СОВІТСКИЙ СОЮЗ
И ИМПЕРИАЛИСТИЧНА ВОЙНА

Кажут, што коли Германия готовилася до той войны сім літ, то Англия и Франция нашлися спочатком войны совсім не подготовлены к обороні. Но не кажут, чом? Ци они не знали, што Германия вооружатся? Знали о том дуже добри, бо сами помагали Германии вооружатися. Германия, не маючи поддостатком своих материалов для вооружений, получала их от тых, што мают, от Англии, Франции и Америкы. Тепер выяснилося, што Гитлера поставили в Германии світовы капиталисты при помочы своих німецкых товаришов для будовы германской милитарной машины. Против кого? Розумієся, што не против себе, против своих держав, а против социалистичной державы, против Совітского Союза. Гитлеровска Германия должна была быти орудием против Совітского Союза. Лем тым толкуєся тот факт, што Германию вооружали своими капиталами и материалами, а сами занедбали свои вооружения. Вся политика западных, т. з. демократичных держав была обрахована на войну Германии с Совітскым Союзом. Не лем политика, но и их економия.

Но початковый план был выробленый, основаный на послушенстві Гитлера своим опікунам, германскым и світовым капиталистам. Гитлеровска Германия и гитлеровска воєнна машина мали быти лем орудием в руках межнародного капитала против єдиной социалистичной державы світа. То был межнародный заговор против Совітского Союза.

Правдоподобно, шо Гитлер хотіл выполнити тоту миссию, бо в Совітском Союзі организувалася його “пята колонна” из контрреволюционеров — троцкистов, бухаринцев и всякых выбросков совітского общества. Но совітске правительство вчас открыло и вылапало зрадников, а тым самым совітска держава стала объєдиненном и сильном.

Правда, заграницом роскричалися, што чистка в Совітском Союзі, то доказ слабости совітской державы. Но Гитлер понял так, як треба было понимати, што то доказ внутренной силы.

И нам здаєся, што от часу вылапания зрадников в Совітском Союзі, його пятой колонны, Гитлер увиділ, што його путь не на восток против Совітского Союза, а на запад, против слабо подготовленых к войні и ослабленных внутренно здеморализованом буржуазиом т. з. демократичных держав. Но он не зрадился зо своим планом, абы як найбольше средств выдерти от тых богатых держав и богатой пануючой кляссы для будучой войны против ним самым. И длятого он до самого літа 1939 року голосил свой поход против СССР для засліпления запада.

Нараз, літом 1939 року германске правительство заключат с совітскым правительством торговый договор и предлагат договор о взаимном не-нападении. В том то и діло, што не совітске правительство германскому, а германске совітскому предложило заключение такого договора. А тым самым признало силу Совітского Союза. Само собом розумієся, што совітске правительство подписало выгодный для себе договор, як бы то зробило кажде инше вірне свому народу правительство.

На западі поднесли крик, што Совітский Союз зрадил “демократию” такым договором. Поднесли крик тоты самы, котры рок тому назад зрадили в Мюниху не лем Совітский Союз, но свою дитину Чехословакию, свои державы и свои народы, в обрахунку, што тота их зрада, то послідня жертва з их стороны для гитлеровской Германии для єй походу против зненавидженого ними Совітского Союза. Они сами заключили тот найганебнійший, який знає история, договор, пополнили найганебнійшу зраду не лем своих союзников, але своих власных держав и народов.

Мюних доказал найяснійше, што они, руководителі Франции ни Англии, не лем за ниякого свого союзника не уважали Совітский Союз, але за найбольшого свого врага. А гитлеровску Германию, Гитлера уважали своим союзником против того свого “найбольшого врага”.

Мюних открыл всю огидну политику руководителей Англии и Франции. Доказал, што Совітский Союз не може вірити им, не може заключати з ними воєнных договоров, ниякых союзов больше, бо они при первой случайности зрадят. Єсли они были способны зрадити Чехословакию, свои власны державы и народы лем з ненависти до Совітского Союза, з ненависти до його социального устройства, то як мож было вірити им самому Совітскому Союзу?

Свойом зрадом они выкликали войну, в котрой Совітский Союз остаєся нейтральным так долго, як долго не будут загрожены його границы або державны интересы з єдной або другой стороны.

Совітский Союз за цілый час свого существования веде политику мира. Штобы спасти народы от страшной войны, Совітский Союз долгы рокы боролся против войны, предлагал коллективне обеспечение мира, договор миролюбивых держав против агрессоров, розоружение. Для мирного сотрудничества вступил в Лигу наций. Но великы империалистичны западны державы не хотіли такого коллективного обеспечения мира, они хотіли лем от себе отвернути агрессию, а звернути агрессоров против Совітского Союза, и потому укріпляли агрессоров уступками и помагали им вооружатися. Всю свою межнародну, а даже внутренну политику и економию они основували на том, што война меж Германиом и Совітскым Союзом неуникнена, и што они таком войном поправлят свои интересы. Што войну будут вести другы, а они будут корыстати. Мирну политику Совітского Союза они розуміли, яко його внутренну слабость и страх пред агрессорами.

Иначе розуміла мирну политику Совітского Союза Германия. Она порозуміла внутренну силу Совітского Союза тогды, коли там была уничтожена пята колонна. Германия порозуміла, што Совітский Союз, то одинока держава, в котрой обороні пред агрессором стане под руководством своих правдиво народных вождей вся народна масса, вооружена своим социалистичным господарством — индустриом и земледілием. Германия порозуміла, што така держава непобідима в обороні народной землі и народного господарства.

Отколи Гитлер написал свою книжку “Мейн Кампф”, в котрой робил собі смішкы с той державы, што там єдной машины не можут зробити, — совітска социалистична промышленность выпустила пол миллиона тракторов, соткы тысяч комбайнов и другых модерных земледільскых машин, — десяткы тысяч аеропланов, танков, воєнных троков и другых воєнных машин и совітска армия стала найлучше механизованом армиом в світі. Не для империалистичной, агрессивной войны, а для обороны.

Совітскы люде смотрят иначе на войну, як руководителі империалистичных держав. Коли в империалистичных державах восхваляют войну, в Совітском Союзі учат ненавидіти войну, кромі народной, справедливой — т. є. войны за народну свободу, в обороні державы, независимости. Лем таку войну уважают в Совітском Союзі за справедливу войну, и лем до такой войны способна, способнійша от всіх другых, Красна Армия.

Мы часто читаме в капиталистичной прессі, што Совітский Союз веде империалистичну политику або империалистичну войну. Як може вести империалистичну политику правительство, котре учит свой народ ненавидіти империалистичну политику и войну? Но не можут же учити свой народ, што освобождение своих родных братов украинцев и білоруссов из под-польскых панов, то империализм. Што обеспечение совітскых границ, то империализм. Што оборона свойой державы и єй интересов, то империализм. Социалистична держава не може быти империалистичном державом, бо в социалистичной державі ей земля, земны богатства и идустрия власность народа, а не капиталистов и дідичов. Єсли Совітский Союз поможе освободитися даякому народу, то тому народу не бере никто земных богатств, а напротив, всі богатства переходят на власность народа. Там, где ніт капиталистов, капитализма, не може быти империализма. Империализм означат борьбу меж группами капиталистов за переділ земных богатств и світовых рынков. Народы, державы и их армии то орудия для такой борьбы за переділ земных богатств и рынков. Таку войну совітскы люде ненавидят и они неспособны вести империалистичну войну, т. є. войну для корысти єдной або другой группы империалистов.

И тым толкуєся, што Совітский Союз остаєся нейтральным так долго, як долго не будут загрожены його державны интересы єдном або другом воюючом стороном шаліючой империалистичной войны.

Для обороны своих интересов совітска держава має дост силы сама, без даякых союзников. Та и мусит мати, бо союзников для так званой взаимной обороны социалистична держава не найде. Она знає, што ниякой империалистичной державі, ниякому правительству в руках богатой пануючой кляссы, Совітский Союз вірити не може. Но он може вірити поневоленым народам світа, котры смотрят сегодня на тоту народну державу, яко свого природного союзника.

И Сов. Союз не заведе віры тых своих природных союзников. Зближатся час, што он скаже своє слово в обороні поневоленых народов и поможе им освободитися от угнетателей.

Світовы империалисты видят, што поневолены ними народы звертают свои очы в сторону Совітского Союза и паны хотіли бы створити свой “єдиный фронт” против той первой социалистичной державы, но власны их империалистичны суперечности не дозволяют им створити такого “єдиного фронта”. “Великий план” натравления на СССР вооруженной ними нацистской Германии провалился завдякы мудрой политикі совітского правительства. Но западны империалисты не стратили ище надежды, што им удастся втягнути СССР в империалистичну войну. Их дипломаты и межнародны агенты працуют над тым с цілой силы, провокуют, выдумуют. Але не так оно легко спровоковати совітске правительство.


Совітский Союз и Карпатска Русь

Нашу карпаторусску емиграцию интересує найбольше то, ци Совітский Союз знає за Карпатску Русь, и ци он поможе нашому народу освободитися от чужых оккупантов, от мадьярскых панов и гитлеровцев. Розумієся, што Совітский Союз знає о Карпатской Руси, так само знає о ней, як знал о Западной Украині и Білоруссии. Нам чудно, чом совітске правительство ничого не упоминат о Карпатской Руси. Но мы добри знаме, што оно не упоминало о русскых землях в панской Польші и боярской Румынии, аж пришол час освобождения. Послі освобождения Западной Украины, Западной Білоруссии, Сіверной Буковины и Бессарабии показалося, што совітскы люде за цілый час до освобождения слідили за тыми краями, за их положением под чужом властьом. Послі освобождения тых крайов совітскы газеты были заполнены интересным материалом о тых краях. Так само сегодня совітскы учены, писателі интересуются Карпатском Русьом, но они никому с тым не хвалятся, не росписуются о том. Они знают, што приде такий час, коли Карпатска Русь стане свободна от чужого ярма и тогды будут писати.

Шаліюча тепер империалистична война може мати лем єден конец, — конец самого импеирализма, — конец угнетателям народа, оккупантам чужых земель. На повоєнных руинах старой Европы стане новый народный порядок — без угнетателей и угнетенных. Меж свободными, братскыми народами займе своє місце и Карпатска Русь, объєдинена зо своими восточными братами по волі самого народа, як были за минувший рок объєдинены зо Совітскым Союзом другы западно-русскы землі.



[BACK]