емиграции, рахує мене своим гостем в Москві и предоставлят мі можность видіти столицу Совітского Союза, побывати, где хочу и видіти, што хочу, покаль поіду ку своим лемкам.

В Москві я збавил дві неділи. Виділ я много. Но в Москві того, што я виділ, то дуже мало, бо Москва великий город и єсть в ней так много што видіти, што для того не дві неділи, а два рокы потребны. Я говорил с дорослыма людми, якы прожили в Москві ціле своє житя, а всього не смогли видіти. Бо самых музейов в Москві — 58, а для каждого музея потребный вам найменьше один день, штобы вы виділи всьо и прочитали хоц лем што найважнійше. А сколько в Москві стародавных памятников русской культуры, сколько новых памятников великой Русской революции, сколько библиотек, театров, научнодослідчых институтов, выставок искусства!


LemkoGirls
Лемковскы дівчата Даньковска Люба из Устья Русского, Цепко Анна и Санько Аня, ученица 2-го класса Ягольницкой школы. Люба и Анна, окончивши середню школу, поступили на бухгальтерскы курсы в г. Чортков, Тарнопольской обл. (Село Ягольница, Чортковского района. Сентябрь 1946).

Москва — велика и стародавна. Она розвивалася и росла 800 літ. Первый раз о истновании Москвы упоминатся в літописях 1147 рока. За часов Ивана Калиты (1304-1341) Москва стала центром великого русского княжества. И с того часу росла и кріпла русска держава. Москва стала ядром русской державности, столицом Руси. И не раз Москва оборонялася от вдершогося врага. И обороняла єй вся Русь. И в минувшу войну первого страшного розгрома зазнала гитлеровска воєнна машина под Москвом. Гитлер кинул на Москву найбольшу и найліпшу часть той машины, но Москва выдержала удар німцов, покаль для контрудара не прибыли далекы свіжы сибирскы дивизии Красной Армии. Они то задали первый страшный удар фашистской потворі и откинули фашистскы полчища на сотни километров от свойой славной столицы.

Петр Великий, прорубавши на Балтикі “окно в Европу”, перенюс столицу России в Петербург. Но Москва оставалася духовным центром русской державы. В совітскы часы Москва стала знов столицом державы.

В 1939 року в Москві было 4.100.000 жителей. С того часу не переводили подрахунку населения Москвы, но за час войны число населения столицы непомірно возросло. Москвичы рахуют днеска до 7 миллионов душ населения Москвы. Не дивно, што в Москві дуже тісно жити, хотя на окраинах города встают великы помешкальны домы, як грибы по дождью, и Москва ширится быстро на всі стороны.

До сталинскых пятиліток в Москві были переважно лем текстильны фабрикы, и Москву звали “полотняном”. Днеска Москва — центр всесторонной промышленности; она выпускат — автомобили, машины, самолеты, моторы, електровозы, пишучы машинкы, годинкы и др. Пред самом войном Москва вырабляла 20 раз больше продукции, як в 1913 року. Москва употреблят днеска електроенергии больше, як вся дореволюцийна Россия. Пред самом войном промышленность Москвы выпускала близко четверту часть продукции всей краины.

В Москві — 82 высшы школы, в котрых учится 100 тысяч студентов.

Москва, завдяки побудованию канала в 128 километров, котрый соєдинил Москву-ріку с Волгом, стала портом.

Згодно с новом пятилітком отбудовы и розвития народного господарства (1946-1950 рр.), на капитальну будову в Москві буде выдано 9 миллиардов рублей.

Я был в Москві в 1934 року. Я виділ тогды, як под землю входили и из под земли выходили молоды заглинены роботникы. Мі говорили, што они будуют Метрополитен (метро “собвей”). Я представлял собі тот будучий метро в Москві так, як нью-йоркский “собвей”. Но днеска я переконался, што московский “собвей” не тот, што ньюйоркский; што и под земльом мож збудувати величавый транспорт, с достатком воздуха и незвычайной красоты и выгоды; што в подземных станциях може панувати надзвычайна чистота и што вокзалы подземного транспорта можут быти побудованы и украшены так само, як наземны палацы. Московский подземный транспорт являтся взорцом того, якым стане в будучности весь транспорт народной Совітской державы, яком буде Москва и другы городы Совітского Союза, яком буде вся Совітска держава в недалекой будучности, єсли заграничны ненавистникы той державы не будут примушувати совітский народ працувати дальше на оборону, на войну, заміст для мирного житя. Московский метро являтся найліпшым доказом, што совітскы люде уміют будувати и збудоване держати в порядку и чистоті.

Московский подземный транспорт розбудовуєся дальше и до конца пятиліткы он буде способный перевозити денно 2 миллионы пассажиров.

Кромі чуда под земльом, якым являтся московске метро, я мал счастье видіти в Москві и чуда над земльом, в воздухі, в праздник Совітской Авиации, 18-го августа 1946 г. Єсли кто ище думат, што Совітский Союз послі войны отстал в воздухі, в прогрессі світовой авиации и воздушной обороны, тот грубо мылится. Такому треба было побывати на Тушинском аеродромі 18-го августа 1946 р. Я побывал там и виділ. Виділ столько новых типов бойовых самолетов повоєнной конструкции, и столько чудес в воздухі, якы они показали, што я стал цілковито спокойным за воздушну оборону Совітского Союза перед даякыми новыми взгорділыми світовыми фашистами, якы посміли бы ище раз напасти на найбольше миролюбиву державу світа.

В Америкі читали мы много о гитлеровскых воєнных машинах, танках и аеропланах, перед котрыми не смогла устояти нияка армия Западной Европы. Всіх тых німецкых “фердинандов”, “тигров”, “пантер”, “юнкерсов”, “генкелей” и т. д., як и всякых японскых потвор, я виділ на трофейной выставкі в Москві, в Паркі культуры. Из каждой с тых потворных машин выставленный там взорец. Я виділ, с чым Гитлер выбрался на завоювание світа, и якой силі, якым страшным махинам оперся русский народ, Совітский Союз и його Красна Армия. Яка техника была потребна, штобы знищити тоты німецкы бездушны потворы!

И они были знищены на русскых землях и, завдяки тому, было спасено людство от фашистской неволи.


2. В КИЄВІ

Переселением лемков, як и переселением всіх украинцев из Польшы и поляков из Украины занималося правительство Украинской ССР. Потому и цілый план переселения и розміщения переселенцев не был в Москві, а в Києві. Лем в Києві мож было довідатися и о лемковскых переселенцах, и як розміщены лемковскы села на Украині. Розумієся, што самому мі было бы дуже трудно вынайти всьо и потому я просил Всеславянский Комитет, штобы он послал зо мном дакого из своих сотрудников. Моя просьба была увзгляднена и для помочи мі был командированый один из редакторов Всеславянского Комитета, а то Николай Филатов. Послі я увиділ, што без помочи редактора Филатова я бы не смог ни видіти того, што виділ, ни зробити того, што зробил, потому што я, свіжий совітский гражданин, не знал бы куды звернутися, и вынайти всьо, што потребно было вынайти. Майже цілу неділю нам треба было збавити в Києві, штобы вынайти, в якы области переселилося найбольше лемков. Діло в том, што переселенцев из Польшы не ділили на лемков и другых украинцев, а брали всіх, як своих братов украинцев из Польшы. Правда, при регистрации у уполномоченных по переселению, якы находилися в каждом районном (повітовом) центрі, где жили украинцы, русскы, русины и. т. д., каждый мог записати свою национальность по свому желанию. Думам, што большинство лемков записалося русскыми, як то было в лемковской традиции ище с часов Києвской Руси. Правда, за австро-венгерскых часов, уже за памяти нашых старшых людей, в Восточной Галиции интеллигенция, потом большинство народа почало называти себе украинцами. Но мы не знали меж том новом интеллигенциом, выхованом в австрийско-німецкых школах, такых украинцев, котры любили бы Русь, Россию, русский народ, русский язык и культуру. Меж том новом интеллигенциом мы знали лем німецкых украинцов — ненавидящых все, што славянске и русске. Штобы отособнитися от них, лемкы держалися старого имени, яке одідичили по Києвской и Галицкой Руси, и потому при переселении в большинстві заявляли себе русской национальности.


SchoolGirls
Діти лемков-переселенцев: группа учениц средньой школы (гимназии) в с. Ягольница, Чортковского района, Тарнопольской обл. Сентябрь 1946.

Но украинске правительство в Києві рахувало их украинцами, тым самым народом, што и на Украині, и росселяло лемков, як и другых украинцев из Польшы, по областям Украины. Я звернул увагу представителю правительства, який говорил с нами о переселенчой справі, што для лемков, жителей гор, было бы много лучше, єсли они были бы поселены разом в одной лісной, по возможности гористой области, так як у лемков особлива горска натура и без ліса они не будут чути себе дома. Представитель правительства заявил, што при таком поселении правительство не смогло бы сейчас обеспечити переселенцев дахом над головом, так як вся Украина страшно пострадала от войны, десяткы тысяч сел спалили німецкы наіздникы, и штобы дати переселенцам хаты, треба их было росселити по разным областям Украины, где мож было дати им притулок.

Мы довідалися, што из польскых повітов — Новый Санч, Горлицы, Ясло, Кросно и Санок — найбольше число переселенцев поселено в Сталинской области, на востокі Украины, и в Тернопольской области — в Западной Украині. Так мы постановили побывати у лемков в тых двох областях.

Из Москвы мы выіхали 27 августа, а в Києві, як я вспомнул выше, нам взяло майже тыждень, покаль сме довідалися всьо о лемках, што нам треба было знати. В свободны годины мы ходили по городу, оглядали стародавны памятникы “матери городов русскых”, як Софийский собор, Києво-Печерску лавру, музеи. До того часу я представлял собі Києв больше знищенным. Но знищена, головно, лем середина города — Крещатик, знищены дакотры старинны храмы, меж ними храм Києво-Печерской Лавры пострадал сильно. Но стародавны печеры уціліли. В монастырі Києво-Печерской Лавры жиє 75 монахов, якы пережили німецку оккупацию. Они працуют в своих садах и удержуют памятникы Лавры в порядку и чистоті. Один из монахов проводил нас по подземных печерах, где почивают мощи святых угодников, так само, як почивали до революции и до войны. Я сходил в печеры Києво-Печерской Лавры в 1913 року, коли я был в Киеві на выставкі, ище як студент Львовского университета, и нашол днеска печеры такыми самыми. Они были такы самы столітия тому назад, и будут такы самы столітия послі нас. Мы читали в Америкі много о том, як то большевикы повыкидали монахов из монастыря и кости угодников из печер и спалили их, а Києво-Печерску Лавру зруйновали. Всьо то оказалося клеветом, а правдом оказалося то, што німцы зруйновали Києво-Печерску Лавру, розрушили єй храмы и убили многых монахов.

Из славных києвскых храмов отновлено уж послі войны, в середині и сверху, величавый Владимирский собор. В нем правятся архиерейскы богослужения и співат прекрасный церковный хор. Во свята собор переполненый народом.

Софийский собор заміненый в церковный музей. То найстарший, сохранившийся ціло памятник на Руси, бо побудованный византийскыми майстрами при Ярославі Мудром, сыні Владимира Великого, в 1037 року. На стінах собора мож видіти стародавны малюнкы и фрескы, их хранят, як скарбы стародавного искусства.

Фашисты знищили середину Києва, вынищили 195 тысяч населения города. Но старинный Києв остался жити, як вічный доказ єдинства Руси и вічный памятник єдиной русской культуры, як вічна “мати городов русских”. Головна улица — Крещатик, знищенный німецкыми варварами, буде отбудованый. Он буде ище модернійшым и красшым, як предтым. Бо сотни тысяч києвлян осталися в живых, а они любят свой город понад всьо в світі. Они то отбудуют Києв и он стане знов найкрасшым столичным городом меж всіми столицами світа. В поровнанию с населением другых городов Совітского Союза знищенных войном — києвляне здорово выглядают, добри одіты, особливо женщины добри одіты, здоровы и красивы, так што треба чудуватися, што києвляне смогли так скоро поправитися послі тяжкой фашистской оккупации. В Києві я виділ найкрасшых женщин и дівчат и іл найсмачнійший хліб в СССР.


3. В СТАЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ

Из восточных областей, где росселены лемковскы переселенцы, мы выбрали для поіздкы Сталинску область, так як мы довідалися, што там поселилося найбольше их число, штоси до 10 тысяч душ. А то потому, што Сталинска область, в котрой лежит угольный Донбасс — найбогатша индустриальна область Украины, а до того она одна из найбогатшых областей в плодородну землю. До войны в той области находилося много німецкых колоний, якы были очищены от німцев в часі войны и тоту землю треба было заселити славянскым населением.

Мы приіхали в столицу Сталинской области — город Сталино. Предтым тот город звался — Юзовка. С 23 апріля 1924 р. сердцу Донбасса, центру Сталинской области присвоєно имя великого Сталина. Отдаление того города от Києва — 829 км., от Москвы — 1.102 км. Сталино — один из найбольшых промышленных центров УССР и всего СССР. Сталино — один из наймодернійшых городов Украины. Основанный в 1870 року, одночасно с будовом завода английскым предпринимателем Джаном Юзом, город был названый Юзовком. Но до революции то было невелике місто. Коли в 1920 року в том городі было всього 38.100 жителей, то пред самом Отечественном войном Сталино стало уж великым, полмиллионным городом, совітскым Питтсбургом. Лем на одном Сталинском металлургичном заводі працувало около 13 тысяч роботников. Працували машинобудовальный, ремонтный, азотный, коксохимичны заводы, великанскы копальни угля, десятки другых предприятий. Сталино давало краині рочно 750 т. тонн чугуна (“пигайрон”), 550 т. тонн стали, близко 2 мил. тонн коксу. В околиці города Сталино выдобывано 38 тысяч тонн угля каждого дня. В городі были три высшы школы: индустриальный институт им. Хрущева, где училося 3.000 студентов, медичный институт с 2 тысячами студентов и педагогичный институт. Средних школ было 115.

Німцы знищили Сталино, особливо його середину. На головной улиці, ул. Артема, осталися лем два будинкы. Но ниякий город, кромі Сталинграда, и нияка область в Совітском Союзі не отбудовуются так быстро, як город Сталино и Сталинска область. Середина города, головна улица цілковито отбудована. Днес чоловіку, не видівшому Сталино послі освобождения, трудно повірити, што перед трьома роками на той улиці осталися лем два цілы будинкы. Так быстро отбудовуєся вся Сталинска область, бо она жерело отбудовы по всему Совітскому Союзу, як жерело угля и желіза. Мы находилися в Сталино як раз в день, коли Донбасс святкувал третью рочницу свого освобождения от німецко-фашистскых оккупантов. За тоты три рокы в Сталинской области восстановлено 86 основных шахт (копален угля), и , кромі того, восстановлено або открыто новых 298 средних и меньшых шахт. Шахтеры Сталинской области дали краині десяткы миллионов тонн угля, около миллиона тонн понад план. Успішно поступат отбудова металлургичной, машинобудовляной, химичной и другых галузей промышленности Сталинской области. Дают уж продукцию найбольшы металлургичны заводы — Сталинский, Макеевский, Енакиевский, “Азовсталь”, машинобудовляны — Ново-Краматорский, Горловский; Мариупольский завод имени Ильича продукує желізнодорожны цистерны; в Краматорскі вырабляют для Дніпропетровской електростанции турбины силом в 100 тысяч киловатт; другий завод выпускат тракторны и конны плугы и бороны. Уж дают електросилу всі 14 електростанций области.


* * *

В тоту индустриальну область поселилося около 10 тысяч нашых лемков, не в индустрию, а в земледілие. Бо Сталинска область, то єдиный плат земли во світі, где разом с богатствами для индустрии внутри земли — тота земля незвычайно богата в плодородный чернозем на свойой поверхности — земля ровна, без каменчика, пульхна и масна. Пред самом войном тота земля давала богаты урожаи хліба и другых земледільскых продуктов, так што она кормила численне индустриальне население области, и ище вывозили хліб и другы сельскогосподарскы продукты в городы другых областей Украины.


VisVillagers
Д. Ф. Вислоцкий среди лемков-переселенцев в с. Ягольница, Чортковского района, Тарнопольской области УССР. Бесідує с ним Йосиф Ткач из Устья Русского, п, Горлицы. Сентябрь 1946.

Як во всіх восточных областях Украины, сельске господарство там социалистичне — колхозне. В рокы пред самом войном колхозы той области взбогатіли, а с ними взбогатіли и колхозникы. Дакотры колхозы выдавали своим членам по 15 и больше килограммов хліба на трудодень, так што у колхозников не было місца сыпати заробленный хліб и они просили державу брати их хліб в свои державны склады. Німцы знищили сельске господарство области, як и промышленность. А до того, послі войны пришли два рокы слабо урожайны, по причині засухы. И як раз тоты два слабо урожайны рокы припали на час початкового житя нашых переселенцев на Украині.

В Сталинской области мы побывали в колхозах трьох районов, в котрых жиют лемкы — в Авдиевском, Селидовском и Амброзиевском. Мы виділися с переселенцами из такых сел Ясельского и Кроснянского повітов, як Перегримка, Ріпник, Петруша Воля и др. Во всіх районах Сталинской области за первым разом побывати и побесідувати со всіми переселенцами было невозможно, так як на то треба было долгого часу. Росходилося головно о то при поселении, штобы дати переселенцам хаты, або хоц тымчасово дах над головом, так што их розмістили по всіх районах области.

Насамперед мы зашли в Новоселовку Авдиевского района, в колхоз “Политотдел”, где живут и працуют перегримчане разом с місцевыми колхозниками. Районны власти и правления колхозов отзываются о лемковскых переселенцах дуже добри, говорят о них, як добрых роботниках и честных людях. Однако признают, што они не можут привыкнути до того краю, як люде с гор и лісов. Так само говорили нам и лемковскы переселенцы о совітскых и колхозных правлениях, што они относятся к ним дуже добри, лем нарікали на климат и на воду и, што цнеся им в том ровном степном краю за своими горами. Один из перегримчанов выразился так о лемковском и том новом краю: “В Перегримкі я виділ все горы, лісы, каміня, пил добру воду, но мало виділ хліба. Ту я не вижу ни гор, ни лісов, ни каміня, ни доброй воды, лем хліб”.


* * *

По информациям, полученным нами в Києві, выходит, што при первом переселении лемков спочатком 1945 року в восточны области Украины переселилося понад 40 тысяч лемков, и они были розміщены по колхозам в разных областях.

Статистикы переселения из 1946 року ище не было, так як оно не было ище покончене. Но в 1946 року нашы люде из Лемковщины переселялися головно в западны области Украины, т. є. в Восточну Галичину на місца переселяючыхся в Польшу поляков. До того много лемковскых переселенцев из восточных областей Украины вернулося в западны области, головно в Тернопольску область, так што основна часть лемков находится днеска в западных областях Украины — в Восточной Галичині. Из восточных областей, найбольше число нашых людей находится днеска в Сталинской области, найбольше индустриальной области Украины, и совітскы власти той области стараются устроити их, як найліпше можут, так як в той области велика потреба робочых рук, як в промышленности, так и в земледілии — для их восстановлена и дальшого розвития.

В восточных областях много лемковскых родин осіло твердо. Мы нашли много такых родин в Сталинской области. Єсли, приміром, сын нашол собі місцеву дівчину и женился на ней, як, приміром, Павляк Данько с Перегримкы женился на вдові по красноармейцу — на Щербиной Феодосі в Новоселовкі Авдиевского района, в колхозі им. Молотова. Молоды придержат уж коло себе цілу родину Павляков. Або, приміром, Настья Гуреш, дочка Ивана Гуреша, также с Перегримкы, полюбила молодого демобилизованного русского сержанта Виктора Ясинского и вышла за него замуж. Завдяки тому уж и вся родина Гурешов перестала думати о другых місцах для переселения.

Місцевы руководители стараются выдвигати як найбольше переселенцев на руководячы місца в селах и колхозах. То дуже помагат привыкати их родным до того краю, не лем родным, но и их знакомым и односельчанам. Дальше, діти кончат школы. По скончению місцевых средних школ многы діти переселенцев идут учитися в высшы школы на инженеров, докторов, учителей. Они придержат в том краю и своих родных и поможут им вкоренитися в тоту землю.


MariaRomtso
Мария Ромцьо с дочкой — вдова замученого геaстаповцами в 1943р. Ивана Ромцьо, редактора газеты “Земля и Воля”, издававшойся до 1939 р во Львові. Мария Ромцьо переселилась из Устья Русского в с. Конопівка, Микулинецкого района, Тарнопольской области. Працуе бухгальтером в місцевом кооперативі. Сентябрь 1946.

Послі объізда сел, в котрых живут лемковскы переселенцы, мы мали бесіду с представителями областных властей и говорили о том, як бы улекшати житя наших переселенцев в той области. И пришли мы на то, што лемкам далеко лекше и веселійше буде жити и працувати, коли их буде больше разом. И для того треба собирати разом в колхозы насамперед родных и односельчан, потом краянов, штобы они жили и працували разом. По возможности устроювати лемковскы колонии, штобы нашы люде могли сходитися и мали своих руководителей в роботі. Для того треба устроювати специальны курсы для молодых лемков из всіх районов, на курсах объяснити им совітске державне устройство, совітску конституцию, устройство и устав колхозов, штобы они потом могли объясняти тото своим краянам. Такых людей, котры уж розуміют совітске устройство, треба выдвигати на руководячы місца среди переселенцев.

Областны руководители признали то и прирекли переводити всьо то в свойой области. Из бесіды с ними мы переконалися, што они хотіли бы устроити переселенцев як найліпше, помочи им вкоренитися в их области в тоту богату землю, тым больше, што той области потребне население так, як ниякой другой.

Єсли здоровье дозволит, я ище буду в Сталинской области и буду старатися объіхати якнайбольше тых районов, где живут лемковскы переселенцы, и описати их дальше житя в “Карпатской Руси”.


4. В ТЕРНОПОЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

В Тернопольской области поселилося найбольше число нашого народа из Польшы, потому што до войны в той области находилося найбольше число польскых осадников, якы занимали найліпшы земли в Тернопольщині. И потому мы выбрали тоту область для посіщения лемковскых переселенцев на их приватных особных господарствах.

Прямо из желізнодорожной станции зашли мы в областный уряд, где мы росповіли представителям совітскых властей, в якой ціли мы приіхали в их область, и попросили информаций о лемковскых переселенцах из Польшы, т. є. о переселенцах в Тернопольской области из польскых повітов — Новый Санч, Горлицы, Ясло, Кросно и Санок. Но точных данных о лемковскых переселенцах не было, так як и ту переселенцев из Польшы не ділили на такых и другых, а брали всіх, як своих соплеменников украинцев из Польшы. Так што мы получили лем загальны данны. Потом нам сказали, в якых районах найбольше переселенцев из Лемковщины.

По загальным данным, до того часу переселилося из Польшы в Тернопольску область — 38,901 родина, в том 161.830 душ. Рахую, што с того приходит на лемков половина, т. є. около 19.000 родин, або 80 тысяч душ, а остальны переселилися из Холмщины, Ярославщины, Перемышльщины.

В бесіді с предсідателем Исполкома областного Совіта Тернопольщины, Григорием Гришко, мы довідалися, што меже тоты родины переселенцев розділено 108,690 гектаров найліпшой земли области, передано им 32.201 помешкальных домов, а 6.7000 домов для них ремонтуют и будут закончены под зиму. Господарскых забудувань передано переселенцам — 40.895. Выдано переселенцам 17 с половином миллиона рублей долготерминного кредита, 2 милн. 230 тысяч рублей, бесповоротной помочи, 19 млн. 628 тысяч рублей было доплачено им за оставлены будинкы в Польші. Діло в том, што будинкы, оставленны переселенцами в Польші, были оцінены настолько выше, як будинкы, полученны переселенцами на новых землях. С того не выходит, штобы в каждом разі будинкы на новых землях были горшы от оставленных в Польші. Дакотры переселенцы получили ліпшы будинкы от тых, што оставили в Польші, лем што их будинкы в Польші оцінили высше, а в СССР получили будинкы по твердых державных цінах, и майже всі получают доплату до своих будинков в Польші, єсли у них єсть документы дотычно будинков в Польші.

Из переселенцев выдвинуто на руководячу районну совітску роботу — 26 людей, на предсідателей сельскых совітом (начальников сел) — 61, на предсідателей земельных громад (котры роспреділяют землю) — 109 людей. В колхозы вступило 315 переселенчых родин.

До 1-го сентября 1946 року с 23,950 родинами переселенцев был зробленный розрахунок за продукты и оставленны засівы в Польші, и они получили от державы за оставленный хліб в Польші — 180.580 центнеров зерна, 46.871 цент. картофли, 9.030 цент. ярин, 28.269 цент. соломы и сіна.

В Тернопольской области мы посітили два районы, в котрых живут лемкы, — Микулинецкий и Чортковский. В Микулинецком районі мы были в двох селах — в Лучках и Конопивкі.

В самом районном городі, в Микулинцах — начальником города краян Григорий Дошна, переселенец с Ганчовы. Микулинцы невелике, но чисте місто, ціле в зелени, в садах. Нас завели в прекрасный сад коло дома, в котром живе депутат Верховного Совіта СССР. На яблонях висіли ище великы яблока, котры мож было руком достати. Мы погостилися сами. За хвильку пришол ку нам в сад начальник міста, краян Григорий Дошна, котрый росповідал ним о свойом городі, о Тернопольской области и о нашых переселенцах. Край ту прекрасный, горбковатый, но земля плодородна. Урожай в Тернопольской области, завдяки лісам, котры сохранили вильготь, был лучший, як в восточных областях Украины.


Plowmen
Переселенцы-лемкы из Устья Русского: Дзьоба Йосиф (справа) со своим швагром Ковальчиком Сильвестром орют под озимину на свойом поло. Село Конопівка, Микулинецкого района, Тарнопольской обл. Сентябрь 1946.

В Тернопольской области, в Струсовском районі, 7 мая 1944 року был организованный колхоз под им. “Сталинский путь”. В день основания вступило в колхоз 17 родин, 17 господарств. Но из запада пришли переселенцы и вступили в тот колхоз, так што до днеска в колхозі 95 родин, 95 господарств, с 376 душами, с того 215 людей роботоспособных. Всего в колхозі 988 гектаров земли, с того 708 гектаров орной. Сего року колхоз собрал богатый урожай, так што выплатил за трудодень членам по 5 кгр. пшеницы, кромі другых продуктов и грошей. Интересно, што в том колхозі большинство переселенцев из Польшы, и потому в правлении колхоза большинство из переселенцев. По назвисках членов колхоза и його правления мож познати, што они лемкы из Саноцкого повіта. Жаль, што нам тым разом бракло часу повидіти тот примірный колхоз. Но я думам, што там будут в коротком часі и опишу тот примірный колхоз в газеті.

В селі Лучкы мы встрітили найбольше лосянов, як Евусяка Юлиана, Дигоня Юрка, Зависляка Юрка, Прусака Ивана, Прусака Стефана, Павляка Стефана, Шлянту Григория и другых. Также переселенцев с Ріпок — Миневича Ивана, Свиста Петра, Дошну Онисима, Шейтака Григория, Шейтака Осифа, Мамроша Илька, Гудака Василя с Клинкивкы, и другых.

В селі Конопивка живе пару родин с Устья Русского, меж ними их лидер, переселенец из 1940 рока — Осиф Дзьоба. Тот лемко осіл твердо на новой землі, загаздувался и помагат осісти и загаздуватися другым своим краянам, с котрыми он породнятся через своє поколіние. Дочку выдал за инженера, сына Онуфрия Ткача, бывшого директора Перемышльской “Ризницы”. Онуфрий Ткач помер, оставляючи вдову зо сыном. Вдова с невістом живут в домі Дзьобы, зять инженер працує в Тернополі.

В Конопивкі встрітили мы также молоду вдову по редакторі львовской “Земли и Воли” — Марию Ромцьо, сестру жены Ковалика из Акрон, О. Мужа Марии замордувало гестапо.

Но в Микулинецком районі нашли мы лем невеликы группы лемковскых переселенцев. Несподіванка ждала нас в Чортковском районі, в Ягольниці и околиці, где большинство населения — переселенцы из Польшы, а большинство их — лемкы. Галя місцевого клуба, яка поміщат 350 людей — была битком набита, и с вынятком пару людей из Холмщины — были всі лемкы: с Устья Русского, Квятони, Клинковкы, Вороблика и другых сел Лемковщины. На полі коло клуба собралися діти всіх школ витати “американску делегацию”. Такий слух рознюсся по Ягольниці и околиці, што приіхала американска делегация отвидіти лемковскых переселенцев. Половина тых дітей были діти перереселенцев. В Ягольниці єсть средня школа (гимназия) и много дітей переселенцев кончит тоту школу, штобы по єй окончению поступити в высшу школу и стати инженерами, докторами, учителями. Школьны діти чуются добри, они веселы, бо уж привыкли до нового краю. Тай чувствуют, што они находятся в свойой державі, яка старатся о діти, не ограничує наукы для своих молодых граждан. Кажда дитина може кончити всі школы и выбрати собі профессию, до якой має охоту. Материальны перешкоды в наукі не истнуют.


* * *

В Тернопольской области есть переселенцы с 1940 рока, якы пережили ту совітско-німецку войну. В тот рок, послі розгрома Польшы, переселилися в Тернопольску область тысячы лемков. Но не всі там осталися до днеска. С приближением німецко-фашистскых войск часть из них опустила тоту землю и ушла с Красном Армиом вглубь Совітского Союза. Тоты люде працували в часі войны в совітской воєнной индустрии и земледілии. Молодшы вступили в Красну Армию.

Друга часть осталася на своих господарствах, но коли Тернопольску область оккуповали німцы, то дакотрых переселенцев замордували, дакотры повернулися назад на Лемковщину в свои родны села, лем невелике число пережило войну и осталося с того часу в Тернопольской области. Тым послідным уж не приходит така мысль в голову, штобы опускати свои господарства. Они вросли за 6 літ в тоту землю, вкоренилися твердо и загаздувалися.

Ище больше лемковскых переселенцев, котры вышли из Лемковщины спочатком 1945 рока — организованно, т. є. тоты, котры сами выбрали собі тоту область для поселения, и выбрали особны господарства, якых ніт уж в восточных областях Украины. Тоты люде ище не привыкли до новых земель, но большинство с них помалу привыкат.


* * *

Ци устроятся лемковскы переселенцы в Совітском Союзі? Розумієся, што устроятся. Правда, многы вспоминают свой старый край, своє родне село, но жити в том бідном селі уж бы не хотіли.


DihonFam
Переселенец из села Лосье Горлицкого повіта Дыгонь Юрко с фамелиом коло свойой хаты в селі Лучки, Микулинецкого района, Тарнопольской обл. Юрко Дыгонь має пару окней, корову, 7 овец, много домашнь и птицы. Юрко працує на свойой господаркі, а притом являєся секретарем сельсовіта. На снимкі: Дыгонь Юрко, дочка Стефаня — уч. I класса, сын Петро — уч. 6-го класса, жена Анастасия. Сентябрь 1946.

Не думам, што дакому больше жаль своих родных гор, родного села, як мі самому. Я любил горячо свою Лемковщину. Но я люблю понад всьо в світі свой великий народ и його велику державу, яка выдержала в послідны рокы страшный напад нашого вспольного отвічного врага, найгоршого врага славян, и спасла житя всім нам, всім славянскым людям розгромом гитлеровской Германии. Моє родне село, котре, як слышу, уж спалене фашистскыми бандитами, лемковскы горы и вся Лемковщина, то лем маленька капля тых великанскых жертв, якы принюс наш великий народ и наша велика держава для спасения нас и всього людства. Лемковщина, то всього около 300 сел. А на Руси німцы спалили и знищили понад 70 тысяч сел. Мы, лемкы, не мали ани єдного свойого міста. А на Руси німцы знищили понад 1.700 міст, меж ними десяткы было такых, што в каждом из них жило больше людей, як всіх лемков на Лемковщині.

Для святой будучности славянской згоды — треба было переселити лемков в свою национальну державу и поляков из нашой державы в польску национальну державу. Лемкы в Совітском Союзі, на Руси, не пропадут, они зліются зо своим народом. То в Америкі лемкы пропадут, бо зліются с другыми народами, и за 10-15 роков мало останеся лемков в Америкі. Ту, в Совітском Союзі мы всі останемеся — останемеся так долго, як долго буде жити великий русский народ, потому што мы кость от кости того народа.

Мы, стары, дакус побануєме за своими горами, но нашы діти, наше молоде поколіние забуде, уж забыват за них и чуєся у себе дома.

Як чуются нашы діти весело, хоц и далеко от свого родного села, то я приведу ту оригинальне писмо лемковского школяра из Королівкы, Борщевского района, Тернопольской области, где учителем наш краян Иван Русенко, котрого нашы читатели знают из його вершов и рисунков в нашой газеті и календарях. Тот школяр, Біль Михайло, был насамперед в Сталинской области, потом, видно, переіхал с родином в Тернопольску область, а там оставил свого друга, котрому пише. Тото писмо попало мі в рукы в Сталинской области:


“Королівка, 1946.

Першы слова мого листу — Слава Исусу Христу. 3 далекого краю с тобом Ваню ся витаю. Задумав я до тебе написати пару слів. Доношу ти, што-м лист от тебе отримав, за котрый ти сердечні дякую, бо-м ся довідав о твоим здоровлю і повожденю. Я также здорив, якого здоровля і тобі жичу. А робота моя, як і дома. Ходжу до школи, як мам час, то іду з Лешком до ліса по дрова. Часом січку ріжу, по воду иду, як то вдома. Тато роблят столярку. Ваньо, як было тепло, робил мулярку. А Милек грає по весилях з Лешком, бо дуже в нас весіль. Оженився Костків Лешко з фрузинчинов Нацков. И богато тых весіль місцевых, і іще буде кілька весіль. А мама тыж нич не роблят, лем што нам істи зварят. Хату маєме дост можливу, але ліпянка, не така, як дома, з дерева. Коло хати сад, ворихи вовоскови, яблоні, сливки, груши. В літі єст што си выберати. Чого-с Мількови не зоставив молодого пса? Він ся уж зберав іхати, але-м дистав лист і ся стримав. А як не, то му продай “Миню”, він має мунштук, то єй даст до зубів і може не буде кусати. А скірки зо заяців тримай, бо гев уж бив Мошко з Лютчи за скірками, а я му повів, же в Сталінской области має єден скірки, то він там приде, то му продай. Тобі добри, бо ти іздиш биками, то іще ся при них виспиш. А я биків не мам, лем мам коні, то при конях ся не висплю.

Часто ходжу до кіна, на концерты ходжу с товарищами, бо в тім селі єст з нашого села Вадек, Штефан, Фрузинчин Иван, Терефимчин Фецак, то мам с ким товаришити. Жебы-с приіхав до нас, то бы нам биво весельше. Голубов мам штырьох. И вівці мам з молодым баранчиком. Напиш мі, кто с вами єст, и до котрой клясы ходиш. Я там може даколи приіду, то виід перед мене биками, то ся там оба вожениме, ено мі даяку найд. Поздоров Славку Гриневич от мене. Кинчу писание, поздоровлям тя дуже красні і сердечні, также тата, маму, Фецака, Ульку, Ганцю и Бориса. Мілек поздравляєт Фецака. Але мі скоро отпиш.

Твой товарищ,


Біль Михайло.”


SchoolKids
Школьны діти лемков-переселенцев в с. Ягольница, Чортковского района, Тарнопольской области, бесідуют с Д. Ф. Вислоцким. Сентябрь 1946.


[BACK]