НАШ УДАРНИК

Теперішна война не всіх нас застала так финансово засобными, штобы на помоч русскым братьям мы могли дати такы великы жертвы, як приміром Петро Гардый або Емилия Кочанска и др., котры жертвовали и по пару соток. Уж больше нашлося меже нашом ємиграциом такых, котры собрали по пару сто долларов и тым увеличили имя карпаторусского народа перед тыми людьми, от котрых зависит свобода нашого краю Карпатской Руси. До такых карпаторуссов зачисленый член Лемко-Союза ч. 10 в Нью Йорку, тов. Михаил Ксенич. Його рекорд сбора показує выше 500 долларов. То єст найвысша сумма, яку собрал в Америкі на Красну Армию єден чловек.

Michael Ksenich
Михаил Ксенич зо сынком

На том місци познакомиме читателей о житю Михаила Ксенича:

Родился 39 літ тому в майнерском плейзі Менсвил, Пенна. Полтора-рочным родиче вынесли го до краю, села Долге, откаль они походили. Коли был 11-рочным хлопцом при отступі русскых войск с Карпат в 1915 року он біжал з мамом и сестром до России. Побавил коротко в Туркестані а потом коло Києва. Там он посіщал школу. В одны вакации оден пенсионованый заможный козак выбрал собі Михаила за свого сына и переселил го з родином до 5.000 нумеровой козацкой станиці коло Ростова.

Коли настала революция, а потом интервенция, козак вернул в солдаты. Німецкы интервенты выгнали біженцов до дому.

Отец Михаила, Кость был взятый в Талергоф на початку войны. На весну был забраный до австрийского войска и посланый на восточный фронт. Коли трафлялася случайность, он пробувал два разы утечи в Россию, но все неудачно, бо был зловленый патрулями. Зато был караный специальными карами, а по войні мал сидіти в арешті 5 літ. Коли талияне перешли на сторону алиянтов, Кость был переведеный до німецкой армии и посланый в Италию. Над ріком Пиявом, где отбывалися страшны бои, с цілого батальона, в котром служил Кость, осталося лем 18 людей в живых, и Кость меже нима. В горі трупов они сохранили своє житя и удержали позицию. Всі они были подвысшены в рангі, лем не Кость. Яко неграмотный он получил лем два золоты кресты.

Послі 4 роков Кость из Италии, а Михаил и решта родины из России, повертали до хижи, котра стояла пуста и ограблена войсками.

В молоды рокы Михаил помагал родині тым, што был тым “Янком, што ходил чрез полянкы”, и нераз прешол польскым и чехословацкым финансам через розум. Уж в тоты рокы Михаил показал свои способности, котры сут так потребны днешним партизанам в борьбі с чужими наіздниками на нашу землю. А коли польскы паны захотіли Михаила до войска, Михаил показал им американску метрику и вышол до Америкы в 1923 року. Коротко жил в Юнкерс, а потом в Нью Йорку. Ту робит он про найбольшу метрополию світа, про город Нью Йорк. С характером М. Ксенича мы рекомендуєме познакомитися каждому карпаторуссу. Свою русскость и робоче сознание он доказал в сборі жертв про Красну Армию и Госпиталь Боткина в Москві.

Честь и подяка товаришу Ксеничу от карпаторусского народа.

Н. А. Цисляк


[BACK]