Из Истории Восточно-Слав. Народов — К. Гуслистый

Русский, украинский и білорусский народы, — такы близкы языком, культуром, характером, территориом, историом, бытом, спільном дольом, — мают и спільне походженье, спільный початковый период историчного и культурного розвития, и тісно связаны меже собом на протягу многых віков спільном борьбом против спільных врагов.

Головным ядром в формовании сих братных народов стали славянскы племена, якы были коренным населением в Восточной Европі.

Про славянскы племена писали уж античны письменникы І и ІІ столітий нашой еры. Они называли их венедами. Восточны славяне спочатку были знаны под именем анты. Украинскы буржуазно-националистичны историкы — М. Грушевский и його “школа”, намагаючися противопоставити украинский народ русскому и розорвати віковічный союз двох братных народов, заперечуют близость украинского и русского народов, особливо походженье их от спільного кореня. Они твердят, што украинцы истнуют окремо от русскых и білоруссов с найдавнійшых часов, и што анты были предками тилько украинского народа. Против сих утверждений выступал рішительно знаменитый русский филолог академик О. О. Шахматов, який виділ в антах “предков всего взагалі русского племени”, то-єсть всіх восточнославянскых племен ІХ—Х ст. Труды совітскых историков, побудованны на изучении письменных и археологичных жерел, доводят, што анты были предками тых восточнославянскых племен, якы через пару столітий створили Киевску державу, и якы дали початок всім восточнославянскым братным народам — великорусскому, украинскому и білорусскому.

Протягом ѴІ-ѴІІ ст. восточны славяне досягают значного ступеня розвитая. Одночасно в них начинают выникати объєдинения племен державного типа, што обусловлено процессом роскладу первобытно-общинного ладу и зарождения нового, классового общества, а также интересами обороны от зовнішных порогов.

В началі ѴІІ ст. имя антов счезає в историчных жерелах. На протягу ѴІІ—ІХ ст. восточно славянскы племена продолжали консолидуватися в восточно славянску етничну спільноту, яка в иноземных жерелах ІХ—Х ст. и выступае под новым именем россов, руссов, русского народа. Як показал в своих трудах видный совітский филолог академик М. Я. Марр, племенны назвы с коренным “росс” были дуже поширены в доисторичны часы в области не тилько Чорного моря, але и Кавказского світа и всего Средиземного моря: Отже имя Русь єсть именем місцевого, южного походженья, а не было дано восточным славянам прошлыми варягами-норманами, як то твердит много буржуазных историков-норманистов.

В связи с дальшым внутренным историчным розвитием и в связи с розвитием классовых отношений и борьбом с хозарами, варягами, Византиом та иншыми ворогами восточнославянскы племена створюют новы политичны объєдинения. Арабский географ Джайхани (поч. Х ст.) росповідає, што перед основанием Киевской державы у восточных славян — Руси истновали три такы объєдинения: Куябия с містом Куяба (Киевска земля), Славия (Новгородска земля) и Артания (Причорноморска и Приазовска Русь).

Найважнійшыми политичными центрами восточного славянства стали Киев и Новгород, якы в другой половині ХІ ст. объєдинилися под руководством Киева в одну державу. Так створилася могуча политична организация — Киевска держава, Киевска Русь. Период Киевской державы был периодом назрівания и установления феодальных отношений в крайні.

Уж при конці ІХ и на початку Х ст., в часы княжения Олега, Киев стає “матерью городов русских”, столицом великой Киевской державы, щто охватила скоро всі вострчнославянскы земли, то-єсть значну частину нынішной России, Украины и Білоруссии. Тот рост Киевской державы сопровождался частыми войнами с сусідами, особливо с Византиом, а также с кочовыми народами — печенігами и иншыми, якы вдералися в чорноморскы степи из Азии и нападали на русскы земли. Задержуючи натиск кочовых народов, нашы предкы забеспечували не тилько свое историчне розвитие, але и историчне розвитие Западной Европы.

Найвысшого политичного розвития Киевска державу осягла за княжения Святослава (957—972) и Владимира (980-1015). Владимир воссоєдинил с Киевском Русьом захваченны подьскыми князями так званны Червенскы міста — восточнославянскы земли на сіверных склонах Карпатскых гор (Галичину) и по Западному Бугу (Волынь), и поширил свой вплыв на Закарпатску Русь, яку намагалися захватати угры. Штобы укріпити державну власть и связь меже отдільными частинами державы и посилити позиции Киевской Руси серед европейскых христианскых краин, Владимир и знать рішили обернути Русь в христианску віру — по грецкому способу. Христианство, як религия классового общества, освячувало власть класса феодалов, який в том часі вытворювался над народными массами Киевской Руси.

Поровнуючи с язычеством, христианство было прогрессивным явищем. С заведением христианства серед восточных славян поширюєся вплыв найвысшой, як на тоты часы, византийской культуры. Разом с тым затісняются культурны, политичы и економичны связкы с Византиом, Кавказом и западноевропейскыми краинами.

Наступник Владимира на великокняжеском киевском престолі, його сын Ярослав Мудрый (1019— 1054) дальше укріплял и украшал Киев. Загалом Киев в тот час был знаный широко, як один из найбольшых світовых центров торговли, ремесла, культуры и штукы, який соперничал с Константинополем — столицом Византийской державы.

Послі смерти Ярослава розгорілися войны меже його потомками, якы княжили в ріжных частях Киевской державы. Князи боролися за киевский престол, за отдільны земли Киевской державы. Корыстаючи из княжескых межеусобиц, кочовникы-половцы робили часты опустошительны напады на Русь. Одночасно заострилася борьба народных масс против гнобителей — князей, бояр, купцов. Владимиру Мономаху, який княжил в Києві от 1113 р. до 1125 р. удалося тымчасово обновити авторитет киевского князя, захитанный послі смерти Ярослава. Але скоро потом Киевска держава остаточно рослалася на ряд княжеств. Тот роспад был связаный с дальшым розвитием феодализма, с усилением феодальной знати — князей и бояр, с економичным й политичным ростом окремых княжеств, якы усилялися и выходили из под власти киевского князя. В другой половині ХІІ ст. Киев перестал быти столицом Руси.

Важне місце в оригинальной литературі Киевской Руси занимают літописи, якы суть вызначным явищем не тилько в старой русской историчной и художной литературі, но и в світовой литературі того типа. Найдавнійша або початкова літопись має такий заголовок: “Повесть временных лет... откуду есть пошла Русская земля и кто в ней почал первее княжити и откуду Русская земля стала есть” Основна политична идея сего твора — идея єдинства Киевской Руси.

Оцінюючи значение сего твора, академик Б. Д. Греков пише: “Ци в Галичі Прикарпатском або Великом Новгороді, Владимирі-Волынском або клязьменском, ци в далекой Тмутаракани, одным словом повсюду, где тилько жили русскы люди, по той книгі училися познавати свое национальне и культурне єдинство, поважати и любити свою минувшину, гордитися стильными предками, якы кровьом потрафили отстояти независимость родного краю. Світильник, запаленный в ХІ ст. в честь Русской земли, освітлювал єй дальший путь. Не загас он и ныні. Великорусс, украинец, білорусс, — звертаючися до свого минувшого, неотмінно кладе перед собом “Повесть временных лет” и находит там самого себе. В докиевской и в Киевской державі он ясно видит корінья, откуда вышол його народ с властивыми всім трьом галузям Руси благородными рисами: розумом, саможертвенностьом, широкым розмахом натуры. Лем такий народ мог освоити необозримы просторы на двох материках и в неустанных столкновениях с народами нерусскыми находити спільный дружный язык.”

Чудовым приміром поетичной творчости Киевской Руси єсть “Слово о полку. Игоревом” (написане около 1187 р.), яке своим художным майстерством и силом занимає одно из первых місц серед найкрасшых творов світовой поезии. “Слово” оспівує поход новгород-сіверского князя Игоря Святославича против половцев в 1185 р. Автор сего героичного твора — горячий патриот, он глубоко сумує с приводу княжескых межусобиц, якы ослабляли Русь перед лицем зовнішных ворогов. Он накликувал русскых князей объєдинитися для борьбы против половцев.

Период истнования Киевской державы — один из выдатных в истории нашой родной земли. То был спільный початковый период в историчном розвитии России, Украины и Белоруссии. Киевска Русь была спільном колыском их державности и культуры. В склад Киевской державы входили всі восточнославянскы племена, якы позже дали початок русскому, украинскому и белорусскому народам. Культура Киевской Руси єсть спільным початком и жерелом культур трьох братных народов, тота культура стала спільным достоянием сих народов и дуже вплынула на их дальше культурне розвитие.

Украинскы буржуазно-националистичны историкы, выходячи из своих политичных антирусскых настанов, звичайно заперечуют спільность восточных славян, объєдиненных в Киевской державі, и намагалися доказати, што уж в часах Киевской державы истновал нібыто “украинский народ”, або “украинска нация”, и што Киевска держава была нібыто “украинском национальном державом”. Тоту анти-историчну, антинаукову “теорию” про Киевску Русь, як про початок истории лем одной Украины, в перше широко розвинул М. Грушевский.

Таке освітление Киевской Руси перекручує историчну дійствительность. Поправді, ни украинска, ни великорусска, ни білорусска народности в тых часах ище не сформовалися. Больше того, як признают совітскы историкы (Греков, Пичета, Державин, Удальцов, Мавродин), в связи собъєдинением восточнославянскых племен в єдиной политичной организации — Киевской Руси отбываєся злитье сих племен в єдиный русский народ. Державин и Удальцов навіт признают, што процесс злитья восточнославянскых племен в єдиный русский народ почался ище до утворения Киевской державы. Тот факт злитья восточнославянскых племен в єдиный народ находит отражение в “Повести временных лет”, яка говорит про Русь, як про певну етничну и политичну цілость, што противоставит себе иншым етничным одиницам: половцам и иншым: “Се бо токмо словенский язык в Руси — Поляне, Деревляне, Ноугородци, Полочане, Дреговичи, Север, Бужане, зане седоша по Бугу, после же Волыняне”.

Прото, русский або древнерусский народ часов Киевской Руси, повторяме, не был ни российскым (великорусскым), ни украинскым, ни білорусскым народом. До того ще процесс остаточного сформования єдиного русского народа в период Киевской Руси не завершился и не мог завершитися. “Киевска держава, — пише академик Греков, — не зважаючи на то, што она дуже сприяла злитью славянскых племен в єдиный русский народ, все же не была монолитном ни в понятии етничном, ни в понятии стадияльности культурного розвития своих частин, ни в понятии организации власти, осуществляємой из Киева. То была латанна держава в правдивом понятии того слова, подобна до величезной державы Карла Великого. . . Киевска держава не могла долго истновати в таком виді, в яком мы єй до того часу виділи.”

В связи с розвитием феодального роздробления, с економичным и политичным ростом окремых частин Киевска держава роспадаєся в ХІІ сть на ряд феодальных княжеств. Киев был дуже зруйнуваный в результаті княжескых межеусобиц. “Школа” Грушевского намагалася представити сей процесс, як результат борьбы меже российскым и украинскым народами. Тоты сміхотворны усилия глубоко антинаучны — тоты народы, якы ище не истновали, не могли, само собом розумієся, и боротися меже со бом.

Новы общественно-политичны условия прервали остаточне сформованье єдиного русского народа и способствовали формованью — из славянскых и частично неславянскых етничных елементов — трьох братных народностей: великорусской, украинской и білорусской, якы остаточно сформовались коло ХІѴ—ХѴ ст.

Традиции Киевской Руси в общественно-политичном житью, а особенно в культурі были величезным вкладом в историчне житье трьох братных народов. Именно из Киевского периода, из глубин віков выходит корень близкости восточных славян, яку сберегли, укріпили, и пронесли через вікы великорусский, украинский и білорусский народы.




[BACK]