КОРОТКИЙ ОБЗОР ИСТОРИИ
КАРПАТСКОЙ РУСИ

ЗДЕНЕК НЕЄДЛЫ
Профессор Пражского университета

Южне узгорье Карпат, где лежит Карпатска Русь (Карпатска Украина), ище на світаню истории чоловіка в Европі, тысячу літ до нашой еры было заселене. Уж тогды по течениях рік поселялися люде в долинах тых земель, творили свою специфичну карпатску культуру, завдякы богатым покладам кременя. С того каменя, што легко было дробити, осіле население вырабляло разны орудия, возникат ту даже свого роду промысел, а с ним и торговля. Отталь их сліды находиме на запад по цілой должині Карпат аж до Моравы и за Моравскыми воротами, на сіверной стороні Карпат, в позднійшой Галичині.

Відомо, што и иншы народы поселювалися ту с прадавных часов. Жили ту сарматы, язиды, тракы и дакы, за часов котрых поширилася ту культура бронзовой и желізной епохы. Дакы были уж тогды под сильным вплывом римской культуры.

Власна история Карпатской Руси починатся с часу поселения ту славян. Они принесли зо собом не лем национальный характер, але змінили економичну и социальну основу туземного населения.

I.

До появления славян вся доисторична культура ограничатся лем долином на югі Карпатской Руси и долинами притоков рікы Тисы. Горы и глубокы лісы на склонах Карпат тота культура не дотыкала. А то была не лем найбольша, но и найхарактернійша часть того краю. И на тых землях первыми поселилися славяне, котры открыли прекрасны альпийскы лукы на верхах Карпат, продерлися непроходными лісами. Спочатку были то лем отважны єдиницы, но слава о богатых пасвисках быстро ширилася меж славянскыми пастухами, котры предтым пасли свои стада под горами, а потом почали выганяти свой скот на тоты пасвиска на ціле літо. На зиму треба было зганяти худобу с гор, але и длятого найдено подходячий грунт на землях Карпатской Руси. Южны склоны и долины были оточены горами, якы защищали их от сіверных вітров, а в долинах были богаты поклады соли, дост корыстна річ для их стад, што складалися головно с овец. Поволи почали возникати ту постоянны селения, где пастухы почали обрабляти землю, але в основном вели скотоводске газдовство, выганяли дальше свои стада в горы на пасвиска.

Тото оставило свой етнографичный отбиток на характері того населения. Западны славяне ту не проникали: днешны словакы напротив были типичным земледільскым племенем и народом, бо высокы горы и глубокы лісы на востокі их не притягали и они осталися на границах днешной Карпатской Руси. Но тым больше ту прибывали славяне с востока, пастухы зо земель днешной Украины, а тогды восточного ци русского происхождения и характера. Хоц словакы и карпаторуссы потом тысячами літ жили в одной державі (мадьярской — ред. Кален.), и в беспосередном сусідстві, тота разница осталася меж ними навсе. Так само як словакы осталися западными славянами, так население Карпатской Руси осталося восточными славянами, якы ориентувалися на восток.

Отталь и самостоятельне историчне розвитие и доля Карпатской Руси. В 9-м столітню Карпатска Русь не належала до Великоморавского княжества. Она была тогды частью болгарской империи царя Симеона. А коли тота империя роспалася, Карпатска Русь не отразу подпала под панование мадьяров, котры захватили майже всю угорску низину. Под охраном гор, они за долгий час оставалися независимыми и жили своим пастушым житьом и порядками.

По Карпатску Русь почал сягати король Коломан (1096—1116 рр.), котрый мал охоту поширити своє королевство на восток. В 1099 року он воювал против Києвской Руси, но войну програл и рішил жити в згоді зо сильнійшым русскым сусідом, навет не зачеплял Карпатску Русь, як русску землю, лем часами приізжал ту зо свойом женом на полюваье, бо ту было много дикых звірей. Місцевы пастухы жили собі дальше своим житьом, своими народными звычаями, преданиями и легендами, якы оставили нам повісти о князю Лаборцу, котрый якобы мал жити в Ужогороді и там основати независиме княжество. Так оповідали меж особом пастухы, сидячи вечером коло ватры на верховинах Карпат.

II.

Зміна наступила тогды, коли и угры, як и иншы сусідны державы, стали феодальными (панщизняными). Тогды угорский король объявил себе властителем всіх земель, якых не встигли розобрати другы владаре, роздавал их тым, на кого операл свою мощ, взаміну за их вірну службу. Такым способом и Карпатска Русь стала предметом феодализации. Спочатку ту возникат удільне “русске воєводство”, яке переходило в спадку на сына короля, або иншого члена пануючого королевского роду. Позднійше доставали землю и угорскы магнаты и церков. Земли Карпатской Руси были поділены на окремы области (“жупы”), так само, як и цілы Угры (Угорщина). Начальникы (ишпан-жупаны) позднійше оголосили себе панами тых областей.

Тоты новы паны однако не задоволилися лем теоретичным панованием над карпаторусском земльом, они почали выкорыстувати єй и газдувати, як и другы средновічны феодалы. Они поневолювали цілы села с населением, обертали го в панщизняных хлопов, вымагали данины и працы от них. Их сила и моц так взорсла, што они стали фактичными панами земли, а не король. Охороны пред ними не было и Карпатска Русь подпадала все больше и больше под их панование. Родовы начальникы туземного населения почали и сами пристосовуватися до новых порядков, хотіли достатися коли не до высшого, то хоц бы лем до низшого щебля шляхты и тым самым почали выкорыстувати власных пастухов и землеробов.

И так тото осталося аж до того часу, коли послі занепаду династии Арпадов, на угорский престол сіла династия королей з роду Анжу. Тоты в Венгрию принесли зо собом уж западну культуру, а з ньом и полный феодализм. Народ дальше остался в панщизні и його петля затягалася все больше и глубже. Так было в цілой Угорщині, так было и на Карпатской Руси.

Єдиным світлым моментом того часу была так звана валашска колонизация. Угорский король и магнаты, як то было предтым в Польші и Чехии, почали и в Угорщину звати німецкых колонистов, котры мали организувати села и міста на німецкий взорец. Том колонизациом Карпатска Русь не была доткнена через невыгодность грунта и переважно пастушеского характера. Угорскы паны послі хотіли ище больше выкорыстати карпатекы горы, як до того часу, и потому они выкорыстали так звану валашску колонизацию. Принципы той колонизации были тоты самы, як німецкой колонизации, але пристосуваны до пастушескых звычайов и порядков. Так само и ту был властитель и предприниматель, але предпринимателем была не одна особа, але ціле село, род, взагалі коллектив на челі с “князем”, якому, на основі того договора, был приділеный певный отрізок гор. Был заведеный суровый правный порядок, як и пред тым. Валашска колонизация поширилася на цілу должину Карпат аж до Моравы, где бескидскы пастухы и днеска звутся Валашы. И она мала глубокий вплыв на социальный и господарский характер Карпатской Руси. У кочовничых скотоводскых племен створилося певне организоване господарство цілых поселений под горами и пасвисками на горах. Возникают цілком новы поселения в беспосередной близости гор, типичным днеска являтся Ясиня — село, яке тягнеся 12 километров в долині под самыми верхами тамошных Карпат. 

Отталь походит діление населения Карпатской Руси на “верховинцев” и “долинян”, т. є. тых, што жили на узгорьях житьом горского племени, в осадах, на “полонинах” (горскых луках), и тых, што жили на южных долинах чисто земледільскым господарством и житьом. Но потому, што для проведения валашской колонизации были покликаны досвідчены в том валахы с южных трансильванскых Карпат, тото привело до племенного змішания тутешных карпаторуссов, якы етнографично разнятся от западных бойков и ище западнійшых лемков. Тоты етнографичны отзнакы находиме ище днеска в Карпатской Руси.

III.

В 14 столітню, як відомо, ту розвиватся власне житя и культура Карпатской Руси. Они розвилися под беспосередным вплывом русского востока. В 1339 року из русского Подоля в Угорщину прибыл зо свойом дружином русский князь Федор Корятович, котрый от короля Людвика I получил в уділ земли от рікы Уж аж по Хуст. Он выбрал собі місце осідку — днешний Мукачев, на высокой скалі за городом побудувал замок. А недалеко от Мукачева побудувал православный монастырь св. Николая. Монастырь тот стал центром здішной высшой литературной культуры. Ту по первый раз появился “Псалтырь”, перва “літопись” о истории Карпатской Руси. С того часу культура Карпатской Руси розвиватся беспрерывно. Спочатку были ту монахы зо сусідного галицкого монастыря, с южно-западной Руси, а позднійшы покоління уж дают монахов из місцевого населения Карпатской Руси, якы особливо дбали о поднесение власной карпаторусской культуры.

То было сполучено с новым социальным рухом среди самого народа. Отрізаный от остального світа, тутешный народ вытворил собі сам богату свою народну культуру, яку подивляме ище днеска. То додавало му отвагы в його борьбі против мадьярскых панов-угнетателей. Але и там дошли отзвукы тых могучых протифеодальных (протипанщизняных) народных рухов, головным выразом якого в 15 столітию был гуситский рух. То усилило опор против панщизцы и в иншых землях, а меж ними и в самой Угорщині, як то показалося в могучом повстанню народа в 1514 року, одном из найсильнійшых выбухов народного гніва против своих угнетателей. Повстание было здушене, а угорскыми законами народ ище больше поневолено, як предтым. Ведля тых законов народ мал оставатися в неволі на вікы-вічны, бо от самого дня рождения он єст неполноценный, он уж родится невольником своих панов. Але тото свідчило лем о том, як паны мусили обороняти свои интересы перед гнівом народа, коли устанавляли такы законы.

Незадолго Карпатска Русь стала місцом новых бойов. С юга вдерлися в Угорщину туркы и тіснили угорскых панов все дальше на сівер аж до Дуная и самого Відня. С того скорыстали семиградскы воєводы и вырвали велику часть восточной Угорщины, а в том и Карпатску Русь из угорского королевства и держалися ту майже 200 літ. Лем послі поражкы турков под Відньом в 1683 року вступило цисарске войско (габсбургске) в Карпатску Русь и осадило в 1685 року город Мукачев. Но героична воєводина мукачевского града Елена Зриний, жена Емериха Текели, три рокы славно обороняла город. Цисарскы войска добыли Мукачев и присоєдинили го до Угорщины лем в 1708 року.

Габсбургы хотіли здусити Карпатску Русь и культурно. Они посылали ту єзуитов, штобы перевести тутешний народ на католицку віру и тым самым оторвати го культурно от русского востока. С том цілью была пропагована уния (подчинение православной церкви Риму). Часть православного духовенства в 1646 року в Ужгороді приняла унию. Але народ виділ в том зраду и отстоювал свою стару віру, оборонял ей, як знамя свойой русской национальности. А коли, послі долгого натиска, змушеный был приняти унию, относился до ней, як до чого-си чужого, вражого и при каждой нагоді переходил знов в православну віру. Тым самым подчеркувал свою национальность насам перед.

Зато, в тых боях социально карпаторусский народ страдал ище больше. Як всяди, помераючий феодализм ище больше ссал остатни сокы с народа. В австрийской части Габсбургской монархии циеар Иосиф II своими реформами полекшал положение селян, бо розуміл, што от того была лем шкода для державы. Але мадьярске панство было так сильне, што слово монарха в Угорщині не мало ниякой силы. От того карпаторусский народ терпіл все больше и больше, але не поддавался.

IѴ.

С концом 18-го, а ище вірнійше спочатком 19 столітня, як и всяди среди славянских народов, на Карпатской Руси починат рости сильный рух за национальне возрождение. Приміром для всіх славянскых народов в Австрии были чехы. За ними слідували хорваты, сербы и словены, словом, всі славянскы народы, што страдали от австрийского ярма. Поднялася и Карпатска Русь. И ту Михаил Лучкай, натхненый греческым восстанием, а потом борьбом сербов за независимость, почал будити народ. Он написал перву грамматику народного языка и “Историю карпаторуссов”, штобы усилити сознание свого народа. Так и отталь вышол один из найотданнійшых послідувателей и працовников за славянску солидарность в борьбі за освобождение поневоленых славян — Юрий Венелин (1802—1839 р.), який был змушеный отойти в Москву, штобы отталь продолжати свое діло. Он был одним с первых и найліпшых будителей болгарского народа, котрый и до днес почитат його память.

Пануючы слои мадьяр, шляхта и буржуазия почали дусити тот народный рух насильном мадьяризациом. Але на Карпатской Руси то вызвало не лем опор, но и политичный рух, який выдвиг свого руководителя Адольфа Добрянского, ище днеска одного с найбольшых сынов карпаторусского народа. Своим родом и народном философиом он был карпаторуссом, и он первый опрацувал политичну программу — полну автономию и свободне розвитие Карпатской Руси. Головну опору для свого народа он виділ в близкых сусідскых отношениях с русским народом.

В 1848 року он выступил в том духі, требуючи тых самых прав для карпаторусского народа, якы мали мадьяре, и автономии для Карпатской Руси. Он был выбраный депутатом до мадьярского парламента, где оборонял интересы также и словаков, якы не мали свого представителя в парламенті.

Позднійше Добрянский мушеный был утікати и скрыватися в Галичині. В 1849 року в Карпатску Русь вступило русске войско. То была реакцийна интервенция царя Николая I против мадьярской революции. Но карпаторусский народ витал го по свойому, коли русске войско осадило Мукачев, а потом и цілу Карпатску Русь. Карпаторусский народ витал русскых солдатов, як братов, кровных представителей русского народа.

Пребывание русского войска в Карпатской Руси мало велике значение. Сознание народа быстро росло. Мадьярский гнет был тяжкий и усилялся с каждым днем. Карпаторусский народ гинул и економично и социально. Спочатком 20 столітня то был найбольше отсталый и обідненый край в Европі. Сами мадьяре в 1901 року мушены были послати в Карпатску Русь специального комиссара Егана, штобы усунул принаймі найбольшы недостаткы. Положение Карпатской Руси было ганьбом мадьярского режима.

Без огляду на то, карпаторусский народ не поддался. Напротив, як раз в тот час появлятся и розвиватся карпаторусска литература, появляются научны труженикы и труженикы национального возрождения народа. Народ не был глухий. В первых роках 20 столітня настал массовый переход в православие. Мадьярске правительство, видячи в том симпатии до России, зорганизувало знаный Мараморошский процесс против села (Иза — К. К.), яке цілком перешло до православной церкви, обвиняючи го в державной зраді. Hо рух не остановился, а ище больше усилился, як усилился гнів и ненависть карпаторусского народа до своих угнетателей. Так нашла Карпатску Русь перва світова война.

Ѵ.

Перва світова война почалася массовыми убийствами в Карпатской Руси. Карпатска Русь находилася найближе русско-австрийского фронта, а руководство австро-мадьярских войск добри знало, по чийой стороні симпатии карпаторусского народа. Штобы застрашити го, почался страшный террор. Но незадолго счастье покинуло мадьяров. Послі поражкы под Львовом 3-го октобра 1914 року, австро-мадьярскы армии в паникі котилися на запад, а русска армия — другий раз в нашых часах — Ужоцкым проходом вступила на земли Карпатской Руси. Мож собі представити, як народ привитая свои братов и освободителей! Тым страшнійша была помета австро-мадьярской армии, коли русскы войска, послі прорыва коло Горлиц в 1915 року, были мушены отступити. Тогды запанувал ище страшнійший террор.

Вот чом остаточно было рішено, што и Карпатска Русь, як и другы славянскы земли австро-мадьярской монархии, отойде от ней, як лем буде розгромлена Германия. Народ дома, в кайданах воєнной диктатуры, не мог выступати в часі войны. Но от половины 19 столітня обіднены массы Карпатской Руси емигрували в Америку, за ліпшом дольом житья. Потому на початку 20 столітня карпаторуссов в Америкі было не меньше, як дома. А тоты могли свободно выступати именем свого народа. Потому таки ту был рішеный вопрос о будучности Карпатской Руси. Делегаты руссофильского народного собрания в Америкі рішили о присоєдинении Карпатской Руси к Чехословакии. Сан-Жерменскым договором 10 октября 1919 року тото было потверждено и Карпатска Русь, разом с чешекыми землями и Словакиом, стала третьом частью новорожденной Чехословакии.

ShortSurSpacer

ПРИМІЧАНИЕ РЕДАКЦИИ

Из повысшого обзора истории Карпатской Руси ясно, што карпаторусский народ за всю свою историю стремил к культурному и национальному объєдинению зо своими кровными братьями на востокі. И єсли американекы карпаторуссы рішили о присоєдинении Карпатской Руси к Чехословакии, то лем потому, што присоєдинение ку своим родным по национальности братьям представлялося им невозможным, а не хотіли, штобы наш народ оставался надальше под мадьярами. Никто не може сомніватися, што єсли бы послі первой світовой войны была у нашого народа возможность присоєдинения там, где он природно, национально и культурно належит, то так рішило бы американске собрание, як и старокрайовы нашы братья. Такой самой мысли наш народ и днеска, так в Америкі, як и в краю, и он вірит, што його историчне стремление послі розгрома фашизма и його знищення буде выполнене.

ShortSurCarpMap


[BACK]