Лемковскы Співанкы — Н. А. Цисляк
Н. А. ЦИСЛЯК

Пісни у всіх народов — культурне сокровище. Для русского народа — пісня то душевный зов к высшым идеалам, в труді и борьбі помогающий счастливо жити. Недармо о русской пісни говорят, што она причинилася в великой мірі до побіды в великой отечественной войні. Пісня поднимала солдатов на подвигы и геройство.

Для нас лемков нашы народны співанкы тоже культурне сокровище. В истории лемков они выполнили важну роль. Они не лем веселили душу народну и помагали легче переносити трудны периоды истории. При помочи своих народных співанок лемкы, за столітия окружены чужыми вплывами, задержали русский характер свойой бесіды, сохранилися для русского світа и для славянства. Много было сказано и написано о том, што наша віра и церковь сохранили нас от вынародовления. До даякой міры то правда, но церковь не была свободна. Она была давлена чужими властямй и примушена была здавати крок за кроком свои позиции, міняти віру, обряды и всьо, што было в ней народне. Народна лемковска співанка жила скрыто от світа в мысли и в сердці народа, и як дорогоцінность передавалася з рода в род: плекаюча мати передавала єй свойой дитині, старый бача — молодому пастуху, сват — сватови, село — сусідному селу. В содержании співанок и мелодиях лемкы запечатліли свои чувства — смутны и веселы минуты житья.

И на лемковскы співанкы, час до часу заходили чужы вплывы. Их заносили лемковскы воякы оттуда, где служили, женці з Мадьяр и др., а с другой стороны, приносили их чужы пришельцы и подорожны, котры побывали меж лемками. Они приносили чужы пісни и чужы мелодии. Но и тоты чужы мелодии лемкы почали співати на свой лад, подкладали вершы, якы принесло им житья и поетичны способности. От того получаєся, што дакотра мелодия вызерат, як бы походила из чужого жерела. Но в том то указалася сила и головна миссия співанок для народного самосохранения.

В штоденном житью трудно запримітити тоту силу лемковскых співанок и роль, яку они выполнили. Штобы то поняти, треба бы выкласти долгу историю в подробностях. Тоту силу свойой народной співанкы, лемкы порозуміли и тут на емиграции. За своима співанками мы, глядаме, як за дорогоцінныма окрушинами, и чым дольше жиєме на емиграции, тым яснійше видиме их силу, и тым ближе принимаме к сердцу их звукы и историю, вложенну в их вершы. Я ограничуся лем до того материалу, який был собраный лемками-емигрантами в Америкі за послідных 25 літ и як дороге наслідство зарекордованый на пластинках.

Першы пластинкы с лемковскым весільом издал Стефан Шкимба из села Воловец, Горлицкого повіта. Он свои пластинкы издавал цілыми сериями, як приміром “Лемковске Весіля”, “Лемковскы Сващины”, “Дружбины”, “Вечиркы”, “Пастухы”, “Кермешы”, “Русаля”, “Св. Вечер” и другы традицийны обряды, окончивши на “Лемковском Валю в Нью Йорку” (Колумбия 20219). В изданиях Шкимбы приведеный юмод, традицийны бесіды, співанкы и музыка. Свои пластинкы он исполнял на “Окей” и “Колумбия”. Он доберал и мінял оркестры и співаков. Первой пластинкы “Лемковске Весіля” розошлося 15 тысяч шт.

Понеже о трудах Шкимбы было уж много пояснено в карпаторусскых изданиях, я перейду к другым исполнителям, котрых имена и труды не были до сего часу отмічены в нашой лемковской литературі.

Мария Гончарик, из села Ганчова, Горлицкого повіта, наспівала цілый ряд старинных лемковскых співанок. Слідує отмітити, што для своих исполнений она выбрала самы труднійшы мелодии. Співанкы исполнены при “Лемковской Оркестрі” и талантливой скрипкі Павла Васильця из Перегримкы, а послідны изданы приватно: “Под дубиною”, “Мам я красну заградечку” и “А кый мні параль”, при гармошкі американца-ганчовяна Владимира Дурняка. Для взору, пониже дві из єй співанок:


“Колумбия 20273 — “Люляй”

“Ой колыш ся мні, колыш, колысочко сама,
Бо я собі пойду до роботы з рана,
Ей люлю, люлю — люлю, люлю же мні люлю.
Ой колысала бым тя, як водне так вночы,
Жебым ся дождала от тебе помочы... и т. д.
Ой люляй же мні, люляй дитинко повита.
Бо моя головка при тобі забита и т. д.
Ой люлю же мні, люлю, где я тя притулю,
Под явор зеленый, сыну премиленый, и т. д.
Ой люлю же мні, люлю, колышу тя много,
А як мні выроснеш, пойдеш с паном Богом” и т. д.

На обороті:

“Пас я волы, пас я коні”.

“Колумбия” 20220:

“Было у нас колись поле, та няньо продали,
Были у нас коні, волы, єй всьо люде забрали.
Оженили молодого до пустой хаты,
И гварили: “Тепер, сыну, берся газдувати”.
Што робити, што чинити: откаль хліба взяти?
Нанял я ся у сусіда гонты Вырабляти.
Выстругал я першу стружку, а жена складає,
О голоді, о холоді єй ся сердце крає”

На обороті:

“Мамцю, мамцю, мамичко моя”.

На “Колумбия” 20291:

“Свитай, Боже, свитай” и “Уж єм поорал тото полечко”.

На “Колумбия” 20245:

“Червена Ружа” и “Зеленый Гай”.

На “Колумбия” 20247:

“Якимонько” и “Потрясана”.

На “Колумбия” 20267:

“Ой боже, боже, як то зле” и “Там у нашой Елены”.

Двадцет літ тому назад Юстина Мусила из Боднаркы, коло Горлиц, наспівала 4 штукы весільных, пластинок с характерными скечами весільных обрядов. Єй пластинкы поділены так: Лемковскы Спросины ч. 1 и ч. ІІ, Лемковске Весіля (12 инч.) ч. І и ч. ІІ., Лемковский Балец ч. 1. и ч. ІІ и Лемковскы Приданы ч. І и ч. ІІ. В співі брали участие Теодора Петрочко и Тимко Крукарь, при Лемковской Оркестрі Ивана Колочака.


“Лемковский Балец” (Колумбия 27181):

“Уж єм ся оженил, уж мні по весілю,
Взял єм си женичку, як білу лелию.
Грайте же мі, грайте, на моим весілю,
Продалам свой роскош, купилам сой біду.
Повідают люде, же недобри співам,
Ей співайте вы ладні, я ся не погнівам.”

“Лемковскы Приданы” (Колумбия 27175) ч. ІІ:

“Не былам дома, коноплі-м терла,
Впало мі паздерко, добри-м не вмерла.
Люде потерли и почесали,
А мои три горсткы в пецу остали.
Памятай, дівчино на слово моє,
Як мы ся любили нераз обоє.
Як мойом не будеш,
3 иншым шлюб не возмеш.
Памятай, дівчино — жаловати будеш”
“Мал єм єдно дівча, тепер не мам нич,
Бо мі єй одобрал панич,
Бо мі єй згварили,
Што зо мном ходили,
Найліпшы, найліпшы камратя были.”

На обороті: “Пришли до нас, приданные”.


“Лемковскы спросины” (“Колумбия” ч. 27154):

“Як зме россадичку садили” и “Пришол бы я до вас”.

А. Варна и Поточен исполнили на “Окей” 15602

“Наша хыжа” и “Ой дубе, дубе”.

На “Окей“ 15607:

“Як я была маленька” и “Заспала дівчина под ліщином”.

На “Виктор” 21027 тоты самы исполнили:

“Дали сте чая, мамусь, за море широке,
А тепер плачете, же мя дома неє.
Не плачте, мамичко, бо я в Америкі,
Роблю на таляры в вольняной фабрикі.
А мои оченька слезы заливают,
Як машина иде, ниткы ся торгают,
Або мні ся снило, загучала сова.
Пришли мні на мысель мамусіны слова.
Не так мамусіны, як няня старого,
Же я не слухала, закля-м мала кого.

На обороті: “Пришол до дівчины”:


Оркестр Варны исполнил до танцу на “Колумбия” 27292: “Одреховский мішаный танец” и “Лучка Зелена”; на “Колумбия” 27299:

“Тече вода с под явора” ч. І. и ч. ІІ.

Найгромаднійший труд при исполнении лемковскых співанок дала группа братов Голутяков и Кузяных из Сяноцкого повіта.

Меже их співанками суть: “Штырнастый рочок смутный настал” и “Ой пойду я лугом, лугом”, в котрых співали Текля Дячек и Елена Марсич. На “Колумбия” 27191 “они исполнили: “Широкий мосточок” и “Зелена Поляна”; на “Колумбия” 27213 — “Там на горі два дубы” и “Катарина Гречку жала”; на “Колумбия” 27176 — “Добра тота жена, што мужа шанує” и “Згубила запаску”; на “Кол.” 27186 — “На Поділю білый камінь” и “Червена ружа, жолтый цвіт”; на “Колумбия” 27202 — “Як летіли гуси з далекого краю” и “Як мні на Поділю, так мні на Залісю”.

Тота сама оркестра зо співом Сердинского исполнила комичну співанку на “Колумбия” 27303 “Чия рыбка, того став” и “3 горы на долину”.

Для танцу оркестр Кузяных исполнил также:

“Колумбия” 27160 — “Лемковский Танец” и “На зеленой межі”.

“Колумбия” 27161 “Обертана з молодом” и “Одрехівска полька”, и др.

Для приміра приведу співанкы Теклі Дячек и Елены Марсич. (Кол. 27215):

“Взял єм си жену убогу,
Счастливый єм хвала Богу.
И єй труды хорошы,
Не дал бы я єй за грошы.
А и тот хліб є мні милый,
што єй рукы робили.
Я пойду в поле орати,
Добри мні з ньом працувати.
А хоц ся праца накучит
И чоловік ся намучит, —
Прийду домів, поцілую,
И зарас ся в силі чую.
И люде ся мні чудуют,
Же я сой добри газдую,
Бо моя жена мні мила,
А она добра газдыня.

На обороті: “Боже, боже, што то єсть”: Неуказанны співачкы, при оркестрі Николая Поточака, на Кол. 27259 исполнили сл.:

“Боже, Боже я ся старам,
Где пожену волы заран;
Вера, я их не пожену.
Бо я маю младу жену.
Младу жену, шугаичка
Займе волы до гаичка,
До гаичка, до лелии,
Напасутся розмарин.
Розмарин напасутся,
Зимной воды напиются,
Зимной воды, аж ледовой,
Зо студенкы сусідовой.

На обороті: “Мамуню, татуню, добрый день”.

При оркестрі Ивана Лешка, Е. Долина, Лешко и Анна Крохта исполнили на Кол. 20188: “Пошли рыбаре на рыбы”.

Баритон Иван Мишихин исполнил на “Окей” — 15092 співанку “Дармо мене, мамцю, до школы давате”, а на “Броневик” 59079 — “Родимый Краю”. На оборотах тых номеров: Лемковский Квартет (Юлия Дорощак, Анна Курило, І. Тидик и М. Мишихин) — “И по сей бок гора” и “Там в горах Карпатах”, котра была принята за гимн Карпаторусской Радио Программы в 1944 р. Тот сам квартет исполнил на “Окей” — 15101 “Верховино”, а на “Бронсвик” 59978 — “Братья славяне” и “Мир вам братья”.

Найбольше популярны лемковскы співанкы исполнили Анна Дрань (американка от родичов с Крампной) Єва Цюрик, зо Ждыні, и Йоанна Карляк (американка от родичов зо Смерековця). Найчастійще они співают дуеты: сопрано и альт. На “Окей” 15082: “Чые то полечко не оране” и “Гора, гора Буковина”; “Окей 15083: “Ой верше, мой верше” и “За горами, за лісами”; “Окей” 15123: “Мамцьо моя мамцьо” и “Прошу тебе, любый сыну”. Они тоже исполнили ряд співанок на “Колумбии”, як “В буйном гаю, при Дунаю”, “Білы гуси”, “Тече річка” и др. На “Бронсвик” 59071 Дрань, Крохта и Цюрик наспівали “Бодайся когут знудил” и “Як я была ище мала”.

Як членкини Катедрального хора и профессиональны співачкы, они исполнили свои мелодии солодко и их співанкы звучат вічно свіжо и живо.

Оркестр Сербинского на “Окей” — 15084 исполнил лемковскы танці “Карпаторусский Вальс” и польку “Пива — вина”, а на “Окей” 15085 “Веселу Польку” и “Кунківску польку”. Лемковский Оркестр Самуила Филина исполнил до танцу: “Кол.” 27177 “Лемковский штаєр” и “Зиндрановска полька”; “Кол.” 27179 — “Далиновский Танец” — и “Скрипка грає, бас гуде”; “Кол.” 27186 — “Лемковский Мад‘яр” и “Лемковска Тряска”.

Лемковский Оркестр Теодора Рудавского исполнил на “Капитол”: “Веселый Лемко-Танец”, “На Лемкрвском весілю”, “Широкий Мосточок”, “Липівска Полька”, “Посадска Тряска”, “Лемковский Вальс” и др.

Илия Цьорох, уроженец Львовской области, окончивший львовску консерваторию, учувши лемковскы мелодии и співанкы, заинтересовался ними так глубоко, што с группой свого ансамбля співаков издал цілу серию большого розміра пластинок с лемковскыми співами и обрядами. Послі його смерти остался богатый музыкальный материал в партитурах. Яко композитор, И. Цьорох комбиновал много мелодий в одну и формувал на классичный лад. До найбольше интересных належат номера: “Виктор” 20-59045, 66, 73 и 79. Они вміщуют в собі: “Не пойду до леса с кониками”, “Где ты мене поведеш таку невеличку”, “Моя мила с чорныма очыми”, “Як повандруєме”, “Я до леса не пойду”, “Ой відси гора”, “Нес мя, коню, нес”, “Лучка зелена”, “Світит місяц над водами” и др. На “Виктор” 59066 єсть сл.:

Поточок, поточок и быстра річенька,
Выйду на горбочок, там моя миленька.
Поточок, поточок, выйду на горбочок,
Там моя миленька, як ясна зоренька.
Высокий горбочок и быстра річенка,
В поточку миленька, як квіток біленька.

Сей перегляд лемковскых пластинок не єсть полным. Трудно його в полиости составити, бо многы уж розошлися с музычного рынка. Як высоко лемковскы співы были люблены, видно из того, што многы из них розошлися в 20 тысяічном тиражі, и были по пару раз допродукованы. Тота музычна библиотека створилася без даякой организацийной кампании. Отдільных співаков, и оркестры заохочали издавати покупатели свои спросом. Так створилася тота громадна лемковска співча библиотека, котра єсть доказом богатого музыкального и поетичного дару у лемков и их духовного народного наслідства.

Движение вокруг лемковскых мелодий, котры стали знаны, по рекордных студиях, музычных магазинах, радио и концертах, не могло укрытисй перед глядаючым за новыми звуками ухом американскых композиторов и музыкантов. Слідовательно днес невідомы нам оркестры исполняют на пластинкы лемковскы мелодии и танцы, но уже модерными инструментами и под своими названиями. Для приміра, оркестр Павляка, под заглавием “Интернациональна Полька”, на “Континентал” 1130 исполнил “Чыє то полечко не оране” и “Лучка Зелена”; Интернациональный Оркестр на “Виктор” 16-5454, под заглавием “Вандровка”, исполнил “Червена ружа трояка”; Оркестр Снігура на “Сонарт” М 586, под заглавием “Полька Радостных Дней”, исполнил “Як зме росадичку садиліи” и т. д.

Кто прислухуєся к американскым оркестрам и радио, то не раз в новой музыкі учує вариации и обороты лемковской мелодии, котра выплыват, проблисне, як зоря, и знов зливатся в модерной музыкальной комбинации. Радость обгортат каждого, коли он чує в американской музыкі звукы родных мелодий. Он почуват себе в Америкі, як дома, и починат любити тот край, в котром были ушанованы його и його предков народны цінности, його любима музыка и мелодия, с котрыма связаны многы воспоминания молодости и житья на родной землі.

Тепер в часах великого переселения лемков на Совітску Украину многы боліют не лем над утратом родных Карпат. Многы уявляют собі, што с переселением наш народ утратит своє лице, што погибнут безслідно його звычаи, обычаи, співы и всьо народне и духовне достижение лемков. В каждом народі суть одиниці, котры в подобной случайности утратят и забудут своє, як были такы и меже нами тут в Америкі. Но живый народ, ціле племя николи не погубит своє духовне на слідство. С переселением на Украину наш народ вліє свои достижения в житья того восточного великого народа, на єдинство с котрым мы долгы столітня ждали. Лемкы сохранили тото богатство для того, штобы даколи поділитись ним зо своима братами, и тот час наступил.

Доказом того, щто народ не так легко утратит своє лице, то 20-тысячна лемковска емиграция в Бачкі, коло Кестуры в Югославии. За 200 літ тых 20 тысяч лемков-сотаков, не маючи найменьшой связи с братьями в Карпатах, до днес сохранили свой лемковский характер, бесіду, звычаи. Они издают свою газету “Зорю”, свои календари, буквари, представления, співают свои співанкы, пишут вершы. Они знают, што они лемкы. Их емигранты тут в Америкі приходят к членам Лемко-Союза, як к своим.

Повысше приведена лемковска музыкальна библиотека тоже добрый доказ житья и стойкости лемковской 70-літной емиграции на заморской чужині. То, што было народом створено, ни вода не забере, ни Гитлер не спалит и не зрабує. Оно остаєся святом и вічно народном властностьом.

Лемкы на Украині пополнят своє народне достижение. В том поможе им их нове безжурбне житья, бо Украина входит в склад Союза Совітскых Республик, где не лем дают охррону народным достижениям, но заохочуют и помагают розвивати всякий прояв культурного житья.




[BACK]